2022 год в Беларуси - Год исторической памяти: что хотел бы забыть президент страны Лукашенко?

Содержание
[-]

2022 год объявлен в Беларуси Годом исторической памяти

Какие события в истории страны выделяют, а какие - замалчивают власти, и есть ли у страны единый взгляд на прошлое?

Белорусские власти объявили 2022 год Годом исторической памяти. По словам Лукашенко, это - "хороший повод для всех еще раз осмыслить тысячелетний тернистый путь народа к независимости и собственной государственности. Сложить воедино все страницы нашей непростой истории: и героические, и трагические. Определиться с пантеоном национальных героев, еще раз посмотреть на учебники истории". Ранее на совещании по вопросам реализации исторической политики Лукашенко предложил назвать период Речи Посполитой "оккупацией белорусской земли поляками" и "этноцидом белорусов".

Кроме того, по его мнению, "литовцы фактически приватизировали наследие" Великого княжества Литовского. Власти все чаще обращаются к историческим событиям и дают им свою оценку. Независимые исследователи часто с ней не согласны. DW собрала события и даты, вызывающие полемику в белорусском обществе.

Власти не считают БНР государством и не осуждают сталинизм 

25 марта 1918 года была провозглашена независимость Белорусской народной республики (БНР). Как самостоятельное государство она существовала до 1919 года. Впоследствии правительство БНР было вынуждено эмигрировать.

Официальные власти дату 25 марта не признают, а посвященные ей мероприятия, как правило, сопровождаются массовыми задержаниями. В учебниках по истории пишут , что БНР "в полном смысле государством не являлась". Также подчеркивается, что ее руководство пыталось "реализовать независимость государства при помощи внешних сил, обращаясь за помощью к кайзеру, что было ошибкой".

В свою очередь, независимые историки считают, что провозглашение БНР привело к созданию Белорусской ССР и в дальнейшем - Беларуси.

По большому счету, тема сталинских репрессий в Беларуси полностью замалчивается. По официальной статистике, в БССР за "контрреволюционные преступления" было осуждено около 600 тысяч человек. Цифра была введена в научный оборот в 1993 году. На государственном уровне в Беларуси преступления сталинизма не были осуждены, а исследования этой темы фактически прекращены с 1990-х. Доступ к архивам КГБ, и то весьма ограниченный, есть у родственников репрессированных, историки попасть туда не могут.

В новом учебнике истории Беларуси для 11 классов школ с русским языком обучения тема сталинских репрессий почти не поднимается.

Неоднозначные даты для государственных праздников 

17 сентября 1939 года Советская армия вторглась в Польшу, в результате чего Западная Беларусь была присоединена к БССР. В 2021 году Александр Лукашенко объявил 17 сентября Днем народного единства.

Власти подчеркивают национальное и социальное угнетение этнического белорусского населения в межвоенной Польше, но замалчивают террор советского государства в отношении тех же этнических и социальных групп. Не упоминается, что Советский Союз вступил во Вторую мировую войну, а в Польше - это день национальной трагедии.

Независимые историки неоднозначно относятся к 17 сентября: с одной стороны, объединение белорусского населения было для многих желанным событием, так как Рижский мирный договор не учитывал его интересов, а с другой - игнорируется трагедия тысяч польских граждан (в том числе этнических белорусов), которые стали жертвами этого присоединения.

Полемика относительно даты Дня Независимости 

В 1992-1996 годах День Независимости отмечался 27 июля -  в день принятия Декларации о государственном суверенитете в 1990 году. В 1996 году Александр Лукашенко инициировал референдум, по результатам которого праздник был перенесен на 3 июля - дату освобождения Минска от фашистских захватчиков в1944 году.

Выбор этой даты для главного государственного праздника у историков вызывает вопросы, ведь окончательно Беларусь была освобождена только в конце июля.

Комментарий историка 

"Если говорить о наиболее резонансных событиях с точки зрения провластных и независимых историков, то это, традиционно, восстание Кастуся Калиновского, деятельность БНР, отношение к сталинским репрессиям. Что касается последнего, то белорусские власти это оправдывают, Лукашенко никогда не был в Куропатах", - комментирует белорусский историк Валерий Карбалевич.

Он также обращает внимание на события 17 сентября 1939 года - присоединение Западной Белоруссии.

"Сейчас власти объявили этот день праздником, хотя праздник довольно двусмысленный, потому что фактически сталинский СССР вступил в союз с гитлеровской Германией. Власти всячески скрывают этот факт, - говорит Карбалевич. - Лукашенко также часто обращается к теме Великой Отечественной войны в своеобразной интерпретации. Сейчас законы о геноциде и недопущении реабилитации нацизма используются для того, чтобы опорочить бело-красно-белый флаг и герб Погоня, объявить, что они были во время войны у коллаборационистов, а потому все противники власти, которые используют их сейчас, - потомки нацизма".

Что касается последних заявлений Лукашенко об исторических событиях, то, по словам собеседника DW, Речь Посполитую и Великое княжество Литовское он упомянул исключительно для того, чтобы в очередной раз досадить Польше и Литве.

В целом, по словам Валерия Карбалевича, тот факт, что государство объявило 2022 год Годом исторической памяти и в очередной раз обращается к прошлому, свидетельствует об отсутствии у него позитивного нарратива, вокруг которого можно объединить общество.

"Историческая наука Беларуси становится инструментом современной политики, идеологизации белорусского общества, попыток его воспитания на идеалах, предложенных властью. Но сейчас век интернета, в таких условиях сделать историю служанкой политики в полном смысле вряд ли получится", - считает эксперт.

Автор Татьяна Неведомская

Источник - https://p.dw.com/p/45Sym

***

Приложение. От "экстремизма" к несвободе: как власть меняет картину мира белорусов

С помощью языка можно создавать новую реальность и манипулировать обществом. Как нарратив белорусской власти об "экстремизме" ограничивает нашу свободу, рассуждает социолог Татьяна Водолажская.

В рубрике издания DW "Беларусь. Перспективы" социолог Татьяна Водолажская рассуждает о том, как массовые обвинения в экстремизме, к которым в последнее время все чаще прибегает белорусская власть, влияют на общество. Обсудить точку зрения Татьяны Водолажской и поделиться своим видением ситуации можно под соответствующим постом в Telegram-канале "DW Беларусь".

За последний год Беларусь из страны, брендом которой многие годы является "мирность" и протесты в которой восхищали весь мир своим "ненасилием", превратилась в "страну экстремистов". На просторах толерантности обнаружилось уже 27 "экстремистских формирований", и их список пополняется.

Новый "белорусский экстремизм" 

В начале декабря "СБ: Беларусь сегодня" сообщила: "Минские следователи уже направили в суд 454 уголовных дела в отношении более 531 обвиняемого по 772 эпизодам преступной деятельности, связанной с экстремизмом. В производстве у следователей сегодня находится около 250 уголовных дел".

Каждую неделю удлиняется список экстремистских материалов, каналов и СМИ. "Экстремизм" стал неотъемлемым элементом нашего информационного пространства и обыденностью в ежедневной коммуникации. Каждый белорус в прошлом, как минимум, что-нибудь экстремистское читал или говорил.

Действительно ли наша жизнь стала полна экстремизма - резких, радикальных взглядов и поступков, а белорусы неожиданно поменяли свой нрав, образ жизни и действия? Или, может, открылась тайная, невидимая ранее огромная группа людей, которые оказались не тем, кем притворялись? Все эти вопросы были бы риторическими, если бы не уголовные дела за "экстремизм".

Возможность давать имена = возможность менять реальность 

Один из самых важных видов власти - власть номинации, власть давать имена. И белорусский режим неустанно работает на этом поприще, раздавая ярлыки, меняя значения слов и создавая новую, собственную реальность. Безобидное на первый взгляд, неточное употребление слова или понятия, его расширение или сужение, искажает реальность и отнимает у человека возможность к адекватному действию.

Джорж Оруэл в романе "1984" описывает правила работы новояза - изуродованного языка тоталитарного общества, в котором слова теряют свой изначальный смысл, а иногда означают нечто противоположное: Война - это мир, Свобода - это рабство. И наш язык, особенно в общественно-политической сфере, давно отравляется такими противоречиями. Вспомните, что у нас называется "парламентом", "выборами", "местным самоуправлением", не говоря уже о "мэрах" и "губернаторах".

Мы давно пользуемся словами с искаженным значением. "Когда слова теряют свой смысл - люди теряют свою свободу", - учит Конфуций, и с каждым днем мы все больше это чувствуем на собственном опыте.

Как свобода и независимость стали "экстремизмом" 

Что сегодня скрывается за "экстремизмом" в Беларуси? Это - свободные медиа, это - самоорганизация активных граждан в обмене информацией и организации действий, это - взгляды и ценности, которые не согласуются с государственной идеологией. А сама идеология стремительно видоизменяется, радикализируется в сторону советских образцов патриотизма.

"Время либерализма в медиапространстве ушло, и сейчас каждый должен думать, прежде чем обнародовать те или иные идеи, идущие вразрез с идеологией белорусского государства" - предупреждает нас провластный социолог Щеткин.

Если бы Оруэл писал сейчас, то к лозунгам добавилось бы "Экстремизм - это свобода, мышление и независимость". Все, что сегодня подпадает под экстремистские статьи, вчера еще было вполне законной, хоть и неприятной для режима, активностью.

От новояза к тоталитарному контролю 

К чему ведет такое управление общественной жизнью с помощью языка и новых значений? Кроме запретов на деятельность и преследований за нее, это порождает апатию и страх перед любым действием и перед самостоятельным мышлением. Это порождает недоверие к языку и коммуникации. Когда все слова имеют искаженное значение, мы не можем говорить друг с другом. А если мы не можем говорить, понимать и договариваться, мы теряем основы солидарности, основы гражданского общества, построенного на критическом мышлении, самовыражении активных людей, граждан.

Под воздействием новояза люди стремятся ограничить свой жизненный мир понятной и простой повседневностью, не включаясь в бессмысленный и опасный мир общественных отношений. Так общество держится под тоталитарным контролем.

Что противопоставить нарративу белорусского режима? 

Поэтому сопротивление нарастанию "экстремизма" лежит в области "исправления имен". Но сейчас, к сожалению, мы сами невольно вовлечены в процесс создания и распространения новояза. Владимир Мацкевич, анализируя как белорусский режим управляет обществом, обращается к понятию "нарратива". Если говорить упрощенно, это - "язык плюс сумма повествований на этом языке, задающие описание мира". Он может быть противоречив и бессмыслен внутри, но работает как целостная картина мира.

И "белорусский экстремизм" сегодня стал органичной частью этого режимного нарратива. Проблема в том, что люди, пользуясь этим языком, словами с новыми значениями, читая, слушая и транслируя эти высказывания, принимают участие в воспроизводстве этого описания мира, этого новояза. Даже что-то добавляя от себя, даже оспаривая отдельные утверждения, сомневаясь, они только увеличивают, усиливают и укрепляют этот нарратив.

Противопоставить такой практике можно лишь разворачивание и усиление альтернативной картины мира, где слова имеют свое подлинное значение, где мысли и действия являются не реакцией на действия власти, а исходят из собственных идей, ценностей, планов и стратегий.

Автор: Татьяна Водолажская - социолог, старший аналитик Центра европейской трансформации, координатор Летучего университета и член Координационного совета.

Источник - https://p.dw.com/p/45QNE


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Неведомская, Татьяна Водолажская

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.01.2022. Просмотров: 38

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta