Cпорт в поле зрения террористов

Содержание
[-]

«Приходится жить с остаточным риском»

Будущий глава службы безопасности ФИФА Хельмут Шпан отвечает в интервью газете Frankfurter Allgemeine Zeitung на вопросы о безопасности спортивных игр после недавнего теракта против футболистов команды «Боруссия Дортмунд».

Он считает, что спортивные мероприятия становятся все более привлекательными для террористов с учетом недостаточных мер по охране спортивных объектов.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: - Считаете ли Вы правильным, что игра была сразу назначена на следующий день?

Хельмут Шпан: - Да. Теракты, от кого бы они не исходили, направлены против нас, против нашей свободы, против нашего общества. Если мы сломаемся, мы сделаем именно то, что от нас ожидают эти преступники. Но нужно всегда все взвешивать. Если бы были погибшие, то, конечно бы, не состоялась никакая игра.

— Это не совсем ново, что спортсмены попадают в поле зрения террористов. Тем не менее, возникает ощущение, что нападением на автобус, почти на саму команду, достигнут другой уровень.

— Конечно, появляется ощущение, что террор подходит все ближе. Международная встреча в Париже, отмена матчей в Ганновере и Берлине, а теперь затронута команда бундеслиги. Здесь можно понять, что обыкновенный болельщик, обыкновенный гражданин думает, что террор добрался непосредственно до двери нашего дома. Однако, если посмотреть на статистику, то мы живем сейчас в самое безопасное время, что касается террористической угрозы и числа жертв, особенно в Европе. Что по-другому, так это внимание СМИ. Здесь футболу приходится платить за свою чрезмерную популярность. Он является также целью террористов и уголовников.

— Есть ли у Вас сведения о том, что спортсмены стали больше попадать в поле зрения, например, исламистских террористов?

— Именно для террористов важно иметь самые стоящие цели. Такие, которые привлекают внимание, о которых много сообщают в СМИ, которые наводят страх на население. Естественно, это каждый, кто находится в поле зрения общественности, то есть также и спортсмены.

— В большей степени, чем раньше?

— По этому поводу нет точных данных. Возможно, такое ощущение и присутствует, поскольку спорт неоднократно являлся мишенью. Однако такое было и в прошлом. Не обязательно в Европе, но где-либо еще.

— Насколько безопасен такой автобус для перевозки команды?

— Я не знаю, на каком автобусе ездит команда «Боруссия Дортмунд». Но в целом я исхожу из того, что, в принципе, это совершенно обычные междугородные автобусы.

— Без повышенного оснащения для обеспечения безопасности?

— Да. Во время чемпионата мира в 2006 году или на других матчах после этого использовались междугородные автобусы, которые предоставлялись спонсорами. Хорошо оснащенные, роскошные автобусы, но без специального оборудования для обеспечения безопасности.

—  Но при этом автобусы имеют высокую символическую ценность, ведь немецкая команда после терактов в Париже сознательно покинула стадион Стад де Франс не на своем собственном автобусе.

— В той ситуации это было правильным и логическим решением. Но мы не можем сейчас начать говорить о том, что теперь команды могут ездить только в бронированных автобусах.

— Не стоит ли с учетом ситуации с безопасностью в России заново подумать о доставке спортсменов на Кубок конфедерации и на чемпионат мира?

— Мы должны сейчас сначала проанализировать все факты и не промахнуться с определением цели. Ведь часто дело обстоит так, что когда что-то происходит, выдвигаются всевозможные требования. Я не сторонник этого. Для меня самое главное: чем мы рискуем, как довести это до минимума и что является тогда, после объективного изучения обстановки, серьезным и действительно выполнимым мероприятием?

— Но в целом тема безопасности в России ведь станет играть еще большую роль?

— Вопрос о безопасности и в прошлом стоял наверху повестки дня, неважно, будь то в Бразилии, Южной Африке или также у нас, в Германии. Но существенным является то, что мы организовывали спортивные мероприятия, и так это должно быть и в будущем. Меры безопасности должны быть разработаны так, чтобы они достигли наивысшего уровня, но также и так, чтобы все с удовольствием и радостью посещали бы такие мероприятия. Таким должен быть вызов.

— Что бы это могло означать конкретно для будущих крупных мероприятий?

— Тут надо подождать. Никто не знает, как будет выглядеть международная обстановка через три-четыре года. Сирийский конфликт, нападение Соединенных Штатов, реакция России и Северной Кореи, а, возможно, и Ирана — все это может играть роль, когда через пять лет в Катаре на Среднем Востоке будут проходить игры. Но было бы преждевременным уже сегодня делать на этот счет прогнозы. Нужно, как это красиво говорят в полиции, жить в этой ситуации и по возможности предвосхищать события.

— Правильной ли, если оценивать в целом, была реакция на теракты в Париже и на изменившуюся ситуацию с безопасностью? Перед чемпионатом Европы в прошлом году Вы резко критиковали французские службы.

— Я думаю, что в Германии отреагировали должным образом и профессионально. Я не критиковал французские службы конкретно из-за вопросов защиты от терактов или по принятию превентивных мер, а из-за их несколько отстраненной позиции в вопросах международного сотрудничества. Я думаю, что существует лишь один шанс настойчиво решить на долгий срок проблему террора, а именно если будет осуществлено доверительное сотрудничество в международном плане. Существуют многолетние структуры, к которым во Франции не обращались.

— Когда посещаешь игры бундеслиги, то замечаешь, что контроль осуществляется несколько внимательнее. Но настоящего ощущения безопасности скорее все же нет.

— Вопрос в том, из чего я исхожу. Мы все еще говорим об игре в футбол. Возьмем Дортмунд, полностью распроданные места на стадионе, 80 тысяч человек на играх в бундеслиге, свыше 60 тысяч на играх за кубок Европы. Впустить их в течение часа или полутора часов на стадион возможно, конечно, лишь с определенным стандартом безопасности. Однако он, соизмеримо с тем, что возможно сделать, чрезвычайно высок. Здесь мы наверняка являемся ведущими в международном плане. Если же тем не менее проносится, например, пиротехника, то возникает предположение, что это могло бы быть и другое вещество. С этим остаточным риском, который следует свести до минимума, придется все-таки жить — иначе больше не будет никаких футбольных матчей.

Автор - Кристиан Камп (Christian Kamp)

***

Дополнение: Футболистов "Боруссии" хотели убить ради биржевой игры

Взрывы у автобуса команды из Дортмунда были устроены для игры на понижение. Выходец из России Сергей В. подозревается в попытке заработать на обвале акций футбольного клуба.

Три начиненные металлическими штифтами бомбы были взорваны 11 апреля в Дортмунде рядом с автобусом футбольного клуба "Боруссия" ради биржевой игры на понижение. К такому выводу пришли следственные органы Германии - и рано утром 21 апреля арестовали в районе Тюбингена выходца из России Сергея В. 28-летний электротехник, обладающий, по данным немецких СМИ, гражданствами РФ и ФРГ, обвиняется в попытке убийства в 20 случаях из корыстных побуждений.

Широчайший выбор деривативных инструментов

Подобного преступления в криминальной истории Германии еще не было. Всевозможные попытки манипулировать курсами акций предпринимаются регулярно, но на сознательное массовое убийство ради биржевой игры здесь еще никогда не шли. Цель подозреваемого могла состоять только в том, чтобы покалечить или убить как можно больше игроков дортмундской "Боруссии": лишь в таком случае сработала бы придуманная им схема стремительного обогащения.

Ее суть: игрок делает ставку на падение курсов ценных бумаг. Это широко распространенный и абсолютно легальный вид биржевой деятельности, которым занимается множество спекулянтов по всему миру. Их обычно именуют медведями или шортистами. Они могут действовать двумя путями. Профессионалы нередко "продают в шорт" взятые напрокат акции в надежде после обвала курса выкупить их обратно по более низкой цене.

В Германии спекулянтам-любителям этот способ, как правило, недоступен. Зато они имеют широчайший выбор так называемых деривативов, которые выпускаются всевозможными финансовыми институтами и могут быть куплены клиентом любого интернет-банка.

Приобретая такие деривативные инструменты, как опционные сертификаты, спекулянт фактически заключает с эмитентом пари о том, в каком направлении и как далеко двинется курс определенной бумаги. Если он правильно предугадал рост или снижение, то цена дериватива может вырасти не только в разы, но и в десятки, порой даже в сотни раз. Все зависит от высоты взлета или глубины падения, от его скорости и целого ряда других факторов.

Именно к этому инструменту и прибег Сергей В. По данным следствия, он трижды приобретал пакеты опционных сертификатов на падение курса акций "Боруссии", последний - в день взрыва. Расчет состоял в том, чтобы с помощью трех бомб вывести из строя всю команду и особенно ее звезд, что надолго лишило бы клуб источника высоких доходов.

Такая перспектива на следующий же биржевой день неминуемо обернулась бы обвалом акций и стремительным удорожанием деривативов на их падение. Своей жертвой злоумышленник выбрал дортмундскую команду только потому, что "Боруссия" - единственный немецкий футбольный клуб, являющийся открытым акционерным обществом и разместившим на бирже свои бумаги. Для выбранной Сергеем В. преступной схемы в Германии просто не было других кандидатов.

Последний транш опционных сертификатов на падение акций "Боруссии" злоумышленник купил, сидя в дортмундской гостинице "L`Arrivée" в номере с видом на будущее место преступления в ожидании, когда команда отправится из этого отеля на первый матч ¼ финала Лиги чемпионов против клуба "Монако". Причем покупку он совершил онлайн с гостиничного IP-адреса, оставив тем самым следствию весьма жирный след.

Банк сообщил надзорным органам о необычном движении денег

Но это - не единственный пример его дилетантизма и даже наивности, особенно в финансовой сфере. Сергей В. решил совершить сделку своей жизни именно в той области, в которой все последние годы ужесточался контроль и надзор за трансакциями, которые к тому же осуществляются почти исключительно электронным способом, а потому оставляют многочисленные следы.

Ко всему прочему он выбрал не очень востребованные деривативы на не очень активно торгуемую акцию. Он явно не думал о том, что внезапный всплеск спроса на мало ликвидные бумаги непременно привлечет к себе внимание. Так оно и произошло. Выполняя требования закона о борьбе с отмыванием денег, банк, через который подозреваемый приобретал опционы, сразу же сообщил надзорным органам о необычном движении средств.

Именно это, по сделанному 21 апреля заявлению Федеральной прокуратуры Германии, и вывело следствие на подозреваемого. Однако Сергея В. еще около недели "вели", собирая улики и проверяя версии о возможных соучастниках. На данный момент правоохранительные органы официально исходят из того, что их не было.

Расчет на несколько сотен тысяч евро прибыли

Так какой же куш собирался сорвать бомбист? Имея ограниченные собственные средства для спекулятивной игры, он взял 3 апреля в банке потребительский кредит. В немецких СМИ называется сумма в 40 тысяч евро. Всего же он якобы потратил на покупку опционов 78 тысяч евро. Подтверждения этой цифре нет.

Несколько раз торговавшиеся на бирже 11 апреля опционные сертификаты DZ Bank на падение акций "Боруссии" сроком действия до 16 июня 2017 года могли, к примеру, при снижении курса на 20 процентов теоретически вырасти в цене в 8 раз. В таком случае вложенные 78 тысяч могли бы дать прибыль примерно в 550 тысяч. При обвале курса наполовину и больше речь могла бы пойти о миллионе евро. Бульварная газета Bild называет в качестве максимально возможной суммы даже 3,9 миллиона евро, однако она представляется сильно завышенной.

Федеральная прокуратура заявила 11 апреля, что пока не подсчитала теоретически возможный выигрыш предполагаемого преступника. Если же Сергей В. потратил на опционы не 78, а 40 тысяч или даже меньше, то в конце концов может оказаться, что он был готов убить 20 человек ради нескольких сотен тысяч, а то и всего нескольких десятков тысяч евро. Портал spiegel.de утверждает, что преступник "собирался, видимо, заработать свыше 100 тысяч евро прибыли".         

На самом же деле он, похоже, не заработал ничего. Кроме, надо полагать, большого тюремного срока, размеры которого определит суд. Акции же "Боруссии" в день после взрывов упали лишь примерно на 5 процентов, что вряд ли вывело покупателя опционов после уплаты комиссионных в заметный плюс. И если он сразу же от них не избавился, то сейчас стремительно теряет вложенные деньги, потому что срок действия деривативов с каждым днем сокращается, а акции клуба на новостях о поимке подозреваемого растут.  

Автор - Андрей Гурков


Об авторе
[-]

Автор: Кристиан Камп, Андрей Гурков

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.05.2017. Просмотров: 263

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta