Шок Зеленского: украинский ВПК умирает

Содержание
[-]

Об экономическом состоянии ВПК страны и борьбе с коррупцией в нем

На прошлой неделе президент Украины Владимир Зеленский посетил крупнейшее предприятие отрасли – танковый завод в Харькове. Результат хорошо читается по выражению лица гаранта даже на протокольных фотографиях. Словами он сумел сказать лишь: «Я в шоке». Оно и немудрено. Завод имени Малышева рассчитан на выпуск 900 танков в год, но с 2009 года, со слов его директора, предприятие произвело всего один танк.

Нет, ну, а вы как хотели? Военно-промышленный комплекс по своей сути может быть либо военным, в смысле оборонительным, либо промышленным, в смысле как все обычные предприятия зависящим от рынка. Третьего тут не дано. Если обеспечить достаточную загрузку производственным мощностям не способен рынок, то сделать это должно государство. В противном случае всегда приходит разорение. Именно это происходит сегодня с ВПК Украины.

Недавно президент Украины Владимир Зеленский посетил крупнейшее предприятие отрасли — танковый завод в Харькове. Результат хорошо читается по выражению лица гаранта даже на протокольных фотографиях. Словами он сумел сказать лишь: «Я в шоке». Оно и немудрено. Завод имени Малышева рассчитан на выпуск 900 танков в год, но с 2009 года, со слов его директора, предприятие произвело всего один танк. Отсюда разруха, долги контрагентам и бюджету, копеечная зарплата и бесчеловечные условия труда.

И вот так там везде. По всей оборонной отрасли страны. По оценкам украинских специалистов, ВПК страны «все еще способен» производить продукции на сумму от 3 до 10 млрд долларов в год, тогда как реально выпускаемый объем едва дотягивает до 500 миллионов. Из 350 предприятий более 100 умерли и растаскиваются на металл, 200 еще как-то трепыхаются, остальные находятся в процедуре банкротства.

Впрочем, хотя людей, конечно, жалко, однако результат следует признать закономерным. И даже положительным. Потому что имей Украина деньги на закупку достаточных объемов тяжелого вооружения, Киев бы продолжил активные боевые действия в Донбассе. Только невозможность укомплектовать ВСУ всем необходимым до штата вынуждает Украину в бессилии скрипеть зубами.

Что до остального, индустриальный коллапс разрыв экономических связей с Россией лишь ускорил, тогда как его предпосылки Украина создала гораздо раньше и сама. Ее правительство и олигархи еще в нулевые годы сделали стратегическую ставку на максимальное выдаивание ресурсов из советского промышленного наследия без какой-либо его модернизации. Считалось, что в третьем мире всегда найдется достаточно желающих покупать старенькое, но дешевенькое.

Как выяснилось, ставка не сыграла. Особенно когда поставщик еще и на руку постоянно не чист. Наиболее наглядно это проявилось в известном «танковом контракте для Малайзии». А теперь новый президент Украины, столкнувшись с неведомой им раньше реальностью, как наивная молодая выпускница Смольного, делает большие круглые глаза в шоке от увиденного. Но лиха беда начало — еще года три и военно-промышленный комплекс на Украине перестанет существовать физически.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/2773381.html

***

Комментарий: Что происходит с украинским промышленным наследием? Кто его съест?

Создается устойчивое ощущение какой-то программы совместного — в интересах США, Китая и России — использования «украинского наследия» без применения силовых методов или средств экономического давления.

Украина становится «землей коммерческих тайн». Хотя почему только коммерческих? Российско-украинская война, «назначенная» украинской политической мыслью в 2015—2016 годах, не может не вызывать теоретического когнитивного диссонанса у любого вменяемого политолога. И речь не о том, что война «необъявленная» — это как раз неудивительно. Войны, после Второй мировой, все чаще предпочитают дипломатично называть «силовым конфликтом». Но в структуре любой войны есть элементы, которые, собственно, и определяют статус. Это прекращение дипломатических контактов (I), остановка торгово-экономических связей (II) и интернирование граждан страны-противника или этнических выходцев оттуда (III). Эти действия осуществлялись «ныне и присно» и не вызывали возражений даже у самых рьяных либералов и демократов. Как, например, интернирование 120 тысяч граждан японского происхождения в Соединенных Штатах во время Второй мировой войны.

Это, конечно, только теория: на практике контакты нередко имели место. Но «втихаря», как, например, операция «Санрайз», переговоры между шефом резидентов США в Европе Алленом Даллесом и обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом в Швейцарии в марте 1945 года. Известно также о неудачных попытках переговоров Сталина с германским командованием в 1941—1945 годах. Но чаще всего появлялся некий «Штирлиц» и переговоры срывались.

В случае «Россия — Украина» прямые дипломатические контакты не пострадали, экономические связи ослабли (товарооборот упал на 70%, с 38,3 до 11,7 миллиарда долларов), но не прервались, а миллионы граждан Украины и этнических украинцев безмятежно «гастарбайтерствуют» на территории Российской Федерации, обеспечивая деньгами и свои семьи, и украинскую финансовую систему. Но это вопрос политологического разума. Или неразумия…

Я же хочу вернуться на украинскую землю и задаться вопросом: что происходит?

Многие должны помнить, как 27 августа в Киев приехал 70-летний Джон Роберт Болтон II, который с апреля прошлого года был советником президента США по национальной безопасности. Основной целью украинской части его визита было помешать приобретению Китаем украинской аэрокосмической компании «на том основании, что это даст Пекину жизненно важные оборонные технологии». Речь об акционерной компании «Мотор Сич» (Запорожье), основной продукцией которой является широкий спектр авиационных двигателей. Военные эксперты почти единодушны: именно двигатели являются «слабым местом» китайской боевой авиации, и поэтому контроль над «Мотор Сич» позволяет, во-первых, закрыть эту дыру и, во-вторых, «твердой ногой» стать на центральноевропейском экономическом пространстве.

К тому времени китайские компании Skyrizon Aircraft Holdings Limited и Beijing Xinwei Technology Group. Co., Ltd. (судя по всему, аффилированные с китайским миллиардером Ван Цзином) уже подали на согласование в Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) сделку по покупке более 50% акций компании. В случае разрешения комитета китайцы должны были заплатить в бюджет Украины $100 миллионов, а государству Украина планировалось оставить блокирующий пакет в 25,0002% акций.

Вояж Болтона был скорее успешным. Не для самого Джона Роберта Второго: 10 сентября его «ушли в отставку» с поста президентского советника. Но на украинском поле Болтон, похоже, добился всего, чего хотел. Уже в начале сентября пресс-служба Службы безопасности Украины сообщила, что «СБУ осуществляет досудебное расследование по делу о возможной подготовке диверсии и государственной измены на предприятии «Мотор Сич». И это, безусловно, означает, что в ближайшем времени исполнения китайского сценария будущего «Мотор Сич» не предвидится.

Китайцы возмутились, но как-то «не сильно». Представитель китайского МИД Гэн Шуан заявил: «В отличие от политики «Америка прежде всего», проводимой некоторыми в США, принцип, который Китай поддерживает в своем сотрудничестве БРИ (Новый Шелковый путь — А.Г.) с более чем 160 странами и международными организациями, — это широкие консультации, совместный вклад и общие выгоды, которые дали взаимовыгодные результаты». Цивилизационные противники Китая (США и их европейские прокси), наоборот, зашевелились. Андрес Аслунд, авторитетный эксперт исследовательского центра Atlantic Council, рационально предположил, что «если США хотят ее купить, они должны быть готовы предложить деньги. Компания выставлена на продажу за мизерную цену в 100 млн долларов. Если США заинтересованы в ней, они должны заплатить эти деньги».

Что сейчас и происходит. 5 ноября «Уолл-стрит жорнал» сообщила, что Эрик Принс, «частный подрядчик по вопросам безопасности и неофициальный советник президента Трампа, ведет переговоры о покупке украинского производителя аэрокосмической техники», компании «Мотор Сич». Более того, администрация Трампа еще обратилась и к «производителям Firefly Aerospace (частная аэрокосмическая фирма, разрабатывающая малые и средние ракеты-носители — А.Г.) из Техаса с просьбой приобрести Motor Sich».

Итак, Эрик Принс, бывший морской котик и основатель частной военной компании Blackwater, с 2011 года известный как Academi. В 2010 году Принс ушел из «Черной воды» — уж слишком грязный след тянулся за ней со времен Ирака 2007 года (т.н. Резня на площади Нисур, 14 убитых и 20 раненых). Сейчас в США он заместитель директора Frontier Resource Group — фонда, инвестирующего в возможности использования природных ресурсов на пограничных рынках. В первую очередь — в добычу и цепочки добавленной стоимости углеводородов. К разработке авиадвигателей отношения не имеет.

Но Принс еще и исполнительный директор и заместитель председателя совета директоров компании Frontier Services Group Ltd., зарегистрированной на Гонконгской фондовой бирже (0500HK) со штаб-квартирой в Гонконге и Пекине и офисами в Шанхае, Дубае, Найроби, Ботене, Мальте и Йоханнесбурге. FSG является ведущим поставщиком комплексных услуг в области безопасности, логистики, страхования и инфраструктуры для клиентов, работающих на пограничных рынках. И хотя основал ее Принс, компания эта по факту китайская. Из девяти членов совета директоров семеро — китайцы. Из которых трое, в том числе председатель совета Чан Чжэньмин, связаны с Международной китайской инвестиционной корпорацией по управлению имуществом China International Trust and Investment Corporation, CITIC — одной из крупнейших государственных инвестиционных корпораций Китая. Чан Чжэньмин до недавнего прошлого был председателем группы CITIC.

Сам Принс основной корпоративной миссией Frontier Services Group назвал помощь китайским предприятиям в их африканской деятельности. В отличие от периода Blackwater, новая компания Принса не предоставляет силовых услуг, хотя в некоторых случаях она готовит персонал и проводит обучение для обеспечения надежной защиты без применения оружия. То есть силовая составляющая сохранилась.

Итак, мы имеем старого наемника, специалиста по «пограничным рынкам», прямо связанного с китайским капиталом, с одной стороны, — и советника президента Трампа, с другой. Которого США подряжают на приобретение лидера украинской аэрокосмической промышленности. Трудно объяснимое, даже таинственное, действие в условиях нынешних противоречий между Китаем и США.

Такому я могу дать только одно объяснение: США и КНР ищут пути понимания и сближения в преодолении того, что сейчас называют «торговой войной» между этими странами. Лучше всего сближает совместная деятельность, предметом которой получается в данном случае Украина. Российских возражений в этой ситуации можно не опасаться: Москва, полагаю, уже все взяла от «Мотор Сич» через дочерние предприятия компании, зарегистрированные на территории Российской Федерации. Поэтому создается устойчивое ощущение какой-то программы совместного использования «украинского наследия» без применения силовых методов или средств экономического давления.

А что до мнения Украины? Да какое право голоса имеют «пограничные рынки», специалистом по которым является морской котик Эрик Принс.

Автор: Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/economy/2775082.html

***

Приложение. Как правильно бороться с коррупцией в ОПК

Наказание конкретных коррупционеров, в том числе и в ОПК - наиболее захватывающий и популярный, но наименее эффективный способ.

Закономерная реакция граждан на факты или даже слухи о коррупции в оборонно-промышленном комплексе (ОПК), «вживую на войне» - стремление строго наказать виновных. Впрочем преследования конкретных виновников - трудоемкий, длительный, а главное - не слишком эффективный процесс. На место уволенных или даже посаженных придут новые коррупционеры, если в ОПК сохранится направленная ​​на максимизацию теневых доходов система управления, отмечает издание TEXTY.ORG.UA.

Коррупция в «оборонке» приводит не только к очевидным негативным последствиям в виде ограничения и без того небогатых ресурсов, корторые имеет возможность выделить Украинское государство на оружие и военную технику. Она отпугивает от оборонной кооперации с Украиной западные компании, которые являются носителями передовых технологий.

Более того, затраты на разработку новой техники достигли таких размеров, что даже такие мощные государства как Великобритания, Франция или Германия требуют объединения усилий, чтобы за счет увеличения объемов производства модели (которую купят военные в нескольких странах) снизить «заоблачную цену» современного оружия. Что и говорить о перспективах Украины в создании новых поколений высокотехнологичного вооружения.

И наконец, все прекрасно помнят значение скандала вокруг заместителя Секретаря СНБО Олега Гладковского (Свинарчука), который курировал ОПК, на ход  избирательной кампании Петра Порошенко. Подобного рода скандалы могут повториться с не менее разрушительными политическими последствиями уже для Владимира Зеленского. Они имеют дополнительный побочный эффект - снижение легитимности в глазах населения государственной власти в целом.

Безнадежная погоня собачки за хвостом

Наказание конкретных коррупционеров, в том числе и в ОПК - наиболее захватывающий и популярный, но наименее эффективный способ. Расследование продолжаются долго, и не всегда завершаются обвинительным приговором. А также не обязательно для заказчика схемы, а не «козлов отпущения». То есть если система создает возможности для незаконного обогащения - ими обязательно воспользуются.

Не стоит забывать, что охота за коррупционерами имеет высокую цену в виде неизбежных сбоев в работе предприятий, в отношении должностных лиц или контрактов которых проводится расследование. В условиях продолжающейся войны эта цена может стать заоблачной.

Показательна в этом отношении история которая произошла чуть более двух веков назад, когда британская коррупция была даже больше украинской. Назначеный Первым Лордом Адмиралтейства (условно министром ВМС) боевой адмирал Джон Джервис, который за блестящую победу над испанцами получил титул графа Сент-Винсента, воспользовался заключенным с Наполеоном миром, чтобы расчистить «авгиевы конюшни» поставок флота. Далее было сопротивление коррупционеров, тщательные расследования, приостановлении контрактов.

И как следствие, когда через год Наполеон возобновил боевые действия, основной «щит» Великобритании - флот был в ужасном состоянии. Не отремонтированые корабли, нехватка запасов необходимых материалов. Профессионализм и героизм моряков Королевского флота позволил продержаться даже в этой ситуации. Поэтому большинство из нас учит как первый иностранный язык английский, а не французский. Тем не менее адмирал, действуя из лучших побуждений, чуть было не привел свою страну к поражению.

Это не значит, что не нужно расследовать случаи коррупции в оборонке. Просто победа наступит тогда, когда количество таких случаев будет существенно меньше из-за правильно построенной системы управления ОПК.

Контроллер и контролируемый в одном флаконе.

Эта система точно не должна предусматривать существование концерна "Укроборонпром", по крайней мере в его нынешнем виде. Он не производит оружие. Это делают государственные оборонные предприятия - его участники, которых концерн контролирует и формирует для них общую политику. И одновременно сам является хозяйствующим субъектом, имущество которого отделено от имущества предприятий участников.

Представьте налоговую, которая ведет бизнес совместно с налогоплательщиками? Это что-то очень похожее. Формально «Укроборонпром» контролирует Кабмин. Но, как коллегиальный орган он не может это делать в постоянном режиме. Кроме того, он назначает только двух из пяти членов высшего органа концерна - Наблюдательного совета. Остальных назначает Президент. Он назначает генерального директора «Укроборонпрома».

Интересным нюансом является то, что этот необычный хозяйствующий субъект был создан в рамках административной реформы Виктора Януковича 2011 года. Вспоминая легендарный «золотой батон», не трудно догадаться с какой целью.

Назначить ответственного

Западная конституционная логика - за каждую важную сферу государственного управления должнен отвечать министр, которого парламент может уволить, если в ней серьезно «налажали». Конечно, отправлять в отставку все правительство только из-за проблем в «оборонке» - чрезмерно, а значит - неэффективно.

Соответствующее министерство должно проводить и реализовывать государственную политику в сфере развития оборонки. К подчиненному ему органу исполнительной власти низшего уровня должны перейти полномочия по надзору за хозяйственной деятельностью государственных оборонных предприятий.

Сейчас за «оборонку» формально отвечает Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства. Но оно не имеет соответствующих рычагов влияния, кроме того, имеет слишком много других функций. Для воюющей страны, противостоящей значительно более сильному противнику, отдельное министерство для «оборонки» - отнюдь не роскошь. Его отсутствие обходится дороже.

Частная инициатива

Для украинской армии важна эффективность оружия, а не форма собственности предприятия, которое ее изготовило. Поэтому условное «Министерство ОПК» должно не только направлять государственные предприятия, но и способствовать государственно-частному партнерству в производстве военной техники.

Преимущества конкуренции для потребителей продукции ОПК очевидны. Кроме того, частные компании способны более гибко реагировать на новые возможности, которые открывает перед производителями оружия бурное развитие современных технологий.

Конечно «оборонка» - специфический рынок, инвестировать в который не стоит позволять каждому. Впрочем акционирование и продажи части акций государственных оборонных предприятий частным инвесторам может существенно усилить контроль за эффективностью их деятельности, ведь появиться субъект, «шкурно» заинтересованный в их прибылях. За пять лет войны Украина смогла возобновить производство военной техники и снаряжения и даже наладить новое, но до эффективной работы ОПК еще далеко

Ослабить завесу секретности

Понятно, что далеко не все в деле производства оружия должно быть прозрачным для общественности. Впрочем нынешний уровень закрытости информации в сфере оборонки - вредный рудимент советской паранойи, очень полезный для темных сделок.

Цена оборонных закупок и технические характеристики грузовиков или санитарных автомобилей для армии значительно полезнее для общественного контроля, чем как данные для потенциального противника. В принципе засекречивать надо инновационные технические решения, дислокации новых систем вооружения, но не количество закупленных единиц.

Сделать логику закупок понятной

Даже имея информацию о закупках, выявлять случаи коррупции в «оборонке» не так просто, как кажется. Достаточно часто злоупотребление останутся в тени. Зато громко звучат ложные обвинения в коррупции направленные на вполне оправданные, а иногда даже необходимые контракты. Ведь даже политическое руководство, не говоря уже о рядовых гражданах, не всегда в полной мере понимают приоритетные потребности структур сектора безопасности и обороны и возможные альтернативы для их удовлетворения.

Потенциально эффективный инструмент решения соответствующей проблемы заложен в принятом в 2018-м году Законе «О национальной безопасности Украины», который создает систему документов стратегического планирования. В них определяются имеющиеся угрозы - условно говоря, к чему готовимся, к продолжению позиционной войны на Донбассе, или в маневренных боях после полномасштабного вторжения? Ресурсы, которые имеем - сколько денег на национальную безопасность? Сколько и чего армия уже имеет? Ответив на эти вопросы можно определять приоритеты закупок вооружения и военной техники.

Стратегический вопрос и выбор способа получения оружия.

Развитие промышленного производства в Украине будет означать освоения или сохранения технологий, высокооплачиваемые рабочие места. Впрочем одновременно и есть риск получить оружие несвоевременно или ненадлежащего качества.

Закупка за рубежом - «дыра» в торговом балансе, потеря собственного производства, зависимость от поставок, которые могут прерваться в самый неудобный момент реального обострения. Но также и возможность быстро получить новую и эффективную технику. В последнее время популярен «смешанный вариант» - сделки с частичной локализацией производства в государстве - импортере. Этот тип соглашений позволяет оставить часть денег и рабочих мест в Украине, создает шанс получить новые технологии. Но нужно заинтересовать иностранную компанию, кроме того, зависимость от иностранного поставщика как правило, все равно сохраняется.

В стратегических документах вполне можно понятно объяснить, к примеру почему мы не покупаем у украинских заводов новые танки. Модернизировать старые - гораздо эффективнее в финансовом плане, и лучше иметь 10 модернизированных танков, чем один новый за те же деньги. Или что сильная противовоздушная оборона и ожидаемое господство в воздухе потенциального противника существенно снижает шансы на выполнение боевой задачи самолетами-штурмовиками и ударными вертолетами. Поэтому должны взамен работать над ракетным оружием, которое может поражать противника с большого расстояния. И так далее, по всем важным пунктам.

В условиях дефицита ресурсов и высокого уровня угроз практически каждое решение в сфере оборонных закупок будет дискуссионным. Впрочем, когда дискуссии происходят заранее, меньше шансов для появления соглашений, которые сразу вызывают подозрения и обвинения, вроде масштабной закупки вертолетов во Франции для нужд МВД или санитарных машин «Богдан» для армии.

Долгий путь к победе     

Все предложенные шаги не являются панацеей. Их эффективность существенно зависит от качества реализации, в Украине традиционно «хромает». От способности политиков, государственного аппарата, экспертов, СМИ воспользоваться новыми возможностями для роста эффективности украинского оборонно-промышленного комплекса. Создание нового министерства ОПК скорее всего вызовет традиционное «фу, новые бюрократы», а «задержания коррупционеров» так нравится избирателям.

Сложно добросовестно размышлять над тем, что важнее - противовоздушная оборона городов или оснащение тактическими ракетами армии, потому что ресурсов и на то, и на другое одновременно нет. Значительно легче и увлекательно - кричать «зрада, все разворовали». Впрочем всегда лучшие неуверенные шаги в правильном направлении, чем быстрый бег по нисходящей спирали.

Автор: Петр Буртянський,  опубликовано в издании texty.org.ua

http://argumentua.com/stati/bez-otrublennykh-ruk-kak-pravilno-borotsya-s-korruptsiei-v-opk


Об авторе
[-]

Автор: Александр Запольскис, Андрей Ганжа, Петр Буртянський

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.12.2019. Просмотров: 20

Комментарии
[-]
 https://www.ladasilk.com/ | 06.12.2019, 09:36 #
Silk is a natural protein fiber, some forms of which can be woven into textiles. The protein fiber of silk is composed mainly of fibroin and is produced by certain insect larvae to form cocoons.Informations : Silk is a natural protein fiber, some forms of which can be woven into textiles. The protein fiber of silk is composed mainly of fibroin and is produced by certain insect larvae to form cocoons.Informations : ผ้าไหม เสื้อผ้า แฟชั่น เสื้อ ผ้าไหมไทย ชุดเดรส เสื้อผ้าแฟชั่น ประเภทผ้าไหมไทย เสน่ห์ผ้าไหมไทย ซื้อผ้าไหม การทอผ้า อุปกรณ์ทอผ้าไหมรีดผ้าไหม ประวัติของผ้าไหมไทย ชุดผ้าไหม ผ้าไหมแพรวาผ้าไหมมัดหมี่ชุดออกงาน ผ้าไหมสีพื้น ชุดออกงาน ตรานกยูงพระราชทาน เสื้อคลุม เสริมมงคล ผ้าจก 35 ตะกอ กระโปรง ฤดูหนาว การ์ด สมาชิก มัดหมี่ แฟชั่น งานศพ แต่งงาน ผ้าสมปักปูม ผ้าโฮล ผ้าย้อมคราม ชุดไปวัด การมัดหมี่ เส้นไหม ไหม ผ้าไหมไทย ชุดเดรส ผ้าโบราณ ผ้าไหมสีธรรมชาติ ผ้ายกดอกลำพูน review
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta