Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) превращается в противовес НАТО

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внешняя политика и обеспечение мира и безопасности  

***

Главным событием саммита саммита ШОС в Астане стали переговоры Путина и Си Цзиньпина

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин подтвердили решимость укреплять стратегическое партнерство двух держав.

Ни Украина, ни ее опекуны на Западе не присутствуют на встрече Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане. Тем не менее, поскольку на нее прибыли главы России, Китая, Турции, генсек ООН, переговоры по Украине в кулуарах саммита, вполне вероятно, прошли, сказал видный чиновник Казахстана. По его словам, это стало продолжением беседы лидеров РФ и КНР, которая состоялась в мае в Пекине. Обсуждались экономические связи двух держав и совместная борьба с террористами. Не случайно накануне саммита военные РФ и КНР провели совместное учение по обоим берегам реки Амур.

Кроме Путина, Си, президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в саммите в Астане участвуют премьер-министр Пакистана Шахбаз Шариф, президент Узбекистана Шавкат Мерзиёев, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Киргизии Садыр Жапаров. Президент Белоруссии Александр Лукашенко тоже приедет, так как Белоруссия становится полноправным участником ШОС.

Другие видные гости – генсек ООН Антониу Гутерриш, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Азербайджана Ильхам Алиев. Этот список говорит сам за себя. Созданная первоначально Россией, Китаем и бывшими советскими республиками Средней Азии для обеспечения безопасности и урегулирования пограничных проблем, ШОС превратилась во влиятельного игрока на международной арене. В состав ШОС входит также Иран. Тегеран еще избирает наследника Эбрахима Раиси, погибшего при крушении вертолета в мае. Поэтому Иран представляет исполняющий обязанности президента Мохаммад Мохбер.

Статус наблюдателя имеют Турция, Саудовская Аравия, Египет. Премьер-министр Индии Нарендра Моди направил в Астану главу МИД страны Субраманьяма Джайшанкара. Американские СМИ и политологи осознали, что игнорировать событие в Казахстане нецелесообразно. Они утверждают, что для Путина саммит важен прежде всего потому, что он свидетельствует о крахе попыток Запада изолировать Россию с помощью санкций.

Международный уголовный суд (МУС) в Гааге выдал ордер на арест Путина. Но Казахстан не участвует в Римском статуте об учреждении МУС и потому игнорирует его предписания. Это служит еще одним подтверждением того, что у США и их союзников «руки коротки», чтобы дотянуться до главы России. Правозащитные организации на Западе не жалуют не только Москву, но и Пекин. Они даже обвиняют КНР в жестоких притеснениях мусульман-уйгуров и других религиозных меньшинств. Это, по мнению западных комментаторов, служило дополнительным стимулом для Путина и Си продемонстрировать прочную личную дружбу и решимость укреплять стратегическое партнерство двух держав.

Отсюда не следует, что в ШОС царит дух доброй воли и согласия. Достаточно вспомнить о почти 80-летнем споре Индии и Пакистана из-за Кашмира, военных столкновениях между Китаем и Индией вдоль разграничительной линии в Гималаях. Западные эксперты твердят, что Китай в экономическом плане теснит Россию из Центральной Азии, пользуясь тем, что она свои ресурсы тратит на СВО в Украине.

Снижение влияния России в регионе действительно происходит. Ни одно из правительств Центральной Азии не пожелало напрямую поддержать СВО. Но, как сказал «НГ» старший научный сотрудник Высшей школы экономики Василий Кашин, на деле Пекин не ставит целью заменить Россию в регионе. Взаимодействие с РФ в области безопасности особенно важно. Просто Москве стоило бы, как Китаю, расширять присутствие в регионе в сфере образования, открывать курсы изучения русского языка.

Новым свидетельством укрепления военных связей между РФ и КНР стали совместные маневры по отражению нападений террористов. Учения прошли около моста, соединяющего Благовещенск с городом Хэйхэ на китайском берегу Амура. Как пишет орган Министерства обороны Китая – газета «Цзефанцзюнь бао», это было первое совместное учение против терроризма, прошедшее после февраля 2022 года, то есть после начала СВО.

Как видно из репортажа, китайские и российские подразделения применяли средства наблюдения с воздуха для перехвата террористов на воде. А против тех из них, кто сумел высадиться, были выставлены блокпосты. Из текста китайского репортажа можно сделать предположение, что инициатором учений стала Москва, обеспокоенная нападениями джихадистов в Дагестане и трагедией в «Крокус Сити Холле».

Всех, естественно, занимает вопрос: договорились ли лидеры России и Китая о новых шагах в сфере безопасности и можно ли ожидать новых инициатив Китая по Украине. На момент сдачи номера в печать стало известно о двух важных тезисах, которые подчеркнул Путин во время встречи с Си. Во-первых, сотрудничество РФ и КНР не направлено против других стран. Во-вторых, российско-китайские отношения служат стабилизирующим фактором на международной арене.

Анкара всегда акцентировала внимание на том, что Турция близка жителям Центральной Азии по культуре, языку и готова молодым государствам оказывать экономическую помощь. И все же участие президента Турции в саммите в Астане – это своего рода аномалия, вызов другим членам НАТО, которые считают ШОС орудием политики Москвы и Пекина.

Беседа Путина с Эрдоганом продлилась около часа. Очевидно, собеседники не пожелали оглашать все содержание переговоров. ТАСС сообщил: лидеры обсудили экономическое сотрудничество, отметив, что крупные проекты реализуются без сбоев. Речь шла, в частности, о взаимодействии в энергетике. Еще одной темой стали путешествия россиян в Турцию: в прошлом году в республике побывало рекордное количество туристов из РФ.

Путин пообещал Эрдогану, что обязательно посетит Турцию: его визит давно планируется, но графики не удавалось согласовать. Эрдоган заметил, что ждет коллегу в гости в «самое кратчайшее время».

Автор Владимир Скосырев

Источник - https://www.ng.ru/world/2024-07-03/1_9041_summit.html

***

Казахстан рассмотрел в Китае ключевого партнера

Пекин использует ШОС для продвижения своих экономических и военно-политических интересов.

Президент Касым-Жомарт Токаев лично встретил в аэропорту Астаны председателя КНР Си Цзиньпина, прибывшего в Казахстан 2 июля. К этому обязывает не только статус государственного визита, но и связавшая лидеров двух стран крепкая дружба. Высокого гостя приветствовали также выстроившиеся в шеренгу дети с флажками двух стран, они исполнили песню на китайском языке, сообщила Акорда (штаб-квартира администрации президента Казахстана). Си Цзиньпин также примет участие в 24-м заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 3–4 июля, а затем отправится с двухдневным визитом в Таджикистан.

Накануне Касым-Жомарт Токаев в интервью «Синьхуа» отметил, что между ним и Си Цзиньпином сложились «подлинно дружеские и доверительные отношения». Хотя всего пять лет назад уровень антикитайских настроений в Казахстане зашкаливал. Многими казахами Китай в течение столетий воспринимался чаще как враг, нежели партнер. А подписанное в 2015 году соглашение между странами о вводе 55 объектов на сумму 27 млрд долл. вызвало в республике массовые акции протеста, в ходе которых звучали требования остановить экспансию Китая. Считалось, что Китай переносит в Казахстан вредные производства. Однако президенту Токаеву удалось откорректировать эту программу и вывести отношения с Поднебесной на новый уровень. Поэтому неслучайно Си Цзиньпин в своем интервью казахстанскому изданию заявил, что «отношения между двумя странами развились от всестороннего стратегического партнерства до вечного всестороннего стратегического партнерства».

Китайский лидер также подчеркнул, что современная история китайско-казахстанских отношений начинается с китайской инициативы «Пояса и пути». «Именно эта рамка является определяющей для сотрудничества двух стран сегодня, где Пекину важно добиться добрососедских и партнерских связей с важным для себя поставщиком и в дальнейшем, возможно, более активным транзитером товаров и услуг. А для Астаны важно добиться китайских инвестиций, а не кредитов, в модернизацию собственной энергетики, в промышленные мощности, развивать цифровое сотрудничество – как лидеру по цифровым технологиям в регионе – и образовательные контакты с крупным соседом», – сказала «НГ» научный сотрудник Центра центральноазиатских исследований Института Китая и Современной Азии (ИКСА РАН) Александра Перминова.

Китай в 2023 году стал основным торговым партнером Казахстана с приростом товарооборота на 30%, аналогичный рост и у другого важного показателя – с 2400 до 4700 увеличилось число казахстанско-китайских предприятий в Республике Казахстан (РК). «Астана, что неудивительно, как и Москва, сегодня смотрит в том числе на Восток. Для Китая, как и для России, важна безопасность РК с точки зрения как устойчивости политического режима, так и экономической состоятельности страны. От этого зависит функционирование торговых путей из Китая в Европу, а также поставки энергоресурсов в сам Китай», – считает эксперт.

Китаю, по словам Перминовой, крайне важно держать руку на пульсе в отношениях с Казахстаном, особенно после определенного пандемийного спада – не зря почти сразу после отмены ограничений страны ввели безвизовый режим, начали наращивать туризм и культурно-гуманитарное сотрудничество. Важно для Пекина и понимать, как и кто сегодня из внерегиональных государств реализовывает свои интересы в Казахстане на фоне мировой турбулентности, – это и про договоренности по поставкам критически важных минералов в Великобританию и ЕС. Кроме того, Китай остается одним из гарантов безопасности в Большой Евразии на фоне концентрации внимания России на украинском кризисе, китайская сторона активно выступает за поддержку диалога в рамках ШОС.

«Пекин и Москва одинаково поддерживают формулировку о «неделимости евразийской безопасности», которой еще только предстоит обрасти большей детализацией и смыслами на фоне уже общепризнанного слома старой европейской или евро-атлантической системы безопасности», – подчеркнула эксперт.

Руководитель Центра общественной дипломатии и анализа мировой политики, научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Воробьев назвал визит Си Цзиньпина в Казахстан «событием огромной важности для Астаны». «В условиях обострившихся отношений между Россией и Западом Казахстан видит в Китае ключевого партнера для сохранения стабильности и экономического благополучия. Растущий товарооборот, инвестиционная активность Пекина и его роль в ШОС и БРИКС укрепляют эту позицию», – считает эксперт. Неслучайно, по его мнению, руководство Казахстана дает понять, что сближение с Россией или Западом сегодня может быть более токсичным и несет для страны более высокие риски, поскольку может спровоцировать негативную реакцию в отношении Астаны со стороны и Москвы, и Пекина либо Вашингтона и коллективного Запада в зависимости от того, с кем Казахстан решит углублять отношения.

«Россия в целом поддерживает развитие связей Казахстана с Китаем, предпочитая видеть в Пекине конкурента Западу, а не себе. Развитие отношений с Китаем позволяет Казахстану занять нейтральную позицию в украинском конфликте, не примыкая ни к России, ни к Западу. Эта позиция отражает стремление к мирному решению конфликта на основе существующего статус-кво», – отметил Воробьев. В то же время, по его мнению, Казахстан понимает важность сохранения связей с Россией в энергетической и экономической сферах. Москва также важна для Астаны в контексте балансирования отношений с Китаем.

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев полагает, что визит Си Цзиньпина в Астану, а также его участие в саммите ШОС – это стратегический шаг, отражающий усиление позиций Китая на постсоветском пространстве. «После начала конфликта в Украине геополитическая ситуация в регионе кардинально изменилась. ОДКБ как военно-политическая структура оказалась в кризисе, а ЕАЭС превратился в канал для серого импорта. В этих условиях Китай активно укрепляет свои позиции, используя ШОС как платформу для продвижения своих экономических и военно-политических интересов», – сказал изданию «НГ» Сатпаев.

По мнению эксперта, ключевым фактором становится проект «Пояс и путь», который активно развивается и включает в себя транскаспийские маршруты. В этой игре Центральной Азии отведена важная роль: регион предоставляет Китаю удобные транспортно-логистические маршруты и решает проблему продовольственной безопасности.

«Китай активно развивает экономические проекты в регионе, включая соглашения о поставках сельскохозяйственной продукции и договоры о поставках газа от «Газпрома» в Казахстан и Узбекистан. Однако усиление российского влияния в нефтегазовом секторе несет в себе определенные риски для стран ЦА, так как Китай диктует свои условия и устанавливает цены на рынке. Странам ЦА важно оценивать риски и искать баланс в отношениях с Китаем и Россией, стремясь максимально использовать преимущества своего географического положения», – считает Сатпаев.

По мнению Сатпаева, в будущем Китай станет играть ключевую роль в экономике и политике ЦА, особенно на фоне ослабления России под давлением санкций. Странам ЦА необходимо быть осторожными в отношениях с Китаем и Россией и для собственной безопасности нужно диверсифицировать экономические и внешнеполитические связи, активно взаимодействовать внутри региона и формировать собственную повестку дня на глобальном уровне.

Автор: Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2024-07-02/5_9040_kazakhstan.html

***

Отражать атаки террористов Китай и Таджикистан будут вместе

Пекин и Душанбе развивают военно-техническое сотрудничество.

Председатель КНР Си Цзиньпин по завершении саммита ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), который проходит в Астане 3–4 июля, посетит Таджикистан с двухдневным государственным визитом по приглашению президента республики Эмомали Рахмона. Лидеры двух стран обсудят вопросы двустороннего сотрудничества в экономической сфере и примут участие в открытии комплекса зданий парламента и правительства Таджикистана в Душанбе, построенных на средства, выделенные Китаем безвозмездно. Строительство обошлось в 220 млн долл. Однако помимо торгово-экономического взаимодействия стороны развивают и военно-техническое сотрудничество, стремясь обеспечить безопасность региона, особенно с учетом нестабильной ситуации в Афганистане.

Пекин понимает, что для реализации экономических проектов, таких как «Пояс и путь», необходима в первую очередь стабильность в Центральной Азии. Пекину важно обеспечить безопасность региона, защитив его от возможных угроз со стороны исламистских боевиков из Афганистана. При негативном развитии событий о своих амбициозных планах китайцы могут забыть.

Военное сотрудничество между Пекином и Душанбе развивается довольно быстрыми темпами начиная с 2016 года, когда было подписано китайско-таджикское соглашение, по которому власти КНР обязались профинансировать строительство 11 таджикских аванпостов и учебного центра для пограничников. Пекин получил права на реконструкцию или строительство до 30–40 постов охраны на таджикской стороне границы с Афганистаном. Тогда же был построен китайской стороной первый военный объект в Мургабском районе на пересечении границ Китая, Таджикистана и Афганистана. Службу там несут таджикские военные, которые отслеживают перемещения исламистских боевиков.

В 2021 году было подписано новое соглашение о строительстве военной базы в селении Вахан Ишкашимского района Горно-Бадахшанской автономной области для нужд МВД. (см. «НГ» от 17.10.23). Китайская сторона строит военные объекты и в Душанбе. Так, за счет гранта в 19 млн долл. был построен Дом офицеров для Министерства обороны и Центр по борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом для Министерства внутренних дел республики. А в минувшем году Душанбе и Пекин договорились о проведении совместных антитеррористических учений каждые два года. Это соглашение закреплено на законодательном уровне. Пекин готов предоставлять гуманитарную помощь Афганистану для снижения вероятных социальных обострений в этой стране, не исключая применения силы в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств, Китай при всем том не стремится к установлению военного контроля над Афганистаном, но готов принять меры по обеспечению безопасности своих граждан и проектов.

Россия также имеет интересы в Центральной Азии. Возникает вопрос о согласовании интересов Пекина и Москвы в Афганистане. В целом ситуация с проектом «Пояс и путь» и угрозой из Афганистана – это вызов для Китая. Поэтому Пекин ищет баланс между своей экономической экспансией и обеспечением безопасности в регионе.

Научный сотрудник Центра центральноазиатских исследований Института Китая и Современной Азии (ИКСА РАН) Александра Перминова обратила внимание «НГ», что в преддверии визита Си Цзиньпина в Душанбе прошло сразу несколько важных мероприятий. В апреле Пекин и Душанбе подписали программу сотрудничества. Китай будет поддерживать процессы индустриализации в стране, но акцент был сделан на горнодобывающую промышленность. Горнорудная отрасль и золотодобыча в Таджикистане остаются, таким образом, приоритетной сферой для Пекина, китайско-таджикские СП в этих сферах, по сути, доминируют на национальном рынке Таджикистана.

В рамках июньского торгово-инвестиционного форума страны договорились о строительстве логистического центра и металлургического завода «Талко Голд», общая сумма подписанных тогда проектов составила 6 млрд сомони (49 611 600 руб.), продолжила эксперт. Кроме того, Китай остается и активным строителем в Таджикистане, и это не только касается китайского участия в строительстве инфраструктуры (как происходило еще с начала века с китайским участием в проектах строительства тоннелей, ЛЭП, дорог и мостов), но и важных государственных зданий, что говорит о степени доверия со стороны таджикской власти к КНР. И наконец, в начале июля состоялся таджикско-китайский форум с участием более 150 предпринимателей и инвесторов двух стран. По его итогам деловые круги Таджикистана и Китая заключили соглашения о сотрудничестве в сфере горнорудной промышленности и транспорта на сумму более 560 млн долл. На территории республики действуют более 500 компаний с китайским капиталом, а объем капиталовложений Китая в таджикскую экономику за последние 10 лет составил более 3,8 млрд долл.

«Рамкой для таджикско-китайских отношений остается долговая зависимость Таджикистана от Китая, примерно 60% от всех долговых обязательств Таджикистана перед Китаем. Сохраняется и торговый дефицит в таджикско-китайском товарообороте, что, конечно, не может быть выгодно Душанбе. Пока такая рамка отношений будет позволять Пекину и в дальнейшем реализовывать свои интересы в сфере добычи полезных ресурсов в Республике Таджикистан. Однако сегодня китайская сторона старается предоставлять все больше безвозмездной помощи для таджикских партнеров, чтобы не усугублять долг страны перед Пекином», – сказала изданию «НГ» Александра Перминова.

Июльский визит лидера КНР Си Цзиньпиня в Таджикистан может стать знаковым, считает эксперт по Центральной Азии Андрей Захватов. «Можно предположить, что в ходе этого визита будет принято решение о долевом участии Китая в достройке Рогунской ГЭС и о новых деньгах для подключения Таджикистана к выходу Поднебесной в Европу по Транскаспийскому коридору и по железной дороге Китай-Кыргызстан-Узбекистан, что согласуется с мегапроектом «Один пояс, один путь». И, возможно, «даст добро» на вступление Рустама Эмомали (сына президента. – «НГ») во власть. Таким образом, если президентство Рустама Эмомали будет таким же долгим, можно будет уверенно говорить о том, что деньги у Китая брал Эмомали Рахмон, а думать, как и чем их вернуть, будет Рустам Эмомали», – сказал изданию «НГ» Захватов.

Автор: Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2024-07-03/5_9041_attacks.html


Дата публикации: 03.07.2024
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 115
Комментарии
[-]
 ASDSAD | 04.07.2024, 10:50 #
Cool you record, the data is truly salubrious further shocking, I'll give you a party with my scene.    youibot    robot fleet management    amr autonomous mobile robot
 Timothy Barnett | 18.07.2024, 12:02 #
The Shanghai Cooperation Organization (SCO) plays an important role in global geopolitics, providing a unique perspective on international relations. Understanding several points of view when looking for law essay help online improves academic awareness.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta