Важнейшие события социально-экономической жизни Германии в декабре 2022 г.: бюджет-2023, выход на пенсию, регулирование цен

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Социально-экономическая ситуация в стране  

***

Бундестаг утвердил бюджет на 2023 год

В борьбе с энергетическим кризисом правительству на будущий год понадобятся кредиты на сумму в 45 млрд евро, чтобы профинансировать многочисленные послабления для частных лиц и коммерческих компаний.

«Мы преодолеваем кризис, но не упускаем из виду задачи, которые стоят перед страной в будущем», – считает министр финансов Кристиан Линднер (Christian Lindner). Его проект бюджета впервые за три года предусматривает соблюдение узаконенного конституцией ФРГ принципа «долгового торможения», когда правительство не делает новых долгов. Предыдущие исключения были спровоцированы необходимостью преодолевать кризис из-за коронавирусной пандемии. Сейчас новые долги – это допустимые при «долговом торможении» исключения в связи с плохой конъюнктурой. Фактически кредиты понадобятся, но Основной закон позволяет их брать, при этом на бумаге соблюдено положение об официальном нерасширении долговой ямы, принципиальное как для бывшего министра финансов ФРГ Олафа Шольца (Olaf Scholz), так и для нынешнего.

Кристиан Линднер назвал будущий год рекордным как с точки зрения инвестиций государства, так и по объёму предоставленной гражданам и предприятиям помощи. Эксперт Социал-демократической партии по вопросам народного хозяйства Беттина Хагедорн (Bettina Hagedorn) считает бюджет «не только гигантским по масштабам, но и дающим верные ответы на вопросы, которые ставит время». Консерваторы недовольны тем, что бюджет на будущий год не предусматривает того двухпроцентного роста экономики, на который позволял рассчитывать один из прежних прогнозов канцлера Шольца. Левая партия и «Альтернатива для Германии» принципиально считают, что в многих из предусмотренных инвестиций страна не нуждается, тогда как другие важные позиции упущены из виду.

В целом бюджет Германии на 2023 год насчитывает 476,29 млрд евро – примерно на 20 млрд меньше, чем в завершающемся году. В 2022-м его размер увеличили средства на борьбу с пандемией коронавирусной инфекции и её тяжёлыми экономическими последствиями. Крупные расходы на будущий год предусмотрены в связи с последствиями российско-украинской войны и энергетическим кризисом, спровоцировавшими рост цен на газ, электричество и продукты питания. Часть этих расходов – многомиллиардная реформа дотаций на оплату жилищных расходов, доплаты на отопление нуждающимся, а также налоговые послабления. Они будут сделаны и семьям, которые особенно страдают от роста инфляции. В бюджет заложен рост детских пособий до 250 евро в месяц, как и замена Hartz IV на Bürgergeld – «гражданские деньги», с вступлением которых в силу с 1 января значительно вырастут расходы государства на социальную помощь.

Параллельно снизится налоговое бремя 48 млн немецких налогоплательщиков, что также предусматривает новый бюджет. Смягчая инфляционный шок, государство отказывается от поступлений подоходного налога в размере 18,6 млрд евро. Этот шаг призван компенсировать потери покупательной способности.

Оппозиция считает недостаточными такие шаги, как увеличение суммы необлагаемого налогами вычета из годового дохода. Эксперт Левой партии по экономическим вопросам Гезине Лёцш (Gesine Lötzsch) обвинила правящую коалицию в антисоциальной политике – по её мнению, повышение пособий безработным не компенсирует роста инфляции, а те, кто зарабатывает на кризисе, не несут повышенной материальной ответственности. Кристиан Линднер в ответ заявил, что «социальная справедливость измеряется тем, что нуждающихся в поддержке не бросают на произвол судьбы, но у неё имеется и другой компонент – честность по отношению к тем, кто своим трудом поддерживает страну и платит высокие налоги».

Самых больших бюджетных трат потребует финансирование проектов министерства труда (в том числе это пенсионное страхование, многие дотации и социальные пособия, в частности – новое пособие Bürgergeld).

На втором месте оборонные расходы – при том, что на внешней и внутренней безопасности в будущем году предполагается сэкономить около миллиарда. Меньше средств получат полиция и ведомства, отвечающие за вопросы защиты от катастроф, хотя угрозы критической инфраструктуре страны в связи с ситуацией в мире нарастают. Министерство здравоохранения получит больше на 2,4 млрд евро, министерство строительства, ответственное за развитие программы доступного жилья, предусматривающей ежегодное появление в Германии 400 тысяч новых квартир, – на 2,3 млрд.

Министерству экономики вице-канцлера Роберта Хабека (Robert Habeck) будут предоставлены дополнительные 1,5 млрд евро, на 1 млрд увеличатся бюджеты МИД и министерства экономического сотрудничества, ответственного за помощь развивающимся странам. Бюджет министерства образования в 2023 году вырос на 891 млн евро – он заметно увеличен в связи с необходимостью выплатить каждому немецкому студенту, живущему отдельно от родителей, дотацию на отопление. Расходы Германии на образование и науку в будущем году составят 21,46 млрд, тогда как министерству обороны придётся предоставить 50 млрд, не считая дополнительных внебюджетных расходов в 100 млрд, запланированных на улучшение обороноспособности Бундесвера в связи с российской агрессией в Украине.

Кроме важнейших проектов Минфин предусмотрел и средства на многие небольшие начинания. 400 млн евро будут выделены на ремонт объектов в муниципальной собственности, 200 млн – на создание новых парков и озеленение, 100 млн – на «меры по естественной защите природы». Планируется профинансировать культурные потребности молодёжи, для чего будет введён «культурный паспорт» – деньги, которые позволят нуждающимся молодым посещать музеи или концерты. Правящая коалиция планирует создать фонд, поддерживающий музыкантов-любителей и организацию фестивалей. На мероприятия в сфере культуры выделены 550 млн евро – в том числе это будущие расходы на ремонт зданий и помещений.

Бюджет на 2023 год – первый, за который лидер СвДП несёт персональную ответственность. Соблюдение принципа «долгового торможения» представлялось Линднеру особенно важным. Он подчеркнул, что «хвалиться» правительству особенно нечем: общий бюджетный дефицит – гигантский, в том числе потому, что дополнительных расходов потребовало только что одобренное введение потолка цен на газ и электричество, который будет действовать до апреля 2024 года. Расходы на эти компенсации гражданам и бизнесу, во многом превосходящие привычные бюджетные рамки, придётся финансировать за счёт спецфонда, наполняемого в том числе благодаря кредитам.

Удастся ли действительно удержать бюджет в рамках механизма «долгового торможения», неясно. Процентные ставки по кредитам растут, а с ними – расходы, требующиеся на покрытие. Если в 2022 году проценты по кредитам требовали затрат в 4 млрд евро, то в 2023-м они могут вырасти до 40 млрд – и это, учитывая рыночную конъюнктуру, далеко не предел.

У эксперта по бюджетным вопросам консервативного блока ХДС/ХСС Хельге Брауна (Helge Braun), в прошлом – шефа ведомства федерального канцлера при Ангеле Меркель (Angela Merkel), вызывает нарекания тот факт, что план финансирования на 2023 год не предусматривает резервов на случай необходимости новых непредусмотренных расходов. «Этот бюджет уже сейчас сшит по самому краю», – указывает Браун. По словам Линднера, запасы центрального правительства действительно фактически исчерпаны – сформировать бюджет на 2024 год будет несравнимо труднее. «Нам надо набраться смелости – других вариантов у нас нет», – подчёркивает министр финансов.

Автор Пётр Левский

Источник - https://www.rg-rb.de/bundestag-utverdil-byudzhet-na-2023-god/

***

Преждевременный выход на пенсию усугубляет кадровый дефицит

Экономика ФРГ заметно страдает от недостатка рабочих рук и квалифицированных кадров уже сейчас, а ближайшие годы будут особенно непростыми – ожидается массовый выход на пенсии так называемых «бэби-бумеров», поколения, появившегося на свет в послевоенные годы.

Согласно статистике, в ФРГ отмечен особенно высокими показателями рождаемости период с 1955-го по 1969 год. Вступление в пенсионный возраст рождённых в то время сейчас означает отток из народного хозяйства опытных, обученных, умелых специалистов с продолжительным трудовым стажем. К тому же многие из нынешних 50−60-летних не планируют дожидаться 65 и тем более 67 лет и собираются уйти на отдых раньше положенного срока.

Проведённая восемь лет назад пенсионная реформа увеличила пенсионный возраст, с тех пор в Германии действует прогрессивная шкала, добавляющая к регулярному сроку выхода на пенсию по месяцу за каждый более поздний год рождения. Многие приняли эту реформу без восторга, некоторые готовы скорее потерять в деньгах, чем в свободном времени, тем более что с 2014 года существует и возможность получать полную пенсию при выходе на неё в 63 года – она предлагается тем, кто особенно долго осуществлял взносы в систему пенсионного страхования. По данным Института изучения проблем народонаселения (BiB), уже сейчас заметно выросло количество жителей, которые уходят на пенсию в 63 и 64 года, и в ближайшие годы эта тенденция сохранится: в 2021 году такой возможностью воспользовался каждый третий. Актуальные данные системы пенсионного страхования свидетельствуют, что всё больше вчерашних работников уходят на отдых, соглашаясь и на понижение пенсии. BiB подсчитал, что такая ситуация сложилась в прошлом году у четверти новых пенсионеров. Сопоставив данные тех, кто ушёл с работы с вычетами или без, институт выяснил, что в среднем эти вчерашние работающие в 2021 году выходили на пенсию на 28 месяцев раньше положенного срока.

С финансово-политической точки зрения эта ситуация вызывает беспокойство у исследователей – опытные и квалифицированные «бэби-бумеры» представляют особую ценность на рынке труда. «Снижение числа тех, кто продолжает работать при имеющейся возможности выйти на пенсию, говорит о том, что трудовая деятельность в солидном возрасте – не само собой разумеющейся факт», – поясняет эксперт BiB Эльке Лойхингер (Elke Loichinger). Удерживать квалифицированных специалистов на рабочих местах возможно при помощи стимулов, которые должны сыграть свою роль задолго до наступления пенсионного возраста.

В предыдущие годы всё больше пожилых людей продолжали трудиться, и получив возможность уйти на пенсию. С 2000 по 2015-й доля работающих среди мужчин 60−64-летнего возраста более чем удвоилась, среди женщин того же возраста – увеличилась в четыре раза. Эту тенденцию определили люди 1940−1950 годов рождения, как правило, работавшие дольше, чем рождённые в предыдущее десятилетие. Теперь ситуация совершенно иная, на неё обращают внимание и в верхних эшелонах власти.

О намерении добиться того, чтобы как можно меньше людей преждевременно выходили на пенсию, и от этого не страдала экономика, заявил в недавнем интервью канцлер Олаф Шольц (Olaf Scholz). «Нужно увеличивать долю тех, кто способен дорабатывать до наступления пенсионного возраста. Многим сегодня это непросто», – сказал канцлер. Он считает, что способно вырасти и количество работающих женщин, для этого необходимо расширять возможности по присмотру за детьми в детских садах и школах на протяжении полного рабочего дня.

К 2035 году, как предполагает Институт изучения рынка труда (IAB), выйдут на пенсию 7 млн немцев – это одна седьмая всех доступных трудовых ресурсов. Это тревожный прогноз, избежать наступления которого можно, приняв меры уже сегодня. О предстоящих демографических переменах исследователям известно давно, и заменить отсутствующие рабочие руки способны мигранты. Сейчас во всех отраслях немецкой экономики открыты 1,8 млн вакансий, напоминает гендиректор Федерального объединения работодателей Германии (BDA) Штеффен Кампетер (Steffen Kampeter). IAB настаивает на необходимости целевой миграции – в страну нужно приглашать специалистов с высшим образованием и квалифицированных рабочих, создавая для них привлекательные условия, а также обращать внимание на внутренние ресурсы – это в первую очередь люди пожилого возраста, а также женщины с миграционным прошлым, доля занятости среди которых заметно ниже среднего показателя по стране.

В 1990-е годы пожилых трудящихся регулярно отправляли на пенсии преждевременно в качестве одного из методов борьбы с массовой безработицей. Сегодня задачи иные – удерживать их на рабочем месте как можно дольше. Среди 60−64-летних немцев доля занятых на 20% ниже, чем среди 55−59-летних. 20 лет назад разница составляла 40%, но и достигнутого прогресса недостаточно, чтобы удовлетворить потребность в трудовых ресурсах – без активных «бэби-бумеров» экономика понесёт серьёзные потери.

Автор Максим Смирнов

Источник - https://www.rg-rb.de/prezhdevremennyj-vyhod-na-pensiyu-usugublyaet-kadrovyj-deficzit/

***

Большинство немцев – за госрегулирование цен на продукты

Потребители считают, что производители и продавцы требуют за продукты питания слишком много.

Длительное время цены на продукты в Германии регулировали исключительно спрос и предложение – и они держались на уровне самых низких в Западной Европе. Но подорожание, вызванное энергокризисом и войной, лишает население ФРГ веры в свободный рынок, а большинство жителей страны считают, что цены на еду нуждаются в государственном регулировании. Взрывной рост цен в супермаркетах привёл к тому, что девять из десяти жителей страны ждут вмешательства государства в ценовую политику.

Многим экономистам такой сценарий представляется чрезвычайно рискованным. Пол Кругман (Paul Krugman), лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля (Alfred Nobel), называл попытки ввести государственное регулирование цен «по-настоящему глупыми». Список неудач в этой области впечатляет своим объёмом, примеры тем более не нужны знакомым с социалистической системой распределения – а это значительная часть населения Восточной Германии и вчерашних иммигрантов.

Но в сознании потребителя, годами привыкавшего к тому, что хлеб и молоко стоят примерно одинаково, текущий рост цен оставляет столь суровое впечатление, что кажется страшнее потенциального коллапса свободной рыночной экономики с её превращением в регулируемую. «Покупатели оценивают подорожание так серьёзно, что готовы на любые меры, лишь бы снова получить возможность покупать продукты по старым ценам», – считает эксперт по вопросам торговли консалтинговой компании Oliver Wyman Ванесса Зайп (Vanessa Seip). По заказу этой фирмы ежегодно проводится соцопрос в шести европейских странах, и 91% опрошенных в Германии сейчас считают, что государству нужно вмешаться в ценовую политику.

Потребители имеют представление и о том, как именно следует решать ценовой вопрос. 48% согласны с введением потолка цен на продукты, составляющие основу потребительской корзины. Вероятно, сторонники ограничения цен на определённые категории товаров вдохновлены примерами субсидий на газ и бензин. 33% считают, что нужны регулируемые государством цены на все продукты. 23% требуют опустить цены ниже тех, что были в магазинах до актуального скачка инфляции. 10% участников опроса полагают, что государство должно субсидировать и питание в производственных столовых. В отличие от ситуации во время коронавирусных ограничений, когда потребители давали высокую оценку торговле и предпринятым ей мерам по защите населения и обеспечению его всем необходимым, сейчас потребители считают, что их бросили на произвол судьбы. «Высокий уровень недовольства сложившимся положением будет давить на торговые предприятия и на производителей продуктов питания», – объясняет Зайп.

Результаты исследования отражают растущее разочарование. Если в 2020 году 79% жителей Германии высоко или очень высоко оценивали достижения розничной торговли, то за два года этот показатель снизился до 36%, а 18% считают усилия, которые прилагают торговые сети, чтобы сдержать подорожание, недостаточными или слабыми. «Проблемы со снабжением, но в первую очередь – рост цен, оставляют глубокий след, – уверен Райнер Мюнх (Rainer Münch), руководитель отдела исследований торговых отношений Oliver Wyman. – Говорить о потере доверия пока преждевременно, но беспокойство на рынке ощущается, а неоправдавшиеся ожидания разрушают связи между клиентом и компанией».

За последний год треть покупателей, согласно опросу Oliver Wyman, сменила магазин, где осуществляет основную часть покупок. В первую очередь так поступает молодёжь – почти каждый второй среди 25−34-летних немцев ходит теперь в другой супермаркет. Чаще всего путь покупателя лежит в дискаунтер наподобие Aldi – количество пользующихся их услугами за год увеличилось на 6%. «Это впечатляющий рост в стране, где доля рынка дискаунтеров и без того высока», – напоминает Ванесса Зайп. Сейчас дискаунтеры – главный поставщик продуктов питания для 47% участников репрезентативного опроса. 25% предпочитают классические супермаркеты, а 20% – гипермаркеты. Снижается доля клиентов, которые делают покупки в магазинах экологически чистой продукции – биосупермаркеты остаются основным местом покупки еды только для 2% населения ФРГ, что вдвое меньше, чем в 2021 году. Онлайн-супермаркеты и службы доставки продуктов за год увеличили долю рынка с 3% до 5%.

Смена магазина – и один из способов противостояния «скрытому подорожанию», при котором производители сохраняют цену, но уменьшают количество товара в упаковке. Этот подход распространился и в стабильные времена, а сейчас становится повсеместным. Защитники прав потребителей рекомендуют ориентироваться на стоимость литра или килограмма продукта вместо цены конкретной упаковки и постоянно сравнивать, а покупатели, среди которых всё больше недовольных, питают надежду на государство. Но им не суждено сбыться, пока власть готова прислушиваться к экономистам, которые вместо ограничения цен рекомендуют целевую помощь нуждающимся.

Автор Максим Смирнов

Источник - https://www.rg-rb.de/bolshinstvo-nemczev-za-gosregulirovanie-czen-na-produkty/


Дата публикации: 17.12.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 166
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta