Ольга Бажан о формировании архивных фондов Оранжевой Революции, Евромайдана и «АТО» в Украине

Содержание
[-]

Директор Центрального госархива Украины Ольга Бажан: «В начале революции мы поняли, что нужно выходить на улицу и собирать документы Майдана» 

Каким образом на наших глазах формируются архивные фонды Оранжевой Революции, Евромайдана и «АТО», а какие документы в процессе последней революции были утрачены навсегда?

Об этом рассказала директор Центрального государственного архива общественных объединений Украины (ЦГАОО Украины) Ольга Бажан.

В украинских архивах хранятся целые пласты документов, которые сейчас могут помочь процессам люстрации и декоммунизации. Насколько часто украинцы обращаются в архивные учреждения, чтобы проверить благонадежность чиновников?

Способствуют ли признанию Украины как недемократического государства шаги по декоммунизации? Каким образом на наших глазах формируются архивные фонды Оранжевой Революции, Евромайдана и «АТО», а какие документы в процессе последней революции были утрачены навсегда? 

В ходе всего разговора рефреном звучат слова госпожи Ольги: «Скрыть историческую правду нереально. Из-за многоуровневого учета архивных документов уничтожить их бесследно практически невозможно». Так она стремится развеять мои опасения о возможном уничтожении важных документов в государственных архивах при президентстве Виктора Януковича. Также спрашиваю, не уничтожается ли сегодня целый пласт документов «под шумок» прощания с советским прошлым.

В процессе декоммунизация необходимо искать взаимопонимание с местной общиной

Веб-сайт «Цензор.НЕТ»: — В начале 1990-х, когда обсуждался вопрос проведения люстрации, отразилось ли это на архивных фондах?

Ольга Бажан:  — Дело в том, что призывы к проведению люстрации в Украине после развала СССР не получили значительного распространения. Это подтверждает и практическая деятельность в тот период Центрального государственного архива общественных объединений Украины, созданного на базе Архива Центрального Комитета Компартии Украины. Так, скажем, значительного числа запросов о подтверждении пребывания в советские времена определенных лиц на руководящих должностях не наблюдалось.

Хочу отметить, что документальная база для получения подобной информации была и остается достаточно полной, поскольку полностью сохранены все документы, полученные архивом после запрета деятельности Компартии Украины. Вероятно внедрение в практику общественных отношений в начале 1990-х годов широкомасштабного люстрационного процесса не стало реальностью в Украине в связи с тотальным охватом членством в партии и комсомоле большого количества людей, которых нельзя было освободить от должностей, даже руководящих, одновременно.

Относительно воплощения в жизнь нынешнего Закона Украины «Об очищении власти» должна отметить, что фонды нашего архива служат информационной основой реализации некоторых его норм. Однако запросы о пребывании ряда лиц на ключевых должностях в КПУ и ЛКСМУ сегодня редкость. Так, в течение 2015 году на адрес архива поступило около десяти подобных обращений.

То есть, в ходе люстрации продолжается проверка десятков тысяч чиновников, а к вам поступило лишь несколько запросов?

— Очевидно очищение власти происходит еще и естественным путем, то есть за 24 года независимости Украины во властных структурах все меньше остается чиновников, занимающих компартийные и комсомольские должности определенного уровня, предусмотренного Законом Украины «Об очищении власти» — от секретаря райкома партии и выше и начиная с должности секретаря ЦК ЛКСМУ. Поколение чиновников значительно помолодело. Скорее всего, тенденция небольшого количества запросов на люстрационное тематику будет наблюдаться и в дальнейшем.

— Поцесс декоммунизации каким-то образом коснулся Центрального государственного архива общественных объединений? В частности, относительно названий фондов и дел, которые здесь хранятся.

— Еще раз напомню, что наше учреждение было создано на базе бывшего Архива ЦК КПУ в октябре 1991 года. Безусловно декомунизационый пакет законов, принятый Верховной Радой Украины в первой декаде апреля 2015 года, определенным образом сказался на деятельности ЦГАОО. Так, например соответствующим образом изменились названия некоторых рубрик на официальном сайте архивного учреждения, более открытым — без ограничений, учитывая родственные связи — стал доступ к документам архивно-следственных дел граждан, репрессированных во времена тоталитарного режима.

Вместе с тем, считаю необходимым отметить, что документы, в которых освещаются механизм политических репрессий, а также различные аспекты функционирования командно-административной системы в Украине советского периода, в архиве ни были закрытыми для исследователей. Подтверждением этого служат многочисленные научные публикации; масштабные исследования, в частности, реализация государственной программы «Реабилитированные историей»; темы защищенных диссертаций, сборники документов указанной тематики, которые увидели свет после 1991 года.

С другой стороны, процесс декоммунизации никоим образом не должен задевать названий архивных фондов, описей дел и документов. Согласно нормативным требованиям к работе архивных учреждений, названия фондов отражают официальные (исторические) названия учреждений и организаций — фондообразователей во время их существования.

Например, если в свое время структурное подразделение было основано и действовало под названием «Комиссия по истории Великой Отечественной войны при Академии наук УССР», то документальный фонд данного подразделения не подлежит переименованию. Надо помнить, что архивный документ — это отражение исторического прошлого, которое невозможно изменить или скорректировать в угоду настоящему. Хотя некоторые исследователи ставят вопрос о переименовании фондов. Считаем это одним из проявлений поверхностного восприятия политики декоммунизации.

— Как в целом оцениваете декоммунизацию?

— Очевидно, что процесс декоммунизации — это необходимый путь дальнейшего развития украинского общества. По нашему мнению, прежде всего он предусматривает взвешенный, объективный подход к изучению собственной истории, что, в свою очередь, позволит избежать ошибок в оценке прошлого. Чтобы не произошло так, как провозглашали некогда коммунистические вожди: «Весь мир ... разрушим до основанья, а затем ...»

Нужно очень внимательно, глубоко и всесторонне, не оглядываясь на политическую конъюнктуру, изучать архивные документы. Только так мы сможем воспроизвести всю палитру эпохи, со всеми ее недостатками и достижениями.

Хранятся ли в архивах документы, которые могут помочь в декоммунизации на локальном уровне?

— Да, документы, которые хранятся в государственных архивных учреждениях, предоставляют такую ​​возможность. На запросы, поступающие в адрес архива, специалисты пытаются выявить и предоставить исчерпывающую информацию по затронутым вопросам.

Скажем, граждане обращаются с просьбой проверить биографию человека, в чью честь названа улица; на чьей стороне он воевал во Вторую мировую войну и был ли причастен к деятельности советских репрессивных органов. Считаем, что это положительная тенденция, когда люди сами пытаются понять, заслуживает ли определенный деятель, чтобы улица носила его имя, а не слепо поддерживают попытки переименовать улицу, населенный пункт и тому подобное. Пока такие запросы единичны, но предполагаю, что в дальнейшем процесс пойдет активнее.

Идея переноса всех дел репрессивных органов в один архив архаична

Как относитесь к идее переноса всех дел, касающихся репрессий в УССР, в один архив? У скептиков возникает вопрос, возможно ли обеспечить безопасность документов при перемещении?

— В пакет законов о декоммунизации включен и закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 гг.». Он предусматривает создание при Украинском институте национальной памяти Отраслевого государственного архива. Данным законом нормировано предложение именно там сосредоточить все документы репрессивных органов.

Проблема заключается не только в обеспечении сохранения документов при их передаче и дальнейшей транспортировке во вновь созданное архивное учреждение. Для того, чтобы говорить о будущем возможном перемещении, необходимо иметь в распоряжении специализированное здание, где этот архив будет располагаться. И это должно быть не первое попавшееся приспособленное сооружение, а оборудованное соответствующими коммуникациями помещение, чтобы обеспечить надлежащие условия для постоянного хранения документов.

Следует учитывать еще одно важное обстоятельство. Часть документов советского тоталитарного режима согласно Указу Президиума Верховного Совета от 9 сентября 1991 года была передана на хранение в государственные архивные учреждения. Указанные документы вошли в научный оборот со ссылками на современные места их хранения. Если сегодня все эти документы переместить в новый архив, то они получат другие поисковые данные.

Таким образом невозможно будет понять, на какие именно дела ссылаются исследователи. Кроме того, в учетных базах данных современных силовых ведомств (Министерства внутренних дел и Службы безопасности Украины) надо также будет изменить сведения о новом местонахождении этих дел. Становится понятным, что перенос значительного корпуса документов в новое архивное учреждение повлечет определенную путаницу в научных исследованиях. Отсюда возникает вопрос: является ли рациональным процесс масштабного перемещения архивных дел и оправдано ли расходование значительного объема государственных средств для его обеспечения? Только для того, чтобы все дела были при одном ведомстве?

— Какой путь Вы предлагаете?

— Альтернативы современным технологиям, в ногу с которыми развиваются ведущие архивы мира, нет. Я говорю об оцифровке документов. Вообще сегодня идея физического перемещения архивных документов из различных архивных учреждений и построение на их основе другого фактически искусственного архива кажется очень архаичной.

Не надо далеко ходить, посмотрим на опыт стран Балтии. Они создали информационный портал, на котором опубликованы оцифрованные документы репрессивных органов, что значительно расширило доступ к ним. Для Украинского института национальной памяти подобный подход значительно упростил бы решение задачи по созданию собственного Отраслевого государственного архива. В таком случае средства на начало нового учреждения можно было бы направить на приобретение оборудования для оцифровки документов и создания электронных баз данных, доступных широкой общественности всех неравнодушных к украинской истории.

Во время обоих революций мы понимали, что надовыходить на улицу и собирать документы

Какого характера документы периода Оранжевой революции и Евромайдана хранятся в архиве?

— В соответствии с профилем комплектования, ЦГАОО Украины можно назвать архивом гражданского общества. В 2004 году события Оранжевой революции коснулись нас не только как рядовых граждан, но и как архивистов и историков. Мы поняли, что надо самим выходить на улицу и собирать документы, потому что в стремительном развитии событий можно потерять информацию о важнейшем историческом времени. Поэтому наши сотрудники выходили на Майдан и собирали листовки, флаги и даже написанные от руки листовки.

Фотографировали сами и собирали фотокадры от участников протестных акций. Кроме того, свои документы на хранение в архив передал Забастовочный комитет Национального университета «Киево-Могилянская Академия». Так сформировался фонд «Коллекция документов по проведению выборов Президента Украины 2004 года (Оранжевая революция)». Он еще может пополняться, поэтому пользуясь данной возможностью сообщаем, что мы рады принять любые документы того периода.

Конечно, когда началась Революция Достоинства, мы уже знали, что делать. Профессиональный фотограф Владимир Зинченко, фиксировавший те бурные дни на фотокамеру, находясь почти на линии соприкосновения противоборствующих сторон, передал на постоянное государственное хранение свои фотоснимки.

Документальные материалы, накопленные студентами Киевского национального университета им.Т.Шевченко в рамках проекта «архив студенческого Майдана», по просьбе работников ЦГАОО Украины также переданы на хранение. Мне кажется, что совместными усилиями архивистов и общественных активистов нам удастся собрать и со временем воссоздать многогранный характер этой революции. Мы сможем показать, что ее творили люди.

Фонд находится в процессе формирования. Мы призываем всех, у кого остались агитационные листовки, стихи, фото, любые другие документальные памятники Революции Достоинства, передавать их на хранение в наш архив, для того чтобы в будущем избежать белых пятен в истории становления и развития независимого украинского государства. В предисловии к описанию данного фонда нами будут обязательно упомянуты все, кто приобщился к его формированию.

Представители профсоюзов заявили, что в результате пожара в Доме профсоюзов в ночь на 19 февраля 2014 го сгорел профсоюзный архив. О каких именно документах идет речь?

— В марте 2014 года работники ЦГАОО вместе с представителями аппарата Федерации профсоюзов Украины провели осмотр помещений, которые находились в Доме профсоюзов по адресу Майдан Независимости, 2. По его итогам было установлено, что часть документов центральных органов всеукраинских отраслевых профсоюзов, которая находилась в рабочих комнатах их офисов, к сожалению, почти полностью утрачена во время пожара.

Эти документы освещали деятельность профсоюзных организаций за период независимости Украины. Также, некоторые документы, которые находились в архиве ФПУ в подвальном помещении здания, находились в критическом состоянии — подверглись затоплению, были покрыты плесенью. С целью предоставления нашим профильным организациям практической помощи, часть мокрых документов мы завозили в наш архив, организовывали их просушку, санитарную обработку, ремонт и восстановление.

На совещании глав центральных органов профсоюзов в 2014 году, где обсуждались проблемы урегулирования кризисного положения в результате пожара в Доме профсоюзов, работники архива провели опрос относительно сведений о состоянии и местонахождении документов, оставшихся во всеукраинских профсоюзных организациях. Сегодня мы пристально отслеживаем процессы их упорядочения, предоставляем всевозможную помощь во время передачи на постоянное хранение в наш архив.

— Каким образом формируются архивные фонды, которые касаются проведения «АТО»? Это прежде всего материалы, в которых отражена деятельность волонтеров?

— Волонтерское движение очень мощное, но рассеяное. Тем более, понятно, что все нацелены на то, чтобы сделать конкретное дело, а не на то, чтобы задокументировать его. Вместе с тем, такое уникальное общественное явление, как волонтерское движение, должно остаться в скрижалях истории. Поэтому уже сегодня необходимо принимать меры для того, чтобы документальные свидетельства о его деятельности оказались в государственных архивохранилищах.

Подчеркиваем, что наш архив открыт к сотрудничеству с общественными волонтерскими организациями в деле формирования Национального архивного фонда их документами. С нами можно связаться через нашу страницу в Фейсбуке или через сайт архива. Все будет происходить официально, с актом приема на государственное хранение.

Кстати, соответствующая тематика определенным образом представлена ​​в архиве. Одним из наших фондообразователей является Всеукраинская общественная организация «Союз «Народная память» во главе с Ярославом Жилкиным, которая занимается поиском тел погибших украинских бойцов. У нас с ними подписано соглашение о сотрудничестве.

Кстати, немного отступая от темы вопроса, хочу еще раз поблагодарить представителей организации «Союз «Народная память» и лично господина Ярослава за их подвижническую деятельность в деле пополнения Национального архивного фонда. Летом 2015 года ими переданы на хранение в архив копии документов, которые освещают историю Украины периода Второй мировой войны, накопленные в результате их многолетней поисковой работы. Уникальность этих источников заключается в том, что они позволяют заполнить существующие документальные «пробелы» по истории ходе военных действий на территории Украины в период Второй мировой войны.

— В каком состоянии и статусе находятся архивные фонды украинских архивов, которые сейчас расположены на оккупированных территориях?

— Могу лишь отметить, что эти вопросы находятся под особым вниманием Государственной архивной службы Украины.

К сожалению, никто сегодня не может спрогнозировать, в каком состоянии их получит государство, когда эти территории будут освобождены. Известно, что администрация крымских архивов теперь работает в соответствии с требованиями оккупационной власти.

 


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Скороход

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.01.2016. Просмотров: 211

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta