Грядущее электронное государство: Индустрия 4.0 вместо углеводородов

Содержание
[-]

***

Один из основных ресурсов новой экономической формации – данные населения

В условиях становления экономики новой формации традиционные ресурсы и промышленные подходы постепенно утрачивают свою значимость. Чтобы преуспеть в создании эффективной постиндустриальной экономики, передовым государствам предстоит задействовать новые технологические ресурсы. Один из основных ресурсов новой формации – данные населения, комплексная работа с которыми позволит государственным аппаратам повысить эффективность предоставляемых услуг.

Эксперты все чаще говорят о постепенном становлении Индустрии 4.0. Концепция была сформирована в 2011 году президентом Всемирного экономического форума в Давосе Клаусом Швабом. В рамках этого видения экономика должна планомерно отходить от фокуса на промышленном производстве и стремиться к активной эксплуатации передовых цифровых систем. Среди них – облачные вычисления, интернет вещей, искусственный интеллект (ИИ) и инструменты обработки больших данных. При этом ключевым моментом для Индустрии 4.0 являются человек и та ценность, которую создает для него ускорение технологического прогресса.

Драйвер новой индустриальной революции

Большинство технологий в рамках новой экономической формации предполагает сбор и обработку колоссальных массивов данных пользователей. Для создания алгоритмов машинного обучения и искусственного интеллекта требуется взаимодействие информационных систем с реальными пользователями и их данными. Чем больше данных пользователей доступно системе для обучения, тем больше ее потенциал развития и соответственно ценность, которую система сможет пользователям предоставить. Нет данных – нет машинного обучения, искусственного интеллекта, высокотехнологичного продукта и, как результат, экономического роста.

Одно из ключевых преимуществ больших данных – широчайший спектр применения как в частном секторе, так и в государстве. Основное применение технологий – анализ запросов и интересов аудитории на основе существующих данных и сигналов. Бизнесу большие данные позволяют анализировать запрос их клиентов и соответствующим образом адаптировать свой продукт, а затем доставить его клиенту в нужное время и в нужное место. На данный момент именно крупный бизнес выступает основным бенефициаром развития алгоритмов машинного обучения, используя технологии для оптимизации процессов и повышения прибыли. При этом потенциальная польза от этих Big Data для государства колоссальна.

Сегодня суматоха вокруг концепции электронного государства ощутимо приутихла, а перенос ряда услуг и процессов онлайн воспринимается населением как данность. При этом именно технологии машинного обучения и Big Data аналитики могут ревитализировать развитие e-government и дать новый стимул для дальнейшего внедрения цифровизации государственных процессов. Если отбросить идеологический окрас, государство прежде всего является провайдером услуг. Услуг, за которые гражданин ежемесячно платит, имея полное право рассчитывать на то, что он получит качественную и оптимальную для него услугу по рациональной цене. По аналогии с бизнесом государство может использовать силу больших данных для повышения качества и оптимизации стоимости предоставляемых услуг.

Путем сбора и анализа запроса граждан государственный аппарат может стать более гибким, пластичным и обучаемым, что приведет к оздоровлению государственного сектора и повышению качества жизни граждан. Анализируя и реагируя на запросы населения, государственные органы смогут получить ответы на ряд ключевых вопросов, которые должен задавать себе любой эффективный провайдер услуг. Пользуется ли мой продукт спросом? Конкурентен ли мой продукт? Отвечает ли он запросам потребителя? Адекватна ли цена качеству? Хорошо ли справляются с работой мои сотрудники и подрядчики?

Интеграция обработки больших данных в сферу государственного управления позволит государству эффективнее искать проблемы в своих процессах и фокусироваться на поиске решений, опираясь на реальные данные, а не на чутье руководителей и интересы групп влияния. Внедрив ориентированность на данные, государство сможет добиться решения ряда важных задач. Во-первых, работа с данными сможет сделать решения государственного аппарата более прозрачными, поскольку они будут опираться на конкретные цифровые показатели, которые всегда сможет перепроверить сторонний наблюдатель. Во-вторых, Big Data приведет к оптимизации бюджета, поскольку позволит отсекать бесперспективные и невостребованные у населения проекты на ранней стадии, избегая лишних затрат на чиновничьи авантюры. Наконец, внедрение работы с данными повысит уровень согласованности действий различных органов и министерств, которые будут опираться на единые массивы данных и использовать единую методологию при принятии решений.

Равно как нефть стояла у истоков промышленной революции, обеспечивая работу заводов, а также обеспечивая государства финансовыми ресурсами для мегапроектов, данным предстоит стать двигателем прогресса в рамках новой индустриальной парадигмы. Данные пользователей станут одним из основных драйверов новой индустриальной революции, поскольку без них стремительное развитие ИИ фактически недостижимо.

Цифровое золото

Ключевой вопрос: где эти данные взять? Если данные – новая нефть, значит, обеспечение их бесперебойной добычи должно стать приоритетным направлением как для частных структур, так и для государственного аппарата. Именно на этом этапе начинаются структурные сложности, связанные с особенностями международного технологического рынка. На данный момент практически все крупные игроки в сфере обработки данных пользователей находятся в США. Google, Amazon, Facebook, Apple – традиционные лидеры в этой отрасли, которые фактически претендуют на монопольное положение в этой сфере. Используя западные социальные сети, поисковые системы или совершая покупки на этих платформах, мы работаем на обогащение баз данных мегакорпораций, которые затем используются для оптимизации алгоритмов и разработок инновационных продуктов. Каждый раз, когда мы используем условно бесплатные платформы, мы снабжаем корпорации своими данными, которые затем используются для извлечения сверхприбыли.

Зачастую наши данные нам не принадлежат, а успешно экспортируются нами в США в обмен на право доступа к операционным системам, социальным сетям и поисковикам. Учитывая усиление Google и Facebook на российском рынке, аналогия с ситуацией в нефтяной отрасли конца 1990-х напрашивается сама собой.

Вследствие бедственного положения отрасли и отсутствия источников для госфинансирования в конце прошлого века российские власти отчаянно пытались привлечь внешние инвестиции. Например, предоставив совместным предприятиям с иностранным капиталом право экспорта нефти, а также подписывая договоры СРП (соглашения о разделе продукции), позволяющие иностранным компаниям вместо уплаты налогов расплачиваться с государством добытой на его же территории нефтью или газом, причем только после покрытия собственных расходов на разработку. Итог такой политики известен: на оставшиеся в собственности государства «Роснефть» и «Газпром» в конце 1990-х приходилось лишь порядка 7% общего объема нефтедобычи на территории страны. В рамках СРП на рынке хозяйничали Total, Shell, BP, Exxon, Sodeco, Mitsubishi, Mitsui. В результате государство лишилось колоссальных налоговых поступлений, а ситуация продолжалась примерно до середины 2000-х, когда государство взялось за реконсолидацию отрасли под своим началом.

Не меньшая ценность, чем полезные ископаемые

В условиях Индустрии 4.0 государству и обществу пора признать, что личные данные 140 млн россиян представляют собой ничуть не меньшую ценность, чем полезные ископаемые, поскольку являются одним из ключевых драйверов технологического прогресса. На данный момент Россия – одна из немногих стран, которая смогла выстроить свою цифровую инфраструктуру и избежать излишней зависимости от западных платформ. Никто не ограничивает деятельность западных цифровых гигантов на рынке РФ, но при этом наша экономика смогла создать достойные альтернативы продуктам Google и Facebook. Линейка продуктов Yandex вполне успешно конкурирует с американской, а значительная часть российской аудитории предпочитает «ВКонтакте» Facebook.

За счет успеха российских цифровых платформ у нас появляется потенциал для развития инновационных продуктов, которые смогут повлиять на качество жизни населения благотворным образом, повышая эффективность корпоративных и государственных процессов.

Автор: Максим Алексеев

http://www.ng.ru/ideas/2019-09-23/5_7683_idea1.html

***

Приложение. Забанят ли в России YouTube, Facebook и Instagram?

Власти России готовят план постепенного отключения YouTube, Facebook и Instagram, предупреждает Общество защиты интернета. Каким он может быть, и насколько реальна блокировка - у DW.

В экспертных кругах России развернулась дискуссия о возможности блокировки в стране доступа к YouTube, Facebook и Instagram. Представители властей называют такие версии бредовыми, между тем организации, занимающиеся защитой свободы интернета, считают угрозу вполне реальной.

О возможности блокировки предупредило Общество защиты интернета (ОЗИ) - некоммерческая организация, которая специализируется на борьбе с цензурой в Сети, делает мониторинг нарушений закона в ней и ежемесячно публикует индекс свободы интернета. Директор ОЗИ Михаил Климарев считает, что российские власти готовят так называемую "стратегию постепенного отключения", которая должна завершиться к 2021 году. Насколько реальна перспектива блокировки иностранных социальных медиа в РФ, и что думают об этом технические эксперты, блогеры и оппозиционеры?

"Стратегия постепенного отключения"иностранных соцсетей

Как сообщил Климарев в интервью DW, соцсети будут отключать не одномоментно, а постепенно, чтобы избежать массовых протестов. Климарев полагает, что план российских властей будет примерно следующим: сначала пройдут громкие разбирательства в Госдуме и Совете Федерации, затем - судебные заседания и множество заявлений со стороны МИДа. Все это будет транслироваться и активно обсуждаться на ТВ и в прочих СМИ, после чего доступ к иностранным социальным медиа начнут закрывать. По прогнозам Климарева, процесс должен завершиться к началу 2021 года.

Одним из свидетельств того, что план постепенного отключения YouTube, Facebook и Instagram уже начали воплощать в жизнь, Климарев называет заседание рабочей группы временной комиссии по защите госсуверенитета России, которое прошло в Совете Федерации 12 сентября. "Там говорилось, что они будут предпринимать меры воздействия на эти корпорации. Какие меры они могут предпринимать, кроме блокировки?", - задает риторический вопрос эксперт.

На заседании речь шла о вмешательстве во внутренние дела Российской Федерации со стороны международных организаций, в том числе Google, Facebook, Twitter, YouTube. Среди обвинений в их адрес - распространение в нарушение законодательства РФ политической рекламы накануне единого дня голосования, публикация связанных с выборами фейков, а также нарушения свободы слова - Google и видеосервис YouTube, который принадлежит Google, как было сказано, "блокировали любую альтернативную протестам (в Москве. - Ред.) точку зрения".

План постепенного отключения, озвученный Климаревым, считают вероятным и в Роскомсвободе - организации, которая мониторит законодательную деятельность в области регулирования интернета и блокировок сетевых ресурсов. "Если это произойдет, я думаю, мало кто удивится, учитывая последние тренды, которые мы наблюдаем, включая обвинения в адрес иностранных соцсетей в том, что они не соблюдают законодательство РФ и вмешиваются в российские выборы", - отметил в интервью DW Саркис Дарбинян, глава юридической службы Роскомсвободы.

В Минкомсвязи на вопрос DW о возможности блокировки Facebook, Instagram и YouTube замминистра Алексей Волин ответил так: "Мы бредовые потуги не комментируем. Чести много".

Как обычно происходит блокировка сайтов в России?

По словам Дарбиняна, процедура блокировки зависит от основания - есть внесудебные основания, например если того требуют Генпрокуратура, ФСБ, или Роскомнадзор. А есть основания, решение по которым может вынести только суд. Эксперт напомнил, что в случае с Telegram закон позволял Роскомнадзору заблокировать мессенджер на основании собственного решения по требованию ФСБ, однако власти все равно устраивали судебные разбирательства и обращались в международные инстанции, чтобы легитимизировать это решение. Похожей схемы эксперт ожидает и в случае, если власти решат запретить крупные иностранные социальные медиа.

По словам Дарбиняна, позиция видеохостинга YouTube уже сегодня достаточно неоднозначна, и есть законные основания для его блокировки. "Роскомнадзор выдвигает ультиматумы в отношении Google, а Google продолжает игнорировать требования российского закона - не подключается к единому реестру Роскомнадзора, не локализует персональные данные, как этого требует российский закон, однако в ряде случаев вручную отключает некоторые видео, блокирует контент", - перечисляет Дарбинян ряд нарушений, которые, по его мнению, могут стать причиной блокировки видеосервиса.

Процедуру блокировки после предъявления претензий Дарбинян описывает так: "Роскомнадзор добавляет сетевой адрес и доменное имя в реестр, который доступен всем операторам связи. Операторы несколько раз в сутки скачивают информацию из этого реестра и совершают блокировку либо по домену, либо по сетевому адресу".

Возможно ли совсем заблокировать иностранные соцсети?

Технические эксперты, с которыми на условиях анонимности удалось поговорить DW, сходятся во мнении, что блокировка западных социальных медиа возможна, приводя в пример Китай, где Facebook, YouTube и даже Google давно запрещены. При этом специалисты также указывают на то, что блокировка потребует от властей существенных усилий, так как заблокировать крупнейшие соцсети гораздо сложнее, чем обычный сайт. К тому же, предупреждают они, это нанесет серьезный ущерб инфраструктуре интернета в целом.

При этом блокировку, по их словам, при желании легко можно будет обойти пользователям, знакомым с технологиями анонимной коммуникации, такими как, например TOR или VPN. Смогут преодолеть блокировку и сами компании. Яркий пример - Telegram, который в РФ по-прежнему работает, несмотря решение о его блокировки, принятое еще в 2018 году.

Чтобы обойти запрет, Telegram использует ротацию IP адресов и другие технологические хитрости, добавил в разговоре с DW Станислав Шакиров, технический директор Роскомсвободы. "Например, Telegram использует пуш-уведомления, которые приходят на приложение Telegram в телефоне не от самого мессенждера, а через пуш-сервисы Apple и Google. Если блокировать эти пуши, то будут не работать вообще все пуши на всех мобильных телефонах Android и iPhone", - отметил Шакиров.

Символ использования VPN - провода, подключенные к устройству.

Блокировку соцсетей эксперты советуют обходить с помощью VPN

Заблокировать YouTube, по выражению Климарева, будет проще из-за тяжести контента. Для этого, уточняет эксперт, власти начнут постепенно изымать у операторов оборудование GGC (Google Global Cache - программно-аппаратный комплекс Google, предназначенный для оптимизации нагрузки на мощности интернет-провайдера при работе с сервисами Google. - Ред.). Что приведет к значительному ухудшению скорости загрузки YouTube-контента. "Может быть, заблокировать сервис сразу и не удастся, но можно сделать так, что YouTube смотреть будет очень трудно. Видео будет очень медленно загружаться, будут постоянные сбои", - говорит Климарев.

И предупреждает, что если власти будут блокировать Facebook, то скорее всего, это повлияет и на WhatsApp (компания принадлежит Facebook) и, по словам эксперта, использует ту же инфраструктуру.  Однако, по словам эксперта, в отличие от YouTube, у Facebook есть техническое решение, похожее на решение Telegram, которое поможет избежать блокировки.

Что делать, если соцсети заблокируют в РФ?

В штабе Навального не верят, что власти России технически смогут заблокировать иностранные социальные медиа, называя провластных специалистов "криворукими". "Блокируют что-то одно - будет чувствительный удар. Но мы будем переходить на другие площадки, делится с DW координатор штаба Навального Олег Степанов, напоминая, что уже под "умное голосование" штаб расширил присутствие в соцсетях и запустил ботов в разных мессенджерах - Facebook, Viber и Telegram.

А вот политический блогер и сатирик Дмитрий Иванов, известный в YouTube под ником kamikadzedead и имеющий почти два миллиона подписчиков, из YouTube никуда уходить не собирается, называя видеосервис своим домом и работой.

Блогер уверен, что на его деятельности блокировка негативно не отразится, она лишь подогреет интерес к запретному контенту. "Так всегда происходит - в СССР выпускали самиздат и тихонько слушали "Голос Америки". А в информационном веке сдержать поток новостей просто невозможно. Могут лишь заполонить каналы связи и информации пустопорожней чушью", - сказал Kamikadze в комментарии для DW.

Блогер намерен призвать пользователей устанавливать сервисы VPN чтобы обойти запреты (VPN шифрует интернет-трафик и защищает от идентификации в интернете). Проблемой в этом случае и Kamikadze, и Климарев называют желание пользователей обходить блокировку. Климарев прогнозирует, что если так называемые нонконформисты будут не только возмущаться, но и по-прежнему находить независимую информацию, то как поведет себя "молчаливое большинство", никто спрогнозировать не может. "Люди, верящие федеральным каналам, так и останутся блуждать в темноте, теперь уже с полной уверенностью, что других источников информации и быть не должно", - резюмировал Kamikadze.

Автор: Яна Беляева

https://p.dw.com/p/3Q52P


Об авторе
[-]

Автор: Максим Алексеев, Яна Беляева

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.10.2019. Просмотров: 54

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta