Война в Сирии: всё-таки из-за нефти

Содержание
[-]

США хотели получить от Дамаска долю в добыче нефти на северо-востоке Сирии

В международном аэропорту Дамаска в конце июня этого года приземлился частный самолет из Объединенных Арабских Эмиратов. На борту находились представители ряда разведывательных агентств и служб безопасности США. После приземления делегация направилась на встречу с директором Главного управления безопасности Сирийской Арабской Республики генерал-майором Али Мамлюком.

Отдельно хотелось бы остановиться на личности генерал-майора Али Мамлюка. Он достаточно долго является человеком из ближайшего окружения президента Сирии Башара Асада. Опытный политик, который умеет найти общий язык и с Москвой, и с Тегераном. С ним готовы общаться и представители монархий Персидского залива. Например, в 2015 году он был в Саудовской Аравии. Именно Али Мамлюку доверяют самые деликатные поручения, в том числе переговоры с внешними врагами официального Дамаска.

По имеющейся информации, встреча американской делегации и директора Главного управления безопасности САР продолжалась четыре часа. Были обсуждены разнообразные аспекты семилетней войны. Затем американцы сделали свое предложение. Предложили вывод своих войск из Эт-Танфа и Восточного Евфрата на трех условиях: полный уход Ирана из Сирии, долю в добыче нефти на северо-востоке Сирии, получение разведданных о террористах, которые могли бы представлять угрозу западным странам в будущем. Это предложение было отклонено сирийской стороной по всем пунктам.

В отношении представления разведданных о террористах было заявлено, что их раскрытие зависит от изменения политической позиции США по отношению к Сирии. САР уже делится подобной информацией с ОАЭ и Иорданией.

По поводу полного ухода Ирана из Сирии. По этому пункту делегация из США отстаивает интересы Израиля, своего главного союзника на Ближнем Востоке. В ответ Али Мамлюк подчеркнул, что Сирия — это суверенная страна, и что Соединенные Штаты являются оккупантами, которые вошли на территорию САР без разрешения, таким же образом США могут ее покинуть. Он также отметил, что Сирия является частью широкой оси, есть союз с Тегераном и ливанской «Хезболлой».

Следует отметить, что в ливанских СМИ появилась информация о том, что движение «Хезболла» получило официальную просьбу сирийского правительства остаться на территории Сирии после завершения войны для участия в процессе «постконфликтного примирения». Успешно прошел визит министра обороны Ирана Амира Хатами в САР. В ходе этой поездки у министра была встреча с президентом САР Башаром Асадом. Во время этого визита между сторонами было подписано соглашение о военном сотрудничестве.

Конечно же, основным условием со стороны американцев было получение своей доли в добыче нефти на северо-востоке Сирии. Выставление этого условия раскрывает истинные цели, из-за которых был развязан гражданский конфликт в стране. Главная задача США и их союзников в сирийской войне — захватить природные ресурсы Сирийской Арабской Республики.

В отношении доли от запасов сирийской нефти Али Мамлюк сказал американской делегации, что Сирия не заинтересована в ведении бизнеса со странами, стремящимися свергнуть ее правительство. Он также отметил, что по вопросу сотрудничества в нефтяной сфере есть Россия и другие страны, которые не сговаривались против сирийского народа.

Регион Сирии, богатый нефтью, находится на восточном берегу реки Евфрат. Эту территорию контролируют Сирийские демократические силы, созданные и поддерживаемые США. Сирийские демократические силы (СДС) представляют собой в основном курдскую военную группировку с небольшим присутствием местных арабских кланов. На подконтрольной СДС территории находится 70 процентов нефтяных месторождений Сирии. До войны, в 2010 году, доля дохода нефтяной промышленности в бюджете страны составляла 25%, сейчас значительно меньше. Крупнейшее месторождение Сирии — месторождение аль-Омар, расположено недалеко от города Дейр-эз-Зор.

Во время недавней пресс-конференции министра обороны США Джейса Мэттиса и председателя Комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда было сообщено, что на территории Сирии находится 2200 американских военнослужащих. Группировка СДС насчитывает около 50 тысяч человек.

Ситуация по региону, находящемуся под контролем СДС, сложная. Попытка со стороны сирийского правительства решить вопрос исключительно военным путем может привести к прямому боевому столкновению с ВС США и их союзниками по коалиции. И этот фактор надо учитывать.

Основная надежда на внутрисирийский диалог. Диалог между частью курдского движения и Дамаском уже идет, рассматривается вопрос по определенной автономии региона. Он возник сразу после сделки США и Турции по сирийскому городу Манбиджу, которая ударила по интересам курдов. Курдское движение раскололось на две части: часть пошла на переговоры с сирийским правительством, вторая часть по-прежнему идет в фарватере политики США.

Есть также примеры успешной экономической кооперации между курдами и правительством Сирии. Идет обмен нефти из месторождения «Аль-Омар» в Дейр-эз-Зоре, которое подконтрольно YPG/PKK, на топливо в определенной пропорции. Сирийское правительство и Сирийские демократические силы достигли соглашения о совместном управлении плотиной Табка в западной части провинции Ракка. Однако договоренности между официальным Дамаском и курдами оставляют за бортом интересы американских нефтяных компаний. Сирийскому правительству нужно будет договориться и с местными племенами. При их поддержке шансы одержать победу на северо-востоке Сирии гораздо выше. Возможно, есть резон выделить им долю от будущих нефтяных доходов, и это будет решающим аргументом в переговорах.

Для США есть еще одна важная причина остаться в этом регионе, особенно в Дейр-эз-Зоре. Именно через Дейр-эз-Зор проходят магистральные пути, связывающие Ирак и Сирию. Иран, в свою очередь, очень заинтересован в открытии коридора из Ирака к Сирии. Этого Соединенные Штаты допустить, конечно же, не могут. Здесь активную помощь США будет оказывать Израиль. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, комментируя заключение соглашения о военном сотрудничестве между Сирией и Ираном, пригрозил нанести удары по сирийским правительственным объектам и объектам Ирана на территории Сирии.

Таким образом, основная и самая жестокая схватка на территории Сирийской Арабской Республики еще впереди. Предстоит война за нефтяные ресурсы на северо-востоке страны. Сирийское правительство с помощью Москвы и Тегерана может решить данную проблему через внутри сирийский диалог, получение поддержки со стороны местных племен, а также при условии повышения издержек для пребывания американского военного контингента и союзников США на территории Сирии через организацию широкого партизанского движения.

Автор: Владимир Васильев

https://regnum.ru/news/polit/2472991.html

***

Химический Асад и его московские друзья

В сирийском Идлибе готовится зачистка последней зоны «деэскалации» 

В Сирии осталась только одна непокоренная зона «деэскалации» — в провинции Идлиб, на северо-западе, на границе с Турцией. Туда, на сравнительно малый пятачок, от русских бомб и снарядов, от карателей президента Башара Асада и его союзников-наемников сбежалось до трех миллионов сирийского народу. Теперь Запад грозится, что вмешается в конфликт, если в Идлибе сирийский режим вновь применит химоружие или ОВ (отравляющие вещества), а Россия в ответ усиливает группировку, доведя число боевых кораблей в регионе до десяти плюс две подводные лодки.

В 2017 году под гарантии России, Турции, Ирана, а также США и Иордании на юге Сирии были обозначены четыре зоны «деэскалации», в которых вооруженной оппозиции была обещана гуманитарная помощь и безопасность. В этом году началось последовательное уничтожение этих зон: была зачищена зона в провинции Хомс, и поток бомб превратил в кипу гравия пригород Дамаска — Восточную Гуту.

Разрозненную сирийскую оппозицию били по частям, как учат в Академии Генштаба.

У режима Асада мало сколько-нибудь годной и мотивированной пехоты для зачистки местности после ударов ВКС, и с этой проблемой справились, начав расправляться с оппозицией по частям, последовательно концентрируя наличные силы против одной зоны «деэскалации» за другой.

Основная оппозиционная сила в Восточной Гуте — «Джейш аль-Ислам» по приглашению Москвы участвовала в 2017-м в переговорах в Астане, а ее лидера Мохаммада Аллуша объявили образцовым оппозиционером, который согласился признать РФ «надежным гарантом и партнером». Весной 2018 лидеры «Джейш аль-Ислам» умоляли российских военных выполнить обещания и прекратить бомбежку, но в ответ им предложили только безопасный выезд боевиков вместе с семьями и родственниками в колоннах автобусов в провинцию Идлиб при условии сдачи укреплений и тяжелого вооружения.

7 апреля 2018 года на город Дума (последний оплот обороны в Восточной Гуте), как утверждают свидетели, были сброшены с вертолетов емкости с хлором. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявила, что в Думе от применения ОВ (предположительно — хлора) пострадало до 500 человек и 43 — погибли. Хлор — тяжелый газ, который сам затекает в подземные укрытия, где нет хорошей вентиляции и куда от бомбежки укрылись защитники Думы. Химатака сломила волю к сопротивлению, боевики сдались и были вывезены в Идлиб с чадами и домочадцами. Потери среди сторонников режима Асада и союзников были незначительны. Не то что при штурме Алеппо в 2016-м.

Москва яростно доказывала, что в Думе была «провокация», а не правительственная химатака. Российские военные представили журналистам найденную в Думе после зачистки подпольную лабораторию по изготовлению иприта в идеально-рабочем состоянии и со складом химикатов, где даже нашли небольшой баллон с хлором. Впрочем, экспертиза, проведенная техническим секретариатом Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), не нашла в Думе следов иприта, а только хлора, примененного в промышленных количествах. В результате Москва объявила, что ОЗХО захвачена американцами, а ее оценки — предвзяты.

В наказание за химатаку 14 апреля 2018 года США, Великобритания и Франция нанесли ракетный удар по объектам в Сирии, которые были предположительно связаны с разработкой ОВ. Удар носил демонстративно-показательный характер и не нанес режиму сколько-нибудь заметного вреда.

После разгрома Восточной Гуты и прочих очагов сопротивления в окрестностях Дамаска следующая операция летом 2018-го по зачистке южной зоны «деэскалации» в приграничных с Иорданией и Израилем провинциях Дейра и Кунейтра прошла на удивление легко. Сопротивление оппозиции быстро развалилось: желающих гибнуть под бомбами и напрашиваться на возможную химическую атаку нашлось мало. Боевики сдавали тяжелое оружие и на автобусах отправлялись в Идлиб вместе с гражданскими, а другие — сдались в надежде на амнистию и на возможное зачисление во вспомогательные отряды режима Асада. США, которые выступали гарантом южной зоны «деэскалации», не стали вмешиваться.

Президент Дональд Трамп не раз высказывал желание вернуть американских солдат домой из Сирии.

Трамп прекратил все программы помощи «умеренной» оппозиции, которые были начаты при президенте Бараке Обаме. Только на северо-востоке Сирии в курдском полунезависимом регионе Роджава американские военные продолжают операции против остатков ИГ (запрещенного в РФ. — Ред.) вместе с курдами. С американской помощью курды Роджавы заняли обширные территории вместе с основными сирийскими месторождениями нефти и газа, которые раньше контролировало ИГ. Но для курдов главный враг не в Дамаске, а в Анкаре, они с сирийской оппозицией воевали чаще, чем с Асадом, и они вполне готовы договариваться о компромиссе, если получат широкую автономию и защиту от турок.

В последнее время начались авиа- и артиллерийские удары по Идлибу: идет подготовка к ликвидации последней, самой большой зоны «деэскалации». Российское Минобороны объявило, что боевики из Идлиба будто бы сами готовят наступление с тяжелой техникой на Алеппо и Хаму, что в условиях открытой местности, огневого превосходства и господства ВКС в воздухе — бессмысленное самоубийство. Надо полагать, что обвинение противника в провокациях — хороший предлог для оправдания большой операции по зачистке Идлиба. Боевиков и враждебно настроенного гражданского населения там скопилось много, противник окопался в горах и в городах, и отступать им теперь из Идлиба некуда — только за границу в соседнюю Турцию или, в лучшем случае, в охраняемую турецкими военными некую специальную зону вдоль границы, если турки, которые ввели на север Сирии военные контингенты, сумеют договориться с Дамаском и Москвой о сохранении каких-то остатков зоны «деэскалации» под турецким протекторатом.

Ни США, ни их союзники не собираются спасать остатки «умеренной» вооруженной оппозиции в Идлибе, ни тем более сконцентрированных там исламистских радикалов из бывшего фронта «ан-Нусра» (запрещенного в РФ. — Ред.). В то же время США, Франция и Великобритания предупредили, что нанесут удар по режиму Асада, если в Идлибе опять применят ОВ. Для Трампа очень важно доказать, что он готов ударить, в отличие от Обамы, который в августе 2013-го только угрожал, но не стал вмешиваться после массированного применения зарина в Восточной Гуте.

В ответ на западные угрозы вмешательства российские военные объявили, что в Идлибе боевики вместе с английскими агентами готовят «провокацию» — завезли, мол, хлор и готовятся то ли травить местное население, то ли прикидываться, что травят, а может, то и другое сразу. От англичан после отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля в Солсбери, типа, можно ждать чего угодно. Также вспомнили в Москве о химлаборатории, чудесно найденной в Думе в прошлом апреле, и было объявлено, что там было итальянское оборудование. (Хотя при чем тут Италия, где сейчас у власти дружественное Кремлю националистическое правительство?)

Для массированной химатаки нужны специалисты и специальные средства доставки ОВ: иначе невозможно создать убийственное аэрозольное или газовое облако. У сирийской оппозиции таких возможностей нет, а у режима Асада — есть. Можно, конечно, придумать, что террористы и их покровители могут устроить «провокацию» с ОВ. Но тогда нужно оборудовать какую-нибудь подпольную газовую камеру. Именно такую камеру или брошенные средства высшей химзащиты для провокаторов следовало найти нашим в Думе для убедительности, вместо дурацкой лаборатории.

Так сложилось, что всерьез мешать российским военным вновь утвердить власть Асада над большей частью Сирии никто сейчас не собирается, и наши военные базы в Сирии никому особо не мешают. США и Израиль прежде всего обеспокоены присутствием Ирана в Сирии, а с РФ ссоры не ищут: пускай у Москвы на руках остается вконец разоренная страна, которую практически невозможно окончательно умиротворить.

Казалось бы, если договориться с президентом Реджепом Эрдоганом и найти способ убедить Асада не использовать ОВ, можно в обозримые сроки зачистить Идлиб, избежав конфронтации с Западом. Но именно это, похоже, и не устраивает: конфронтация с США жизненно нужна слишком многим в Москве.

Тем более в данном случае риск не так уж велик, несмотря на все заявления о провокациях и на демонстративное наращивание российской группировки. США с союзниками могут нанести еще один ракетный удар, но ведь не по войскам, что изготовились зачищать Идлиб, и не по российским базам, а военное ведомство в Москве в ответ отработает патриотическое возмущение. Все получат, что хотели, но противостояние останется «холодным». Только сирийцам опять не везет.

Автор: Павел Фельгенгауэр, oбозреватель «Новой газеты»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/28/77623-himicheskiy-asad-i-ego-moskovskie-druzya

 

***

Комментарий: Kакое будущее ждет Сирию? 

Для того чтобы предположить, какое будущее ожидает Сирию, нужно ответить на два важных вопроса. Во-первых, какие страны заинтересованы в том, чтобы сирийский президент Башар Асад остался у власти? Во-вторых, какие страны заинтересованы в сохранении территориальной целостности Сирии?

Позиция некоторых стран по данным вопросам вполне понятна, в то время как позиция других стран либо постоянно меняется, либо остается неясной, пишет Берил Дедеоглу в статье для турецкого издания Daily Sabah. Например, известно, что Иран хочет, чтобы Асад остался у власти. Это было очевидно с самого начала войны. Что касается России, Москва, с одной стороны, также хочет, чтобы Асад остался у власти, но она не настаивает на сохранении власти в руках Асада. Эти страны, конечно же, поддерживают Асада, но главная их забота — это не личная судьба Асада, а будущее сирийского режима. Москве нужна Сирия, которая станет буферной зоной между Израилем и Ираном, Сирия, которая не станет рвать связи с ЕС, но займет антиамериканскую позицию. Особенно России нужна Сирия, в которой будут размещены российские военные базы. В остальном Москве неважно, кто будет сирийским президентом.

Россия не хочет, чтобы Сирия оказалась под управлением суннитских группировок, поскольку в Москве уверены, что эти группировки находятся под управлением Саудовской Аравии, а это означает то, что эти группировки косвенным образом служат интересам Израиля и США. Именно по этой причине Россия поддерживает шиитские группы в Сирии. Стоит отметить, что позиция России не менялась с самого начала войны.

Другим важным региональным игроком в Сирии является Турция, ее позиция также хорошо известна. Анкара выступает против Асада и его режима. Турция может согласиться с нахождением Асада у власти только до тех пор, пока не будет создана новая конституция и проведены свободные выборы. В этом смысле можно сказать, что позиция Турции также совершенно ясна.

Иран, Россия и Турция сходятся в необходимости сохранения территориальной целостности Сирии. Иными словами, эти три страны не хотят, чтобы Сирия превратилась еще в один Ирак или Ливию. Хорошо известно, что правительства Ирака и Ливии не могут установить полный контроль над собственными территориями, и, хотя на бумаге их территориальная целостность остается нетронутой, нужно признать, что это фактически разделенные страны.

Россия, Турция и Иран не хотят, чтобы подобный сценарий повторился в Сирии. Эти страны называют террористической каждую группировку, которая имеет сектантский уклон. Есть множество организаций, которые можно квалифицировать как террористические, независимо от того, связаны ли они с «Фронтом ан-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или с Рабочей партией Курдистана. Более того, Россия, Турция и Иран считают, что США оказывают прямую или косвенную поддержку террористическим группам, и считают, что такая поддержка представляет угрозу для их национальной безопасности.

Картина происходящего становится более размытой, когда дело касается европейских государств. Например, непонятно, чего действительно добиваются Франция и Германия в отношении Асада и его режима в Сирии. Правда, они часто заявляют, что Асад совершил преступления против человечности, поэтому его необходимо привлечь к ответственности. Тем не менее их, похоже, устраивает тот факт, что правительственные силы Сирии борются только с радикальными суннитскими группировками и не трогают курдов. Кроме того, европейские государства хотят принять участие в восстановлении Сирии, особенно сейчас, когда американские санкции перекрыли доступ к иранским рынкам. Однако Россия, похоже, решила подтолкнуть европейские страны к принятию более четких решений.

Что касается Соединенных Штатов, то никто не может определить, чего именно они хотят. Никто не ждет того, что Вашингтон внезапно начнет поддерживать Асада, однако никто с уверенностью не готов сказать, на что способны пойти США, чтобы сместить Асада, особенно в условиях, когда Россия внимательно следит за происходящим. Пока Соединенные Штаты сосредоточены на Трампе, Путин расширяет контроль в Сирии. Дамаск уже стал продолжением Кремля.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2480269.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Васильев, Павел Фельгенгауэр, Максим Исаев

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.09.2018. Просмотров: 36

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta