Журналист Мария Волощак: «Родной язык надо учить всю жизнь»

Содержание
[-]

Современные проблемы украинского языка 

Мария Волощак — многолетний литературный редактор, член Национального союза журналистов Украины, Ассоциации языковедов Украины, автор пособий «Неправильно — правильно. Довідник з українського слововживання», «Збірник мовностилістичних порад лінгвістів, літературознавців, публіцистів», «Складні випадки правопису та відмінювання прізвищ і географічних назв», «Особливості правопису, відмінювання та походження імен», соавтор книги «Актуальне інтерв’ю з мовознавцем: 140 запитань і відповідей». В отечественных журналах ведет постоянную рубрику по вопросам культуры украинского языка.

Наш разговор мы записали недавно, в канун международного праздника родного языка. Высказанные ею мысли, на мой взгляд, не менее интересны, чем «посылы» наших чиновников, а порой и несравненно полезнее. Потому что позволяют не только посмотреть на себя со стороны, но и получить ответы на некоторые вопросы по так называемой языковой политике, периодически возникающие в нашем обществе. А с учетом роли языка в жизни украинцев, его можно считать геополитической компонентой нашей государственности. 

Борисфен Интел, Киев: Пани Мария, ваше знание украинского языка — совершенное? Почему так спрашиваю: у каждого из нас есть кумир, на которого мы пытаемся равняться, брать пример. Но если вы знаете язык, то кумир не требуется. Или я не прав? И как выучить украинский безупречно, например, так, как знаете его вы?

Мария Волощак: — Нет такого человека, который знал бы родной язык в совершенстве. Недаром говорят, что чужой язык можно выучить за сравнительно короткий промежуток времени, а родной надо изучать всю жизнь. Поэтому словари, справочники не просто мои помощники, а близкие друзья. Потому что так часто ими пользуюсь, редактируя книги, что они имеют, мягко говоря, не очень привлекательный вид. Они очень потрепанные, но для меня самые лучшие, самые ценные. Наизусть уже знаю, где, на какой странице искать подтверждение моих правок, например, у «Великому тлумачному словнику сучасної української мови», в языковедческих пособиях известных авторов «Українське слово для всіх і для кожного», «Антисуржик», «Словник-довідник з культури української мови», «Українське слово у вимірах сьогодення», «Складні випадки вживання слів», «Розмовляймо українською», «Мовна норма: знищення, пошук, віднова», «А українською кажуть так…»

Очень часто заглядываю и в трехтомный «Російсько-український словник», изданный в 1968 году, во времена «хрущевской оттепели». Известный языковед Александр Пономарив назвал его прогрессивным явлением в издании украинских словарей, позволившим очистить наш язык от многочисленных неудачных рекомендаций.

Кстати, тексты редактирую только в распечатанном виде. Каждую свою правку я должна видеть на бумаге. Чтобы могла, как говорится, прикоснуться к ней. Поэтому советую всем, кто хочет углубить свои знания по языку, читать как можно больше разнообразных книг, но не в электронном варианте, а «живых», в которые можно заглянуть, потрогать руками, когда листаешь страницы. Чем больше читаешь, тем больше обогащаешься и языковыми сокровищами, и духовными.

Думаю, вы слышали выступление профессора Павла Гриценко 13 декабря 2016 года на заседании Конституционного суда, где рассматривалось дело о конституционности Закона Украины «Об основах государственной языковой политики». Что вы по этому поводу можете сказать?

— К сожалению, не слышала этого выступления, поэтому не могу его прокомментировать.

Ладно, тогда, по вашему мнению, почему украинский язык стал политической проблемой?

— Потому что как только на горизонте возникают выборы — чиновники, политики сразу же вспоминают о языке. Говорят, что он разъединяет восточных и западных украинцев. Неправда! Не только на западе, но и на востоке Украины становится престижно разговаривать на красивом украинском, приходит понимание того, что хорошее знание языка — важная профессиограмма людей разных специальностей.

Восточные патриоты украинского слова не обращают внимания на запугивания, лживые заявления политиков и изо всех сил стремятся овладеть родным украинским языком. Когда-то в одном интервью меня спросили, какие области больше заказывают практические языковедческие пособия «Неправильно — правильно», и я ответила — Донецкая и Луганская. Среди заказчиков тогда были редакция газеты «Горняк» (г. Торез), Донецкое музыкальное училище, Донецкий институт туристического бизнеса, Донецкий педагогический колледж, Снежнянский горный техникум, Научно-исследовательский институт «Респиратор», Славянская городская библиотека, ООО «Эпиграф» (г. Донецк), Макеевское педагогическое училище, Краматорский профессиональный торгово-кулинарный лицей, Луганский областной совет, колледж Восточноукраинского национального университета им. В. Даля (г. Луганск), Краснодонский промышленно-экономический колледж.

Любой язык постоянно развивается, меняется значение слов, правописание. Можно ли считать, что пресловутый суржик станет когда-то «академическим»?

— Никогда он не станет «академическим». Ибо, в отличие от диалектных элементов, обогащающих язык, суржик — болезнь языка. О современном состоянии украинского языка метко сказала гениальная поэтесса Лина Костенко: «Мова — це також обличчя народу, воно тяжко спотворене» («Язык — это также лицо народа, оно сильно искажено»).

Бесспорно, отмечает известный языковед Александра Сербенская, есть свои законы развития контактирующих языков, в частности, русского и украинского. И когда человек вводит в свою речь слова и словосочетания другого языка, не разрушая грамматической основы, фонетических особенностей украинского, предохраняет его красоту, пользуется его неисчерпаемым лексическим и фразеологическим богатством, то такой процесс естественен и не вызывает возражений. Однако нельзя произвольно смешивать слова украинского и русского языков, склоняя слова и соединяя их по образцу русского. Потому что искалеченный язык оглупляет человека, сводит его мышление к примитиву. Ибо язык выражает не только мнение. Слово стимулирует сознание, подчиняет его себе, формирует.

Суржик в Украине является опасным и вредным, потому что паразитирует на языке, формировавшемся на протяжении веков. Украинский язык выжил, несмотря на запреты, преследования, пренебрежительное отношение, коварные действия. Фонетическая роскошь, лексическое и фразеологическое богатство, синтаксическая гибкость, огромные словообразовательные возможности получили всеобщее признание в 1934 году в Париже на всемирном конкурсе красоты языков, где украинский занял третье место (на первом — французский, на втором — персидский).

Давно и с интересом наблюдаю за энтузиазмом, с которым вы издаете свои практические пособия — «Неправильно — правильно. Довідник з українського слововживання», «Збірник мовностилістичних порад лінгвістів, літературознавців, публіцистів», «Складні випадки правопису та відмінювання прізвищ і географічних назв», «Особливості правопису, відмінювання та походження імен». Нет им цены. Своим знакомым я их даю взаймы для пользования, отмечая при этом, что не более, чем на 2–3 дня, с обязательным возвратом. Скажите-ка откровенно: такой спрос на них из-за стремления наших граждан знать язык в совершенстве, или они становятся такими бесценными вследствие скромных тиражей?

— Что касается скромных тиражей. Чтобы не быть голословной, приведу цитату из журналистского отзыва «Вправно про «Неправильно» после выхода третьего издания Справочника по украинскому словоупотреблению в 2007 году: «Тираж справочника, учитывая огромный спрос, весьма скромный — 10 000 экземпляров. Основанное автором издательство планирует допечатывание, но только тогда, когда появятся средства от реализации уже изданного тиража. Ждать, как следует из вышеизложенного, вроде недолго, но все же... Не унизительна ли сама постановка вопроса? Кому нужен дополнительный тираж книги, которая должна быть настольной у каждого, кто так или иначе имеет дело с языком, живым вещанием? Марии Волощак или украинскому государству? Приветствуя автора с новым чрезвычайно полезным изданием, адресуем этот не риторический вопрос тем службам и ведомствам, которые вполне могли бы увеличить упомянутый тираж «Неправильно — правильно» минимум на два нуля».

После этой публикации сразу же позвонили «регионалы» из Донецка и предложили напечатать «Неправильно — правильно. Довідник з українського слововживання» очень большим тиражом для библиотек, школ Восточной Украины. Я отказалась от этого предложения, поскольку они настаивали, чтобы в книге было указано, что она увидела свет благодаря поддержке Партии регионов. Хотя потом многие журналисты, языковеды гневно убеждали меня, что я совершила преступление, потому что не помогла украинизации Восточной Украины.

Должна сказать, что даже теперь, в это трудное время, звонят заказчики из Донецкой области и просят прислать им практические пособия. Мне, поверьте, уже неловко объяснять Александру Белому из Соледара (он в пятый раз заказывает справочники), Григорию Чосте из Краматорска, Федору Псенюку из Новогродовки, Любови Агамерьянц из Славянска, что я три года не могу напечатать ни одного экземпляра, потому что нет денег. Зато есть блокнот, постоянно пополняющийся фамилиями заказчиков со всех уголков Украины, уже утративших веру в то, что смогут дождаться обещанных пособий. И когда несколько дней назад услышала в трубке голос многолетнего поклонника моих справочников — заведующего кафедрой Тернопольского национального экономического университета, то отчаянно просила его найти настоящего национально сознательного мецената, который помог бы напечатать эти книги. Потому что ни министерские чиновники, ни депутаты не отреагировали на мои письма-просьбы принять участие в издании указанных практических пособий. Хотя в других странах, если справочники пользуются спросом, то государство помогает в деле их издания. Когда получала гриф Министерства образования и науки Украины в Институте инновационных технологий, то Неонила Шинкарук попросила оставить по одному пособию для работников их отдела и отметила, что эти практические пособия должны быть в каждой библиотеке учебного заведения.

А пока новые заказчики могут ознакомиться с этими практическими пособиями только на моем авторском сайте.

Когда пробегаешь взглядом по объявлению или рекламе в городе, просматриваешь телевизионные тексты сообщений, слушаешь радиожурналистов, не перестаешь удивляться элементарным грамматическим ошибкам, заимствованным иноязычным словам. Этот «антиграмматический» процесс, по вашему мнению, закономерен? Если да, то о чем это свидетельствует?

— Конечно, закономерен. И для подтверждения — фрагмент из газетной публикации: «Недавно посчастливилось побывать на одной интересной пресс-конференции на тему «Скорая языковая помощь». Для пополнения арсенала профессионализма в борьбе с безграмотностью Фирма литературного редактирования и переводов поставила перед собой цель оказывать скорую языковую помощь рекламодателям, депутатам, бизнесменам и просто гражданам. Казалось бы, что спрос на такие услуги должен быть сумасшедший, но, к сожалению, пока нет. По словам Марии, недавно она отредактировала небольшую рекламную листовку и нашла около 30 ошибок, отправила на указанный адрес с предложением воспользоваться услугами фирмы, но ответа так и не получила. Похоже, что рекламодателям все равно, грамотно или неграмотно оформлена их продукция. Знаю, что за рубежом (до нас еще не дошло), в частности в ОАЭ, если бросишь мусор на улице, заплатишь штраф в размере 180 долларов. Вот если бы у нас: вывесил свой «рекламный мусор» в метро или на билборде — уплатил штраф.

Проблема безграмотности есть не только в рекламном бизнесе, но и в сплошном незнании литературного украинского языка политиками, госслужащими. Но пока нет ни заинтересованности, ни стимулов, ни санкций для изучения своего же языка. Без эффективной государственной языковой политики и государственной поддержки отдельные энтузиасты этот кризис не одолеют».

Минуло целых 10 лет после публикации этой статьи, а такое впечатление, что отпечатана она вчера. И далее посылаю банкам, элитным клубам их неграмотные рекламы, исправляю ошибки, предлагаю сотрудничество, но ни разу никто не откликнулся, даже не поблагодарил. Такое впечатление, что живем в стране с глухими политиками, слепыми бизнесменами. Еще больше убедилась в этом, когда прочитала в одной очень интересной книге, которую редактировала для одного киевского издательства: «Хуже всего, когда нами правят девианты — люди, лишенные совести. Они могут достичь и таки достигают общественного успеха с помощью рационального анализа затрат и выгод о том, как манипулировать людьми для своего личного обогащения. Имея выдающиеся способности понимать других и предвидеть вероятные последствия различных действий, они могут перехитрить других людей, чтобы получить то, чего хотят. Проблема в том, что девианты полностью лишены сострадания и чувств к другим людям, и только рациональный расчет в отношении собственных интересов не дает им возможности причинить вреда другим людям».

Чем грозит неточное, неграмотное употребление слов? А может, нет нужды в правильном пользовании языком — пусть глупец будет виден издалека, чтобы умный знал, с кем стоит иметь дело, а на кого не следует тратить время?

— Нет, это неправильная позиция. Как отмечают лингвисты, длительное время среди многих украинцев украинский язык не выполнял функции родного языка, на котором думают, общаются во всех сферах жизни, мечтают и грезят, радуются и грустят. Поэтому, прежде всего, нужно прилагать все усилия, чтобы выработать у них навыки правильного употребления языковых средств, научить их выявлять ошибки и очищать свою устную и письменную речь от тех элементов, которые искажают ее. Нашим национальным недостатком продолжает оставаться то глубоко вредное состояние, когда авторитетным источником знания языка становится «Потому что у нас так говорят!» или «А мне так нравится». Однако не все применяемое на украинском языковом поприще является достоянием современного украинского литературного языка, предостерегает известный языковед Александра Сербенская. Нашей государственной политикой еще не стал лозунг «Сделаем все, чтобы украинское слово было прекрасным и мудрым»… Как вы думаете, какой язык больше всего на свете защищают?

Если отвечу, что русский...

— Японский! Хотя Япония — мононациональное и, по сути, моноэтничное государство, а на островах существует специальное государственное учреждение, заботящееся о чистоте и культуре японского языка. Оно периодически составляет реестры неологизмов и слов иностранного происхождения; по телевидению, кроме «мыльных опер», идут фильмы и даже сериалы на лингвистическую тему.

А знаете, чем грозит неточное, неграмотное употребление слов, например во Франции? Каждый ее гражданин может подать иск в суд на газету за употребленное без надобности английское слово — и в случае выигрыша судебного процесса издание несет немалые финансовые убытки. В Польше, как и во Франции, официальное употребление каждого иноязычного слова определяет специальная комиссия, состоящая из тридцати ведущих языковедов. За загрязнение языка терминами чужого происхождения с виновных можно взыскать штраф до 30 тыс. долларов. Закон обязывает заменить польскими все иностранные слова на рекламных носителях, в уличных витринах, названиях магазинов, кафе, инструкциях для пользования товарами и на их упаковке и в других документах. Предусмотрены также штрафы для депутатов польского сейма за публичную ругань, на чем акцентируется внимание в пособии «Языковая норма: уничтожение, поиск, возобновление». А группа немецких языковедов и литературоведов, начав кампанию «За чистоту немецкого языка», предложила на заседании Немецкой академии языка и литературы отказаться от употребления 4000 англизмов в области поп-музыки, рекламы и компьютеров и заменить их немецкими.

Как вы полагаете, кто из нашей политической так называемой элиты с уважением относится к родному украинскому языку? И вам лично приходилось с такими гражданами сотрудничать?

— Три года назад свободовцы приняли участие в издании моего практического пособия «Особливості правопису, відмінювання та походження імен». Можно сказать, что мне просто повезло. Народный депутат Михаил Головко помог также напечатать для своих избирателей и новое четвертое издание Справочника по украинскому словоупотреблению «Неправильно — правильно», за что я ему очень благодарна. Потому что, кроме этого депутата, который не на словах, а на деле заботится о чистоте и развитии украинского языка, никто из народных избранников, к сожалению, меня не услышал. Хотя многие из них могли бы напечатать языковедческие практические пособия и для библиотек, и для учебных заведений своих избирательных округов. Тем более в книге было бы указано, что она увидела свет благодаря поддержке такого-то народного избранника, настоящего украинского мецената. Кстати, планировалось печатание «Неправильно — правильно. Довідник з українського слововживання» и для депутатского корпуса Верховной Рады, что, возможно, помогло бы избежать языковых огрехов и недоразумений в парламенте.

Как вы считаете, что должно побудить человека к изучению родного языка — необходимость, обязанность, уважение к своему национальному происхождению, которое называют патриотизмом?

— Потребность, долг, патриотизм. Они неразделимы.

Признаюсь вам, что мне редко приходилось общаться со знатоками украинского языка. Себя я таким специалистом не считаю. Но впервые я был поражен, когда услышал выступление на украинском киргиза преподавателя-слависта перед аудиторией военнослужащих в 1982 году в столице Кыргызстана Фрунзе (ныне Бишкек). Впоследствии уже в Украине приходилось слышать украинский из уст специалистов, некоторых писателей или артистов, но, к сожалению, нечасто. Знаю только нескольких таких специалистов, среди них и вас... Скажите, почему знание украинского и общение только на украинском когда-то было недостатком, а сейчас чуть ли не преступление, по крайней мере на востоке нашей страны?

— Категорически не соглашаюсь с этим мнением. Многие жители восточных областей хотят разговаривать на украинском, но не имеют соответствующих практических пособий. А чиновники из-за этого не слишком утруждают себя, очевидно, ждут, чтобы Министерство образования закупило и привезло им. Потому что когда недавно по электронной почте отправила письмо-предложение в адрес Донецкой облгосадминистрации с просьбой принять участие в выпуске справочника по украинскому словоупотреблению «Неправильно — правильно» для библиотек, учебных заведений, административных учреждений Донецкой области, в ответ — письма-запросы, обращаюсь ли я как физическое лицо или как юридическое, могу ли я подтвердить электронную подпись, и... Но никакого интереса к рекомендованным пособиям. Как правило, те, кто получил мое письмо-предложение, спрашивают: тираж, обложка, сколько стоит? Так как таких вопросов я от работников облгосадминистрации не дождалась, то, очевидно, у них еще сохранились экземпляры, закупленные их предшественниками, потому что учебным заведениям, библиотекам, простым гражданам самостоятельно приходилось заказывать справочники.

Теперь хочу ответить на первую часть вашего вопроса по знатокам украинского языка. Когда-то я редактировала автореферат аспиранта, кажется из Нигерии. Он учился на кафедре международных финансов Института международных отношений Киевского национального университета, с которой я тогда сотрудничала как литературный редактор. Была просто поражена, когда аспирант попросил объяснить ему каждую мою правку. Хотя его знанию украинского языка могли бы позавидовать не только украиноязычные аспиранты, но и некоторые преподаватели.

Почему в Израиле после его основания внедрение единого государственного языка обязательно, а в Украине этот принцип воспринимается как «ущемление прав»?

— Потому что израильтяне уважают свое государство. Иврит — государственный язык, и никто этого не отрицает, не говорит, что его трудно изучить, не предлагает какой-то другой язык, не такой сложный. В Израиле любое мероприятие, даже свадьбы, начинается и заканчивается государственным гимном. Поют его не только взрослые, но и дети, приглашенные с родителями. Я сама была свидетелем этого, когда побывала много лет назад на такой свадьбе в Ашдоде. Моя подруга Дора, тоже литературный редактор, бывшая моя сотрудница, пригласила меня на свадьбу своего сына. Я получила как раз гонорар за первое издание моего справочника «Неправильно — правильно», поэтому решила съездить. Среди гостей я была единственная украинка. Так как общалась только на родном языке, то все, кто подходил ко мне, пытались разговаривать на украинском, который слышали, пожалуй, еще в детстве и юности. Была крайне тронута, когда в разгар свадьбы тамада объявил, что сейчас прозвучит веночек украинских песен для гостьи из Киева...

Надо научиться уважать прежде всего себя, защищать свой язык везде и всегда, гордиться им. Скажите, пожалуйста, в каком еще государстве, кроме Украины, мой родной язык может иметь статус государственного? Нет такой страны. Поляки, немцы, русские, евреи, белорусы, проживающие в Украине, счастливы, поскольку имеют такие государства. А я могу только здесь, на родной земле — Украине, чувствовать себя национально защищенной, потому что здесь мои корни.

Если бы так сложились обстоятельства и я вынуждена была бы уехать в другое государство, то в первую очередь я попыталась бы овладеть языком этой страны, чтобы продемонстрировать свое уважение к коренному народу, приютившему меня.


Об авторе
[-]

Автор: Олег Махно

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.03.2017. Просмотров: 78

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta