Оборонный бюджет США на 2019 год – главные акценты

Содержание
[-]

Обзор подписанного президентом США закона об оборонном бюджете на 2019 год

13 августа 2018 года президент США Дональд Трамп подписал закон об оборонном бюджете на 2019 финансовый год, получивший имя сенатора Джона Маккейна. Согласно документу, США потратят $716 млрд на военные цели в течение следующего года. Во что вложит страна эти средства и насколько велик рост оборонного бюджета?

Возвращение к уровню 2010−2011 годов

Приход к власти Дональда Трампа заметно изменил подход к формированию военного бюджета. Если при Бараке Обаме шёл процесс сокращения средств, выделяемых на оборону (особенно, во время второго президентского срока), то теперь наметился активнейший рост — в 2019 году затраты приблизились к таковым в 2010—2011 годах (рекордные со времён Второй мировой войны). По сравнению с 2018 годом в 2019 году американские военные получат почти на 10% больше средств — из них 617 млрд являются базовой частью, 67 млрд идут на военные операции за рубежом, ещё 30 млрд выделяются для министерства энергетики США, которое занимается ядерными технологиями (в том числе и военными).

Надо отметить, что, несмотря на такой выраженный рост, оборонный бюджет США составит примерно 3,1% от ВВП, тогда как в 2010 году этот показатель достигал 4,5% (абсолютная сумма была незначительно выше, чем в 2019 году, но с тех пор заметно «поработала» инфляция, таким образом до рекордных значений пока довольно далеко). Для примера: в России военный бюджет равен примерно $46 млн, что составляет 2,8% от ВВП — несмотря на колоссальную разницу, общая финансовая нагрузка кардинально не отличается.

Главные акценты

Ожидаемо главными вызовами для безопасности США называются России и Китай, в несколько меньшей степени акцентируется внимание на КНДР, Иране и международном терроризме. Дополнительные средства выделены как на повышение присутствия в Европе (с целью сдерживания России), так и на развитие вооружения, предназначенного для сдерживания Китая и России. Здесь и гиперзвуковые технологии, и развитие системы противоракетной обороны (тенденция ещё с прошлого года — выделены средства на развёртывание ещё 20 противоракет системы GBI, являющейся единственной американской стратегической ПРО, кроме того, рассматриваются возможности по ускорению работ на год). Помимо этого, в полной мере профинансирована разработка новейшего стратегического бомбардировщика B-21 ($2,3 млрд), новой стратегической атомной подводной лодки класса Columbia ($3,7 млрд) и новой межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) наземного базирования ($0,3 млрд). Что касается этой работы над ядерной триадой США, то даже если в её продвижении и используется фактор России и Китая, на деле имеется проблема реального физического устаревания имеющихся подлодок класса Ohio, МБР Minuteman III и бомбардировщиков B-1b и B-52H — пришло время планового обновления этих типов вооружения.

Отдельно стоит выделить и вопрос создания нового вида войск — Космических сил. Несмотря на активные попытки президента США Дональда Трампа провести эту идею в жизнь, пока удалось создать космическое командование в рамках стратегического командования вооружённых сил США. Команда Трампа планирует создать отдельный вид войск в 2020 году, однако удастся это или нет, пока не совсем ясно. Интересно, что в России такой род войск давно существует и с 2015 года находится в составе Воздушно-космических сил (ВКС). В любом случае на космос в США обратили отдельное внимание — опять-таки во многом дискурс был связан с развитием возможностей России и Китая в том, что касается противоспутникового и гиперзвукового оружия. Выделены средства на развитие космических элементов противоракетной обороны — новых спутников раннего обнаружения пусков баллистических ракет, затребован доклад о возможных способах борьбы с гиперзвуковыми вооружениями и борьбе с ракетами на активном участке полёта.

Немалый акцент был сделан и на социальный фактор — на 2,6% было увеличено жалованье военнослужащих, что является лучшим показателем за девять лет, планируется улучшение системы льгот для семей военных. На развитие различной инфраструктуры также пойдёт больше средств ($10,5 млрд — рост 7%). Сама численность вооружённых сил вырастет на 24 100 человек, ещё на 1800 человек увеличится резерв.

Отмечен рост и в области закупок военной техники. Наиболее щедрое финансирование получила программа истребителя пятого поколения F-35 — в 2019 году будут закуплены 77 машин за $10,7 млрд (в 2018 году было приобретено 70 самолётов этого типа). Вдвое увеличены и закупки проверенного временем палубного истребителя F/A-18E/F Super Hornet — до 24 единиц ($2 млрд), что положительно скажется на боеготовности авиационных групп авианосцев. Военно-морские силы США получат 13 новых кораблей, из них три ракетных эсминца класса Arleigh Burke ($6 млрд) и две многоцелевые атомные подводные лодки класса Virginia ($7,4 млрд). Планируется и продолжение постройки серии новых авианосцев класса Gerald R. Ford. Закупки сухопутной техники также выросли, причём по некоторым позициям вдвое. Например, в 2019 году будет закуплено 135 модернизированных танков M1 Abrams за $2,7 млрд (против 56 в 2018 году) и 5113 бронеавтомобилей JLTV за $2 млрд (против 2777 в прошлом году).

В целом $152,9 млрд (22%) выделено на содержание военнослужащих, $283,5 млрд (41%) — на эксплуатацию имеющейся в вооружённых силах техники и инфраструктуры, $144,3 млрд (21%) — на закупки нового вооружения и $92,4 млрд (14%) — на исследования, разработку и испытания нового оружия.

Помощь иностранным государствам — Украина и Израиль в «фаворе»

В рамках американского оборонного бюджета на помощь Украине выделено $250 млн — сумма немалая, но и не очень большая, учитывая достаточно серьёзную численность украинской армии. Что касается ближайшего союзника США на Ближнем Востоке — Израиля, то на совместные работы в области ПРО выделено $380 млн — этим в немалой степени можно объяснить успех этой небольшой страны в том, что касается разработки систем противоракетной обороны.

Наказания для непослушных

Оборонный бюджет стал для американского руководства ещё одним инструментом санкционной политики. Так, согласно документу, министерству обороны США запрещено поставлять Турции истребители пятого поколения F-35A в течение 90 дней (за них уже внесена предоплата, а две машины уже построены). В этот срок должен быть представлен доклад об американо-турецкий отношениях, в том числе в свете поставок российских зенитных ракетных комплексов С-400, после чего будет решено, разрешить поставки или нет.

Удостоился своих санкций и Китай — они коснулись закупок телекоммуникационного оборудования ZTE и Huawei государственными структурами США — теперь это запрещено. Причиной этому стало подозрение, что эта аппаратура может использоваться Китаем в разведывательных целях.

Что касается России, то самые неприятные пункты, которые могли коснуться международных соглашений — Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и договора СНВ-3, в своём наиболее «ястребином» варианте приняты не были (были даже обсуждения о выходе из ДРСМД). В подписанном президентом документе пока лишь требуется подготовить доклады о том, соблюдает ли эти договоры Россия.

Реальным фактором понижения уровня американо-российских отношений могут стать ограничения по участию США в Договоре об открытом небе. Здесь Вашингтон имеет претензии к России в том, что касается полётов над Москвой, у границ Южной Осетии и Абхазии, а также над Калининградской областью (все они ограничены). С целью оказать давление на Москву в оборонном бюджете на 2019 год запрещено выделять средства на участие в работе консультативной комиссии в рамках договора. Это не позволит России завершить сертификацию нового самолета-разведчика Ту-214ОН, который создан специально для полётов в рамках Договора об открытом небе. На модернизацию американской техники средств также выделяться не будет. Более того, ещё одним пунктом стало изучение вопроса по замене формата разведывательных полётов на обмен спутниковыми снимками (к нему предлагается перейти с 2023 года). Интересно, что Москву в этом новом формате видеть не хотят.

Автор: Леонид Нерсисян

https://regnum.ru/news/economy/2465602.html

***

Комментарий: Бюджет закрытого неба

При Трампе расходы американской казны на оборону существенно выросли, но настоящая гонка вооружений пока не началась.

Президент США торжественно, на военной базе Форт Драм в горно-лесистой северной части штата Нью-Йорк, в окружении солдат и офицеров элитной 10-й горной дивизии подписал утвержденный Конгрессом оборонный бюджет на 2019 год на общую сумму в 717 млрд долларов. В преддверии будущих ноябрьских выборов в Конгресс Трамп на постоянной основе включился в предвыборную борьбу в поддержку Республиканской партии и потому постарался превратить подписание бюджета в агитационное мероприятие на тему о том, какой он замечательный президент, как любит армию, как заботится о ней и как возрождает глобальное величие Америки.

Кстати, закон об оборонном бюджете-2019 в Конгрессе назвали в честь сенатора-республиканца Джона Маккейна. В спиче при подписании бюджета Трамп ни разу не упомянул имени Маккейна, и именно это стало главной общественно-политической новостью внутри США.

В Пекине и в Москве новости были другие: Вашингтон обвинили в наращивании вооружений и в нарочитом провоцировании противостояния, как во времена холодной войны. В Москве американцев еще обвинили в том, что они фактически прекращают участие в Договоре об открытом небе (ДОН) от 1992 года (Китай в ДОН не участвует). Госдеп достаточно оперативно разъяснил, что это не совсем так. Включенные в оборонный бюджет-2019 ограничения на финансирование участия в ДОН увязаны с требованием исправления нарушений договора, в которых США обвиняет РФ. Кроме того, предусмотрено, как это обычно бывает в подобных случаях в США, право исполнительной власти (Госдепа, Пентагона и президента) все равно исполнять ДОН в полном объеме, если они сочтут, что этого требуют интересы национальной безопасности.

Американский оборонный бюджет кажется непомерным. Но структура расходов в США совершенно другая: оборонный бюджет — это в основном расходы на содержание вооруженных сил и на разные социальные нужды — на зарплаты, на пенсии ветеранам, на медицинское обслуживание военнослужащих и ветеранов, на школы и детсады, на жилье и выплаты женам и т.д. Собственно на госзакупки вооружений и техники уходит меньше 20% бюджета. В России (и в КНР) совсем другие зарплаты, социальные и медицинские стандарты. Если сравнивать именно госзакупки техники, при этом учитывая особенности российской системы оборонного ценообразования, скрытые субсидии и перенос оборонных расходов из бюджета Минобороны в бюджеты других ведомств, то окажется, что в этом компоненте российские и американские расходы вполне сравнимы.

Это сказка, что, мол, у нас паритет с Америкой выходит во много раз дешевле, типа, за счет природной смекалки. Да, можно экономить на людях и на социальных расходах, что всегда и делалось, а дееспособная современная техника и ее разработка в конечном итоге стоит столько, сколько стоит. Паритет даром не дается, и общее бремя оборонных расходов для общества у нас намного больше, чем в Америке, — что в советское время, что сейчас. Только в США оборонные расходы обсуждают и считают гласно.

В Америке во время второго президентства Барака Обамы оборонные расходы последовательно секвестрировали в попытке существенно сократить общий дефицит федерального бюджета. Одновременно шло существенное одностороннее сокращение нестратегических ядерных вооружений, поскольку Обама — принципиальный сторонник полного ядерного разоружения. Америка фактически разоружалась, а Россия тем временем вооружалась: тайно восстанавливала старое оружие массового поражения вроде ядерной артиллерии (в США ее полностью и навсегда ликвидировали после окончания холодной войны), а еще тратила немалые деньги, чтобы довести до ума брошенные на полпути советские ядерные разработки, которые президент Путин с такой гордостью представлял, зачитывая послание 1 марта.

При Трампе оборонный бюджет существенно вырос, но настоящая гонка вооружений пока не началась. В 2019 году в США вырастут зарплаты военных и социальные выплаты, несколько возрастет численность вооруженных сил, чтобы компенсировать сокращения времен Обамы, и будут больше тратить на боевую подготовку, в том числе на передовое базирование для сдерживания РФ и КНР. Но пока не видно никаких принципиально новых вооружений — идут серийные закупки в соответствии с давно сверстанными планами кораблей и летательных аппаратов, модернизация старой бронетехники и т.д. Конечно, выделены дополнительные средства на разработку новой техники, в том числе на программы, которые при Обаме хотели закрыть.

Сегодня, похоже, единственное, что может хоть на время объединить республиканцев с демократами, — это противостояние внешнему врагу, то есть РФ и Китаю. Так что можно не сомневаться, что из этих оборонных Научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) вырастут в Америке принципиально новые, революционные виды всякого вооружения. Российским военным и ВПК не придется в будущем вести гонку вооружений в одиночку, старательно выдумывая несуществующие угрозы. Они станут реальными, а бюджет Пентагона на 2019 год может через какое-то время показаться совсем мирным.

С окончанием холодной войны рассосалось (казалось, навсегда) вооруженное противостояние в Европе, что было оформлено целым рядом бессрочных договоров по ограничению различных вооружений и по разным мерам военного доверия. Теперь, когда очевидно нарастает новое континентальное противостояние, эти договоры и соглашения объективно становятся анахронизмом. Если есть сильное желание найти врага, никакие «меры доверия» этому не помешают.

В 2007-м Москва списала в утиль Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Остальные еще держатся, но по ним Россия и ее западные противники обвиняют друг друга в существенных нарушениях и, главное, не видно ни в Москве, ни в Вашингтоне серьезного желания и политической воли разрешить противоречия, которые часто выглядят довольно анекдотично.

Москва не пускает иностранные самолеты-разведчики летать по протоколу ДОН над центром столицы (над Кремлем, Генштабом и пр.), а также над резиденцией «Бочаров Ручей» в Сочи. В последнем случае, формально прикрываясь тем, что рядом Абхазия, которая не является участником ДОН, и у абхазов надо, мол, запрашивать разрешение. Естественно, для США и прочих там не Абхазия, а Грузия (страна — участница ДОН), а потому запрет — незаконен. США в ответ ввели ограничения для России, которая, в свою очередь, в ответ ввела свои дополнительные ограничения и т.д.

В августе 2017-го американцы разрешили пролет разведывательного Ty-154М-ЛК1 по протоколу ДОН над центром Вашингтона, над Белым домом, Капитолием и Пентагоном, но ответной любезности — разрешения на пролет над Кремлем и Генштабом — не получили.

Впрочем, американцам ДОН практически не нужен. У США самая мощная и передовая в мире группировка спутников-шпионов и еще стратегические высотные беспилотники Global Hawk с аппаратурой, намного превосходящей ту, что можно устанавливать по правилам ДОН на самолеты.

Конечно, для других стран — участниц инспекции в рамках ДОН — это очень важный, независимый от США канал сбора развединформации об РФ. Потому у шведов есть оборудованный и сертифицированный для ДОН разведсамолет Saab-340. Канада, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция, Греция, Италия, Португалия и Испания совместно используют переоборудованный транспортник C-130 Hercules с навесным разведконтейниром SAMSON. У Болгарии, Румынии и Украины еще остались Ан-30. Немцы в 2017 году закупили и переоборудуют Airbus A319. Наше Минобороны серьезно потратилось и закупило два полностью цифровых Ту-214ОН, которые теперь пытается сертифицировать для ДОН на замену старым Ан-30Б и Ту-154М-ЛК-1.

Но Конгресс в бюджете-2019 отказался выделить Пентагону средства на замену двух имеющихся Boeing OC-135B, сертифицированных для ДОН, постройки еще начала 60-х. У OC-135B, как сообщают, бортовая электропроводка отказывает от старости. Американцам скоро не на чем будет летать по ДОН — хоть у России арендуй. В любом случае сертифицировать новые Ту-214ОН они, скорее всего, откажутся. Если Москва срочно не пересмотрит свои дурацкие ограничения, открытое небо скоро закроется, поскольку каждая из сторон утверждает, что ничего не нарушала и во всем права, а другая во всем не права, что, кстати, очень напоминает типичный ход официальных дискуссий во времена первой холодной войны.

Автор: Павел Фельгенгауэр, обозреватель «Новой газеты»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/16/77510-byudzhet-zakrytogo-neba?utm_source=push


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Нерсисян, Павел Фельгенгауэр

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.09.2018. Просмотров: 36

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta