Нужна ли детенизация украинской экономики

Содержание
[-]

Выход из сумрака

Когда тему теневой экономики очередной раз запускают в публичный украинский дискурс, сопровождается это обычно обещаниями вывести что-то из тени, создать рабочие места и увеличить отчисления в государственный бюджет. Но с этими благими намерениями связаны различные сложности.

Начать стоит с того, что «теневая экономика» – это не совсем неправильная экономика. И наивно считать, что на Западе её нет. Это не так. Даже больше – в СССР теневая экономика успешно сосуществовала с плановой, и меры, направленные на борьбу с ней, были не настолько уж жестокими, благо «тень» обеспечивала некоторый дополнительный уровень благосостояния для миллионов советских граждан. Есть ряд классических причин, почему предприниматели уходят в тень:

– финансовые издержки из-за налогов снижают конкурентоспособность на рынке, на котором и так многие работают неофициально. То есть, если легализоваться заставят, тем самым цены товаров и услуг будут меняться в сторону повышения, а ведь мало кто захочет ради верности букве закона согласиться на снижение своих доходов;

бюрократия. Чтобы разобраться со всей необходимой документацией и отчётностью, приходится либо тратить своё время и нервы, либо держать бухгалтера на ставке или фрилансе (который законом не регулируется, к слову). Это дополнительные расходы, положительный эффект которых для предпринимателя неочевиден;

– трудоустройство. Невыгодно платить налоги за каждого трудоустроенного официально работника, а действующие нормы КЗоТа стесняют в возможностях увольнять кого попало, когда захочется;

– зачем мне это? Среди украинского предпринимательства давно складывается культ «наших денег» – отсюда их увлечение идеалами либертарианства и симпатии к антикоррупционным активистам. Бизнесу кажется, что каждая заплаченная ими государству гривна будет потрачена на покупку золотых унитазов, а не на общее благо, да и к социальным программам отношение у них своеобразное. И кстати даже различные реформы дерегуляции не гарантируют скорого выхода из «тени» – распиаренные грузинские рыночные преобразования, например, за период 2003-2007 способствовали сокращению менее чем на 4%, до… 62%.

Поэтому неудивительно, что инновации вроде закона о кассовых аппаратах (которые на самом деле являются старыми идеями, отброшенными из-за общественного неприятия) подогревают желание закрыть бизнес и вообще ничего официально не платить. Или же мигрировать за границу.

Масштабы теневой экономики в Украине

Теневая экономика на то и теневая, что никто доподлинно не знает, каковы её реальные объёмы. Имеющаяся методология даже не даёт ответа на вопрос, отражены ли подсчитанные значения в ВВП государства, или эти суммы вращаются совершенно независимо? Первый вариант представляется более реальным, вопреки существующему представлению о контрабанде размером с госбюджет, поскольку такие теневые обороты товаров той или иной мерой в численных оценках экономики всё же отражаются, в частности на расходах тех потребителей, которые на свои теневые доходы затем покупают себе различные блага уже вполне легально.

Существует большой разброс оценок, какую долю она составляет от ВВП. Так, КМИС в 2018-м году давал оценку в 47%, с тенденцией к росту, причём самыми «тёмными» отраслями назвали строительство и розничную торговлю. Эти цифры не сильно отличаются от региона к региону. Согласно их статистическим данным, 40% доходов предприятий не задекларированы, треть работников не устроены официально, почти половина зарплат выплачивается неофициально. Предприниматели опасаются жёстких штрафов за недостоверную отчётность, а потому избегают таковой вовсе.

Что касается западных исследований, Международный валютный фонд оценивает теневую экономику Украины в 42,9% суммарного ВВП (данные 2018 года). Эта цифра приведена в докладе экспертов МВФ по 158 странам Леандро Медины и Фридриха Шнейдера из Университета имени Кеплера (Линц). Согласно тому же докладу, объемы теневой экономики России составляют 33,7% ВВП, Беларуси - 32,4% ВВП. Среди стран Евросоюза наиболее сравнимым с Украиной оказался Кипр с его 32,2% «теневого» ВВП. А вот в Польше этот показатель вдвое ниже - 16,7%, в Чехии - 10,5%.

У Минэкономразвития на этот счёт куда более оптимистичные взгляды: в июле 2019 они рапортовали, что уровень теневой экономики составляет лишь 30% от ВВП, и это самый низкий показатель за последние десять лет. Это более триллиона гривен, примерно 38 миллиардов долларов США, при международных резервах Украины в 20 миллиардов долларов. Любопытно, кстати, что наилучшая статистика – в сельском, лесном и рыбном хозяйстве, лишь 12% от общего финансового оборота в данных сферах; поясняют это льготными кредитными условиями в агросекторе. С другой стороны: а как же экспорт леса-кругляка под видом досок? А браконьерство, нелегальные поборы местных царьков за ловлю в «своих прудах» и подобные прелести промыслов в регионах? Плюс почему-то, когда МЭРТ включил в свою методологию продажу сельхозпродукции домохозяйств на рынках, теневой экономики получилось насчитать более 50%.

Советник президента Олег Устенко (член Набсовета Международного Фонда Блейзера) предполагает, что в украинской экономике через различные коррупционные каналы движется где-то как минимум $ 10 млрд в годовом измерении. «Это число легко получить. ВВП у нас $ 130 млрд. В тени у нас, согласно статистике или исследованиям Организации экономического сотрудничества и развития, находится где-то около $ 60-65 млрд (они оценивают ее в 50% от ВВП). $ 60 млрд производится в тени, но это не значит, что с них не платится налог – с них уплачивается коррупционный налог. Величина этого налога составляет как минимум 20%. А судя по анекдотическим историям, которыми кишит наше интернет-пространство, он может быть и выше. Но если мы возьмем за оценку 20% от $ 60 млрд, это даст сумму в $ 12 млрд, что соответствует моим предположениям – более $ 10 млрд ходит через различные коррупционные каналы в годовом измерении».

Бывает и так, что комментаторы призывают не бояться теневой экономики, называя её естественной составляющей хозяйства любого государства (ориентировочно четверть мирового ВВП находится в тени), и это не выдумка: в США, к примеру, данная тема изучена достаточно слабо, и в 2013-м лишь методом экстраполяции смогли предположить, что объём теневой экономики Штатов превышает 2 триллиона долларов. В Западной Европе лидером является центральная для Европейского союза страна Бельгия – 16-17% ВВП, а в Восточной Европе доля достигает 30% (как в экономически слабой Болгарии). Европейская экономика недополучает более 450 миллиардов евро ежегодно из-за «тени».

Примерные оценки украинских бюджетных потерь со всеми офшорами и контрабандой по самому пессимистичному прогнозу составляют около 200 млрд грн. Для сравнения: бюджет на 2020-й год немногим более 1 трлн грн. Причём неофициальное трудоустройство и занижение оборотов не являются в этом ряду основными «вредителями». Больше всего бюджет Украины недополучает средств из-за схем на таможне и вывода прибылей в офшоры – таков результат исследования схем уклонения от налогов, проведенного Институтом социально-экономической трансформации и Центром социально-экономических исследований CASE-Ukraine.

Однако не все эксперты соглашаются с подобными выводами, обращая внимание на несовершенство используемой методологии, а также на противоречия в сладких речах МЭРТ: сначала там хвастаются неожиданным ростом роста ВВП, затем – сокращением теневой экономики. Так что же на самом деле происходит: рост экономики или легализация «тени»? Да и официальная динамика отдаёт «зрадой», поскольку из неё выходит, что теневая экономика при «легитимном» падала (c 38% от официального ВВП в 2010 до 37% ВВП в 2013), а в 2014 резко подскочила (до 43% ВВП), с дальнейшей тенденцией к спаду (30% ВВП в 2018). В то время как нет оснований считать, что сейчас с ней обстановка много лучше, чем в дореволюционном 2013-м.

Был ли рост украинской экономики в 2016-2017 годах? По данным Госслужбы статистики и оценкам Минэкономики – не было. Так, правительство отчиталось, что с 2015 года в Украине стремительно снижается доля теневой экономики: в 2017 году размеры теневой экономики были на 32% меньше, чем в 2014 году. С 2016 года, не так стремительно, но растет официальный ВВП: в 2017 году официальный ВВП был выше на 5%, чем в 2015 году.

Давайте добавим к официальному ВВП размеры теневой экономики и посмотрим динамику развития общей экономики. И получим, что в 2016 и 2017 в украинской экономике был не рост, а спад:

- в 2016 общий ВВП (официальный плюс теневой) снизился на минус 1,3%, а не вырос на 2,4%,

- а в 2017 – снизился на 0,5%, а не вырос на 2,5%.

Объясняется это тем, что по оценкам Минэкономики, в 2016-2017 годах теневая экономика сокращалась быстрее, чем росла официальная. В результате, сложив две позитивные тенденции, спад теневой и рост официальной, получаем общую негативную - спад.

В 2018 году, по данным Минэкономики, сокращение теневой экономики замедлилось и общий ВВП (официальный плюс теневой) вырос на 2,5%, что все же ниже роста официального ВВП в 2018 (3,3%).

Госзакупки

До Евромайдана, в 2013-м году, 41% закупок государственных и коммунальных предприятий проводились без применения тендерных процедур; по данным СБУ, 50-75% бюджетных ассигнований во время процедуры госзакупок осваивались с многочисленными нарушениями. Общие потери госбюджета оценивались в 10-15% ежегодно (4-6$ млрд по курсу 8 грн.). К 2015-му году картина красивее не стала: потери составляли уже 50 млрд грн, что правда в долларовом эквиваленте (курс 20,6 грн за доллар) – лишь 2,4 млрд, но в тени находилось уже 75% закупок.

С тех пор была введена в строй система ProZorro, которая должна была обеспечить полнейший контроль за ходом госзакупок. Однако разного рода махинации никуда не делись, особенно в регионах – там всё так же приобретают товары и услуги у монополистов по завышенным ценам, зато попутно научились обходить ограничения, вызванные условиями тендеров. Что особенно любопытно – в соседней Польше точно так же частым поводом для коррупции оказываются излишне точно прописанные условия выполнения тендеров, которым соответствуют один-два подрядчика.

Аренда недвижимости

Легальная аренда квартиры, комнаты или жилого дома выглядит так: составляется двухсторонний договор между арендодателем и арендатором, в котором чётко прописаны порядок оплаты, взаимная ответственность и действия при возникающих внештатных ситуациях, после чего документ заверяет нотариус, а физическое лицо-предприниматель, предоставляющее в пользование свою недвижимость, ежемесячно платит государству НДФЛ (налог на доходы физического лица) в размере 18% от стоимости месячной аренды и военный сбор 1,5%.

На практике к таким мерам прибегают в чрезвычайных ситуациях – для обеих сторон непонятно, зачем им платить налоги. В итоге аренда осуществляется по договорам, не имеющим юридической силы, а потому они не могут служить средством защиты своих интересов в суде. Собственники не застрахованы от ситуации, когда об аренде с ними договариваются по липовым паспортам, а затем обносят квартиру до голых стен. Зато они могут по надуманным причинам выселить арендатора, не заплатив положенную компенсацию.

Приблизительная оценка уровня «тени» в аренде – 90%. То есть практически вся сфера не приносит государству доходов. В 2018-м обсуждалась идея о снижении ставки с 18% до 5%, правда при сохранении военного сбора (т.е. итого 6,5%), попутно обсуждался закон о арендном жилье, но потом сменилось правительство и тема заглохла. Закон о риэлтерской деятельности в Украине тоже не могут принять уже долгое время, отчасти из-за опасений ассоциации риелторов о лоббизме крупных компаний. Отсутствие юридического урегулирования отрасли подменяет профессиональные услуги «информационными», по договорам, к которым формально не подкопаешься, но по факту издевательство. В результате наравне с добросовестными риелторами работают различные предприимчивые мошенники. Учитывая, что за долгие годы искоренить схемы наподобие «предоплатчиков» не удалось, а некоторые конторы подолгу существуют на одном и том же месте, невольно ловишь себя на мысли, что дивиденды от этого получает кто-то в правоохранительной среде или вовсе во власти.

Адекватная легализация, с отчислениями средств в местный бюджет, могла бы оказаться полезной для развития местной инфраструктуры, но только при посильной ставке и предоставлении комфортного срока для оформления данного бизнеса. А, учитывая, что немало собственников недвижимости не собираются заниматься какой-либо ещё предпринимательской деятельностью, следовало бы разработать вариант, как можно предоставить им особый статус без регистрации ФЛП (чтобы потом оперативно его закрыть, когда подписан акт сдачи объекта). Сами арендаторы тоже могли бы отмечаться в базе, чтобы иметь право на предоставление услуг (административных, медицинских) по месту фактического проживания. Словом, есть над чем подумать «информационным трансформаторам».

Алкоголь

Более половины украинского рынка спирта находится в тени, хотя ещё в 2007-м этот показатель составлял лишь 10%. Одной только нелегальной водки производится на 15 млрд грн. за полугодие (622 млн долл. за полугодие, или 1 млрд 244 млн в год). Это закономерный результат реформы дерегуляции времён кабинета Яценюка, от которой уже в 2016-м году по стране прокатилась волна отравлений суррогатным спиртом со смертельным исходом (подробнее об этой «реформе» вы можете прочитать в книге «Цена реформ» авторства экспертов УИАМП).

Новая власть под те же лозунги в стиле «регулируемый бизнес – плохой бизнес» готовит отмену госмонополии на производство спирта. В результате любой, у кого есть самогонный аппарат и деньги на лицензию, сможет в кустарных условиях производить алкогольные суррогаты, потенциально опасные для здоровья потребителя. А если есть целый завод – завалить своим фальсификатом полки магазинов.

Последовательность в принятии таких мер под очень большим вопросом. Начиная с 2014-го года производство водки по официальным данным ежегодно сокращается на 15-20%. Зачем кому-то выдавать свои объёмы производства и платить акцизный сбор, теряя конкурентоспособность – непонятно.

Демонополизировать рынок, может, и не такая плохая идея, но госконтроль за ним отменять – пагубная инициатива. Учитывая, что алкоголь убивает граждан за их же собственные деньги, и если он будет убивать их быстрее – нарушается уже не право на свободу предпринимательства, а право на жизнь и здоровье.

Перевозки (и, особенно, такси)

Этой теме УИАМП посвятил отдельное исследование, поэтому пройдёмся по ней коротко. Как ни странно, но налоговый нигилизм здесь насаждают… агрегаторы наподобие Uklon и Uber, которые тоже как риелторы оказывают «информационные услуги» вместо квалифицированных пассажирских перевозок. Несмотря на раскрученный бренд, отсутствие внятных проверок собственных работников ставит под угрозу самих клиентов, вплоть до их попадания в ДТП или риска быть изнасилованной водителем. После чего привлечь его к ответственности может оказаться проблематично, особенно если он имеет хорошие связи в местных правоохранительных органах.

Общий объем рынка такси в Украине, по состоянию на 2018 г., составлял около 40 млрд грн./год при средней тенизации рынка в 95%. Таким образом, несложно подсчитать, что теневой объем рынка такси в Украине составляет примерно 38 млрд грн. в год, или 1,583 млрд долл.

Автозаправки

Потери от теневого рынка нефтепродуктов в 2018-м году оценивались в 10 млрд грн. (около 417 млн долл.), с более чем 1,5 тысяч нелегальных АЗС. При этом говорилось, что общий объём реализуемого незаконно дизтоплива – около 20%, сжиженного углеводородного газа – половина. Нужно понимать: это топливо неизвестно как изготавливается, где-то хранится, а потом его остатки куда-то деваются.

Общий объём рынка СУГ в Украине в 2018 – 1,728 млн тонн, из которых 1,316 было импортировано, таможенная стоимость импорта – 655,2 млн долларов. В этом году на сжиженный газ из России вводили пошлины в размере 3% с 1 октября. То есть сбор с такого объёма импорта составил бы примерно полмиллиарда гривен.

Рекордный объём рынка ДТ в том же году составил 6518,3 тыс. тонн, из которых только 11% – топливо украинских производителей, экспорт из России – почти 40%, то есть 2,607 млн тонн. На дизель тоже с 1 октября установили пошлины в размере 4%. Навскидку (опираясь на стоимость литра топлива) это ещё миллионов сто одних только пошлин. Наши расчёты, конечно, очень приблизительны, поскольку недавно между Украиной и Россией начались очередные нефтяные споры, в ходе которых Россия запретила отгрузку нефтепродуктов в нашу страну, а правительство в срочном порядке принялось за импортозамещение – замещение импорта другим импортом. Получилось как всегда.

Кстати, эта тема заинтересовала президента Зеленского, призвавшего снизить цены на бензин. На соответствующей встрече была названа доля нелегальных АЗС – 25%. Так что тут возможны некоторые положительные подвижки.

Торговля и контрабанда

Одна из наиболее «затемнённых» отраслей, которая при этом достаточно разнообразна по своей структуре. К примеру, доля тени в обороте бытовой техники оценивается в 40%, алкоголя – до 50%, а в случае с ювелирными изделиями – до 80%. Бытовая техника, к слову, с 2014-го года «обвалилась» в статистике по импорту, что связывают со схемами на таможне и с Интернет-торговлей. Например, в 2016-м году называли потери бюджета на теневой электротехнике в объёме 1,35 млрд грн. Власть периодически пытается принять меры, но сталкивается с недовольством бизнеса, как это было с законопроектами 1053-1 и 1073. К примеру, компания «Цитрус» предлагала «посмотреть, как реализовано это в развитых европейских странах». Но в развитых европейских странах и теневая экономика не такая теневая, как в Украине. Оба закона, к слову, были подписаны президентом. Как это поспособствовало детенизации («фискализации» в понимании представителей бизнеса) – сможем оценить лишь по итогам 2020-го года.

К слову, о схемах на таможне. Европейская Бизнес Ассоциация утверждает, что на электронику и технику приходится только ~20% всей контрабанды, а общий её объём составляет 10 млрд долларов ежегодно. Это выше, чем прошлогодние данные собственно погранслужбы, насчитавшей «не менее 4 млрд». В 2018-м публикации в немецких изданиях (видимо, приурочено к выделению очередного транша помощи в виде кредита) говорили то о коррупции на украинской таможне объёмами 4,8 млрд США в год, то о ежегодных потерях 750 млн евро для бюджета. Последняя цифра получена экстраполяцией данных по горной промышленности, а как мы уже знаем, некоторые сферы-то коррумпированы ещё более.

Фриланс

Нынешнее Министерство социальной политики предлагает сделать фриланс видом трудовой деятельности, что как бы противоречит самой логике фриланса, подразумевающей, что официально не устроенный в компании работник выполняет заказы, и за это получает оплату. А рынок в Украине, меж тем, большой: одна из крупных Интернет-бирж подсчитала, что общий бюджет всех заказов за 2018-й год составил 240 млн грн, что на треть больше показателей 2017-го года. Это вполне соответствует данным Forbes, по которым Украина вошла в тройку наиболее быстрорастущих рынков фриланса – во втором квартале 2019 он увеличился на 36% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

Проблема в том, что фриланс – понятие широкое, и по-хорошему сантехник, вызываемый по объявлению – тоже фрилансер, который вполне может не платить за свою деятельность никаких налогов кроме НДС. Уязвимость таких работников – риск не получить заслуженной оплаты, особенно если заказы выполняются через Интернет. Поскольку никакой трудовой договор не заключается, то и отношения держатся на чистом доверии. Но и если его легализуют, это будет уже не совсем фриланс, тем более если работа изначально задумывалась как анонимная (такое часто бывает с описаниями товаров, выполнением учебных работ вместо заказчика и т.п.). Поэтому решительно непонятно, что такая легализация даст.

Добыча янтаря и иное браконьерство

Скандальная тема, которая была поднята ещё при Януковиче, не была разрешена при Порошенко, и пока что не выправляется даже после того как президент Зеленский потребовал её урегулирования. И то, речь идёт не о запрете брутальной по отношению к природе добычи, а о её легализации, ибо, как говорил сам экс-президент, 90% янтаря добывается нелегально при поддержке местных силовиков и чиновников. Внезапно оказалось, что на украинской территории существует целая «янтарная республика», в которой дети вместо того, чтобы ходить в школу, занимаются рытьём почвы и помощью родителям-добытчикам.

По словам экс-замминистра главы Минэкологии Светланы Коломиец, только 4 тонны камня было добыто в 2015 году на предприятиях, имеющих соответствующие разрешительные документы. Все остальное – теневой рынок. Так что тут просто без вариантов: брать под контроль и легализировать.

По оценкам нынешнего премьера Гончарука, бюджет недополучает миллиарды гривен, но более точные цифры назвать сложно. К примеру, в 2016-м рынок добычи оценивали в 230-300 млн долларов, при рентной плате в бюджет в размере всего 50 тысяч гривен. При этом, по данным Госказначейства, в 2016 г. в государственный бюджет от добычи янтаря поступило 2,08 млн грн. (81,6 тыс. долл.) при плане на 2016 г. в размере 1,5 млрд грн. (58,7 млн долл.).

В бюджете на 2020 год предусмотрены доходы от рентной платы за пользование недрами для добычи янтаря в сумме 532,1 млн грн. Фактические же поступления по этой статье за 11 месяцев 2019 года составили всего 747,4 тыс. грн. или $31,1 тыс. (в 2018 году доходы от ренты по добыче янтаря составили 594,9 тыс. грн. или $21,9 тыс.). Другими словами, власть планирует в 2020 году увеличить доходы от рентной платы по янтарю более чем в 700 раз по отношению к 2019 году.

Кроме браконьерской добычи янтаря в Украине процветает незаконный намыв и продажа песка, щебня, нелегальная вырубка леса и т.п. Масштабы такой деятельности впечатляют. Британская природоохранительная организация Earthsight, которая занималась расследованием браконьерской заготовки и контрабанды леса-кругляка в Украине опубликовала данные, которые свидетельствуют о 70% доле украинского дерева в ЕС. По данным Европейского Союза, в 2017 г. только в страны ЕС из Украины было ввезено древесины на $1,14 млрд. А по официальным данным, в том году из Украины было экспортировано лесопродуктов на сумму всего $95,1 млн. Разница в размере более $1 млрд – это и есть оборот теневого лесного бизнеса. Во власти, кстати, отмену моратория на вывоз леса-кругляка назвали приоритетной темой, а именно это сделал вице-премьер по евроинтеграции Дмитрий Кулеба. То есть в данном случае под видом детенизации речь идёт о легализации крайне непопулярной деятельности в интересах чужого народа.

Игорный бизнес

Другая скандальная тема, которая вошла в острую фразу прямо на днях – нелегальные и полулегальные казино и салоны игровых автоматов. Напомним, что их деятельность вообще-то формально была запрещена правительством Тимошенко ещё в 2009-м году, однако со временем они адаптировались, скрывшись за вывесками «лотерейных операторов». За прошедшие десять лет тему легализации игорного бизнеса обратно обсуждали не раз, в том числе и у президента Зеленского. Однако после провала голосования за соответствующий закон обиделись и дали приказ полиции развязать этому бизнесу войну, в результате чего за ночь по всей стране стало меньше работающих заведений данного направления. У скептиков и конспирологов эта история вызвала улыбку: ведь полицию подозревают в причастности к крышеванию салонов, из-за чего происходящее больше походит не на благородное дело, а на передел рынка. Как вообще эта очевидно запретная деятельность существовала столь долгое время, если не без сознательного игнорирования силовиками? Да и не все согласны с тем, чтобы разрешить «одноруким бандитам» грабить граждан на совершенно законных основаниях.

Однако экономический смысл тому есть. Держитесь за кресло: примерный оборот отрасли – один миллиард долларов США (!) или даже более, а оптимисты вроде Арахамии анонсируют разрастание до трёх миллиардов, с 10 миллионами долларов налогов. Это немалые деньги, которые можно было бы вернуть в бюджет не только в чистом виде – обязав операторов, например, финансировать социальную инфраструктуру. Хотя не все с такими цифрами согласятся: в УНЛ считают, что размер рынка – 100 млн евро в год, и украинец на лотереи тратит 50 евроцентов, в Евросоюзе же – более 40 евро. А исследование при поддержке «Международной антинаркотической ассоциации» показывает: более половины опрошенных лотереями не интересуются. В то же время существует и такое направление, как Интернет-казино, которое тоже в Украине как бы запрещено, но как пресекать его деятельность – сказать сложно, разве если блокировать доступ к сайтам, как к российским социальным сетям. Но ведь и VPN не отменял никто.

Обмен валют

При пресловутых полулегальных игровых салонов часто функционируют обменные пункты. Косвенно можно определить, что они тоже не очень легальные: по упавшим объёмам продаж валюты в банках. Если в лучшие времена эта цифра достигала 3 миллиардов долларов США, то теперь – на уровне полутора. Двукратное падение не получается обосновать даже падением экономики, зато ростом теневой – вполне возможно, о чём и говорит Ирина Пионтковская из Центра экономической стратегии. По её словам, этот «неформальный» сегмент валютного рынка и обслуживает теневой экономический сектор.

После резкой тенизации наличного валютного рынка в 2014-2016 годах (из-за введенных Нацбанком жестких валютных ограничений и резкого спада украинской экономики), в 2017-2019 годах объемы валютных операций через банки начали восстанавливаться. В 2019 году оборот наличного валютного рынка составил 29,7 млрд долл. или 84% от 2013 года, что частично можно обосновать падением экономики.

Детенизация наличного валютного рынка в 2017-2019 годах объясняется, прежде всего, снятием Нацбанком в этот период валютных ограничений, таких как, сбор на покупку валюты, ограничение суммы снятия валюты с валютного депозита, ограничение суммы покупки валюты и т.п.

Офшоры

Куда же деваются все эти нажитые честным и не очень честным трудом деньги, идущие мимо кассы… то есть мимо бюджеты? А в офшорные зоны. Разные данные сходятся в том, что общий объём выведенных в офшоры средств из Украины за годы независимости превышают отечественный ВВП – например, 148 млрд долларов (по оценкам Института экономики и прогнозирования НАН Украины). Ежегодно так «теряется» 11-12 млрд долларов (это больше, чем Украине даёт МВФ). Делается это, очевидно, чтобы избежать уплаты налогов и защитить капиталы от посягательств. Учитывая, что ВВП Украины составляет ~110 млрд, в офшоры уходит десятая его часть. Тут, правда, нужно оговорить тот момент, что 8% мирового ВВП сокрыто в офшорах (оценка МВФ). То есть мы как бы в мировом тренде, но легче от этого не становится. Исследование Financial Secrecy Index за 2018-й год и вовсе представило ужасную картину, согласно которым Украина входит в топ-15 развивающихся стран из 75, где капитал интенсивно выводят в налоговые гавани. Одно из главных последствий – сокращение социальных расходов государств, бюджеты которых недополучают средства и вынуждены экономить на собственном населении.

Наркотики, оружие, проституция

Ну и под конец приведём немного оценок, каковы финансовые обороты в криминальной деятельности (которую часто ошибочно относят к «тени»). Напомним, что со стороны «слуг народа» звучали инициативы о легализации медицинского каннабиса и проституции (не медицинской). Поддержала эту идею и экс-министр здравоохранения Ульяна Супрун. Мотивируют наполеоновскими планами превратить Украину в восточноевропейский Амстердам по соседству с Лас-Вегасом (если игорный бизнес тоже легализуют). А министр экономического развития и вовсе говорил, что пробовал курить травку, пока писал дипломную работу. Шаги в данном направлении, правда, принимаются неохотно, ввиду неоднозначного общественного восприятия тем. Но, если рассуждать сугубо о положительных сторонах…

Чтобы хоть немножечко представить, какие суммы вращаются в украинской наркоторговле – в Украине регулярно задерживают преступников с ежемесячным оборотом в 10 миллионом гривен, и рекордные партии запрещённых веществ, например, героина на 50 млн грн. Во многом потому что Украина является удобным перевалочным пунктом для поставок этого наркотика из Афганистана: тут и проверяют не слишком жёстко, и договориться можно. Причём иногда наркоторговлей занимаются работники полиции, внося дополнительную идиотинку в творящийся в стране кафкианский кошмар. А 80 субстанций до сих пор как наркотики не классифицируется, даже если в Европе давно так. В 2013 году оценка всего проходившего через Украину европейского наркотрафика составляла 4-5 млрд долларов, где-то 10% от общего объёма; как вы уже поняли, с тенденцией к росту. И то, это оценка именно что трафика, а сколько «веществ» производится и распространяется в Украине – и вовсе сказать затруднительно. При этом наркотики – роскошь для небедных, во всяком случае в рейтинге, какую долю своего еженедельного дохода средний гражданин должен потратить на «стандартную корзину наркотиков», нашей страны не оказалось; соседние Румыния и Россия, кстати, заняли 47-е и 48-е места соответственно.

Чёрный рынок оружия в Украине насчитывает более 3 млн единиц оного на руках; такой всплеск вызван разграблением складов на Западной Украине и последовавшей войной. Доходит до того, что иностранные террористы у нас скупаются. Точные суммы подсчитать затруднительно, но пистолет можно купить за 5-10 тыс., гранату – за 600 грн. И СБУ регулярно партии изымает. В 2016-м году, например, более полумиллиона боеприпасов отобрано.

Исследование масштабов проституции в нашей стране в 2012-м году проводил Украинский институт социальных исследований им. Яременко (старайтесь не засмеяться в данный момент); было насчитано около 50 тысяч человек, занимающихся коммерческим сексом. И это очень приблизительная оценка в сравнительно благодатный период; есть и более пессимистичная – до 80 тысяч (источник – Международный альянс ВИЧ/СПИД). Что же касается оборота, то оценку ему дала, как это ни странно, правая партия «Демократична сокира», причём из своих функциональных соображений. Говорят, рынок составляет около 4 млрд грн, чего хватит на модернизацию 150 танков Т-64. И в случае легализации отрасли вовлечённые лица будут проверяться на ИППП и окажутся защищены законом от злоупотребления сводников. Хотя у той же «сокири» как ревнителя традиций хочется спросить: а вам хотелось бы, чтобы у ваших дочерей в трудовой книге (бумажной ли, электронной ли) стояла отметка о стаже работы профессиональной проституткой? Или вы скажете, это всё равно лучше, чем быть политиком?

Необходимо отметить, что данная инфографика не учитывает такие сферы, как отдельные виды браконьерства, торговлю оружием, наркотиками, проституцию и т.д., поскольку обороты в них подсчитать невозможно.

В качестве вывода

Подводя итоги, должны констатировать, что реальные объемы теневой экономики Украины подсчитать невозможно по понятным причинам. Однако, по самым скромным оценкам, которые основываются на собранной в данном материале информации, они значительно превышают сумму в 18 млрд. долл.

Для сравнения: ВВП Украины в 2018 г. составил 130,832 млрд долл., в 2019 – 155 млрд долл. (согласно данным в пояснительной записке к Бюджету-2020), размер валового внешнего долга по состоянию на конец сентября 2019 г. – 119,953 млрд. долл, доходная часть государственного бюджета 2020-го года – 45,546 млрд долл. (1093 млрд грн.), на покрытие дефицита пенсионного фонда в 2020 году планируется потратить 7,156 млрд долл. (172,57 млрд грн.); размер долга населения Украины за коммунальные услуги, не учитывая электроэнергию, в ноябре 2019 г. составил 2,284 млрд долл. (55,1 млрд грн.).

Теневую экономику сложно оценивать с точки зрения «хорошо-плохо». В условиях кризиса (в котором Украина пребывает перманентно) она помогает какой-то части населения выжить за счёт дополнительных доходов. Однако высокий её уровень показывает слабость официальных институтов и непривлекательность действующей модели: экономической, социальной, политической. Недополученные налоговые отчисления могли бы пойти на финансирование необходимых программ, пользу от которых получили бы в том числе те, кто целенаправленно уходит в «тень». А дерегуляция и халатность МВД в отношении целых отраслей приводит к грубым правонарушениям, в которых пострадавшим сложно даже доказать, что они пострадали.

Поэтому детенизация Украине нужна однозначно. Но проводиться она должна с умом, не без учёта общественного мнения, но и с пониманием, когда лучше зайти с позиций силы. Ведь в таких отраслях, как игорный бизнес, сферы влияния до недавних пор были поделены, и вовлечённые туда люди сидели во властных кабинетах – а некоторые сидят до сих пор. Так что это вопрос того, насколько у Зеленского готовы идти на конфронтацию. С малым бизнесом, как мы знаем, церемонятся не особо. А вот что будет с противодействием «государствам в государстве», как в случае с «янтарной республикой» – это станет понятнее уже в решающем для власти 2020-м году.

Эффективная детенизации экономики позволяет Украине даже в ближайшей перспективе отказаться от внешних заимствований и ликвидировать бюджетный дефицит, а дальнейшем – аккумулировать значительные средства для реализации масштабных социальных или инфраструктурных проектов.

 


Об авторе
[-]

Автор: Лекс Свифт, Иван Боярчук, Руслан Бортник, Ева Антоненко, Виктор Скаршевский

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.02.2020. Просмотров: 46

Комментарии
[-]
 busba | 08.02.2020, 03:41 #
Not bored, not lonely, have money to spend with, just you click  >>>  slotxo
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta