Президент Беларуси Лукашенко решил восстановить жизнь в зоне отчуждения из-за аварии на Чернобыльской АЭС

Содержание
[-]

Радиационно-экологический заповедник в Белоруссии будет заселен

Александр Лукашенко, посещая районы, пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС, созвал совещание и распорядился разработать программу восстановления жизни в зоне отчуждения.

Своим оппонентам Лукашенко не разрешил провести какие-либо мероприятия в связи с 35-й годовщиной аварии. Они тем временем нашли много общего между прошлым и современной Белоруссией: власти лгут, а жизнь человека для них ничего не стоит. В день годовщины аварии на ЧАЭС Александр Лукашенко традиционно отправился в пострадавшие районы. В этот день в Брагине он неожиданно и незапланированно, как утверждает его пресс-служба, собрал совещание и распорядился к сентябрю подготовить программу возрождения земель Полесского государственного радиационно-экологического заповедника и вокруг него.

«Мы должны выработать, я ее так понимаю, завершающую, окончательную программу возрождения этих земель. Как мы ее часто называли, ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. Окончательно», – сказал Александр Лукашенко. «Потому что мы прожили 35 лет после чернобыльской катастрофы и на практике поняли, каким путем нам надо не то что идти, а восстанавливать жизнь», – пояснил он причину. Лукашенко распорядился не восстанавливать совсем уж мелкие деревни. Развивать на восстановленных территориях будут сельское хозяйство, деревообработку, лесозаготовку. Было также поручено рассмотреть целесообразность строительства железной дороги Житковичи–Ельск. «Ну и другие дороги надо подтягивать. Словом, надо восстанавливать район, определиться, где будут жить люди. Мы должны понимать, какие предприятия там построить, какие будут рабочие места», – сказал Александр Лукашенко.

Напомним, что в стране и так ежегодно принимаются соответствующие пятилетние программы. Очередная – на 2021–2025 годы – принята совсем недавно, в марте нынешнего года. Таких масштабных планов этот документ не предусматривает. Как указывается на сайте Полесского государственного радиационно-экологического заповедника, его площадь составляет 217,2 тыс. га. Создан он в 1988 году на самых «грязных» отчужденных землях. Население оттуда было эвакуировано, вести сельское хозяйство на этих землях было запрещено. Речь идет о 30-километровой зоне ЧАЭС Брагинского, Наровлянского и Хойникского районов. До аварии здесь проживали 22 тыс. человек. Создавая заповедник, власти Белоруссии решили проводить на отчужденных территориях научные исследования растительного и животного мира, изучать влияние на них радиоактивного загрязнения, а также отрабатывать технологии по реабилитации загрязненных территорий.

Уже по распоряжению Лукашенко в заповеднике была создана экспериментальная база, включающая животноводческую ферму, плодовый сад, пчелиную пасеку, питомники для выращивания посадочного материала персиков, абрикосов, яблонь, производственные деревообрабатывающие участки. Сельхозпроизводство было восстановлено на 700 га земель. Заповедник предлагает и туристические услуги – там можно находиться без вреда для здоровья до пяти дней.

Как сообщается на сайте МЧС Белоруссии, в ведении которого расположен этот объект, на территории заповедника находится около 30% выпавшего на территорию Беларуси цезия-137, 73 % – стронция-90, 97 % – изотопов плутония-238, 239, 240. В 1986 году максимальная плотность загрязнения почвы цезием-137 достигала 1622 Ки/км2, стронцием-90 – до 70 Ки/км2, изотопами плутония-238, 239, 240 – до 5 Ки/км2, америцием-241–3 Ки/км2, мощность дозы гамма-излучения – до 2000 мкР/час (20 мкЗ в/час).

Как отмечают эксперты, чтобы цезий-137 перестал быть опасным для здоровья людей, должно пройти минимум шесть периодов полураспада. Пока прошел только один. «Для территории заповедника характерно наличие высоких уровней загрязнения трансурановыми радионуклидами с большими периодами полураспада: плутония-238 – 87,7 года, плутония-239 – 24 110 лет, плутония-240 – 6564 года, плутония-241 – 14,4 года, америция-241 – 433 года. В связи с этим большая часть территория заповедника даже в отдаленной перспективе не может быть возвращена в хозяйственное пользование», – сообщает МЧС Белоруссии на своем сайте.

Высказать свое мнение о происходящем и провести традиционные акции в годовщину аварии на ЧАЭС оппонентам власти не позволили. Ранее они были традиционными для белорусской оппозиции. В разные периоды массовость «Чернобыльского шляха» (пути) была разной. Например, в 2006 году на волне протестов после президентских выборов на улицы Минска вышло более 50 тыс. человек, были серьезные столкновения с милицией. В 2011-м в стране также шли массовые репрессии, и акций не было, а в прошлом году акцию отменила сама оппозиция из-за эпидемии коронавируса.

В этом году заявку властям подавали председатель Белорусской партии «Зеленые» Дмитрий Кучук, глава Белорусского народного фронта (БНФ) Григорий Костусев и представитель Белорусской социал-демократической партии (БСДП) Людмила Волкова. В оргкомитете кроме них также представители движения «За свободу» и штаба Светланы Тихановской. Ожидаемо власти в проведении акции отказали. В Минске утром понедельника состоялось несколько локальных акций: маршем прошли девушки с зонтиками не в бело-красном, как обычно, а в черном. Кроме того, один из заявителей за этот период успел оказаться в СИЗО КГБ. Григория Костусева обвиняют в участии в заговоре с целью захвата власти. Предполагалось, что нынешний «Чернобыльский шлях» пройдет под лозунгами «Остановить правовой Чернобыль» и «35 лет Чернобылю в Беларуси, катастрофа продолжается».

Со специальным заявлением по поводу трагической даты выступила лидер белорусских протестов Светлана Тихановская. «К сожалению, Беларусь сейчас переживает второй политический и гуманитарный Чернобыль. 35 лет назад государство продемонстрировало, что человеческие жизни для него ничего не значат. И то же самое мы видим сейчас: те, кто называет себя властью, не служат белорусам, а уничтожают белорусов – пытками в тюрьмах, насилием на улицах, уголовными делами за желание перемен», – говорится в заявлении. По мнению Тихановской, то время и нынешнюю Белоруссию объединяет ложь, которая «буквально ощущается в воздухе». «35 лет назад государство решило врать людям о катастрофе. И сейчас нам снова врут: про масштабы пандемии, про результаты выборов, про то, что в Беларуси нет сотен заключенных по политическим мотивам», – констатировала она. Светлана Тихановская призвала белорусов вечером в 20.30 зажечь свечи возле храмов в память о Чернобыле.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-04-26/5_8138_belorussia.html

***

Приложение. Атомные технологии гораздо безопаснее их общественного восприятия

Реальные последствия аварии на Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года, несопоставимы с ее общественным восприятием – это один из главных выводов, который можно сделать из доклада к 35-летию катастрофы, выпущенного Институтом проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН. Ученые призывают в оценке масштабов произошедшего опираться на научные данные, а не эмоции, которые не всегда бывают адекватными.

А научные данные, которые ИБРАЭ публикует раз в пять лет, таковы. Среди ранних ликвидаторов аварии диагноз «острая лучевая болезнь» подтвердился у 134 человек – 80 из них живы до сих пор. Повышенная заболеваемость лейкозами и злокачественными новообразованиями у ликвидаторов 1986 года находится на пределе обнаружимости. Практически у всего эвакуированного населения дозы ниже практического порога вредного действия радиации. 375 тыс. человек проходят пожизненное медицинское наблюдение – но кроме длительного стресса и тревожности иных последствий у них в основном не обнаружено.

«Медицинские последствия Чернобыля достаточно ограничены. Но размах гуманитарных последствий превратил его из аварии средней тяжести в катастрофу, в том числе из-за последовавших ошибочных решений», – отметил научный руководитель ИБРАЭ РАН Леонид Большов. По его словам, после аварии была проведена ревизия состояния безопасности всех реакторов того же типа – РБМК-1000, внесены изменения в их конструкцию, что позволило продолжить их эксплуатацию вплоть до сегодняшнего дня. Любые атомные проект допускаются надзором к реализации только после того, как доказана их безопасность – она стала абсолютным приоритетом, подчеркнул ученый. К примеру, если оператор останавливает реактор, считая, что показания приборов указывают на возможность аварии, – его никто не будет ругать, даже если решение было ошибочным. Треть всего рабочего времени операторы теперь проводят за тренажерами, заметил Леонид Большов.

Но самый главный урок из аварии все еще не извлечен, сожалеет он. «Есть огромный разрыв между общественным восприятием тяжести последствий и фактическими данными, – констатирует Леонид Большов. – В обществе присутствует большая боязнь радиации. В загрязненных городах химические риски куда больше радиационных, но в общественном сознании радиационные риски превалируют».

По словам заместителя директора ИБРАЭ по информационно-аналитической поддержке комплексных проблем ядерной и радиационной безопасности Игоря Линге, если исходить из количества жертв, то и речи быть не может о том, чтобы определить Чернобыльскую аварию даже как крупную катастрофу. По масштабам загрязнения ситуация сложнее – ему подверглись все страны Европы на площади 200 тыс. кв. км, уточнил он. Но и в этом вопросе многие контрмеры были избыточны. Сейчас площадь участков, выведенных из землепользования в России, в Брянской области, сократилась с 17,1 га в 1987 году до 1,6 га в 2020 году – на остальных территориях нет ограничений для проживания и ведения хозяйства, сообщил Игорь Линге.

«С течением времени отношение общества к радиационным рискам, к сожалению, не меняется, – отметила заведующая лабораторией проблем коммуникации при оценке рисков ИБРАЭ РАН Елена Мелихова. – Согласно опросу 2013 года большинство россиян полагали, что от радиационного воздействия Чернобыльской аварии погибли тысячи, десятки тысяч, миллионы человек. Отрыв от реальных данных – два-три порядка, это гигантский и вредный разрыв между общественным мнением и научными данными. Представление о смертельной опасности радиационных аварий – главная причина, почему люди с опаской относятся к строительству атомных станций. Эти представления автоматически переносятся на другие аварии. На Фукусиме погибших от радиационного воздействия не было вообще, но представления сложились такие же».

Не способствуют осознанию реального положения вещей некоторые масс-медиа и кинематограф. В конце 1980-х в СМИ пошел вал необоснованных фантастических публикаций о необычайно разрушительном воздействии аварии, отметила Елена Мелихова. А вышедший два года назад сериал «Чернобыль» Леонид Большов назвал «выстрелом в гибридной войне», поскольку он лживо изобразил мотивацию советских людей, участвовавших в ликвидации последствий аварии и спасавших не только свою страну, но и мир.

Как бы это ни выглядело парадоксальным, главный вывод из Чернобыля, равно как и Фукусимы, заключается в том, что атомная энергетика является достаточно безопасной технологией, уверен Леонид Большов. «Особенно это показала Фукусима: разрушительное землетрясение, почти 20 тыс. смертей, 15-метровая волна цунами – несмотря на такое аномальное воздействие, системы АЭС оказались в основном в нормальном состоянии, – подчеркнул он. – Японцев предупреждали, что им надо исправить просчеты в конструкциях, но отсутствие достаточной культуры безопасности помешало этому – руководство пожалело денег. При этом медицинские последствия были нулевыми. Из-за неумелой и иногда ошибочной политики ряда государств сформировалось неадекватное отношение к атомным технологиям. Государства должны более плотно работать с наукой, чтобы не совершать таких ошибок».

Автор Владимир Полканов

https://www.ng.ru/economics/2021-04-26/8_8138_1430.html


Об авторе
[-]

Автор: Антон Ходасевич, Владимир Полканов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.04.2021. Просмотров: 43

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta