С фронта - домой. Как в Украине помогают вернувшимся с военных действий с РФ

Статьи и рассылки / Темы статей / Украина
Тема
[-]
Военные действия между Украиной и Россией  

***

Вернулся с фронта, что дальше

 

После полномасштабного вторжения РФ в Украине растет количество ветеранов военных действий. Как они находят свое место в гражданской жизни и что делают для их реинтеграции общество и государство?

За почти 10 лет агрессии РФ против Украины сотни тысяч украинцев были вынуждены взять в руки оружие. До полномасштабного вторжения России, по данным министерства по делам ветеранов Украины, статус ветерана российско-украинских военных действий имели почти 440 тысяч человек. Сейчас количество ветеранов продолжает расти за счет вернувшихся с фронта по состоянию здоровья или по семейным обстоятельствам военных. Эти люди часто имеют как физические, так и психологические травмы. Как ветераны находят свое место в гражданской жизни, что делает общество и государство для их реинтеграции - в материале медиакомпании DW.

"Возвращение ветерана в гражданскую жизнь - сложный процесс", - констатирует Дмитрий Мартыненко. Мужчина знает об этом не понаслышке: Дмитрий служил в 2014-2015 годах, затем в 2017 году, а с 2022 года снова вернулся на службу в ВСУ. С трудностями реинтеграции он впервые столкнулся в 2015 году, когда получил статус участника боевых действий (УБД). "Этот социальный статус декламировал огромное количество возможностей. А органы местной и государственной власти начали внедрять много хороших программ для ветеранов. Но, к сожалению, большинство из них были фиктивными", - говорит Дмитрий в разговоре с медиакомпанией DW. В качестве примера ветеран упоминает обещания властей предоставлять военным земельный участок. "Но при подаче заявок чиновники отвечали, что земли нет. Также была озвучена медицинская программа, но реальную помощь невозможно было получить", - отмечает он. 

Бесчеловечные условия, в которых находятся военные на фронте, влияют на зубы, сердечно-сосудистую систему, спину, продолжил Дмитрий. "Например, у меня начали выпадать зубы и нужно было вставить импланты. Я обратился в больницу, где для УБД должны все делать бесплатно. Но там сказали, что услуга будет стоить 600 долларов. При этом якобы это уже с 50-процентной скидкой для УБД", - вспоминает ветеран. Для Дмитрия главным разочарованием по возвращении в гражданскую жизнь, по его собственным словам, стало недостаточное внимание и недостаток понимания со стороны государства.

Дмитрий Мартыненко знает и что такое посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). "Когда я пошел на военные действия, я работал в сети супермаркетов Novus приемщиком товаров. Восстановили на работе меня без проблем, а через полгода даже повысили. Но я уволился потом сам из-за посттравматического стрессового расстройства. Это проявлялось так: в конце рабочего дня, когда я ехал домой, лились слезы и просто хотелось умереть", - вспоминает Дмитрий. Ветеран обратился к психологам. "Но я их почему-то не воспринимаю. Справиться с ПТСР помог спорт", - рассказывает мужчина.

Впоследствии Дмитрий Мартыненко присоединился к общественной организации "Киевский союз ветеранов АТО Подольского района", которая помогает участникам боевых действий и их семьям, и стал его председателем. С началом полномасштабных военных действий он вернулся на службу, а в перерывах между ротациями сумел даже создать собственный бизнес, открыв три кофейни "Тихое место" в Киеве. А помогло ему в этом уже государственное учреждение "Украинский ветеранский фонд" (УВФ), от которого он получил миллион гривен на развитие собственного дела.

Чем помогает ветеранский фонд 

Украинский ветеранский фонд заработал в прошлом году. Он финансируется из государственного бюджета, а также совместно с украинскими и международными партнерами. Фонд поддерживает проекты общественных организаций, работающих с ветеранами, а также содействует бизнесу ветеранов, их семей, семей погибших защитников и защитниц. 

Сейчас уже профинансировано более 400 ветеранских бизнесов, рассказывает исполняющая обязанности исполнительного директора УВФ Руслана Величко-Трифонюк. "Мы предоставляем гранты от 500 тысяч до полутора миллионов гривен ветеранам на создание нового бизнеса или развитие существующего. Чтобы получить средства, нужно подать заявку и презентовать проект, после чего экспертный совет выбирает самые перспективные", - говорит она в разговоре с медиакомпанией DW. 

Кроме того, УВФ имеет горячую линию кризисной поддержки для ветеранов и их семей, а также проводит бесплатные юридические консультации. "За все время поступило почти 20 тысяч звонков на "горячую линию" и более тысячи обращений по поводу юридической консультации", - отмечает Величко-Трифонюк. Такое большое количество обращений не удивляет, если учесть онлайн-опрос, который в октябре УВФ провел среди почти 2,5 тысяч ветеранов, а также военнослужащих, которые сейчас находятся в рядах ВСУ. Согласно результатам этого опроса, более 60% ветеранов планируют начать свой бизнес. 

Опрос также показал, что одной из самых распространенных потребностей ветеранов в гражданской жизни является трудоустройство. Так, 42,5% опрошенных опасаются, что по возвращении с военных действий не смогут найти работу. Среди наиболее волнующих их проблем ветераны называют также отсутствие инклюзивного пространства и адаптированного рабочего места для лиц с инвалидностью (53,2%), психоэмоциональную нестабильность (53,8%), проблемы с физическим здоровьем и трудности с получением медицинской помощи. (55,2%).

Бизнес нуждается в ветеранах 

Ольга Бандаривская, руководительница военного департамента украинского агентства по рекрутингу LobbyX, надеется, что проблемы с трудоустройством у ветеранов теперь быть не должно. Хотя до полномасштабного вторжения ситуация была иной. "Мне известны случаи, когда рекрутеры отказывали ветеранам, узнав об их военном опыте, - рассказывает Бандаривская в разговоре с медиакомпанией DW. - Ветеранов могли не принимать на работу из-за предубеждения о травматическом опыте и неполном психологическом восстановлении".

В настоящее время работодатели более лояльно относятся к ветеранам и готовятся к принятию их на работу, уверяет она. "В Украине сейчас есть дефицит человеческого капитала. Из-за военных действий около семи миллионов людей уехало из страны, большая часть привлечена к военным действиям. Поэтому бизнес нуждается в людях на всех уровнях - от рабочих до топ-менеджеров", - говорит Бандаривская. Это, по ее словам, оказывает влияние на готовность работодателей рассматривать ветеранов во время принятия на работу. 

"Ветеранов не так много вернулось, но их будет больше со временем. Поэтому компании уже сейчас проводят обучение рекрутеров, менеджеров и остальных сотрудников. Проводится подготовка к тому, как общаться с ветеранами, какие вопросы им можно задавать, как ставить задачи", - рассказывает Бандаривская.

В помощь ветеранам новый госинститут 

На вызовы реинтеграции ветеранов в гражданскую жизнь реагирует и государство. Недавно правительство запустило проект Института помощника ветерана. "Специалист по сопровождению ветеранов военных действий и демобилизованных лиц - это новая профессия, - объясняет медиакомпании DW представитель министерства по делам ветеранов Надежда Адаменко. - Они предоставляют услуги по определению проблемных вопросов ветеранов, консультирования о реабилитации, психологической помощи и т.д. Помощники работают в офисах, в частности, ЦНАПАх, но могут выезжать на помощь ветерану. Например, в госпиталь или Пенсионный фонд, если нужно помочь разобраться с документами". 

Помощник ветерана не просто консультирует, а также общается с органами власти и воинскими частями и призван влиять на формирование новых программ для ветеранов в общинах, добавила она. "Например, создание площадки для адаптивных видов спорта, где мог бы работать ветеран", - говорит Адаменко. Стать помощником ветерана может далеко не каждый, а только лица, сами находящиеся в реестре ветеранов войны. Это участники боевых действий, лица с инвалидностью в результате военных действий участники военных действий, пострадавшие во время событий на Майдане, лица с особыми заслугами перед родиной, члены семей погибших и умерших ветеранов военных действий. 

Сейчас это экспериментальный проект, пока действующий в ряде областей и в Киеве. С января Институт помощника ветерана должен работать уже во всех областях, сообщила Авраменко. "Уже работают 15 помощников ветеранов, еще 50 прошли обучение и скоро приступят к работе. Также продолжается вторая волна обучения, и мы ожидаем, что они в декабре-январе тоже будут трудоустроены. Всего в Украине в следующем году могут быть трудоустроены до 15 тысяч помощников ветеранов", - подчеркнула она.

Чем занимается организация Veteranka 

Помогает ветеранам также ряд общественных организаций. Например, женское волонтерское движение Veteranka, объединяющее женщин-ветеранов российско-украинской войны, действующих военнослужащих и волонтеров. До полномасштабной войны организация в большинстве своем занималась защитой прав женщин в армии, а также поощряла защитниц родины основывать собственный бизнес. Теперь же участницы движения помогают фронту: плетут маскировочные сетки, закрывают запросы боевых подразделений в медицине, автомобилях, а также в собственном цехе шьют военную форму. 

Именно здесь нашла работу Валентина, которая была снайпером и в прошлом году вернулась с фронта из-за ранения и по состоянию здоровья. "Мы шьем военную форму, выполняем также дизайнерские заказы", - рассказывает она в разговоре с медиакомпанией DW.

По словам Валентины, до призыва на службу она руководила швейным предприятием и имела связи в сфере моды, но после лечения и возвращения в гражданскую жизнь возникли проблемы с трудоустройством. "Когда в прошлом году я приходила к дизайнерам, которые меня знали раньше, то отказывали. Говорили: "С военных действий приходят не совсем здоровые. Вам нужно долечиться. Пройти курс реабилитации. Приходите к нам через пару месяцев". Впоследствии все они потом мне звонили и приглашали на работу, но я отвечала, что они опоздали, потому что я уже работаю в Veteranka", - вспоминает она. 

При этом Валентина отмечает, что ей было тяжело приспособиться к гражданской жизни. "Во время военных действий я увидела много страданий как военных, так и гражданских на освобожденных территориях. А когда я приехала в Киев и увидела, как здесь веселятся люди, открытые кафе и рестораны, то это вызвало агрессию. Сначала пару недель сидела дома, и только потом смогла выходить на улицу. Сейчас уже агрессии меньше", - говорит Валентина. 

При этом она сетует, что государство не обеспечило ее психологической помощью, а только оплатило физическое лечение. В похожей ситуации оказываются и другие ветераны, подтверждает социологическое исследование проблем ветеранов "От ранения к возвращению: Этнографическое исследование пути ветеранов и их близких". 

"Если физическая реабилитация раненых не в совершенстве, часто формально, но все же государством обеспечена, то (...) с психологическим восстановлением ситуация несравнимо хуже. Несмотря на то, что психологи работают и при больницах, и в воинских частях, о системной психологической помощи вообще речь не идет", - отмечается в исследовании, которое в сентябре презентовал правозащитный центр "Принцип".

Концепция поддержки ветеранов 

Кроме точечной помощи, общественные организации стремятся улучшить обеспечение потребностей ветеранов на системном уровне. Для этого пять организаций, занимающихся вопросами ветеранов: Veteran Hub, "Принцип", "Юридическая сотня", "Пространство возможностей", Veteranka - разработали Концепцию политики в отношении ветеранов и их семей. 

"В Украине нет прописанной системной ветеранской политики в действующем законодательстве, - объясняет в разговоре с медиакомпанией DW представитель ветеранской организации "Принцип" Денис Султангалиев. - Сейчас есть конструктор: что-то написано для ветеранов Второй мировой, что-то для афганцев, что-то для ветеранов АТО". По словам Султангалиева, таким образом без внимания остается очень много аспектов, в частности, относительно физической и психологической реабилитации, а также не принимаются во внимание женщины-ветераны, которые могут иметь отдельные потребности, есть ветераны - внутриперемещенные лица, которые могут иметь свои особые потребности.

"Существующее законодательство не отвечает ни украинским реалиям, ни потребностям новых групп ветеранов", - констатирует Султангалиев. Помочь ликвидировать этот пробел и призвана Концепция политики в отношении ветеранов и их семей, разработанная ветеранскими организациями. "Мы выделили ряд ключевых проблем и потенциальные их решения, - объясняет Султангалиев. - Сейчас прорабатываем уже конкретные шаги решения проблем".

Ветеран Дмитрий Мартыненко надеется на создание лучших условий для реинтеграции ветеранов. "Но создать что-то на законодательном уровне - это лишь 30 процентов работы. Остальные - найти бюджет и воплотить это в жизнь. Потому что у нас много законов существует, но они не финансируются и не действуют", - резюмирует он.

Автор Александр Куницкий

Источник - https://p.dw.com/p/4ZlYv


Дата публикации: 06.12.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 126
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta