Лукашенко для Москвы, конечно, не подарок, но при нем Беларусь точно не станет членом НАТО

Содержание
[-]

***

Горе лукавое

Москва после некоторых сомнений прошлым летом, когда режим Александра Лукашенко зашатался под давлением массовых протестов, все же решила его всячески поддержать. То есть самого-то Лукашенко во властных структурах РФ откровенно не любят и не доверяют ему ни в чем, но альтернатива, скажем, с заменой его на Светлану Тихановскую, которая, по мнению многих в самой Беларуси и за ее пределами, победила на президентских выборах 9 августа 2020-го, кажется намного хуже.

Мол, будут новые выборы с непредсказуемым исходом, демонтаж полицейского государства, дестабилизация и демократизация, и это все настолько ужасно, что лучше совсем не надо. Тихановская и ее советник (представитель) по иностранным делам, кадровый белорусский дипломат Валерий Ковалевский, утверждают, что неоднократно пытались установить какие-либо, пусть неофициальные, контакты «с Кремлем», но ничего не вышло. Что бы Тихановская и ее соратники ни говорили о будущей демократической Беларуси, которая сохранит близкие отношения с путинской РФ, в Москве им никто не верит. В условиях нарастающего военного и политического противостояния с Западом тут видят только одно: неизбежное, в случае падения Лукашенко, продвижение баз НАТО и «танков» с польской границы на Буге на восток за Днепр, к Могилеву и Орше, к порогу Смоленска. Так и до Москвы недалеко. Остается терпеть Лукашенко, но это нелегко.

Даже в нарастающей международной изоляции белорусский правитель не стал сговорчивее. Продолжает публично отвергать любые разговоры об интеграции Беларуси и России в единое, а не фиктивное союзное государство, как «глупые» и «абсолютно ненужные». Конечно, эти его высказывания, прежде всего, попытка объединения расколотого белорусского общества на патриотической основе, чтобы ослабить оппозицию. Но ведь он и вправду воссоединяться никак не намерен, и непонятно, что нашим начальникам с этим делать.

Договориться с Лукашенко по экономическим вопросам также непросто. Режиму в Минске для стабилизации срочно нужны деньги, и добывать их готовы где придется. Например, российскую нефть через Беларусь прокачивает УП «Запад-Транснефтепродукт», которое вместе с трубопроводами и прочим имуществом принадлежит российской госмонополии ПАО «Транснефть». Минск попытался в 2021-м резко (почти на 25%) повысить тариф на прокачку российской нефти через территорию Белоруссии. Москва решительно отказалась, и по действующему соглашению тариф был проиндексирован на 6,7%. В ответ Минск увеличил ставку налога на прибыль с 18% до 50% и ввел экологический сбор, специфически направленный против «Запад-Транснефтепродукта», а белорусские госструктуры, включая местное КГБ и МВД, усилили проверки компании. В «Транснефти» полагают, что «Запад-Транснефтепродукт» ждет скорое разорение и принудительное банкротство, а российские нефтепроводы и прочее имущество в Белоруссии будут национализированы.

Россия и Беларусь — военные союзники. По словам Лукашенко, совместное противостояние НАТО обсуждалось во время саммита с Владимиром Путиным в феврале в Сочи, а в марте министры обороны двух стран Сергей Шойгу и Виктор Хренин на переговорах в Москве договорились о создании трех учебных центров для совместной подготовки военнослужащих в Нижегородской области, где находится самый современный армейский тренировочный полигон, а также в Калининградской области (Россия) и в Гродненской области (Беларусь) — то есть по обе стороны так называемого Сувалкского коридора в сотню с лишним километров, что отделяет калининградский анклав от Беларуси. Он же — единственный сухопутный коридор между Прибалтикой и остальными странами-членами НАТО. Центры совместной подготовки станут символом военной интеграции, но не более того.

Осенью запланированы совместные стратегические учения «Запад–2021» по отражению военной угрозы со стороны НАТО, а прямо сейчас начались тактические совместные тренировки бойцов российских ВДВ и белорусских Сил специальных операций (ССО) сначала в Ульяновской, а потом в Минской областях. На учениях «Запад» в прежние годы белорусы частично мобилизовывали и развертывали немало резервистов, поскольку оборона страны строится на милиционно-мобилизационных принципах, а совместные тренировки ВДВ и ССО в марте 2021-го будут совсем немногочисленные, на несколько сотен человек.

Лукашенко вряд ли сейчас готов массово призывать и раздавать оружие собственным гражданам-резервистам, поскольку непонятно, куда они могут его повернуть. Еще Лукашенко предложил вместо возможной российской авиабазы в Беларуси, о которой в последние годы несколько раз заходил разговор между Минском и Москвой, разместить новейшие российские боевые самолеты с новейшим вооружением «на наших базах, и наши ребята будут летать вместе с россиянами». Выглядит это предложение издевательством. Москва типа поставляет и содержит дорогостоящую технику, а реально контролировать ее будет Минск. Союз с Лукашенко стоит очень дорого, а единственная практическая польза состоит, похоже, в том, что при нем Беларусь никогда не примут в НАТО, даже если вдруг попросится.

В 2020-м Лукашенко еле удержался у власти, но массовые протесты и международная изоляция, видимо, только усилили позиции Минска в бесконечном торге с Москвой. Сейчас опять не время пытаться приструнить несговорчивого союзника: началась эскалация конфликта в Донбассе, и нарастает воинственная риторика по обе стороны линии фронта. Все больше разговоров в Москве и в Киеве о возможной «большой войне» к маю, когда подсохнут поля и грунтовые дороги после весенней распутицы. В такой ситуации никакая дестабилизация любого свойства в Беларуси недопустима. Лукашенко понимает это лучше всех и ведет себя соответственно. Какое союзное государство — таков и союзник.

Автор Павел Фельгенгауэр

https://novayagazeta.ru/articles/2021/03/09/gore-lukavoe

***

Работа посла РФ в Беларуси: «чего изволите?» и «как бы чего не вышло»

Российская дипломатия не проявляет последовательности в общении с оппозицией в странах ближнего зарубежья и многое от этого теряет. Диалог вовсе не обязывает к сотрудничеству, однако способствует взаимопониманию.

Не только между союзниками, но и между врагами возможен и в ряде случаев необходим диалог, что прекрасно иллюстрирует вся история дипломатии. Даже накануне нападения гитлеровской Германии на СССР между ними поддерживались дипломатические отношения: работники МИД доносили официальные позиции по разным вопросам, конкретизировали их, обменивались аргументами и так далее. МИД РФ сейчас поддерживает отношения с западными «друзьями и партнёрами» даже в условиях взаимного применения санкций.

Важнейшей задачей дипмиссии является ясное представление о стране пребывания, что предполагает коммуникацию с негосударственными институтами. Из-за непрофессионализма и элементарной лени сотрудники посольства могут уклоняться от этого важнейшего участка работы, являющегося необходимым условием формирования целостной и объективной картины о партнёре для своего правительства. Совершенно оправданно именно это направление своей деятельности считают приоритетным кадровые сотрудники МИД стран, конкурирующих с Россией в регионе ЦВЕ.

В таком ракурсе опубликованное 9 марта интервью посла России в Белоруссии выглядит по меньшей мере странно. Дмитрий Мезенцев заявил об умышленном отказе от контактов с представителями оппозиции в другой части Союзного государства. По словам Мезенцева, представители оппозиционного «Координационного совета по трансферу власти в Белоруссии» направляли ему лично свои предложения вступить в диалог. «Предметом встречи обозначались в том числе направления взаимодействия так называемого Координационного совета с Российской Федерацией», — сообщил чиновник в интервью РБК. Посол отказался от таких встреч, так как российские дипломаты якобы не готовы разговаривать с такими «силами».  «Российское посольство готово разговаривать с теми общественными силами, которые не ведут работу по подрыву государственных устоев Республики Беларусь», — пояснил Мезенцев.

Прямо противоположный подход демонстрируют главы дипломатий Евросоюза, США, Британии и других западных стран, демонстрирующие готовность и желание разговаривать со всеми — и с официальными представителями государств, и с оппозицией, в том числе маргинальной. Ряд экспертов связывают успехи геополитических врагов России на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье именно с такой, принципиально иной парадигмой мышления и вытекающей из этого иной, более гибкой и эффективной практикой.

Официальный представитель России в Белоруссии не постеснялся признаться в непонимании белорусских реалий. Говоря об отказе контактировать с местным оппозиционным КС, Мезенцев сказал: «Он один или их, может быть, пять, или двадцать — это люди, которых никто никогда не выбирал, это люди, не облеченные доверием миллионов избирателей. Это люди, которые сами себя определили таковыми. Не дело сейчас определять мотивацию этих поступков. Но это такое одно из общественных объединений, может быть, такое же, как общество любителей книги, филателистов, нумизматов, болельщиков того или иного клуба. Но тогда они и должны заниматься в общественном поле клубной работой, а не заниматься свержением власти».

Любопытно, что менее месяца назад тот же Мезенцев лично присутствовал на собрании таких же людей, которых народ не выбирал и которых тоже совершенно безосновательно позиционировали выразителями интересов миллионов граждан Белоруссии. Российский посол даже аплодировал главному спикеру такого «Всебелорусского народного собрания» — Александру Лукашенко, неоднократно признававшемуся в фальсификациях выборов. Сейчас российский дипломат сравнил белорусский оппозиционный КС с клубом филателистов, а тремя неделями ранее щедро лил елей по аналогичному поводу, — нахваливая официозное ВНС. Более того, Мезенцев поддержал официальный Минск в политических репрессиях и назвал уголовное преследование членов КС деятельностью «адекватной и конституционной». Логики и последовательности в таком подходе искать не следует.

Нынешний состав посольства России в Белоруссии демонстрирует тот же уровень компетентности и подходы, которые были явлены при каденции Александра Сурикова. Как и уходящий на должность госсекретаря Союзного государства Дмитрий Мезенцев, Суриков тоже весьма условно разбирался в белорусских реалиях и молчал, когда надо было говорить и решительно действовать в защиту русских интересов. Порочная практика «суриковщины» докатилась до открытой поддержки антирусских акций, например — в уголовном «деле регнумовцев».

Такая практика полностью устраивала официальный Минск, позволяя за российский счёт разворачивать русофобскую «белорусизацию» внутри республики и внешнеполитический «разворот на Запад». Именно в период «суриковщины» глава администрации белорусского президента Владимир Макей вёл тайные переговоры с официальными представителями Запада, жалуясь им на «российскую угрозу» и выпрашивая помощь в противостоянии с Россией. Ту же практику продолжил он и во главе МИД Белоруссии, добившись немалых успехов в заморозке союзного строительства с Россией, подрыве российских инициатив (в частности, по федерализации Украины в 2014 году), организации прозападной сети в Белоруссии, сопровождении информационных войн с Россией, ослаблении ответных российских санкций против Запада и так далее.

Михаил Бабич на посту посла России — спецпредставителя российского президента, объективно не смог принципиально изменить подходы МИД РФ к работе на белорусском направлении. Проблема в том, что «суриковщина» стала системным фактором российской дипломатии. В этой среде Бабич выглядел белой вороной, системным революционером и, что хуже всего, — открытым застрельщиком российских интересов в противовес массе приспособленцев, в том числе на руководящих постах в МИД РФ.

Бабич был единственным российским послом, осмелившимся открыто подвергнуть критике святая святых официального Минска — политику «белорусизации», в ходе которой власти вполне гармонично сотрудничали с местной русофобской оппозицией. Он публично заявил, что это не должно происходить «за счёт ущемления прав русского языка, совместной культуры, совместных исторических фактов, а также фальсификации истории». Стоит вспомнить, что Мезенцев по поводу «белорусизации» с самого начала своей каденции многозначительно молчит, в то время как Суриков относился к действиям властей в этом вопросе с пониманием и даже одобрением.

Кроме того, Бабич впервые подсчитал, во сколько примерно обходится Москве союзничество с «многовекторным» Минском, периодически развязывающим торговые, информационные и иные конфликты со своим спонсором и защитником. Бабич сделал то, что обязаны были сделать его предшественники в должности российского посла. Он «вскрыл белорусский гнойник» и ополчил против себя не только системных националистов в Минске, но и действующих с ними в тандеме националистов внесистемных, а также московских товарищей, имевших свой гешефт от предательства национальных интересов России и не желавших ничего менять в отлаженных схемах.

После создания коалиции врагов, эмоционально требовавших отставки Бабича, — так как факты, цифры и рациональные аргументы были только у него, исход конфликта был предрешён. В сложившейся летом 2019 года ситуации Сергей Лавров не мог, как прежде, пойти навстречу белорусским друзьям и партнёрам, потому что Михаил Бабич подчинялся напрямую Владимиру Путину. Лукашенко и Макею пришлось опуститься на дно, распуская слухи о Бабиче, не брезгуя пресловутым трамвайным хамством. В итоге Москва, как всегда, поддалась на истерику в минских верхах и отозвала единственного за всю постсоветскую историю адекватного посла России в Белоруссии. Мезенцев очень скоро получил прозвище «Суриков-2» и не замедлил это подтвердить в период белорусского кризиса 2020 года.

А будущий «Суриков-3» окончательно добьёт репутацию Москвы в Белоруссии. Основы для этого уже заложены. Не случайно белорусские оппозиционеры не рассматривают Россию даже как временный пункт остановки, предпочитая на худой конец прибалтийские столицы и даже Киев. Российские чиновники на дипломатической формально службе по-прежнему исходят не из национальных интересов России, а из двух классических заповедей — «чего изволите» и «как бы чего не вышло».

Вся история российского дипломатического присутствия в ближнем зарубежье и в Белоруссии, в частности, — это история выбора приоритета между первой второй заповедями. Редкие исключения из такой практики преподносятся едва ли не как святотатство, в лучшем случае — как «самодеятельность молодого сотрудника». Именно такую парадигму задекларировал Мезенцев в интервью РИА Новости, объясняя скандал с «белорусским национальным героем Костюшко».

Дипломатическая служба Российской Федерации должна стать именно службой, служением государству Российскому с ежесекундным отстаиванием именно её национальных интересов. По факту она выродилась в занятость огромного количества высокооплачиваемых бюджетников, лишь некоторые из которых понимают истинный смысл своей миссии и вынужденно прибегают к партизанщине, да и то в Instagram.

Ошибка посла России в описании ситуации с отказом от контактов с белорусским оппозиционным КС также в том, что он не изложил факты, которые действительно обнажают истинную суть «спаважанава спадарства». Он не напомнил о заявлениях Светланы Тихановской на тему перспектив Союзного государства и членства Белоруссии в ОДКБ, о русофобской лжи Светланы Алексиевич на тему подавления массовых протестов в Белоруссии при помощи якобы переодетых российских военнослужащих, а также о многом другом, вполне ясно и недвусмысленно характеризующем прозападную оппозицию в другой части Союзного государства. Вместо этого заявлено о неприемлемости контактов в принципе, просто потому, что оппозиция выступает против действующей власти.

Российская Федерация стремится стать великой державой. И она, несомненно, станет таковой, как только граждане при осмыслении новостей внешней политики престанут задаваться не теряющим актуальности вопросом: «Что это — глупость или измена?».

Автор Георгий Шкловский

https://regnum.ru/news/polit/3211015.html


Об авторе
[-]

Автор: Павел Фельгенгауэр, Георгий Шкловский

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.03.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta