Почему Евросоюз ждут суровые испытания

Содержание
[-]

***

Центробежные тенденции в ЕС усиливаются

Пертурбации и кризисы в международных отношениях во многом определяются не просто стремительными технологическими сдвигами, но и нежеланием Запада смириться с потерей им мирового доминирования. Financial Times назвала это наступлением «времен неопределенности».

Может показаться странным на первый взгляд, что исследователи, анализирующие нынешние процессы в Европе, так часто упоминают Освальда Шпенглера, немецкого философа первой трети прошлого столетия, и прежде всего его нашумевшую монографию «Закат Европы», опубликованную в 1918 году после поражения Германии в Первой мировой войне. Согласно его концепции, западная культура пережила период расцвета в эпоху феодализма и с переходом к капитализму в XIX веке вступила в предсмертную стадию (ее длительность – столетие) упадка и конца.

Социологи и политики XXI века, если и пытаются отстраниться от апокалептического пророчества Шпенглера, не могут не признать, что западная цивилизация в целом и в конкретном плане страны Западной Европы переживают тяжелейший многовекторный системный кризис.

Начиная с 1993 года Евросоюз расширился с 12 до 28 стран. Изначально сфокусированный на открытии рынков, рационализации регулирования и создании новых возможностей для роста, ЕС вскоре превратился в «трансферный союз» – обширную схему перераспределения средств из богатых и процветающих государств в бедные страны сообщества. Разрыв между богатой и бедной Европой неизбежно вызвал миграционную проблему. По данным журнала Foreign Affairs, с 2004 по 2014 год около 2 млн поляков переехали в Великобританию и Германию, а около 2 млн румын – в Италию и Испанию.

Миграционный кризис связан также с увеличивающимися конфликтными ситуациями на Ближнем и Среднем Востоке. Только в 2015 году в Европу прибыло более 1 млн беженцев, в основном из стран Ближнего Востока. По данным лондонской Times, население Евросоюза увеличивается отныне только за счет миграции, а немецкие политологи прогнозируют, что в ближайшие 30 лет население Германии сократится на 15 млн человек.

Глава международной организации по миграции в недавнем интервью на Давосском экономическом форуме говорил, что численность мигрантов возрастает не только из-за конфликтов (будь то война в Сирии, терроризм или напряженность в таких несостоявшихся государствах, как Ливия), но и из-за новых факторов, как, например, изменение климата.

Во многих странах ЕС неравенство в зарплате увеличилось, а прибыль росла быстрее, чем заработная плата. За последние 10–15 лет, как пишет New York Times, средняя зарплата английского рабочего снизилась более чем на 10%. Общества в Западной Европе становятся все более разделенными.

Известно, что главным хозяйственным локомотивом Европы является Германия, но в настоящий момент темпы роста ее экономики замедляются, прежде всего из-за падения спроса в Китае. Кроме того, экономисты предсказывают, что брекзит в любой форме также негативно отразится на развитии Германии.

В элитах европейских стран все более четко формулируется тезис о том, что Брюссель не способен отстаивать интересы народа, а лишь является послушной марионеткой в руках США. По последним опросам, лишь 38% французских граждан положительно относятся к ЕС.

Новые раздоры между США и Западной Европой вызвало решение Дональда Трампа выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В этой связи Times отмечала, что «общественное мнение в большинстве стран Европы и так настроено антиядерно и антиамерикански. Любые попытки США разместить новые ракеты для противостояния российским рискуют возродить раскол 1980-х: в Америке будет расти презрительно-пренебрежительное отношение к европейскому пацифизму, а в Европе – недоверие к безрассудному американскому милитаризму».

По утверждению газеты, репутация США как страны, способной к компетентному государственному строительству, после событий в Ираке окончательно подорвана. И теперь европейские союзники опасаются, что США втянут их в новую «венесуэльскую авантюру».

При этом все большее число даже западных политологов весьма критически отзываются о нынешних руководителях европейских стран. В частности, после того как премьер Тереза Мэй выиграла голосование о доверии в парламенте, Guardian писала: «Корабль дураков плывет дальше. Его капитан и экипаж, кажется, не видят, что идут прямо на мель».

Центробежные настроения в Европе нарастают. Это связано не только с предстоящим брекзитом, но и с усилением сепаратистских тенденций, которые характерны для Шотландии, Каталонии и целого ряда других европейских регионов.

Потрясший Европу миграционный кризис отнюдь не завершен. Евросоюз так и не сумел найти адекватные способы решения проблемы, практически еженедельно СМИ сообщают о том, что в водах Средиземного моря тонут десятки беженцев, стремящихся переплыть его в поисках лучшей жизни. По данным ООН, на пути между Ливией и Италией погибает каждый 15-й беженец, и здесь счет идет на тысячи.

Весьма характерными на этом фоне являются усиливающиеся разногласия между Италией и Францией. Нынешние власти Италии обвиняют Париж в том, что своей неоколониальной политикой в Африке он лишь способствуют новой волне беженцев. Примечательно, что вице-премьер и глава МВД Италии Маттео Сальвини назвал Эмманюэля Макрона двуличным персонажем и ужасным президентом, выразив надежду, что французы скоро от него избавятся. Одновременно он поддержал «желтые жилеты» во Франции. Известный французский политолог Доминик Моиси отметил, что подобный демарш Рима – первый в истории Евросоюза: никогда ранее ни одна из шести стран – основательниц европейского проекта не вмешивалась столь решительно во внутренние дела другой.

Сегодня только ленивый не пишет об опасности прихода к власти популистов в европейских странах. Эти силы как в старой, так и в новой Европе налаживают все более тесное взаимодействие, чтобы добиться изменений в политике ЕС. В мае, как известно, предстоят выборы в Европарламент, и их результаты скорее всего покажут принципиально новое соотношение сил.

Ясно, что Евросоюз ждут сложные времена. И как тут не вспомнить слова экс-канцлера ФРГ Гельмута Коля о том, что европейцам, чтобы не допустить ослабления их роли в международных делах, необходимо широчайшее взаимодействие с Россией.

Автор: Вениамин Попов

Об авторе: Вениамин Викторович Попов – директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО.

http://www.ng.ru/ideas/2019-02-10/7_7503_ideas2.html

***

Комментарий: Готовы ли Франция и ФРГ к решению глобальных проблем Евросоюзa?

Необходимо провести тщательную дискуссию о будущем либеральной демократии в странах Евросоюза, основанной на правилах международного порядка.

На протяжении последних 30 лет Франция постепенно утрачивала своё влияние в Западной Европе. Теперь Франция пытается воспользоваться тем хаосом, который вызвала победа нынешнего президента США Дональда Трампа и запуск процесса выхода Великобритании из ЕС, чтобы заручиться поддержкой Германии в преобразовании Западной Европы на французских условиях?

Самая серьёзная проблема заключается в том, что и Франция, и Германия слишком слабы для того, чтобы дать последовательный ответ на самые насущные мировые проблемы. Трамп, а не Франция, задаётся вопросом о необходимости НАТО. Конечно, и до Трампа другие американские лидеры также критиковали европейские страны за их недостаточный вклад в оборону, но Трамп впервые поднял вопрос о нужности НАТО. К этому необходимо отнестись серьёзно. НАТО — это самая эффективная и доступная система обороны, которая когда-либо будет у ЕС.

Можно долго обсуждать, почему Трамп упрекает Германию больше, чем другие европейские страны. Вероятно, резкая антигерманская риторика Трампа отражает его давние взгляды на то, как устроен мир. Трамп не может уважать страну, которая обладает такой сильной экономикой и таким слаборазвитым инстинктом самообороны. Франции не чужда националистическая и даже антиамериканская риторика, но Париж, по крайней мере, знает, чего хочет. Во время войны в Ираке франко-американские противоречия казались рутинными, в то время как американо-германские отношения напоминали бурлящий котёл.

Необходимо провести тщательную дискуссию о будущем либеральной демократии и основанного на правилах международного порядка. Нельзя продвигать западные ценности, не обладая достаточной силой. Франция это хорошо понимает. Понимание этого также начинает постепенно проникать в сознание Германии, но это происходит слишком медленно, учитывая темпы глобальных изменений. Действительно, когда премьер-министр Японии Синдзо Абэ недавно попросил канцлера Германии Ангелу Меркель внести больший вклад в защиту свободы морского судоходства в Юго-Восточной Азии, Меркель робко ответила, что её правительство об этом подумает. Если бы Меркель приняла более решительные действия, немецкие СМИ и значительная часть общественности отреагировали бы очень позитивно.

Нельзя сказать, что Германия — это просто «хороший парень», который хочет всем угодить. Германия вносит большой политический капитал в поддержание единой европейской позиции по отношению к России и в поддержку Украины. Итак, в чём же заключается реальная немецкая стратегия? В отличие от Франции, правительство Германии играет ограниченную роль во внешней политике и политике безопасности. Таким образом, Берлин понимает, что ему нужна единая Европа для продвижения своих интересов во внешней политике и сфере безопасности. Это означает, что сохранение единства ЕС — это не только высокая миссия, но и жизненно важная национальная задача.

В то же время в Германии слишком многие не понимают, что без системы обороны, возглавляемой США, европейскому единству грозит опасность. Разногласия, вызванные политикой Трампа в отношении ЕС, просто меркнут на фоне тех негативных последствий, к которым мог бы привести выход США из НАТО. Новый Ахенский договор не отвечает собственным амбициям Франции и Германии с точки зрения создания новых идей для ЕС. Настало время для других европейских государств, в том числе и для восточных стран, внести свой вклад.

Похоже, что президент Франции Эммануэль Макрон хорошо понимает, что национальные интересы лучше отстаивать в рамках ЕС, чем за его пределами или в противостоянии с ним. Это так же верно для Германии, Польши и любого другого европейского государства. Вопрос заключается в том, как в достаточной степени сплотить ЕС, чтобы наилучшим образом использовать его потенциал. В то время как Париж традиционно стремится сосредоточиться на старом «ядре» Европы, Берлин больше склонен обратиться к своим восточным соседям, которых они считают трудными, но необходимыми партнёрами. Почему эти два подхода должны взаимоисключать друг друга?

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2574196.html

 


Об авторе
[-]

Автор: Вениамин Попов, Александр Белов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.02.2019. Просмотров: 279

Комментарии
[-]
 annashetty | 19.02.2019, 07:27 #
Genuinely loved this kind of post. Although I want much more information on like precious subject matter.
cool math games
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta