Единый фронт против Лукашенко: удастся ли оппозиции в Беларуси сплотиться? Визовый сбор ЕС для граждан Беларуси

Содержание
[-]

***

О необходимости и возможности объединения сил оппозиции в стране 

В стане белорусской оппозиции все громче призывы к консолидации рядов и организации единого фронта борьбы с Лукашенко. Почему его еще нет и каковы шансы на создание - у DW.

Белорусский оппозиционер и глава Национального антикризисного управления (НАУ) Павел Латушко призвал Светлану Тихановскую "как избранного народом лидера" занять пост президента Беларуси - провести инаугурацию и принимать решения как легитимный руководитель страны. По мнению Латушко, выступившего с этим предложением накануне переговоров 22 апреля в Москве Александра Лукашенко и Владимира Путина, Тихановская должна так поступить, чтобы не допустить потери Беларусью независимости.

Хотя переговоры в Москве не принесли никаких сенсаций, а пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заверил, что вопрос слияния России и Беларуси в одно государство на них не обсуждался, проблема консолидации для белорусской оппозиции от этого менее острой не стала. В чем тут дело, что мешает объединению усилий противников Лукашенко и каким образом его реально достичь - у DW.

Почему нет единой оппозиционной структуры

Едва ли не чаще и настойчивее всех о сплочении демсил и создании соответствующей структуры говорит минский методолог Владимир Мацкевич. Последняя его инициатива - меморандум, подписавшись под которым оппоненты властей должны принять на себя обязательства в отношении друг друга и создать единый антилукашенковский фронт. Проект меморандума Мацкевич, по его словам, отправил ведущим оппозиционерам.

"Я понимаю, что это совершенно необходимо для изменения ситуации в стране, и точно знаю, что в этом нет ничего невозможного", - заявил он в интервью DW. При этом, по словам методолога, в белорусском обществе складывается впечатление, что никакого единства у оппозиции нет: "Тут, конечно, мешает то, что у ее лидеров очень разный бэкграунд - Латушко, например, всю жизнь проработал чиновником, в среде которых сильны традиции советской номенклатуры, а у Тихановской вообще нет политического опыта. Ситуация в стране меняется быстро, и лидеры, находящиеся в эмиграции, просто не успевают ее отслеживать".

В новейшей истории Беларуси демсилам удалось по-настоящему объединиться фактически лишь однажды - в 2006 году единым кандидатом в президенты был выдвинут Александр Милинкевич. Почему с тех пор не вышло повторить тот успех? "Хорошо объединяют усилия диктаторы, им есть что терять, они боятся. Демократы верят в светлое будущее, для них это очень сложный процесс и нелегкая задача. Мешают амбиции, особенно в президентских кампаниях", - пояснил Милинкевич в беседе с DW.

Как отмечает белорусский политик Ольга Карач, вряд ли сегодня кто-то, помня о начатой реформе конституции, способен сейчас предсказать, когда в Беларуси пройдут новые президентские выборы. При этом отсутствие консолидации оппозиции, как и единого центра Карач связывает "исключительно с тем, что все ждут инициативы от Светланы Тихановской, а она ее не только не проявляет", но и блокирует другие инициативы. "В штабе Тихановской нет места для других больших и маленьких игроков, которые могли бы действовать скоординированно, но автономно. Нет ответов на важные стратегические ключевые вопросы", - подчеркнула Карач, которая возглавляет зарегистрированный в Чехии Центр гражданских инициатив "Наш Дом".

Что нужно для консолидации оппозиции?

В свою очередь Владимир Мацкевич крупным недостатком всех оппозиционных лидеров называет то, что они многие вопросы пытаются решать келейно. В итоге, признал он, многие задумки проваливаются на уровне исполнения, которое "зависит не от решений Тихановской или Латушко", а от поддержки широких слоев общества, сделавших ставку на перемены в стране.

Для сплочения рядов лидеры, по выражению Мацкевича, должны проявить честность, открытость и готовность сотрудничать даже с теми людьми, которые лично им совсем не лучшие друзья":Это политика, в ней надо взаимодействовать с позициями и программами, а не смотреть на какие-то человеческие качества". И как раз тут он видит залог успеха, так как уверен, что именно Светлана Тихановская способна найти общий язык с любым партнером, "даже с тем, кто пытается ее обойти по популярности или по влиянию, как, например, Карач".

Между тем сама Ольга Карач заверила DW, что поддерживает предложенный Мацкевичем меморандум, который назвала "базой для будущей дискуссии об объединении всех здоровых демократических сил" и "требованием времени и народа".

Как поступить с инициативой Латушко?

А как же быть тогда с предложением Латушко об инаугурации Тихановской и ее президентстве? Это опрометчивая и потенциально конфликтная инициатива, едва ли она согласована с самой Светланой, полагает Мацкевич. "Кроме того, Тихановская сейчас общается с европейскими политиками очень высокого уровня, которые понимают, что раз выборы в Беларуси были сорваны и посчитать голоса невозможно, то нельзя вообще никакой их итог считать фактом. Поэтому Тихановская и не может быть президентом", - констатирует Мацкевич.

И добавляет, что хотя она и набрала, по имеющейся у него информации, более 62 процентов голосов, их никак нельзя конвертировать в официальное признание президентом. "Светлана это прекрасно понимает и никогда так не поступит, ибо знает, что это поставит ее в дурацкое положение, гораздо худшее, чем было в Венесуэле у Гуайдо", - подчеркнул Мацкевич.

А вот Ольга Карач уверена, что в условиях правового дефолта в Беларуси значение имеет, в первую очередь, политическая воля лидеров - готовы ли они добиваться победы всеми доступными способами. При этом Карач - за идею Латушко, но при определенных условиях: "Ради победы я готова встать под знамена Тихановской, но, как всегда бывает в жизни, есть нюансы. Мы ждем таких слов от Светланы с момента, как она оказалась в Литве - что она легитимный законно избранный президент и верховный главнокомандующий. Последнее особенно важно".

Экс-кандидат в президенты Александр Милинкевич считает, что правительства и президенты в изгнании "играют скорее моральную роль, показывая что есть легитимная власть". В плане консолидации усилий они, по оценке Милинкевича, не имеют решающего значения.

Как объединение может выглядеть организационно?

Единый антилукашенковской фронт - звучит эффектно. А что конкретно будет стоять за таким броским названием? "Это может быть блок нескольких нескольких структур. Но меня больше интересует то, какие у них программы. Если базовые ценности сильно отличаются, то даже не надо призывать объединяться. Тогда группы должны конкурировать между собой, предлагая избирателям разный образ будущего", - делится Александр Милинкевич.

Ольга Карач же сетует, что сегодня "вся работа штаба Светланы Тихановской - при всем моем уважении к ней - построена как администрация президента, а нужна широкая коалиция или единый демократический фронт. Карач назвала два принципа, на которых, по ее мнению, надо объединяться: отрицание легитимности Лукашенко и горизонтальная интеграция.

"Сейчас разные группы действуют параллельно и, к сожалению, не согласовывая свою стратегию и акции. Нам нужен новый политический субъект, некий штаб революции-2021, который будет управлять ею, потому что революцией-2020, по сути, управляли анонимные администраторы телеграмм-каналов. Это должен быть некий "коллективный разум", а принятие решений должно происходить на основе консенсуса и компромисса", - указала руководитель "Нашего дома".

Шансы на консолидацию противников Лукашенко

Мацкевич говорит, что на данный момент ему известно о существовании четырех вариантов меморандума об объединении сил оппозиции. Какова вероятность, что количество в данном случае в итоге перейдет в качество?

"Консолидироваться хорошо, когда есть всплеск активности, стоят большие задачи, и все понимают, что только вместе можно что-то сделать. Сейчас в Беларуси спад уличных акций, хотя сами протестные настроения сильно выросли. На спаде общественной активности или при отсутствии избирательной кампании трудно надеяться, что все сразу объединятся", - осторожно прогнозирует Милинкевич.

Сам же автор идеи антилукашенковского фронта также большого оптимизма не демонстрирует. "Шансы на такое объединение очень невелики. Но многие вещи делаются даже тогда, когда у вас всего один-два процента вероятности успеха. Это вопрос воли, ответственности, и искренности тех, кто эти занимается", - резюмировал Владимир Мацкевич.

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/3sUnQ

***

Тихановская хочет достучаться до Лукашенко

Лидер белорусских протестов Светлана Тихановская продолжает обсуждать с лидерами европейских стран формат возможных переговоров с властями республики. Официальный Минск тем временем никаких намерений вести их не демонстрирует. В ответ на «нагнетание ситуации» власти усиливают давление на гражданское общество.

Лидеры белорусских протестов продолжают призывать коллективный Запад воздействовать на режим Александра Лукашенко. На этой неделе Светлана Тихановская, которую большинство стран мира признают избранным национальным лидером, посещает с официальным визитом Австрию и Италию. Главная тема запланированых встреч – помощь этих стран в организации переговоров белорусских властей и протестующей общественности для урегулирования политического кризиса. В частности, в Вене Тихановская встретилась с канцлером Себастьяном Курцем и президентом Австрии Александром Ван дер Белленом. В Италии она выступит на заседании комитета по иностранным делам парламента, встретится с главой МИДа, лидерами ведущих политических партий. Об этом сообщается на ее сайте.

Во вторник состоялась встреча Светланы Тихановской с главами миссий ОБСЕ Германии, Франции, Великобритании, США, Швеции, Эстонии, Литвы, Латвии, Чехии и Польши. Как сообщает пресс-служба Тихановской, на встрече обсуждались разработанные ее штабом предложения по форматам переговоров между властями Белоруссии и гражданским обществом. Они были опубликованы в начале апреля. В них отмечается, что без внешнего посредничества урегулировать белорусский политический кризис не удастся, так как власти не видят в гражданском обществе и его лидерах субъекта для переоворов, а оно, в свою очередь, не имеет доверия к власти.

В штабе Тихановской осознают, что и ОБСЕ не сможет стать посредником и тем более гарантом исполнения неких договоренностей между властью и обществом. Этой международной организации отводится роль площадки для предварительных консультаций и контактов. Там рассчитывают, что это позволит включить в процесс Россию, «позиция которой в настоящее время является главным препятствием к разрешению белорусского политического кризиса».

В качестве посредников эксперты команды Тихановской видят отдельные государства, которые имеют или могут иметь влияние на Александра Лукашенко. В первую очередь это, конечно же, Россия. Далее называются Франция, Германия и Швейцария, которые «имеют политическое и экономическое влияние. У Германии и Франции есть опыт совместной работы с Россией по украинскому кризису». Страны Северной Европы, такие как Финляндия и Швеция, также могут выступить в качестве посредников, поскольку они воспринимаются как более нейтральные страны властями как Белоруссии, так и России. США в штабе Тихановской рассматривают в качстве «важного гаранта безопасности и политической стабильности в регионе». «Успешное разрешение белорусского кризиса, устойчивость достигнутых соглашений, а также сохранение стабильности в регионе требуют формирования широкой международной коалиции», – говорится в документе, разработанном офисом команды Светланы Тихановской.

Однако пока нет даже никаких намеков на реализацию разработанного оппонентами Лукашенко сценария. «Идея переговоров между белорусской властью и оппозицией под давлением России и до сих пор была иллюзорной. Сейчас она вообще снимается с повестки дня», – считает политолог Валерий Карбалевич. По его мнению, в ближайшее время стоит ожидать «более тесного сотрудничества двух режимов в борьбе против Запада и внутренней оппозиции».

Белорусские власти, заручившись поддержкой России, реализуют другой вариант взаимодействия с гражданским обществом. Ранее его изложил министр иностранных дел Республики Беларусь Владимир Макей. Если страны Запада будут «нагнетать ситуацию» (вводить санкции. – «НГ»), то это «однозначно» приведет к тому, «что не будет того гражданского общества, о котором так пекутся наши европейские партнеры», предупреждал он. Происходящее сейчас в Белоруссии укладывается в эту схему.

В Белоруссии сейчас нет никаких массовых акций протеста, однако задержания не прекращаются, возникают все новые и новые уголовные дела, для политических создаются невыносимые условия содержания в тюрьмах. «Чтобы ни у кого даже не возникало мыслей сюда вернуться», – говорят вышедшие из застенков о целях пыток и издевательств. Поводы для задержаний зачастую анекдотичны. Например, 27-летний минчанин Андрей Пархоменко был задержан в понедельник за то, что на его балконе стояла бумажная коробка от телевизора LG (белая с красной полосой посредине). Это приравняли к пикету. В этот же день задержали группу молодых людей в защитных антиковидных костюмах, которые пришли поздравить с днем рождения девушку, зараженную коронавирусом. В минувшую субботу в городе Жодино, который находится недалеко от белорусской столицы, были задержаны 20 посетителей частной бани. На них составили протокол за участие в массовом несанкционированном мероприятии. «Когда в баню ворвался ОМОН, мы думали, что этот какой-то прикол», – рассказывали потом участники банной вечеринки. Четверо задержанных мужчин объявили в знак протеста голодовку.

Также во вторник о начале 10-дневной голодовки заявил серебряный призер Олимпийских игр Андрей Кравченко. Ее цель – привлечь внимание к политическим заключенным. «Меня пугает то, что аресты превратились в обыденность, стали рутиной. За решеткой прямо сейчас сидят настоящие люди – это их реальные жизни, это поломанные жизни их семей. Никто не вернет им это время, его никогда нельзя будет наверстать. Я не могу смириться с этим», – заявил спортсмен. Олимпийский чемпион выставил на аукцион свою медаль, чтобы помочь семьям политзаключенных.

Люди в Белоруссии просто исчезают, спустя какое-то время обнаруживаются в СИЗО. В частности, в понедельник пропал лидер партии «Зеленые» Дмитрий Кучук. Во вторник он нашелся уже после суда с приговором в 15 суток ареста за участие в массовом несанкционированном мероприятии, хотя мероприятий никаких в понедельник не было. «Политика выжигания всего инакомыслящего стала государственным приоритетом. А потом хоть трава не расти... Отсюда и тезис – на войне как на войне, не до сантиментов...» – пишет о происходящем в Белоруссии в своем аккаунте в социальной сети профессор психологии Владимир Янчук. По его мнению, власть своими действиями добивается обратного эффекта.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-04-27/5_8139_belorussia.html

***

Мнение политолога. Протесты и репрессии в Беларуси: почему ЕС слабо реагирует

Беспрецедентные протесты и репрессии в Беларуси после выборов 2020 года вызвали более слабую реакцию ЕС, чем события декабря 2010 года. Почему?

Специально для рубрики DW "Беларусь. Перспективы" белорусский политолог Денис Мельянцов написал о том, почему беспрецедентные протесты и репрессии в Беларуси после выборов 2020 года вызвали более слабую реакцию Евросоюза, чем события декабря 2010 года.

Кризисы в отношениях с Западом, связанные с избирательными циклами в Беларуси, - это уже, скорее, закономерность, а не просто отдельные эксцессы. Сравнение этих кризисов позволяет нам понять не только их внутреннюю динамику саму по себе, но также многое говорит об эволюции как Запада, так и Беларуси. А это уже дает в руки прогностический инструмент, так необходимый для формулирования реалистичных стратегий и политик.

2010 и 2020: реакция на протесты в Беларуси

Общим местом стало сравнение нынешнего кризиса с периодом после декабрьских президентских выборов 2010 года. На самом деле, схожих элементов довольно много: акции протестов против фальсификации выборов и их силовой разгон, аресты и уголовные дела против кандидатов в президенты и участников протестов, негативная реакция Запада и введение санкций. Но есть и отличия, которые на первый взгляд кажутся совершенно нелогичными.

Например, беспрецедентные по своей численности и продолжительности акции протеста в Беларуси и намного более масштабные по сравнению с 2010-2011 годами репрессии вызвали, наоборот, более слабую реакцию Запада и, в частности, Евросоюза, чем в предыдущий кризисный период. Так, после выборов 2010 года в чуть более чем месячный срок ЕС ввел персональные санкции против чиновников, судей и журналистов государственных СМИ. Этот список содержал 158 фамилий.

В 2020 же году Брюсселю на это потребовалось в два раза больше времени. Причем в список попало лишь 40 фамилий. И фамилии белорусского правителя там не было. Хотя впоследствии Евросоюз принял еще два пакета санкций, численность "черного списка" была доведена только до 88 человек и нескольких предприятий, которые практически никак не взаимодействуют с ЕС. Почему так? Причин несколько.

Беларусь и фактор России

Главная причина лежит в сфере геополитики. После событий в Грузии и Украине стало понятно, что Россия имеет волю и ресурсы отстаивать свои интересы на постсоветском (и не только) пространстве. И чрезмерное давление на Беларусь со стороны Запада, и тем более попытки более активного вмешательства в политический процесс, могут привести к жесткой ответной реакции России вплоть до потери Беларусью независимости.

Очень показательным в этом отношении стал облет российской стратегической авиацией границ Беларуси с ЕС и Украиной в сентябре и внезапный четырехкратный рост масштаба учений "Славянское братство", которые прошли 14-25 сентября под Брестом и содержали беспрецедентные элементы: дальняя переброска сил и вооружений, массовое десантирование белорусских и российских подразделений, применение дальних бомбардировщиков. После этого западные соседи Беларуси и ключевые игроки политического Запада окончательно осознали опасность активных мер в пользу белорусского протеста. Некоторые европейские официальные лица даже заявили, что вторая Украина на границах ЕС им не нужна.

Кроме этого, в контексте глобального противостояния по линии Россия-Запад стала гораздо лучше осознаваться такая, казалось бы, простая и очевидная формула, в соответствии с которой изоляция и санкционные меры со стороны Запада по отношению к Минску гарантированно приведут к его сближению с Москвой. А это вряд ли поспособствует демократическим изменениям в Беларуси и усилению в ней влияния Евросоюза.

Внутренние проблемы ЕС и специфика отношений с Беларусью

Еще одной причиной нерешительного поведения Брюсселя стали собственные внутренние проблемы, которые вытесняли вопросы внешней политики и продвижения демократии и прав человека на второй план. В первую очередь речь идет о пандемии коронавируса и связанных с ней рисках и общественной нестабильности в самих европейских государствах. В таких условиях евробюрократия и политический класс предприняли символические шаги в виде заявлений и персональных санкций, но оказались не готовыми к мерам, требующим значительных финансовых и политических вложений.

Сыграл свою роль и опыт периода нормализации отношений 2015-2020 годов. С одной стороны, плотное взаимодействие между Евросоюзом и Беларусью привело к осознанию специфики устройства и ограничений друг друга. Ожидания от сотрудничества были невысоки, поэтому шок от произошедшего в августе 2020 года был не такой сильный, как в 2010-м. С другой стороны, в ходе этого периода улучшения отношений были наработаны персональные контакты на разных уровнях и в разных сферах взаимодействия, что потом после потери официальных каналов коммуникации позволило доносить информацию и аргументы белорусских властей до Брюсселя и других европейских столиц.

Ну и последнее. Беларусь как разграничивающий враждующие стороны буфер и государство, работающее на стабильность региона, было гораздо более полезно для Запада, нежели военный форпост России с военными базами и скоординированной с Кремлем внешней политикой и политикой безопасности. Нужно также отметить, что, как и Евросоюз, в этот конфликтный период Беларусь также реагировала несколько по-иному. Но это уже другая история.

Автор: Денис Мельянцов, координатор программы "Внешняя политика Беларуси" Совета по международным отношениям "Минский диалог"

https://p.dw.com/p/3saKV

***

Шенген со скидкой или безвиз: что ЕС может предложить Беларуси

Евродепутаты предложили Еврокомиссии снизить визовый сбор для граждан Беларуси. Может ли ЕС освободить белорусов от оплаты шенгенских виз? А предоставить безвизовый режим?

Беларусь входит в короткий список из четырех стран, граждане которых платят за шенгенскую визу не 80, а 35 евро (остальные три - Россия, Армения и Азербайджан. - Ред.) Но и эта сумма для многих белорусов высока, тем более во времена нынешнего политического кризиса в стране. Поэтому некоторые евродепутаты выступили с инициативой снизить визовый сбор для жителей Беларуси. DW разбиралась, есть ли перспективы у этого предложения.

Визовый сбор слишком высокий

"Существующий сбор за визу в ЕС для белорусов, пытающихся сохранить свои связи с Евросоюзом, слишком высок. Его необходимо снизить до символической суммы", - говорится в письме в адрес еврокомиссара по политике соседства и расширения Оливера Вархеи. Документ подписали 20 евродепутатов, а инициатором его стал постоянный докладчик Европарламента по Беларуси Пятрас Ауштрявичюс.

Еще год назад, когда вступило в силу соглашение об упрощении выдачи виз между ЕС и Беларусью, депутаты Европарламента отмечали, что при минимальной зарплате в Беларуси, не доходящей и до 200 евро, многим жителям страны будет непросто оплатить визовый сбор в 35 евро. Репрессии со стороны режима Александра Лукашенко, в том числе, увольнения с работы по политическим причинам или штрафы за поддержку протестов, усложнили финансовую ситуацию еще больше, указывается в письме.

Станет ли шенгенская виза бесплатной для белорусов?

"Снижение сбора за визу в ЕС до символической суммы на фоне ухудшающихся стандартов жизни в Беларуси станет мощным сигналом поддержки белорусов и их борьбы за демократию", - уверены авторы документа.

Может ли ЕС снизить сбор за шенгенскую визу?

Возможно ли снизить сбор за шенгенскую визу или вообще отменить его? В Визовом кодексе ЕС предусмотрена эта возможность, но только "в индивидуальных случаях". Однако визовые отношения Беларуси с Евросоюзом регулируются не кодексом, а соглашением об упрощении визового режима.

Этот документ допускает пересмотр визового сбора, но только "путем письменного соглашения между сторонами". Иными словами, Евросоюз и Беларусь должны провести для этого переговоры, согласовать новую сумму сбора и внести изменения в соглашение. В одностороннем порядке ЕС сумму визового сбора изменить не может.

В настоящее время переговоры между ЕС и Беларусью, в силу очевидных причин, невозможны: официальный Брюссель не признает легитимность Александра Лукашенко. Так что проведения в Беларуси новых выборов в соответствии с международными стандартами политическое сотрудничество между ЕС и Минском остается замороженным.

Бесплатная шенгенская виза - не для всех

Подписанное с Минском соглашение об упрощении визового режима уже включает в себя достаточно обширный список категорий граждан Беларуси, освобожденных от визового сбора. В него входят дети до 12 лет, едущие в ЕС по обмену ученые, студенты и школьники, спортсмены, представители НКО.

Визовый сбор также не взимается, если поездка совершается с гуманитарной целью, к примеру, для лечения или посещения больного родственника. В этом случае необходимы документы, подтверждающие цель поездки. Является ли она гуманитарной, решают консульские службы государств Шенгена.

Возможен ли безвизовый режим?

Белорусская оппозиция призывает Брюссель не ограничиваться снижением визового сбора. "Соглашение об упрощении выдачи виз - важный шаг. Но в новой Беларуси мы хотели бы обсудить дальнейший прогресс в сфере визовой политики, позволяющий белорусам ездить в ЕС без виз", - отметила Светлана Тихановская, выступая на организованной Европарламентом ассамблее 20 апреля.

Согласится ли ЕС отменить визы для белорусов? Эта перспектива закреплена в официальных решениях Евросоюза. Еще в октябре прошлого года Совет ЕС назвал запуск диалога о визовой либерализации возможным "при условии устойчивого и эффективного выполнения соглашений об упрощении выдачи виз и о реадмиссии". Другим условием было управление потоками миграции и пересечением границ "надлежащим образом".

Что нужно для безвиза с ЕС?

Очевидно, что диалог о безвизе можно будет начать только после урегулирования в Беларуси политического кризиса и проведения честных и свободных выборов. Опыт Украины, Грузии и Молдовы показывает: до того, как будет подписано соглашение о безвизовом режиме, стране предстоит проделать сложную работу. Договор между Киевом и Брюсселем, к примеру, был подписан лишь спустя девять лет после начала переговоров в 2008 году. Кишинев справился быстрее - за четыре года. Положительную роль здесь сыграла небольшая численность населения.

Для получения безвиза каждой стране необходимо выполнить длинный список конкретных требований в различных сферах: пограничного контроля, миграционной политики, предоставлении убежища, безопасности документов.

Не менее важным условием является борьба с организованной преступностью и с коррупцией - при этом Еврокомиссия тщательно проверяет не только принятие необходимых законов, но и их осуществление. Украине, к примеру, пришлось создать Национальное антикоррупционное бюро, специализированную антикоррупционную прокуратуру и Национальное агентство по предотвращению коррупции. Важны для ЕС и вопросы соблюдения фундаментальных прав человека, например, в частности, свободы передвижения, а также борьба с дискриминацией.

Автор Юрий Шейко, Брюссель  

https://p.dw.com/p/3sRoA


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Дорохов, Антон Ходасевич, Денис Мельянцов, Юрий Шейко

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.04.2021. Просмотров: 43

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta