Русские в Испании: От снега к солнцу

Содержание
[-]

От снега к солнцу

Екатерина Сорокина, школьный учитель по образованию, работала в одной из государственных школ Саратова и выживала на месячную зарплату в пятнадцать евро. На испанском курорте Торревьеха, работая официанткой в любом ресторане, она могла бы получать шестьсот. Четырнадцать лет назад в России было очень тяжело выжить, и она с десятком приятелей отправилась в Аликанте. Все они были дипломированными специалистами – врачами, инженерами, учителями – и все мечтали остаться, пусть и нарушив визовый режим, заработать денег, а потом вернуться и купить квартиру. «Но никто не вернулся, мы все остались», – рассказывает Екатерина. И никто не собирается уезжать.

Екатерина Сорокина принадлежит к первой волне иммигрантов из России, которые приехали в Испанию в конце 90-х – начале 2000-х, чтобы работать и строить достойную жизнь. Годы спустя начали прибывать – в основном на средиземноморское побережье – соотечественники совсем другого типа: те, кто хотел вложить деньги и получить с них прибыль. Количество россиян выросло с 10 тысяч в 2001 году до 52832 в 2011-м (из них 32274 – женщины).

***

Российская диаспора – сравнительно молодая и очень активно растущая, но не слишком заметная: «В силу определенных социо-культурных факторов русские стремятся “не светиться”, они не участвуют в общественной жизни, предпочитают не иметь дел с властями. Об этой группе мало что известно, и ее члены не стремятся к известности, не хотят устанавливать прочные связи с местными, как, например, румыны или китайцы… Русские – более закрытые», – отмечает Рикард Сапата из барселонского университета Помпеу Фабра.

«Мы приезжали работать, здесь был огромный спрос на рабочую силу, много строили, а летом начинался туристический сезон, и  везде требовались русскоговорящие продавцы, официанты, торговые агенты», – говорит Владимир Яковлев, программист, переехавший в Торревьеху в 1998 году.

Сначала он работал в компании, производящей металлоконструкции, пока кризис не парализовал строительную отрасль. В конце 2007 года его в числе других сотрудников уволили, но он уже обосновался здесь, женился, у него родилась дочь София. Владимир решил остаться. Теперь он по случаю подрабатывает программистом – большинство его клиентов русские – и преподает испанский язык вновь прибывшим соотечественникам. А их немало: только за прошлый год в Торревьехе зарегистрировался 451 человек, а общее число русских, проживающих в этом небольшом курортном городке под Аликанте с населением в 107492 человек, достигло почти пяти тысяч. 10% россиян, эмигрировавших в Испанию, осело в этой области, где иностранцев больше (53,1%), чем местных. Среди приезжих лидируют выходцы из Великобритании (12759 человек) – они самые многочисленные, но принадлежат к самой старшей возрастной группе (в основном, это пенсионеры). Английская диаспора очень устойчива, но российская стремительно растет. В 2005 году в Торревьехе было 2372 русских, в 2012 – более 4000, и с тех пор ежегодно приезжают до пятисот человек.

Екатерина Сорокина, учительница, начинавшая официанкой, открыла свою школу, где дают уроки испанского языка и русской культуры. У нее работают еще три учителя на 150 учеников от года до четырнадцати лет. «Здесь, – говорит она, – больше свободы, демократии, равных возможностей, и мужчины больше уважают женщин, чем в моей стране». Жорди Рока, профессор антропологии из университета Ровира и Виржили (Таррагона), специалист по вопросам миграции, отмечат высокий процент смешанных браков, как правило, между испанскими мужчинами и русскими женщинами, почти никогда наоборот. «Мы провели много опросов среди россиянок, и они всегда жестко критиковали модель маскулинности, доминирующую в России, и утверждали, что русские мужчины мало внимания уделяют семье и детям», – объясняет он.

***

Торревьеха. Километры многоэтажек вдоль моря. Больше всего, естественно, котируются те, что расположены на первой линии. В этом городе в свое время на одной улице можно было насчитать более ста агентств по продаже недвижимости. Но это в прошлом. «Теперь здесь покупают жилье только русские. И то нам приходится потрудиться, чтобы заполучить клиентов – у нас даже в Казахстане работает агент», – признается Ольга.

Она приехала семь лет назад, но по-испански почти не говорит. В ее работе он практически не нужен. Сначала она работала в агентстве недвижимости, когда в 2009 году оно закрылось, Ольга вместе с мужем открыли свое собственное (The Best Real Estate). По ее словам, фирма заключает до ста сделок в год. В основном, это продажи жилья в Торревьехе – от домов за миллион евро до скромных квартир по 80 тысяч и городских коттеджей от 300000. Кроме того, Ольга оформляет покупку бизнеса: ресторанов, спортклубов, автошкол, и не только в Торревьехе – сейчас она готовит контракт на приобретение гостиницы в Барселоне для клиента из Казахстана.

Из своего небольшого и на удивление скромного офиса, который не так просто найти с первого раза, предприимчивые россияне продают даже квартиры в самом центре Барселоны. В 2008 году одна русская чета купила через них одну такую за полмиллиона евро, а теперь собирается приобрести ресторан. Леонтий и Алла Кравцовы – русские из Казахстана – не будут там готовить и подавать. Они наймут персонал, рассказывает Ольга.

«Я хотела уехать из России и жить в стране, где я могла бы иметь собственность, свое дело. В Болгарии и Чехии это было очень сложно, в Германии народ слишком зашоренный, а испанцы очень гостеприимны… мне понравилось здесь, и я осталась», – говорит она. Между тем, муж занимается клиентами. Они, естественно, русские –   супружеская пара (она значительно младше его, и одета по возрасту ярко – оранжевые брюки, ярко-синяя блузка, большая сумка – все самых «крутых» марок) изучает каталог мебели, где самая дешевая кровать стоит от 19 тысяч евро. «Они купили дом за миллион, все в нем переделали, а теперь обставляют. Их бюджет на мебель – более 120 тысяч», – поясняет Ольга.

***

Бизнес-леди говорит по-русски, все время глядя на одну из сотрудниц, Елену Воробьеву, которая переводит. Елена учила английский и испанский на филологическом факультете университета в Костроме, а с 2007 года живет в Торревьехе с двумя дочерьми. На родине она работала в агентстве по усыновлению и приехала навестить одну из семей усыновителей в Хаэн. Там для нее неожиданно нашлась работа в агентстве недвижимости, и она осталась и привезла дочерей. Тогда им было 10 и 15. Сейчас старшая изучает английскую филологию в Аликанте, а младшая заканчивает школу.

«Я не скучаю по России. В прошлом году я поехала на три недели, и на пятый день мне уже хотелось вернуться», – говорит Елена Воробьева. И дело не только в климате, кухне или культуре. В Торревьехе она купила квартиру, ее дочери прекрасно интегрировались в среду, у нее есть работа и друзья, а сметану, гречку и квашеную капусту она покупает в русских магазинах, которых много в городе.

Кроме основной работы, Елена подрабатывает частными уроками. В последнее время  ездит в престижный район Кабо Роч давать уроки испанского языка детям богатых соотечественников. Они не водят своих детей в обычные школы, а предпочитают частные заведения. Очень часто глава семьи продолжает работать в России и бывает в Испании наездами, тогда как супруга с детьми проживают здесь постоянно. Закрытые, неприветливые, недоверчивые… «Это стереотипы. Русские бывают всякие. Возможно, они более закрытые, но когда они к нам приходят, то с удовольствием участвуют во всех мероприятиях», – уверяет Мария Нубия Саласар, президент Ассоциации Иммиргантов Торревьехи, некоммерческой организации, созданной в 2003 году при поддержке мэрии для помощи приезжим из стран Латинской Америки. Сейчас среди ее членов больше всего русских (2800 человек). Ассоциация занимается организацией концертов, общих обедов (на которые каждая диаспора приносит свои традиционные блюда) и национальных праздников – будь то индуистские шествия или русская Масленица. Наша задача – помочь иммигрантам интегрироваться в среду, выучить язык, найти работу, оформить документы. Мы раздаем еду тем, кто в этом нуждается – есть и такие», – объясняет Мария. По закону для легализации социальной оседлости иммигрант должен предоставить документы, подтверждающие факт его постоянного проживания в стране в течение трех лет, контракт на работу сроком на год, справку об отсутствии судимости и справку о социальной интеграции, которую и выдают такого рода ассоциации. «Мы выдаем два типа справок: одна для подтверждения того, что человек прошел курс испанского языка в объеме не менее сорока часов, а во втором документе оценивается его участие в наших мероприятиях» , – добавляет она.

Другие ассоциации организуют культурный досуг. На них тоже стоит ходить – не только чтобы получить бумаги, но и чтобы познакомиться с другими недавно приехавшими. Алла Малова открыла клуб «Забава», который вот уже четыре года устраивает национальные праздники, концерты, спектакли. «В 90% случаев наши мероприятия ориентированы на детей. Мы не хотим, чтобы они отрывались от корней, учим с ними народные песни, читаем сказки», – говорит Малова.

Анастасия Клепикова работает в клубе преподавателем танцев, но в будущем хочет открыть свою школу.  «Никогда не думала, что моей работой будут танцы», – смеется она. Анастасия работала маркетологом в большой рекламной компании в Москве.  «Я занимала хороший пост и имела приличную зарплату, которая позволяла мне прекрасно жить в одном из самых дорогих городов мира – Москве», – рассказывает она. Но она влюбилась (по интернету) в молодого русского парня, обосновавшегося в Торревьехе. «Наши родители знали друг друга, мы были почти соседями в Москве», – объясняет бывшая рекламщица, которая вот уже три года как живет в Испании и родила здесь дочь.

***

 «Самая большая проблема для русских в Испании – это то, что дети не могут хорошо выучить русский. Некоторые даже писать не умеют!» – восклицает Татьяна Пухова, пенсионерка, проработавшая много лет переводчиком в торгпредствах СССР в разных странах (Куба, Мозамбик, Аргентина). Может быть, именно поэтому она чувствует необходимость «укреплять позиции русского языка в диаспорах».

Семь лет назад она приехала в Торревьеху, чтобы помочь подруге с оформлением документов на покупку квартиры. Ей понравилось, и она осталась. Свою пенсию Татьяна получает в Испании, плюс сдает московскую квартиру, но сложа руки не сидит. Несколько месяцев назад она зарегистрировала Ассоциацию по развитию российско-испанского культурно-образовательного обмена. Здесь бесплатно преподают испанский (что не нравится другим организациям) и готовят совместно с мэрией Волгограда программы обмена для школьников 11-15 лет.

«Я хочу, чтобы испанские ребята ездили в Россию, а русские приезжали сюда на лето», - говорит Татьяна Пухова. С этой целью представители волгоградской городской администрации посетили недавно Торревьеху. Еще Татьяна мечтает объединить все ассоциации соотечественников в Испании. Время покажет, возможно ли это.

Кроме культурных организаций большую роль в объединении русских иммигрантов играет православная церковь. Хотя далеко не все россияне – верующие, по воскресеньям в русских приходах яблоку негде упасть. Под них приспособлены несколько помещений в Торревьехе, а недалеко, в Альтее, построили первую в Испании православную русскую церковь. Все материалы для нее привозили из России, кроме колоколов, отлитых в Вальядолиде. Она открылась в 2007 году благодаря стараниям и финансированию одного российского строителя, проживающего неподалеку. Кроме воскресных служб здесь венчают и крестят. Церковь существует на пожертвования прихожан, которые знают друг друга не понаслышке. Нужен электрик? Это к Дмитрию. Уроки испанского? К Елене. Проблемы с компьютером? Позвоните Владимиру. Врач? Светлана.  «Я в Торревьехе уже 13 лет работаю электриком и сантехником, все мои клиенты – русские», – рассказывает Владимир Артюшенко.

***

В провинции Аликанте самая большая русская диаспора в Испании – 10 тысяч человек. Если смотреть по регионам, то первое место занимает Каталония, где 16 тысяч русских (из них 9 тысяч – в Барселоне), за ней следуют Валенсия (12500) и Андалузия (10900, почти 4 тысячи из них – в Малаге). В Мадриде проживают немногим меньше 4000, на Канарах – 2000, а в Мурсии – 1400 выходцев из России.

«Хороший климат – это основная причина, по которой русские выбирают побережье», – уверяет Денис Гарустович. Он работает гидом в одном из самых популярных у русских турагентств NTIncoming. Гарустович лично встречает туристов, прибывающих на Косту Дораду (в прошлом году 325 тысяч русских провели отпуск в Салоу, Камбрилсе и Ла-Пинеде), они записывают его мобильный, потому что только он может здесь решить любую проблему в любое время суток. «Многие клиенты ездят из года в год в одно и то же место, а некоторые по два раза за одно лето. Почти все они интересуются ценами на недвижимость, и многие покупают», – рассказывает он.

Кинозвезды и спортсмены из России тоже любят отдыхать на испанском побережье. Гарустович приводит в пример боксера Николая Валуева, режиссера Никиту Михалкова, актера Валентина Смирницкого… «И это только подстегивает интерес россиян», – утверждает он.

Первый раз он оказался в Салоу в 12 лет. В 1994 году он сопровождал отца, который тоже ездил гидом с туристическими группами в Испанию. Пять лет назад его семья перебралась в Салоу. Подавляющее большинство русских, живущих на побережье Коста Дорада, так или иначе задействованы в туристическом бизнесе. «Когда мы приехали, здесь было всего 20 русских семей, и все мы знали друг друга», – рассказывает Денис. В 2004 году в Салоу уже проживало 243 россиянина, в прошлом году – 626. Денис Гарустович женился на русской танцовщице, которая ездила со своим коллективом по Испании. У них есть дочь.   «Мое будущее и будущее моей семьи – здесь. Я слишком изменился и не смогу вернуться», – уверяет он.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Сара Санс

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.05.2014. Просмотров: 199

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta