К вопросу об экономическом росте Соединённых Штатов в 2019 – 2020 годах

Содержание
[-]

***

О проблемах сланцевой революции в стране

При всем богатстве Америки терять на внешней торговле по триллиону долларов ежегодно сколько-нибудь долго она не в состоянии физически. Гегемон вынужден задумываться о сокращении собственных внешних расходов. При всем кажущемся многообразии решений по факту доступными являются немногие. Ведущее место среди них занимают как раз энергоносители, общий импорт которых стоит Соединенным Штатам почти 200 млрд долларов в год.

На протяжении последних двенадцати месяцев США ежеквартально с большой помпой отчитываются о достижении серьезной экономической победы. Их министерство энергетики рассказывает и на многочисленных диаграммах показывает, как страна сокращает общий нефтяной импорт. В особенности из государств, входящих в Организацию стран — производителей нефти, известную как ОРЕС или, на деловом жаргоне, Картель.

Согласно данным информационного портала TankerTrackers, в декабре 2018 из ОРЕС в Америку пришло 1,76 млн баррелей нефти, в январе 2019 — 1 млн барр., а по итогам марта — всего 698 тыс. барр. Падение в 2,5 раза только за последнее полугодие. В том числе сокращаются объемы закупок у ключевого экономического и политического партнера на Ближнем востоке — Саудовской Аравии (на 36%, с 20,1 млн барр. в декабре до 12,9 млн — в марте).

На первый взгляд, итог смотрится вполне достойно. И даже некоторым образом угрожающе. Согласно декабрьскому отчету о состоянии международного рынка нефти ОРЕС, в 2018 года Россия добывала в среднем 11,33 млн баррелей нефти в сутки, США — 16,54 млн. С учетом заключенных контрактов и анонсированных поставок по прогнозу на 2019 г. ожидается: РФ — 11,44 млн б/с, США — 18,24 млн б/с. Соединенные Штаты вдвое превзойдут Россию и уверенно закрепятся в тройке крупнейших мировых экспортеров углеводородов. Победа. Салют. Конфетти. Восторженные ахи дам в чепчиках.

На второй взгляд, дело, хоть уже и не столь пафосно, тем не менее предстает некоторым успехом. Конечно, про переход из категории ведущих мировых покупателей в новый класс — чистых экспортеров черного золота — тут минэнерго США, мягко скажем, несколько лукавит.

По их собственным данным, на конец 2018 года Америка продавала на мировом рынке 1,5 млн баррелей в день, а покупала 7,5 млн. То есть чистый баланс оставался отрицательным. Импорт из Картеля действительно сокращается, но это дело компенсируется расширением закупок в других странах. Например, из Канады. Хотя следует признать, что общий размер входящего потока энергоносителей американцы действительно снижают.

И про процесс роста успешного замещения в национальном балансе импортных энергоносителей собственными Вашингтон тоже говорит почти правду. За прошедшие десятилетие, особенно с рубежа 2014 года, внутренняя добыча нефти в США практически удвоилась. Как на каждом американском углу говорится — благодаря фантастическим успехам сланцевой революции.

Однако полностью принимать на веру радостные речи ведущих американских политиков во главе с Трампом торопиться не стоит. Если сильно пнуть по мячу, он, конечно, полетит, но лишь на некоторое время и без самостоятельного исполнения фигур высшего пилотажа. У всего существует собственная цена.

То, чем сейчас пытается торжественно козырять Америка, вовсе не является победой. Это всего лишь попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Несмотря на два года отчаянных усилий по переподписыванию с ведущими партнерами торговых договоров «на более справедливых условиях» и якобы успешную торговую войну с Китаем, по итогам 2018 года дефицит баланса сальдо внешней торговли США не снизился, как ожидалось (и обещалось), а еще больше вырос, перевалив за планку в триллион долларов. Тем самым сократив примерно на 2−3 года срок до наступления системного финансового кризиса в стране.

При всем богатстве Америки терять на внешней торговле по триллиону долларов ежегодно сколько-нибудь долго она не в состоянии физически. Гегемон вынужден задумываться о сокращении собственных внешних расходов. При всем кажущемся многообразии решений по факту доступными являются немногие. Ведущее место среди них занимают как раз энергоносители, общий импорт которых стоит Соединенным Штатам почти 200 млрд долларов в год.

Это лишь для недалеких мечтателей Вашингтон в 2014 году сланцевую революцию разворачивал в качестве попытки инициировать энергетическую экспансию в Европу и Азию с целью выдавить с рынка всех ему неугодных конкурентов (в том числе не только Иран и Россию, но также даже Картель), а также для энергетического удушения Китая.

Хотя такая цель действительно имелась, главной являлась не она. Американский истеблишмент абсолютно серьезно рассчитывал полностью заменить привозные углеводороды собственными. По состоянию внешнеторгового дефицита на пять лет назад, успех позволял сократить убыток сразу на 25−30% и расширить временное окно для поиска других решений по меньшей мере еще лет на десять.

Правда, как теперь выясняется, платить за ускорение приходится чрезвычайно дорого. Практически как при использовании сильного допинга в так называемом спорте высоких достижений.

В конце июня в славном городе Питтсбурге в США состоялась очередная американская конференция по нефтехимической промышленности. Выступивший на ней бывший генеральный директор крупнейшего производителя природного газа компании EQT Стив Шлотербек признал, что для инвесторов в эту отрасль революция обернулась катастрофой. За десять лет ТОР40 занимающихся сланцами ведущих компаний потратили денег на 200 млрд долларов больше, чем заработали сами.

Дело даже не в том, что объемы добычи оказались сильно ниже обещанных. С расчетами не совпало практически всё, в особенности прогнозы по объему дебета и продолжительности эффективной эксплуатации скважин. В результате обещанных сроков выхода на прибыль пока не достиг вообще ни один из проектов. Даже лидеры их сдвигали минимум дважды, и судя по текущим итогам, будут вынуждены пересмотр планов продолжить и далее.

Отрасль продолжает жить лишь потому, что, во-первых, набрала слишком много кредитов, мгновенное списание которых грозит дефолтом финансовой системы США. Во-вторых, из-за короткого срока активной жизни сланцевых скважин, их скупка по бросовым ценам у разорившихся владельцев уже не сулит сколько-нибудь ощутимых доходов. То есть забравшие их за долги кредиторы банально не смогут залог хоть кому-нибудь продать.

Ведущий инвестиционный банк Америки Goldman Sachs в своем прогнозе вообще сказал, что к 2025 году, по причине уже наличия всех признаков истощения, сланцевая отрасль полностью потеряет экономический смысл. Но случится это лишь через шесть лет, а пока революция еще продолжает генерировать большой объем нефти, пусть и убыточной для производителей. Ее можно использовать в качестве допинга в попытке стимулирования стратегически важного рывка.

Говоря об успехах в наращивании экспорта, Вашингтон аккуратно обходит вниманием тот факт, что его действия идут вразрез с политикой ОРЕС+ по поддержанию нынешнего мирового баланса цен. Сегодняшние средние 64,36 доллара за бочку нефти обеспечиваются благодаря соглашению членов Картеля и прочих крупнейших добытчиков сократить суточную добычу в сумме на 1,2 млн баррелей (из них страны Картеля — на 800 тыс., а Россия и прочие производители — на 400 тыс.).

Так вот, пока ОРЕС+ балансирует рынок посредством сокращения предложения, Америка внаглую гонит на него свой товар, увеличивая избыток, пытаясь снять сливки. Расчет предельно прост.

Во-первых, Вашингтон получает сиюминутный доход очень ему сейчас необходимой экспортной выручки. Во-вторых, сбивая рынок, он рассчитывает всерьез его обрушить. Чтобы к моменту накрытия сланцев большим медным тазом и откату США назад в категорию чистых и больших импортеров нефть стала стоить примерно 20−30 долларов за бочку, и вместо нынешних 200 млрд в год внутренние потребности Америки стало возможным покрывать где-нибудь за 65−70.

Вариант тоже не радостный, но заведомо более приятный, чем немедленный экономический крах в случае списания всех безвозвратных долгов, накопившихся в экономике за время сланцевой революции.

А главное, он кажется очень похожим на свет в конце длинного и мрачного стратегического тоннеля. У более-менее адекватной части американской правящей элиты сохраняется надежда на вероятность успешного придумывания решения нынешних проблем США в течение открывающейся форы по времени. Рискованно, не гарантированно, но в текущих условиях сочетает в себе наличие смысла и высокую вероятность практической реализуемости.

Конечно, в Соединенных Штатах есть и неадекватная часть истеблишмента, убежденная в своей способности гордиев узел легко разрубить. Всё перевести на электричество, которое получать строго из зеленых технологий, которые создать и построить на полностью бесплатно и неограниченно напечатанные деньги. Но в данном случае их идеи рассматривать не имеет смысла.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2664460.html

***

Кризис идеи американских санкций

Санкции санкциями, победные реляции победными реляциями, но по фактическому итогу за отчетный период объем поставок всякого разного из Китая в США вырос на 10% (плюс 46,2 млрд долларов к аналогичному результату годом ранее), тогда как американский импорт в Китае просел на 25% (минус 10,7 млрд).

 «Санкции скоро будут существенно усилены!» — написал в Twitter по поводу Ирана глава Белого дома. Мысль босса развил его помощник по национальной безопасности — Вашингтон находится лишь в начале пути по введению санкций против Исламской Республики Иран. США полны решимости добиться дальнейшей изоляции Тегерана, добавил госсекретарь Майк Помпео. Всё выглядит так, словно буквально с минуты на минуту на иранцев обрушится всесокрушающий молот американского гнева. Но при этом Тегеран как-то подозрительно спокоен.

Более того, последние полгода в публичных заявлениях его официальных лиц Америка вообще практически не присутствует. Лидеры страны обращаются в основном или к некому абстрактному коллективному Западу, или к не менее общему международному сообществу в лице ООН, или персонально к руководству Евросоюза. И вот с ними Иран общается достаточно жестко. Вплоть до ультиматумов.

А самое примечательное, что, не получив удовлетворения требований (кстати, вполне последовательных и логичных), иранцы стали ультимативную угрозу реализовывать на практике. Без фанатизма, но демонстрируя готовность перейти установленный в Совместном всеобъемлющем плане действий предел обогащения урана в 4,5%. Это как-то слабо похоже на эффективность американских мер санкционного сдерживания. Даже с учетом 47,6-кратного превосходства США над Ираном в размере экономики и не менее чем стократного — в ударной мощи вооруженных сил.

На данный момент реализованные Вашингтоном меры включают: заморозку иранских активов и золотого запаса в американских и подконтрольных США иностранных банках (действуют с 1979 года, когда в Иране произошла Исламская революция). Запрет международным финансовым организациям на выдачу Ирану любых кредитов и всем странам — на продажу Ирану оружия и оказание военной и военно-технической помощи (действует с начала ирано-иракской войны в 1980 году).

Запрет на иностранные инвестиции в нефтяную отрасль (действует с 1995—1996 годов). Запрет на контакты в научной области, прежде всего, по ядерной, химической и микробиологической тематике (действует с февраля 2004 года). В качестве ответных мер Иран прекратил продажу нефти в США и Великобританию, позднее и в ЕС вообще (действует с 2012 года, но позднее условия несколько раз пересматривались в сторону смягчения для ЕС).

Таким образом, получается, что ничем существенным больше Белый дом надавить на Тегеран уже не в состоянии. Косвенным тому подтверждением является попытка переноса основной тяжести выкручивания рук с самого Ирана на его торговых партнеров.

На первый взгляд, мотивация казалась вполне логичной и даже действенной. К примеру, американцы уже через восемь недель с даты отказа от условий иранской ядерной сделки заставили бросить почти 100 млн долларов инвестиций и бежать из Ирана французскую энергетическую компанию Total. Потому что физическое расположение штаб-квартиры во Франции это одно, а 2/3 совета директоров из американских представителей и ¾ используемого кредитного капитала из американских финансовых источников — совсем другое.

Но вот дальше нашла коса на камень. Тихо и исподволь стало оказываться, что давить на Иран Америке просто нечем. И с его торговыми партнерами дело начинает разлаживаться тоже. Казалось бы, колониально подчиненная Европа и та изобрела и начала тестировать собственный механизм торговли с Ираном в обход американских санкций.

Неудобно вышло с индусами, которые прислушаться к американским пожеланиям уже почти согласились, но потом «кто-то из Госдепа» лишил Дели традиционных торговых льгот, и дружба сразу не задалась. А Китай так вообще, фигурально выражаясь, озвучил американцам свои рекомендации по предпочтительным пешим туристическим направлениям.

На этом фоне нынешние заявления ведущих политических лиц США выглядят достаточно комично. Особенно в сочетании со словами Трампа о нежелании войны с ИРИ и даже о том, что в последнем инциденте американский разведывательный беспилотник ПВО Ирана сбили по собственной инициативе, без приказа от руководства страны. Сбив дрон, по мнению хозяина Овального кабинета, иранцы вообще послали сигнал о своем желании приступить к переговорам!

Совершенно внезапно для себя американский истеблишмент оказался в совершенно неожиданной и неприятной ситуации. Раньше санкции работали, потому что к кнуту всегда получалось приложить достаточного размера альтернативный пряник. Если будете водиться вон с теми, Америка вас больно ударит с ноги по фаберже. Она может, у нее на каждого есть досье толщиной в сигаретную пачку. Если кому нужно, она в состоянии напомнить номера их, как они думают, абсолютно секретных счетов. А вот если станете дружить только с кем надо, Соединенные Штаты готовы помочь намыть (широко разводя руки в стороны) вооооот столько дополнительной прибыли. Как правило, предложение срабатывало.

Исключения, конечно, изредка случались, но их удавалось успешно устранять разными другими методами. Кто-то, поскользнувшись на случайно упавшем утреннем бутерброде, внезапно неудачно выпадал из окна верхнего этажа отеля. Кто-то за ужином ненароком съедал что-то несвежее с фатальным исходом. У кого-то при посадке разбивался личный самолет.

А тут вдруг выяснилось, что в качестве пряника Америка никому ничего предложить уже не может. Более того, переусердствовать с кнутом также оказывается буквально себе дороже. Как с той же Total вышло. Ну, обломал Белый дом ей бизнес в Иране с потенциальным горизонтом прибыли в 300 млрд долларов в предстоящие 4−5 лет, и дальше что? В результате без доходов ведь остались и американские инвестиционные фонды из тех самых 2/3 совета директоров. Возник закономерный вопрос — так чьи «фаберже» защемляют в итоге тиски американских санкций?

И вот так у Америки сейчас дела обстоят практически по всем направлениям. Уж сколько Вашингтон обхаживал Индию в надежде из дружбы с ней создать действенный противовес Китаю в Азии. Но когда возник с индусами денежный конфликт, Белый дом отреагировал совершенно инстинктивно — санкционным кнутом. Мгновенно слив в унитаз результаты почти десяти лет отчаянных внешнеполитических усилий аж двух американских администраций.

Сегодня уже сложно найти страну, против которой Соединенные Штаты не ввели бы санкции. Досталось даже прямо капитулировавшим Мексике и Канаде. Но на этом, выходит, все. Сундук возможностей давления опустел. Весьма показательна тут история американской торговой войны с Китаем, с лета 2016 года идущая как раз с помощью разнообразных санкций. Казалось бы, в ней Вашингтон выигрывал, так как при одинаковом размере дополнительных штрафных пошлин (США ввели 25% и Китай ответил зеркально) объем китайского экспорта в Америку в три раза превосходил встречный поток товаров и услуг. Но тут подоспела внешнеторговая статистика за 2018 год, и оказалось…

Санкции санкциями, победные реляции победными реляциями, но по фактическому итогу за отчетный период объем поставок всякого разного из Китая в США вырос на 10% (плюс 46,2 млрд долларов к аналогичному результату годом ранее), тогда как американский импорт в Китае просел на 25% (минус 10,7 млрд). В переводе на простой русский. Трамп рассказывал американцам, как с помощью санкций восстановил справедливость и выжал из торговли с Китаем около 28−35 млрд долларов дополнительных денег. Но из статистики следует, что за это же время Пекин посредством зеркальных пошлин из американской части внешней торговли дополнительно забрал около 10 млрд и еще добыл больше 46 за счет прироста объема поставок в Америку в целом. На круг выходит почти 60, из которых даже если отнять «американские» 35, то все равно выходит плюс 25 млрд профита в пользу КНР.

Нравится ли это Трампу и его команде? Безусловно, нет. Но сделать они в состоянии что? Напасть на Иран? Очень вряд ли. Настолько вряд ли, что Трамп предпочел бросить конкурентам совсем другую кость. Обрушиться на Китай? Уже сомнительно и уж слишком рискованно. Заново оккупировать Европу? Однозначно нет. Про Россию и говорить не приходится. История с обещанными санкциями против ее суверенного долга выглядит просто песней.

Что остается? Кроме как убедительно обещать в журналистские телекамеры, практически как Гитлер в конце 1944 — начале 1945, предъявить миру новую могучую санкционную убервафлю, с помощью которой всех врагов одним махом уже точно побивахом. Вот сейчас, уже почти, минуточку, лишь только чернила на документах высохнут и помощники донесут из подсобки секретариата большую президентскую печать для утверждения. Там просто уборщица ключи от двери в помещение куда-то задевала. Буквально несколько мгновений, их вот-вот найдут и уж тогда… А пока слушайте нас и трепещите.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2669030.html

***

Фиаско Трампа на выборах 2020 года может оказаться неизбежным?

Доклад об экономическом росте Соединённых Штатов, вышедший 26 июля содержал в себе как позитивные, так и негативные моменты, однако негативных было больше.

Если президент США Дональд Трампа хочет укрепить свои позиции в экономике и повысить шансы на переизбрание, то ему следовало бы начать с прекращения торговой войны с Китаем, пишет Карл Смит в статье для издания Bloomberg. Начнём с хороших новостей. Во втором квартале темпы экономического роста США составили 2,1%, что намного выше предшествующих прогнозов. В годовом исчислении экономический рост США достиг минимума в 1,3% во втором квартале 2016 года на фоне замедления глобальной экономики и обвала цен на нефть. Последующий экономический рост оказался выше, чем первоначально предполагалось. На фоне дополнительного стимула от снижения налогов в 2017 году рост ВВП США в годовом исчислении достиг пика в 3,2% во втором квартале 2018 года.

Однако на этом хорошие новости закончились и начались плохие. Со второго квартала 2018 года темпы экономического роста Соединённых Штатов снизились. Уже сейчас темпы роста ниже, чем во втором квартале 2015 года. Если падение темпов роста ВВП Соединённых Штатов продолжится, то в момент президентских выборов в 2020 году темпы роста могут оказаться столь же низкими, как и в 2015 году. Есть все основания полагать, что падение темпов роста ВВП США продолжится. При этом большая часть деловой активности в основном определяется инвестициями либо в сам деловой сектор, либо в сектор жилищного строительства. Оба этих сектора оказались в сложной ситуации.

Серьёзный анализ прошлых показателей свидетельствует о том, что инвестиции в деловой сектор сократились сильнее, чем предполагалось ранее. Также как и темпы роста ВВП Соединённых Штатов, объём инвестиций в деловой сектор достигли своего пика в начале 2018 года, однако с тех пор объём инвестиций продолжает неуклонно сокращаться. Именно тогда глава Белого дома объявил о торговой войне с Китаем. С тех пор инвестиции в бизнес сократились гораздо больше, чем ожидалось, и, похоже, скоро двинутся в сторону рецессии. Конечно, это не означает, что вся экономика будет переживать спад.

В 2016 году, например, бизнес-сектор оказался в рецессии, но остальная экономика выстояла. К сожалению, другой основной драйвер циклического спроса — жилье — сегодня работает далеко не так хорошо, как прежде. Сектор активно развивался в 2015 году, однако в начале 2018 года столкнулся с рецессией. В сочетании со снижением инвестиций в деловой сектор, это указывает на то, что сейчас экономика США может оказаться более слабой, чем в 2015 году. Какой здесь можно сделать вывод? Несмотря на то, что экономика продолжает расти, её фундаментальные показатели оказались слабее, чем ожидали экономисты. При отсутствии изменений в экономической политике можно ожидать, что темпы экономического роста существенно замедлятся в следующем году.

Ранее я уже указывал на то, что президент Соединённых Штатов рискует оказаться в тех же экономических условиях, которые обрекли Демократическую партию на провал на президентских выборах 2016 года. Сейчас возможность того, что Трамп окажется в подобных экономических условиях, выглядит ещё более вероятной.

Что следовало бы предпринять для восстановления экономического роста? Ожидается, что федеральная резервная система США понизит ставки на следующей неделе. Это могло бы улучшить ситуацию. Что ещё более важно, так это то, что снижение объёма инвестиций было зафиксировано сразу же после того, как Трамп усилил свою торговую войну против КНР. Для Трампа максимально быстрое прекращение торговой войны с Китаем может оказаться лучшим из возможных шансов на переизбрание в 2020 году.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2674363.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Запольскис, Александр Белов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.08.2019. Просмотров: 42

Комментарии
[-]
 sophia | 24.08.2019, 03:13 #
The article you have shared here very good. This is really interesting information for me. Thanks for sharing!
wuxiaworld
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta