Новости экономики России на декабрь 2023 г.: рост потребительского спроса, увеличение квоты на мигрантов

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Экономика страны в условиях санкционного давления Запада  

***

Потребительский спрос ускорил экономику РФ до нового рекорда

Рост потребительской активности стал основным мотором роста экономики РФ. За 10 месяцев 2023 года продажи продтоваров увеличились на 2,6%, а непродовольственных – более чем втрое. Это обеспечит рост российского ВВП за год на рекордные 3,8%, считают ученые-экономисты. Правда, в последний месяц рост потребления может снизиться благодаря усилиям ЦБ.

В конце сентября ученые из Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН оценили рост экономики по итогам 2023-го в 3,6%. Это кратно выше, чем в среднем за последнее десятилетие. А с учетом статистики октября-ноября ученые еще больше улучшили свой прогноз экономического роста – до 3,8%. Пока это самый высокий прогноз роста российского ВВП.

Пересмотр в сторону повышения оценки прироста ВВП по итогам 2023 года связан с новыми данными Росстата о динамике экономики за третий квартал, объясняют экономисты. Этот квартальный рост ВВП Росстат ранее оценил в +5,5% к тому же показателю прошлого года. Такие высокие темпы вызваны позитивной динамикой потребительских расходов, которая наблюдается, несмотря на ужесточение условий кредитования и повышение привлекательности сбережений.

Существенного замедления кредитования населения пока не произошло, отмечают в ИНП РАН. Прирост кредитов физическим лицам за октябрь составил +0,7 трлн руб., что ниже показателей августа и сентября (прирост более 0,9 трлн руб. в месяц), однако существенно выше, чем в январе-июле 2023 года. В первые семь месяцев текущего года прирост кредитов колебался от +0,1 до +0,6 трлн руб. в месяц. О высокой потребительской активности домохозяйств свидетельствует и тот факт, что объем кредитов физлицам за 10 месяцев (+5,7 трлн руб.) существенно выше, чем увеличение средств граждан в банках (+3,6 трлн руб.).

Однако нынешний потребительский бум в нашей стране вскоре может завершиться. Причин для этого экономисты называют несколько: ужесточение денежно-кредитной политики ЦБ, усиления западного санкционного давления на экспортные поставки российской нефти, а также вероятное снижение цен на нефть и некоторое укрепление рубля. Ожидаемое снижение потребительской активности в совокупности с возможным сокращением доходов госбюджета может привести к снижению оценок динамики ВВП в четвертом квартале уходящего года и – что более вероятно – в первом квартале 2024 года.

Заметим, что высокие прогнозы роста экономической активности в этом году публикуются на фоне падения или стагнации нескольких важных макроэкономических индикаторов. Так, по данным Росстата, грузооборот транспорта в РФ за январь-октябрь 2023 года сократился на 0,8% по сравнению с аналогичным периодом 2022 года. Погрузка на сеть железных дорог за январь-ноябрь 2023-го не выросла по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года, сообщили в РЖД.

Производство электроэнергии в РФ явно не соответствует росту экономики на 3 ил 4% в год. Российские электростанции в январе-октябре 2023 года увеличили производство электроэнергии на 0,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщил Росстат. Ввод жилья за 10 месяцев сократился на 1,8%. Добыча природного газа в России за 10 месяцев 2023 года снизилась на 9,6%, производство сжиженного природного газа (СПГ) – на 4%.

На фоне таких стагнирующих или падающих показателей особенно хорошо выглядит российская торговля. В январе-октябре оборот розничной торговли вырос на 5,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Продажи пищевых продуктов, включая напитки и табак, за 10 месяцев этого года выросли на 2,6% с учетом поправок на рост цен. А продажи непродовольственных товаров за 10 месяцев подскочили на 8,4%. И этот рост продаж непродовольственных товаров отразился и в статистике реальных покупок, которые фиксирует исследовательский холдинг «Ромир».

Доли фактических затрат на продукты питания в структуре всех затрат домохозяйства в «Ромире» назвали «индексом благосостояния». Как известно, чем больше доля расходов на пропитание, тем беднее страна и ее население. Так, страна, где доля затрат на продукты питания в общей структуре доходов составляет 60% и более, считается крайне бедной. Если доля расходов на питание лежит в интервале 40–50%, то благосостояние такого населения считается низким, поскольку жители удовлетворяют лишь основные потребности. При доле расходов на питание 30–40% благосостояние страны считается средним, а ее население – сравнительно обеспеченным. И лишь если доля расходов на пропитание составляет от 20 до 30%, то можно говорить о богатстве страны выше среднего и о достаточно обеспеченном обществе.

По итогам октября 2023 года индекс благосостояния в России составил 28,8%, сообщил «Ромир». Именно такова доля затрат среднестатистической российской семьи на продукты питания дома и вне дома в общем объеме месячных трат домохозяйства. Расчеты проведены на основе реально совершенных покупок 15 тыс. домохозяйств в 220 российских городах с населением более 10 тыс. человек. Годом ранее значение индекса благосостояния в России равнялось 33,1%.

Всю первую половину текущего года значения индекса благосостояния колебались в диапазоне 30–33%, а начиная с сентября показатели опустились ниже 30%. «Это говорит, что в общем и целом население России можно отнести к среднеобеспеченному. Хотя, безусловно, не стоит забывать, что у 45% населения затраты на еду составляют более половины семейного бюджета», – отмечают в «Ромире».

Автор: Михаил Сергеев, зав. отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-12-03/1_4_8892_prognosis.html

***

Трудовых мигрантов будет в РФ больше, но индустрии это вряд ли поможет

Правительство РФ увеличило более чем на четверть квоту для привлечения в следующем году мигрантов. Но вряд ли это кардинально изменит ситуацию в промышленности.

Как выяснил Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара, труд мигрантов использовался только на 10% промпредприятий, испытывающих кадровый голод. Главным способом борьбы с дефицитом кадров до сих пор остается повышение зарплат. Другой вопрос в том, где брать людей, когда все работники, вдохновленные зарплатами, трудоустроятся, а кадровый голод не закончится. Пора активизироваться с инвестициями в более производительное оборудование. Пока эта мера еще не стала самой популярной.

Российское правительство определило на 2024 год потребность в привлечении иностранных работников, приезжающих в страну на основании виз. Как следует из постановления, опубликованного в конце минувшей недели на официальном портале правовой информации, квота для трудовых мигрантов составит примерно 156 тыс. человек. Это почти на 26% больше, чем было установлено на 2023 год: квота составляла около 124 тыс. человек.

Судя по постановлению, стране требуются прежде всего разнообразные квалифицированные рабочие для крупных и мелких промышленных предприятий (квота на 2024 год – более 40,5 тыс. человек); рабочие для горных, горно-капитальных, строительно-монтажных и ремонтно-строительных проектов (почти 31 тыс.); операторы, аппаратчики, машинисты и слесари-сборщики стационарного оборудования – более 22 тыс. человек.

Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара, основываясь на опросах промпредприятий, подвел итоги, как отечественная промышленность в течение года боролась с дефицитом кадров. Предприятия придерживались сразу нескольких стратегий, комбинируя разные меры. Но, что примечательно, наиболее массовым вариантом до сих пор остается повышение зарплат. А допустим, привлечение мигрантов оказалось для промышленности, наоборот, непопулярным ответом на кадровый кризис.

«Зарплатный «рычаг» в решении кадровых проблем с квалифицированными рабочими оказался самым массовым инструментом российской промышленности в 2023 году. К нему прибегали 79% предприятий», – сообщается в материалах института. В данном случае имеется в виду увеличение зарплат уже трудоустроенным на предприятии работникам.

На втором месте по популярности – переобучение уже имеющихся в штате рабочих, так поступали 75% проанализированных предприятий. «В этом случае администрация, видимо, готова взять на себя затраты на повышение квалификации уже проверенных временем кадров, не покинувших предприятие в условиях роста зарплат в других секторах российской экономики, в том числе в сфере обеспечения военной безопасности», – пояснил заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло.

И на третьем месте – установление тесных контактов со средними специальными учебными заведениями. На это нацеливались 71% предприятий: они пытались не только решать текущие проблемы, но и действовать на опережение.

При этом такая мера, как инвестиции в новое, более производительное оборудование, в технологическое обновление и переоснащение, оказалась за пределами топ-3 популярных мер. Она на четвертом месте. Автоматизация, комплексная механизация, роботизация и т.п. – все это сейчас актуально для 60% предприятий. Причем лишь 42% предприятий уточнили, что они отвечают на кадровый кризис внедрением именно трудосберегающих технологий в существующие производственные процессы.

Таких усилий пока явно недостаточно с учетом того, что негативные последствия кадрового кризиса только усугубляются. Об усугублении, в частности, свидетельствует то, что в рейтинге ограничений промышленного роста РФ в четвертом квартале 2023 года первое место, по версии предприятий, занял именно дефицит работников.  Сейчас этот фактор «уверенно обошел по негативному влиянию прежнего лидера рейтинга – неясность текущей экономической ситуации и ее перспектив», уточнили в Институте Гайдара.

Если говорить о найме новых работников, то 57% промпредприятий практиковали их переобучение, не полагаясь только на навыки, полученные в ходе учебы или на предыдущем месте работы. О повышении предлагаемых новым работникам зарплат сообщили 43% работодателей в промышленности.

И наконец, зафиксированы особые тенденции с привлечением мигрантов, причем как внутренних, так и иностранных. В первом случае кадровая политика в промышленности «начинает развивать территориальную мобильность рабочей силы, о недостатке которой в прежние годы любили говорить эксперты по рынку труда». Поиск квалифицированных рабочих в трудоизбыточных регионах и их переселение в окрестности предприятия, готового нести подобные расходы, практиковал 31% работодателей. Между тем вахтовый метод использовался только на 14% предприятий.

 

И одновременно с этим о найме трудовых мигрантов из других стран сообщили лишь 10% промпредприятий. Около 7% пояснили, что они трудоустраивали мигрантов «из бывших среднеазиатских республик СССР», а 3% – что они нанимали мигрантов из стран Юго-Восточной Азии.

Глава Минпромторга Денис Мантуров провел в конце минувшей недели заседание Координационного совета по промышленности, как раз посвященное кадровому вопросу. Сейчас в обрабатывающей промышленности РФ работает почти 10 млн человек, при этом Минпромторг оценивает дополнительную потребность в кадрах в 870 тыс. человек до 2030 года, из них 622 тыс. специалистов со средним профессиональным образованием и 248 тыс. – с высшим.

Как уточнил Мантуров, в стране уже есть работающие инструменты по обеспечению промышленности кадрами. Например, это такие проекты, как «Профессионалитет», «Передовые инженерные школы», различные чемпионаты профессионального мастерства. «Происходит трансформация системы среднего специального образования: где-то ускоряется процесс подготовки специалистов, где-то они параллельно с учебой сразу проходят практику на промышленных предприятиях, и готовый специалист затем уходит туда работать. Важно максимально тиражировать успех таких проектов», – уточнил Мантуров.

«Квалифицированных специалистов с профильным образованием не хватало всегда, и особенно в регионах, где и расположены часто крупные производства», – напомнила бизнес-партнер по персоналу компании Larta Glass Елена Карпакова. И это уже норма, что на многих предприятиях сотрудников обучают с нуля.

По оценкам Карпаковой, в 2024 году кадровый голод в промышленности не закончится, а скорее всего даже усилится. Так что, как она пояснила «НГ», необходимо повышать статус и престиж профессии работника производства на государственном уровне. Также важно поощрять бизнес вести работу с образовательными учреждениями, участвовать в подготовке кадров. Наконец, важно развивать систему мотивации и бонусы, культуру производства, корпоративную культуру, создавать безопасную среду, перечислила эксперт.

Операционный директор компании Ancor Алексей Миронов подтвердил «НГ», что вполне вероятно такое развитие событий, когда все те работники, которых привлекла повышенная зарплата, уже трудоустроятся, а кадровый голод в промышленности все равно не закончится. «Даже если все промышленные предприятия гипотетически одновременно удвоят заработную плату, проблема нехватки персонала никуда не денется», – пояснил он. Увеличение зарплат может в краткосрочной перспективе помочь нескольким предприятиям закрыть потребность в персонале, но не более того, считает он.

«Кадровый голод в любом случае останется: элементарно не хватает людей вследствие демографической ямы», – согласилась директор Центра развития карьеры РАНХиГС Анна Евсюкова. Сегодняшние 20-летние, по ее словам, не смогут полностью перекрыть потребность в кадрах. «И каждый работодатель будет с этим бороться по-своему: кто-то уже растит специалистов со школьной скамьи; кто-то будет соперничать за сотрудников соцпакетами и зарплатами, будет переманивание работников», – говорит Евсюкова.

Между тем, как уточнил Миронов, хоть привлекательные зарплаты и могут потенциально привести к тому, что в индустрию придут люди из других отраслей, например, из ретейла или электронной коммерции, но количество таких случаев будет ограничено в первую очередь недостаточным уровнем квалификации кандидатов. «Далеко не каждый сотрудник торгового зала или, к примеру, курьер может пойти работать на производство даже за большие деньги», – уточнил он.

То же самое часть экспертов говорят и про иностранных работников. Труда мигрантов – на первый взгляд логичный ход, но нужно учесть их квалификацию, соответствие требованиям, которые предъявляются на предприятиях, считает руководитель департамента Финансового университета Александр Цыганов. Он напомнил о случаях, когда мигранты не имели порой даже среднего образования и не владели русским языком. Это, по его словам, «препятствует не только трудоустройству на промышленных предприятиях, но и эффективному обучению рабочим специальностям за разумный срок».

С учетом всех обозначенных проблем важнейшим условием развития экономики становятся внедрение новых технологий, более современного оборудования, ускорение процессов автоматизации и роботизации производств. И чем раньше такими инвестициями займутся предприятия, тем большую фору они получат.

Но проблема все равно гораздо сложнее, она состоит из нескольких, скажем так, слоев. Первый слой: чтобы инвестировать в технологическое обновление, предприятиям нужны средства, доступный капитал, в том числе кредиты по разумным ставкам. Второй слой: мало закупить новейшее оборудование, которое заменит 10 работников, – помимо этого требуется найти пусть и одного, но такого специалиста, который на нем сможет работать. Третий слой: необходимо определить, а есть ли на рынке новейшее оборудование в принципе? Его ведь надо сначала импортировать или, что, конечно, предпочтительнее, произвести самостоятельно. И тут мы вновь упираемся в те же ограничители – нехватка средств, специалистов, технологий.

Да, сегодня нужны средства и льготы для приобретения современного оборудования, но еще больше – для создания школ по его конструированию и выпуску, для подготовки кадров, способных на нем эффективно работать, говорит Цыганов. Дефицит кадров потенциально может спровоцировать в отечественной промышленности почти что новую индустриальную революцию. Но при условии системного подхода. Иначе есть риск отката назад.

В октябре 2022 года Институт Гайдара выяснял у предприятий, к чему, по их версии, может привести или уже привела нехватка квалифицированных кадров. И на первое место по популярности тогда вырвался такой вариант ответа: «Не сможем увеличить выпуск даже при наличии заказов». Такой ответ год назад давали около 50% промпредприятий. Вновь этот же вопрос планируется задать в декабре 2023-го. Возможно, по итогам такого опроса станет понятно, наступил ли у российских предприятий предел.

Автор: Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-12-03/1_4_8892_job.html


Дата публикации: 04.12.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 138
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta