Юнкер и "Авось". Итоги Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2016)

Содержание
[-]

Российские и иностранные участники одинаково пессимистично оценивают "сигналы", прозвучавшие на ПМЭФ-2016

Если не считать президента Владимира Путина, то в последние годы на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) только один человек неизменно выступает с аншлагом — Герман Греф.

Глава Сбербанка каждый раз говорит на разные темы, но, по сути дела, всегда об одном и том же: зависимость от нефти и газа губит российскую экономику — пора проснуться и начать ее диверсифицировать, преобразовывать и освобождать, а самое главное, проводить "институциональные реформы". Это эвфемизм, обозначающий на самом деле ограничение государственного произвола, трансформацию судебной системы, защиту прав собственности, предсказуемость и прозрачность власти.

И каждый раз иностранные и особенно российские гости форума с удовольствием слушают призывы Германа Оскаровича в надежде, что хоть какие-то из них будут услышаны. И каждый раз, заслушивая потом выступление президента, узнают, что время "институциональных реформ" не пришло. И, стало быть, придется подождать до следующего года и следующего форума. Авось, тогда Кремль внемлет советам так называемых либералов в правительстве и начнет эти самые институциональные преобразования.

"Авось" — это и есть главный принцип и главная надежда российских бизнесменов, приезжающих на форум, рассказал мне основатель компании "Вимм-Билль-Данн" и вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Давид Якобашвили: "Авось, власть решится дать свободу бизнесу, который готов поднять и модернизировать страну, как в 1990-е годы". "Так 1990-е же почти официально считаются "лихими"?!" — возразил я. "Ну так еще раз "лиханем", как в 1990-е! Но зато нас вынесет",— ответил бизнесмен и добавил, что политических последствий такой "либерализации" властям опасаться нечего, ведь у них "всегда есть кнут", чтобы приструнить бизнесменов.

Но судя по речи Владимира Путина, чаяния господина Якобашвили и его коллег едва ли оправдаются в ближайшее время. Почти тотальный контроль над экономикой остается главным принципом для Кремля. Более того, скоро появится еще и новый Совет по стратегическому развитию — опять же под руководством президента. Он будет контролировать важнейшие проекты в сфере экономики. При этом претворять их в жизнь, по словам господина Путина, все равно будут те, кому это и так положено по должности,— премьер-министр Дмитрий Медведев и члены кабинета. В чем смысл нового органа, не ясно. Возможно, это косвенное признание того, что даже приказы Кремля не могут пресечь масштабную коррупцию и требуется еще больше ручного управления, чтобы хоть как-то ее ограничить.

Иностранные бизнесмены, особенно представители крупных транснациональных корпораций, на авось надеются меньше российских коллег. Они давно привыкли к тому, что каждая крупная сделка в нашей стране, по сути, уникальна и требует детального согласования с Кремлем. Особенно это касается глав ведущих мировых энергетических компаний. ExxonMobil, Royal Dutch Shell, BP, Total были представлены в Санкт-Петербурге на высшем уровне. Их президентов, как и других иностранных бизнесменов, несомненно, вдохновляли разговоры о возможном снятии санкций Европейского союза с России в конце текущего года.

Приезд на форум главы Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера и премьер-министра Италии Маттео Ренци эти надежды укреплял. Ведь в 2014 и 2015 годах, после введения санкций, в Санкт-Петербург ни один западный политик такого уровня не приезжал. От Жан-Клода Юнкера и Владимира Путина ждали хоть каких-то сигналов, что время конфронтации Москвы и Запада завершается. Однако глава Еврокомиссии высказался предельно четко: сначала выполнение минских договоренностей, потом снятие санкций.

Послы стран ЕС, с которыми я беседовал на форуме, были даже несколько удивлены. "Мы думали, Юнкер приедет с более мягкой позицией. А тут получилось, что он твердо высказал общую позицию всех 28 членов союза",— сказал мне один из дипломатов. Другой высказался еще откровеннее: "Юнкеру хотелось показать, что не только Ангела Меркель может иметь дело с Путиным, но и он сам от имени всего ЕС способен вести диалог с Кремлем".

Глава Еврокомиссии беседовал с президентом России довольно долго: вместе с делегацией, затем с глазу на глаз по-немецки плюс во время двухчасового ужина. На форуме говорили, что господин Юнкер просил Владимира Путина сделать жест доброй воли и в одностороннем порядке отменить эмбарго на импорт хотя бы части европейских продуктов, введенное в 2014 году. На самом деле если так и было, то ничего особенно нового в этом нет: весь последний год некоторые представители Европейского союза убеждают Владимира Путина сделать хоть какие-то шаги по снижению напряженности, чтобы создать повод ослабить, а затем и вовсе отменить санкции.

Собственно, именно этими договорами активно занимается министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. ФРГ в 2016 году председательствует в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. План господина Штайнмайера заключается в том, чтобы постепенно заставить всех забыть о минских соглашениях и заморозить конфликт на востоке Украины с помощью инициатив ОБСЕ. Поскольку Россия в ней играет одну из главных ролей, то, по идее Франка-Вальтера Штайнмайера, Москва будет чувствовать себя более уверенно и легче пойдет хоть на какое-то соглашение. Тогда можно будет объявить об окончании конфронтации и отменить санкции. А о таких неприятных для официальной Москвы пунктах минских договоренностей, как, например, возвращение Киеву контроля над украинской границей в Донбассе, в этом случае можно будет попробовать забыть.

Владимир Путин в Санкт-Петербурге послал ответный "сигнал": объявил о своем окончательном согласии на размещение на территории Восточной Украины вооруженных легким стрелковым оружием наблюдателей ОБСЕ. В конечном счете это выгодно и ему. Ведь среди наблюдателей обязательно будут и представители российской армии и спецслужб.

Но это, собственно, и все, если говорить о перспективах разрядки в отношениях с Европой и Америкой. Президент Путин вновь изложил участникам форума свои претензии к Вашингтону: строительство системы противоракетной обороны рядом с российскими границами, "арабская весна", "цветные революции", "государственный переворот" на Украине и, конечно, расширение НАТО, куда теперь, по его словам, "втягивают" Черногорию. Идея, что кто-то может сам желать вступить в Североатлантический альянс, по-прежнему начисто отвергается в Кремле. Как и мысль о том, что не всякая революция обязательно результат иностранного заговора.

Кроме того, Владимир Путин высмеял американскую демократию, которая, по его мнению, очень странная и вовсе недемократическая. Ведь там есть политические династии и голоса избирателей считают по штатам. Ставший звездой форума итальянский премьер Маттео Ренци в своей яркой импровизированной речи элегантно, но недвусмысленно ответил президенту: мы, в Италии и Европе, любим и ценим американскую демократию. Читайте: "Не пытайтесь вбить между нами клин". А еще ходящий каждое воскресенье к мессе многодетный отец Ренци пламенно говорил о том, что традиционные ценности, конечно, нужно любить, но и от современности нельзя отворачиваться. Он процитировал Достоевского и восхитился концертом в освобожденной Пальмире. Премьер сорвал долгие аплодисменты соскучившихся по динамизму участников форума и отправился вместе с Владимиром Путиным на подписание контрактов между итальянскими и российскими компаниями. Господин Ренци наглядно продемонстрировал, что business c Россией возможен, но пока не выполнены минские соглашения он не будет as usual.

А в кулуарах продолжалось обсуждение речи. "Путин назвал Америку "единственной сверхдержавой", да еще не упомянул при этом Китай, как всегда делал в последние годы. Может быть, это сигнал американцам о готовности к диалогу?" — поинтересовался у меня вице-президент российского филиала одного из крупнейших мировых инвестиционных банков. Я высказал предположение, что это, видимо, "сигнал", но не уходящему Бараку Обаме, которого в Кремле в равной мере не любят за самоуверенность и презирают за слабость. В Москве ждут выборов в США, чтобы предъявить новому президенту старые счета и посмотреть, получится ли добиться уступок. Например, по теме ПРО. А если не сложится, то можно будет снова вспомнить о растущей мощи Китая и упомянуть его в следующей речи. Россия — страна "сигналов". Участники Санкт-Петербургского форума вновь приедут через год их ловить и расшифровывать.

 


Об авторе
[-]

Автор: Константин Эггерт

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.07.2016. Просмотров: 166

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta