О миграционном кризисе в ЕС, устроенный белорусскими властями, и провале проекта "Восточное партнерство"

Содержание
[-]

***

Фатальный исход

Миграционный кризис, устроенный белорусскими властями, пока выглядит из Брюсселя как проблема локальная. Но это пока.

Почти катастрофическая для малой балтийской страны проблема, особенно учитывая, что Литва, как и другие новички ЕС, была долго выключена из общемировых миграционных процессов, на европейском фоне не выглядит экстраординарной. У жителей «старой Европы» присутствие мигрантов и их потомков не вызывает шока, хотя и доставляет некоторые неудобства. Сегодня гораздо серьезнее перспектива наплыва афганских беженцев, и в Европе боятся, как бы она не стала повторением сложного 2015 года. Одним из каналов этого наплыва может стать Беларусь.

Брюссель и страны союза отреагировали на действия Лукашенко как на продуманный акт гибридной войны отчаявшегося диктатора, от которого наивно было бы ожидать оглядки на ценность человека. Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель в заявлении от имени всех членов союза назвал создание такого кризиса «инструментализацией мигрантов и беженцев» и приравнял его к торговле людьми — тяжкому уголовному преступлению. По его словам, Минск использует мигрантов как армию.

В конце июня Беларусь объявила о приостановке участия в Восточном партнерстве — начатом в 2009 году проекте, цель которого — приблизить шесть бывших советских республик к Европе. Отношения Беларуси с ЕС опускались временами ниже плинтуса, но Минск держался за этот проект. На этот раз Лукашенко сигнализировал, что больше не связан лишними условностями с Брюсселем.

ЕС на своей территории организаторов незаконного перехода границы и торговли людьми ловит, судит и сажает в тюрьму. За ее пределами у него нет средств воздействия, кроме санкций. Лукашенко и его окружение обложены санкциями по горло, но резервы, наверное, еще есть, и Боррель обещал, что ЕС рассмотрит новые ограничительные меры. Литве и другим соседствующим с Беларусью членам ЕС помощь от союза, конечно, будет и уже оказывается: деньгами, развертыванием системы быстрого пограничного реагирования FRONTEX и дополнительными техническими средствами. Но Лукашенко расчетливо нанес удар в самую больную для Европы точку.

Он ничего не изобретал, а использовал известный рецепт. Турция, с которой ЕС подписал в марте 2016 года соглашение ценой в 6 миллиардов евро об ограничении миграционных потоков, без колебаний применяла этот рычаг, когда у нее возникал конфликт с европейцами. Обещанное гражданам Евросоюза эффективное управление миграционными потоками для защиты внешних границ связано с выдворением тех, кто по закону не имеет права находиться в ЕС, то есть с насилием. Пускай в соответствии с законодательством ЕС и международным правом, без огня на поражение, с рассмотрением прошений об убежище… Но с этическими и эмоциональными моментами, которые легко использовать внутренним и внешним оппонентам. 

Так было в 2015 году, когда кризис стал вызовом европейскому единству, привел к усилению популистских националистических партий. Комиссар ЕС по внутренним делам Ильва Йоханссон, будучи в Вильнюсе, неосторожно назвала «хорошей идеей» план строительства четырехметровой стены на границе между Литвой и Беларусью. На ежедневном брифинге в Брюсселе представитель Еврокомиссии поспешил внести имиджевый нюанс: мол, ЕС оказывает помощь в управлении границами, но «не финансирует строительство барьера как такового»… ЕС поможет с временным размещением мигрантов, которым удалось перейти границу, с регистрацией заявок на убежище, с организацией выдворения остальных. У ЕС есть «комплексный подход» к этой проблеме, в том числе через диалог со странами происхождения и транзита мигрантов. И есть рычаги давления на них. 

В Беларусь мигранты прибывают самолетами из Ирака и Турции, такими же, какие везут российских курортников на египетские и турецкие пляжи. Только чартеры в одну сторону. Количество рейсов из Стамбула и Багдада в Минск увеличилось. Из минского аэропорта при содействии государства организован автобусный трансфер «туристов» к литовской границе. Беларусь также ведет переговоры с Пакистаном о либерализации визового режима. Очевидно с прицелом на будущий поток афганских беженцев. 

На прошлой неделе Боррель говорил с министром иностранных дел Ирака Фуадом Хусейном, просил разъяснений и сказал, что рассчитывает на поддержку Ирака в отмене рейсов из Багдада в Минск. Глава Евросовета Шарль Мишель планирует скоро пообщаться с премьер-министром Ирака, чтобы договориться о репатриации мигрантов. На 18 августа, несмотря на официальные каникулы, в брюссельских учреждениях назначена экстренная онлайн-встреча министров внутренних дел ЕС по миграционному кризису в Литве. Министры иностранных дел подхватят эту тему на своем совещании 21 сентября. «Большинство мигрантов, прибывающих в Литву, — это граждане Ирака, и им будет отказано в убежище», — сказал Адальберт Янц, пресс-секретарь комиссара ЕС по внутренним делам. Он подчеркнул, что встанет вопрос об их скорейшем возвращении и реадмиссии. Ирак не входит в список «небезопасных» стран, гражданам которых предоставляется политическое убежище в ЕС. 

Если страны ЕС не договорятся, то европейскую солидарность в вопросах миграции ждет испытание. Особенно когда дело дойдет до переселения соискателей убежища из Литвы, страны с населением 2,8 миллиона человек, в другие государства союза. Создание такого механизма при всей его необходимости и логичности остается источником крайней напряженности между 27 странами ЕС. Острое неприятие вызвала предложенная Брюсселем после кризиса 2015 года идея квот расселения просителей убежища (большая часть из них прибывала в Италию и Грецию). Члены ЕС так и не смогли согласовать общую миграционную политику в том виде, как это предложила Еврокомиссия. Самое активное сопротивление оказывали как раз страны восточного фланга. 

Евросоюз вовсе не против миграции. Наоборот, он видит в ней один из источников своего развития. Боррель, заступая в 2019 году на пост координатора внешней политики ЕС, приводил в пример Испанию и Францию, которые в последние годы обеспечили прирост населения исключительно за счет миграции. В прошлом ЕС сосредоточивался на сдерживании миграции и охране границ. Нынешний председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен и ее команда выступают за комплексный подход, включая партнерство со странами происхождения и транзита. Брюссель хочет наладить легальные пути для мигрантов с профессиями и навыками, в которых нуждается Европа. 

По идее, миграция в Европу будет состоять из двух потоков: трудоустройства квалифицированных работников (за которых их странам европейцы фактически будут платить) и тех, кто нуждается в международной защите (собственно беженцев), которые после обучения (или дети которых) должны попутно интегрироваться в европейский рынок труда. Как можно больше нелегальных мигрантов предполагается вернуть на родину. Опять же не безвозмездно, по соглашению с их странами. До сих пор репатриация была проблемой для стран ЕС. В 2018 году только 36% из тех, кому было предписано покинуть страну после отказа в убежище, действительно сделали это.

Сейчас многие страны ЕС нервничают в связи с событиями в Афганистане, которые могут спровоцировать повторение миграционного кризиса 2015 года. Тогда хаотичный наплыв более миллиона человек с Ближнего Востока нарушил системы безопасности и социального обеспечения, усилил политические позиции крайне правых. ЕС не настроен на приостановку текущей политики по выдворению нелегальных мигрантов, в том числе и афганских. Еврокомиссия сообщила, что получила письмо шести стран ЕС от 5 августа. Австрия, Дания, Бельгия, Нидерланды, Греция и Германия требуют у Брюсселя, чтобы тот, несмотря на успехи «Талибана» (запрещенной в РФ организации) по расширению контроля над территорией страны, не прекращал депортации из ЕС афганцев, которым отказано в предоставлении убежища. Это «послало бы неверный сигнал и, вероятно, побудило бы еще больше афганских граждан покинуть свои дома и отправиться в ЕС».

Афганцы и до этого были одной из основных групп нелегальных иммигрантов в ЕС. Только в прошлом году — 44 тысячи человек. С 2015 года около 570 тысяч афганцев обратились с просьбой о предоставлении убежища в ЕС. По оценкам, 4,6 миллиона афганцев уже стали перемещенными лицами, большинство из которых находится регионе, в основном в Пакистане и Иране. Авторы письма призывают ЕС лучше помочь Кабулу, Исламабаду и Тегерану. Из мигрантов страны ЕС примут тех, кто сотрудничал с международными силами или имеет право на международную защиту.

Автор Александр Минеев, соб. корр. в Брюсселе

https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/12/fatalnyi-iskhod

***

Латвия заняла исходные позиции

Рига посмотрела на Литву и решила бороться с миграционным кризисом максимально жестко.

Миграционный кризис, вызванный наплывом беженцев из стран Африки и Ближнего Востока с территории Беларуси, разрастается: вслед за Литвой 10 августа чрезвычайную ситуацию объявила Латвия в четырех приграничных районах. Согласно постановлению МВД, режим ЧС будет действовать до 10 ноября. У полиции и вооруженных сил беспрецедентные права: им разрешено применять физическую силу в отношении нелегальных мигрантов. 

Начальник Государственной пограничной охраны Гунтис Пуятс сообщил, что недавно задержали 65 человек, незаконно пересекших границу. Всего же с начала года задержали около 350 нелегальных мигрантов — это не так уж много по сравнению с соседней Литвой, где за тот же период было зафиксировано более 4000 случаев незаконного пересечения границы. В основном приезжают молодые мужчины и женщины с детьми — некоторые, говорят в пограничной охране, прибывают организованными группами и даже не знают, что оказались в Латвии, считают, что это Германия. Так что решение о режиме чрезвычайной ситуации во многом принято с оглядкой на Литву — и с пониманием, что разместить несколько тысяч человек будет очень сложно. Возможности существующего центра по размещению беженцев уже исчерпаны, мест почти не осталось.

Режим чрезвычайной ситуации прежде всего позволяет усилить охрану границ — теперь вместе с пограничниками их будут патрулировать сотрудники госполиции и Национальные вооруженные силы. Их задача — не пускать: они будут иметь право отдать приказ человеку, незаконно пересекшему границу, вернуться в страну, из которой он прибыл, то есть в Беларусь. В случае неповиновения, сказано в постановлении, они смогут применить «физические силы и специальные средства», какие именно — не уточняется. Кроме того, на время ЧС на тех территориях, где она объявлена (то есть граничащих с Беларусью), запрещено принимать прошения о предоставлении убежища. «Таким решением мы фактически закрываем границу между Латвией и Беларусью, — заявил премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш. — Если кто-то попытается пересечь ее нелегально, то этого человека любезно, но в обязательном порядке вернут на территорию, с которой он прибыл». Жесткость решения министр внутренних дел Мария Голубева объяснила тем, что идет «гибридная война», объявленная Беларусью. Тех, кто все-таки оказался на территории Латвии, государство обеспечит жильем. Правда, очень условным и временным: речь идет о палаточных городках, как в Литве, они будут создаваться в приграничных районах. Кроме того, предполагается, что полиция и армия будут обеспечивать живущих там мигрантов едой и медикаментами.

Автор Мария Епифанова, «Новая газета»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/11/latviia-zaniala-iskhodnye-pozitsii

***

Европейские сказки: провалы «Восточного партнёрства»

Проект «Восточное партнёрство», направленный на укрепление связей между Евросоюзом и шестью постсоветскими странами (Азербайджан, Армения, Грузия, Белоруссия, Молдавия, Украина) не оправдывает ожиданий. Программа, инициированная Варшавой, длится более 10 лет, однако её результаты сомнительны, что признают западные политологи. Но чего ждать России в условиях, если Евросоюз снова начнёт активно сотрудничать с соседями Москвы?

Польская политолог Малгожата Бониковская негативно оценила перспективы «Восточного партнёрства». Главной идеей проекта была интеграция постсоветских стран в ЕС. Однако, по её мнению, программа оказалась несостоятельной, в частности из-за усиления России. Ещё в 2014 году Бониковская в одной из статей отмечала, что проект можно реализовать лишь в долгосрочной перспективе, и то частично. Уже тогда она выделила те страны, которые серьёзно относятся к ВП (и оказалась права) — Грузия, Молдавия и Украина. Её прогноз не случайно появился в тот год, когда Крым воссоединился с Россией, а Киев в Донбассе инициировал гражданскую войну. Бониковская отмечала, что стабильность в регионе — ключевое условие успешного взаимодействия между Евросоюзом и этими странами. В условиях военного конфликта, взаимных экономических санкций и возможной активизации конфликтов в Грузии и Молдавии нормальная интеграция этих государств в ЕС невозможна.

В таких условиях Польше следовало бы стать страной-посредником, которая поможет наладить диалог между Россией, странами — членами программы и Европейским союзом, отмечала Бониковская. Вместе с тем, подчеркивала она, Западу следует занять выжидательную позицию до существенного кризиса, который ослабит российскую власть и усилит гражданское общество. Однако этого не произошло — Варшава продолжила жёсткую политику по отношению к Москве, выступив с открытым забралом. Она и не пытается выступать в роли медиатора: в «нормандскую четвёрку», которую создали, чтобы урегулировать ситуацию на Украине, Польша не вошла. Сотрудничество с Россией было фактически заморожено. 

Варшава пытается всячески укрепить сотрудничество с Киевом и помочь интегрировать его в ЕС в рамках других проектов, таких как Люблинский треугольник. Активизируется и военное сотрудничество — в 2014 году была создана литовско-польско-украинская бригада, которая уже приняла участие во множестве международных учений. Агрессивная линия политики, которая не предполагает сотрудничества с Россией, приводит к тому, что напряжённость в регионе не спадает, а нарастает. Но «Восточное партнерство» все же перестало быть актуальным не из-за смены курса от сотрудничества с Россией на конфронтацию с ней.

Еще до событий 2014 года Евросоюз не хотел идти на диалог ни с Москвой, ни с кабинетом Виктора Януковича. Тогдашний украинский президент затребовал ряд финансовых уступок, например, устранение ряда торговых ограничений на импорт украинской продукции, внедрение программ бюджетной помощи со стороны ЕС и МВФ, а также политических, к примеру, урегулирование проблем с Россией. Однако договариваться с Януковичем не стали. Соглашение об интеграции тогда подписали Молдавия и Грузия. Эти страны, а также Украина в настоящее время стали основой «Ассоциированного трио» — аналога «Восточного партнёрства». 

Нынешний президент Украины Владимир Зеленский называет формат ВП «полуживым» из-за отсутствия видения стратегических целей проекта. Скептически он отнёсся и к запланированной в декабре сего года встрече его участников. «Нам не нужен саммит ради саммита», — заключил Зеленский. Особый вес его словам придаёт недавний выход Белоруссии из программы. Если проблемы очевидны даже самим участникам партнёрства, значит, проект испытывает кризис. В чём его причина? Может, дело в том, что цели, которые были озвучены ещё в год создания программы, то есть в рамках декларации по итогам Пражского саммита 2009, не были полностью достигнуты? А что это вообще за цели?

Читаем выдержку из документа: «Основная цель Восточного партнерства — создать условия, необходимые для ускорения процесса политического ассоциирования и дальнейшей экономической интеграции между Европейским союзом и заинтересованными странами-партнерами <…> Восточное партнерство обеспечит дополнительный импульс для экономического, социального и регионального развития стран-партнеров».

Частично эти требования выполнены: на Украине, в Молдавии и Грузии введён безвизовый режим со странами Евросоюза. Они также подписали соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли. В 2020 году Ереван добился соглашения с ЕС о начале переговоров по либерализации визового режима. Также страны подписывали соглашения, которые должны укрепить сотрудничество стран в разных сферах экономики. Так, в январе 2011 года Азербайджаном и Евросоюзом была подписана совместная декларация о «Южном газовом коридоре» по предоставлении газа и прочих минеральных ресурсов на европейский рынок. Баку также был включен в программу «EU4Energy», запущенную 2016 году и направленную на поддержку стран Восточного партнерства.

Однако доля стран Евросоюза в торговле стран — участниц Восточного партнёрства снижается на протяжении многих лет. Это не касается Украины и Молдавии, которые с начала 2010-х стремительно нарастили торговлю с ЕС. Притом во всех случаях (кроме украинского) динамику развития торговых отношений определяет лишь экспорт товаров, а импорт изменяется гораздо медленнее. Доля стран Евросоюза в товарообороте Азербайджана изменилась незначительно. Однако перемены есть и они в худшую сторону, экспорт из Баку в Брюссель существенно превышает импорт. Притом экспорт на 98% состоит из полезных ископаемых. Такая структура экспорта характерна скорее для «банановых республик» — они не способны предложить богатым странам ничего, кроме своих необработанных ресурсов.

Кроме того, почти все государства, участвующие в «Восточном партнёрстве», испытывают серьёзные проблемы из-за депопуляции, а Украина вообще входит в десятку стран мира, в которых население убывает быстрее всего. Выходит, проект нужен лишь для того, чтобы выкачать побольше ресурсов из стремительно стареющих и вымирающих окраин бывшего СССР?

Автор Михаил Розен

https://regnum.ru/news/polit/3329268.html

***

Олаф Шольц: Евросоюзу нужна новая Восточная политика в отношении РФ

России нужно смириться с дальнейшей интеграцией Европы, считает кандидат на пост канцлера ФРГ от СДПГ. ЕС должен четко заявить о неприемлемости насильственного передела границ в Европе, подчеркнул он в интервью DW.

Кандидат на пост федерального канцлера от Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Олаф Шольц (Olaf Scholz) призвал Евросоюз к разработке новой Восточной политики. "То, что нам нужно, - это возрождение идеи КБСЕ (Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе. - Ред.) и ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. - Ред.), но на сей раз - от имени Европейского Союза", - сказал он в интервью DW в среду, 11 августа.

"Я также выступаю за то, чтобы Россия и другие страны смирились с дальнейшей интеграцией Европы. Мы не хотим вернуться к политике 17, 18 и 19 веков, когда политику делали друг с другом крупные державы - Россия, Германия, Франция, Англия. Если мы хотим обеспечить общую безопасность в Европе, то этим должны заниматься Европейский Союз и Россия", - считает Шольц.

По словам Олафа Шольца, Евросоюзу нужно со всей ясностью заявить, что он больше не потерпит насильственного передела границ в Европе. "Россия нарушила это, аннексировав Крым, что стало очень и очень большой проблемой. У нас также по-прежнему проблемы из-за сложной ситуации на востоке Украины. Поэтому необходимо, чтобы все вернулись к верховенству права, а не к праву более сильного", - подчеркнул кандидат на пост канцлера ФРГ от СДПГ в интервью DW.

Говоря о диалоге между Берлином и Москвой, Шольц отметил, что правительство Германии всегда встречалось с российским правительством, и в последние годы между ними было много переговоров. "Есть добрая традиция, заложенная в Германии Вилли Брандтом (Willy Brandt) и Гельмутом Шмидтом (Helmut Schmidt), касающаяся совместной безопасности в Европе. На этот счет имеются и принятые КБСЕ/ОБСЕ решения с общими критериями, к которым относится и ясное заявление о том, что границы в Европе более не должны подвергаться насильственному переделу", - сказал он.

Автор Сергей Ромашенко  

https://p.dw.com/p/3yr4c


Об авторе
[-]

Автор: Александр Минеев, Мария Епифанова, Михаил Розен, Сергей Ромашенко

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.08.2021. Просмотров: 32

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta