К вопросу об итогах очередного раута российско-турецких переговоров в Сочи 4 сентября 2023 г.

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внешняя политика и международная безопасность  

***

Восточный базар в Сочи 

Российско-турецкие переговоры 4 сентября в Сочи продемонстрировали, что занятая Москвой твердая позиция по отношению к «зерновой сделке» не только не поссорила ее с Анкарой, но, напротив, укрепила двусторонние отношения.

Переговоры России и Турции в последние годы представляли собой особое дипломатическое действо, когда при множественном пересечении интересов логика заключенных договоров и высказанных обещаний не всегда явно просматривалась, а значительная часть сделок проходила и вовсе в закрытом режиме. Что неудивительно, ведь речь идет не о добрососедском союзничестве, а о постоянной прагматичной торговле, включающей множество взаимозависимых пунктов в меню. 

Вечно осложняет анализ очередного дипломатического раута активность турецкой прессы, которой свойственно привлекать внимание общественности постоянными инсайдами, утечками, догадками и просто фейками. А политики в Анкаре часто подыгрывают и разыгрывают эти же медиаспектакли в своих интересах. 

Именно благодаря турецким журналистам этим летом мы узнали, «в каком сложном положении оказалась Россия» после выхода из «зерновой сделки», так что просить о ее продлении придется лично Владимиру Путину не у кого-нибудь, а у самого Реджепа Эрдогана, и не где-нибудь, а исключительно на земле турецкого Султана. 

И это несмотря на июльское решение Эрдогана отдать Украине командиров батальона «Азов» (организация запрещена в России), которые находились в Турции после падения обороны Мариуполя, что было явным нарушением ранее взятых на себя обязательств — это отметила российская сторона. 

Эрдоган в преддверии переговоров излучал уверенность и оптимизм, не стеснялся заявлять, что у него с Путиным «общие позиции» относительно «зерновой сделки» и что якобы они оба считают, что она должна быть продлена. Иными словами, Эрдоган приглашал Путина в Турцию, чтобы поставить подпись под заранее составленным им соглашением. 

Однако турки так и не дождались «анонсированного» визита российского лидера, а выход России из «зерновой сделки» оказался не блефом, а суровой реальностью, бумерангом ударившим по турецкой экономике, уже привыкшей зарабатывать на украинском зерне. В итоге Эрдоган был вынужден признать, что переговоры нужнее ему, чем Москве, и сам отправился в Сочи на встречу с российским коллегой. 

Было бы, тем не менее, нелепо сводить двусторонний диалог лишь к продовольственной теме. Предыдущая встреча Путина и Эрдогана состоялась почти год назад — в октябре 2022 года. За это время явно накопилось множество других вопросов, где пересекаются российско-турецкие интересы: в Сирии, на Кавказе, в Средней Азии, Ливии, Афганистане. Кроме того, есть фактор стремительно развивающегося экономического сотрудничества России и Турции. Которое сегодня важно для Анкары не меньше, чем для Москвы. 

Похмелье после выборов

Готовясь к президентским выборам в мае этого года, Эрдоган изо всех сил стремился «разогнать» экономику, насыщая ее дешевыми деньгами, снижая налоги, увеличивая пенсии и заработную плату госслужащих и параллельно запуская разнообразные проекты развития: была построена скоростная железная дорога Анкара — Сивас, открылись авиабазы для борьбы с лесными пожарами, ВПК презентовал новые образцы современных вооружений. 

Помимо прочего, в числе предвыборных проектов Эрдогана значилось и обещание сделать на год бесплатным природный газ для бытовых потребителей, что непосредственно зависело от доброй воли России, предоставившей Турции отсрочку платежей за газ на сумму 600 млн долларов до 2024 года. 

После победы Эрдогана на президентских выборах для турецкой экономики настала пора расплаты за период «неслыханной щедрости». Пытаясь купировать нарастающие проблемы, Эрдоган заявил о необходимости «жесткой денежно-кредитной политики» ради приведения инфляции к однозначной цифре. Это заявление было расценено наблюдателями как изменение экономических взглядов турецкого президента, но прежде всего оно являлось приглашением западных инвесторов в страну. 

Однако поток денег в турецкую экономику с Запада так и не хлынул, а инфляция в августе выросла до 58,9% (47,8% в июле). В конце лета Центробанк Турции в очередной раз поднял ключевую ставку — с 17,5 до 25%. По итогам второго квартала этого года экспорт в страну сократился на 9%, в то время как импорт вырос на 20,3%. На фоне практически отсутствия валютных резервов (чистые ЗВР Турции в мае снова ушли в минус на 150 млрд долларов) наращивание экспорта становится для государства вопросом выживания. 

Экономические проблемы заставляют Эрдогана теснее сотрудничать с Россией, которая нуждается в турецком импорте, в том числе параллельном, а Турция заинтересована в дешевых российских энергоресурсах и ряде продуктов высокотехнологической сферы. Помимо рисков внутренней нестабильности экономические трудности являются сдерживающим фактором для военно-политической экспансии Анкары в Сирии, на Кавказе и в Африке, что, в свою очередь, вынуждает ее идти на сложные компромиссы с Москвой, которая проводит активную внешнюю политику в этих регионах. 

Прошедшие 4 сентября в Сочи переговоры Путина и Эрдогана были призваны упорядочить сложный клубок российско-турецких противоречий и взаимных интересов. Никаких конкретных договоренностей озвучено не было, документов лидеры не подписывали, но, надо понимать, многие вещи просто остались за кадром. «Мы подробно рассмотрели все ключевые вопросы российско-турецкого взаимодействия в области безопасности, в экономике, политике, культурно-гуманитарной сфере. Обменялись мнениями по актуальным темам международной и региональной повестки», — резюмировал Владимир Путин. 

Зерновой вопрос

Эрдоган постоянно отстаивал идею возобновления «зерновой сделки» во двум причинам: во-первых, соглашение подтверждало роль Анкары как влиятельного международного игрока, а во-вторых, транзит и переработка украинского зерна позволяла зарабатывать деньги, которые в нынешней экономической ситуации для Турции совсем не лишние. 

Задача России в этих переговорах была проста: не допустить возобновления соглашения при невыполнении своих условий, но при этом пойти навстречу политическим и экономическим интересам Турции. «Зерновая сделка», или «Инициатива по безопасной транспортировке зерна и продуктов питания из портов Украины», была заключена 22 июля 2022 года между Россией, Турцией, Украиной и ООН. Западные страны преподносили договоренность как как краеугольный камень продовольственной безопасности развивающихся стран. 

Однако факты противоречили этим утверждениям: первая пятерка покупателей украинской сельхозпродукции была представлена Китаем, Испанией, Турцией, Италией и Нидерландами, а на долю стран с низким уровнем доходов пришлось лишь три процента от украинских экспортных поставок. 

При этом Москва постоянно обращала внимание на то, что российские условия сделки не выполняются. Владимир Путин обозначал список российских требований: вывод из-под санкций поставок российского зерна и удобрений; устранение препятствий для российских банков и финансовых институтов, которые обслуживают поставки продовольствия и удобрений, и их подключение к SWIFT; возобновление поставок в Россию запчастей и комплектующих для сельхозтехники и производства удобрений; решение всех вопросов с фрахтом судов и страхованием российских экспортных поставок продовольствия и удобрений, обеспечение логистики поставок; возобновление работы аммиакопровода Тольятти — Одесса; разблокирование российских активов, связанных с сельским хозяйством. 

«Целью настоящей Инициативы является содействие безопасному судоходству для экспорта зерна и связанных с ним продуктов питания и удобрений, включая аммиак, из портов Одесса, Черноморск и Южный (украинские порты)», — говорится в тексте Инициативы. 

Однако Киев не только не возобновил работу аммиакопровода Тольятти — Одесса, но и подорвал его участок в зоне СВО. Украина отказывается выполнять взятые на себя обязательства и возобновлять транзит аммиака под предлогом необходимости выполнения антироссийских санкций. При этом по территории страны беспрепятственно транзитируются в ЕС по трубопроводам российские газ и нефть, поскольку Киев финансово заинтересован в их работе. 

Что касается других российских требований, то в документе действительно нет конкретных упоминаний о них, однако на фоне обеспечения Россией всех условий для экспорта украинского зерна западные препятствия для аналогичного российского экспорта выглядят издевательством над здравым смыслом. 

На Западе не устают твердить, что основная задача «зерновой сделки» — обеспечение мировой продовольственной безопасности, а прекращение ее действия едва ли не равносильно началу голода в развивающихся странах. При этом Россия является более крупным производителем зерна, нежели Украина, и препятствия на пути российского продовольственного экспорта противоречит всем вышеприведенным принципам. 

Москва слишком долго ожидала шагов навстречу своим требованиям, в том числе из-за просьб Эрдогана о помощи в преддверии президентских выборов, поскольку его оппонент Кемаль Кылычдароглу мог легко вернуть Турцию в западный лагерь. Были и иные аргументы. Например, сама сделка являлась основой для глобального и постоянного диалога России, Турции, Украины, Европы, США, Китая, азиатских и африканских стран: такой представительный форум, пусть и заочный, — редкое явление в современном конфликтном мире. 

Кроме того, пока действовала «зерновая сделка», в азовско-черноморском бассейне наблюдалось относительное затишье, украинцы хоть и прибегали к терактам, ударам надводными и подводными БПЛА по российской инфраструктуре, но старались ограничиваться военными объектами. В условиях активного международного судоходства в этом регионе массовый террор был бы чреват случайным подрывом иностранного судна и крупным скандалом. Россия же таким образом сохраняла безопасность и собственных торговых путей. 

Но в конце концов дисбаланс «зерновой сделки» стал слишком очевидным, и 17 июля Москва заявила о прекращении своего участия в соглашении, на что имела полное право. «Настоящая инициатива будет действовать в течение 120 дней с даты подписания всеми Сторонами и может быть автоматически продлена на тот же срок, если ни одна из Сторон не уведомит другую о своем намерении прекратить действие инициативы или внести в нее изменения», — говорится в документе. 

Тем не менее по итогам переговоров в Сочи Владимир Путин напомнил: «Хотел бы вновь подтвердить нашу принципиальную позицию: будем готовы рассмотреть возможность реанимировать “зерновую сделку”, я сегодня об этом еще раз сказал господину президенту, и сделаем это сразу же — сразу же, как только будут полностью выполнены все зафиксированные в ней договоренности о снятии ограничений на экспорт российской агропродукции», — сказал президент России. 

И все же взамен старой сделки Москва пообещала организовать поставки одного миллиона тонн зерна из России «по преференциальной цене» для переработки в Турции и затем безвозмездной передаче его в беднейшие страны. «Рассчитываем в этом смысле и на помощь Государства Катар», — сказал Путин. То есть Доха выступит спонсором этих поставок. Кроме того, Россия в одностороннем порядке поставит 25–50 тыс. тонн зерна беднейшим странам на безвозмездной основе. 

Таким образом, Турция, отчасти удовлетворив свои экономические интересы, имеет возможность продолжать попытки реанимировать прошлое или разработать новое соглашение о вывозе сельхозпродукции с территории Украины, подтверждая свою роль одного из мировых центров принятия решений. Но сегодня Анкара делает это не вопреки, а в соответствии с российскими интересами, требуя от Запада учитывать требования Москвы. 

Возможно, первый миллион тонн зерна, который позволит загрузить турецкие мукомольные мощности, будет не последним, если Анкара продолжит так же внимательно прислушиваться к российским аргументам. «Что касается совместных шагов Украины и России, то Украине необходимо смягчить свой подход, особенно в настоящее время», — заметил Эрдоган на пресс-конференции. Кроме того, такую сделку Россия может рассматривать в качестве компенсации Турции за риски при организации серого импорта в нашу страну. 

Зачастую Турция, отстаивая свои интересы, как на восточном базаре, излишне активно «работает локтями» в отношениях с Россией. Но в Москве, похоже, давно усвоили эти риски двустороннего сотрудничества. 

Экономическое сотрудничество

В Сочи стороны с удовлетворением констатировали продолжающийся рост товарооборота, который по итогам 2022 года увеличился на 86% и достиг рекордных 62 млрд долларов, а за первую половину текущего года вырос еще на четыре процента. «Проявляется тенденция к более активному использованию национальных валют — рубля и лиры — в коммерческих обменах… Наши центральные банки плотно занимаются вопросами развития корреспондентской сети между финансовыми и кредитными организациями двух стран», — сказа президент России. 

Путин выразил надежду на скорое завершение переговоров о создании газового хаба в Турции. «“Газпром” передал компании “Боташ” проект дорожной карты по реализации данного проекта. На повестке дня — учреждение совместной рабочей группы, согласование правовых рамок функционирования хаба, схем осуществления торгов и передачи приобретенного газа», — констатировал Путин. 

Было подчеркнуто расширение торговли в сферах сельского хозяйства и металлургии. Стороны также отметили успешное возведение атомной электростанции «Аккую», первый блок которой будет запущен в следующем году. А Эрдоган выразил надежду, что следом возможно строительство российскими специалистами и второй атомной электростанции в турецком городе Синопе. 

Перспективы мира нет

«Нам есть о чем поговорить и с точки зрения обеспечения безопасности в регионе. Конечно, не обойдем вниманием вопросы, связанные с украинским кризисом... Конечно, мы с вами многое сделали для ситуации в Сирии… Конечно, есть и другие страны региона, имею в виду ливийский трек. Есть много других вопросов двустороннего и международного характера, которые, безусловно, будут в центре нашего сегодняшнего внимания», — анонсировал Путин основные предметы международного трека переговоров. 

Но обнародовали стороны лишь итоги обсуждения украинского кризиса. Путин отметил, что президент Турции всегда занимался вопросом урегулирования ситуации вокруг Украины «и сегодня уделял этому большое внимание, в том числе и в разговорах с глазу на глаз». 

Российский лидер напомнил, что ранее при посредничестве Эрдогана уже была достигнута договоренность с Киевом, согласованы проекты документов между российской и украинской делегациями (эти переговоры проходили в Турции и продолжались с конца марта до начала мая 2022 года). «Но затем Украина отправила их на свалку — просто к этому никто не возвращается. Мы слышим о каких-то новых инициативах, но это не то, что когда-либо с нами обсуждалось. Поэтому мы ничего нового не воспринимаем. А что касается посреднических услуг, то мы никогда от них не отказывались. Мы знаем и о посреднических предложениях и инициативах Китайской Народной Республики, африканских государств. Конечно, мы благодарны и президенту Турции за его усилия на этом направлении», — сказал Путин, давая понять, что все посреднические усилия разбиваются о недоговороспособность Киева. 

В свою очередь, Эрдоган практически согласился с оценкой российского коллеги, заявив, что «на горизонте нет обнадеживающей перспективы мира».

Общие интересы

В целом, несмотря на то что порой Москва и Анкара поддерживают противоборствующие силы в регионах присутствия, в общих оценках происходящих в мире процессов у сторон больше общего, нежели противоречий. Ранее Реджеп Эрдоган с трибуны Генассамблеи ООН многократно заявлял о необходимости построения более справедливого миропорядка. Равно как и осторожный интерес Анкары к участию в БРИКС вызван этим фундаментальным устремлением. Что делает турок идеологическими союзниками России, несмотря на ряд практических рассогласований. 

Ожидаемое многими наблюдателями сближение Анкары и Вашингтона после проведения президентских выборов в Турции так и не состоялось. Эрдоган, конечно, намерен выжимать максимум политической и экономической прибыли из взаимодействия с США и ЕС, например шантажируя Запад правом вето на прием Швеции в НАТО или сотрудничеством с Россией. 

Однако тесный союз с Вашингтоном и Брюсселем по умолчанию подразумевает подчиненное положение Анкары и ставит крест на мечтах Эрдогана о справедливости и великой геополитической роли Турции. Западные деньги или современные системы вооружений, которые Анкара требует от своих союзников по НАТО, являются не целью, а средством для достижения собственных устремлений Султана.

Зачастую Турция, отстаивая свои интересы, как на восточном базаре, излишне активно «работает локтями» в отношениях с Россией, готова за бесценок приобрести лепешку гезлеме или подкинуть врагу оружие, прикрываясь многосторонней дружбой. Но в Москве, похоже, давно усвоили эти риски двустороннего сотрудничества, воспринимая их как мелкие несуразности в рамках по-настоящему значимых общих проектов с Анкарой.

Автор Александр Смирнов

Источник - https://expert.ru/expert/2023/37/vostochniy-bazar-v-sochi/


Дата публикации: 13.09.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 149
Комментарии
[-]
 먹튀사이트 | 18.09.2023, 01:38 #
Hello! I love your writing! Can we communicate more about your writing about AOL? I need an expert in this field to solve my problem. It might be you! I'm looking forward to meeting you. 먹튀사이트
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta