Кто в реальности управляет Францией и распустил парламент после поражения президентской партии на выборах в Европарламент

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внутриполитическая обстановка в стране  

***

Четыре мушкетёра 

Решение Эммануэля Макрона о роспуске Национальной ассамблеи после поражения его партии на выборах в Европарламент прозвучало как гром среди ясного неба. Закономерно возникают вопросы, когда именно президент принял это решение и почему именно сейчас.

На прошедших 9 июня выборах в Европарламент лидирующей партией от Франции стало «Национальное объединение», которое получило вдвое больше голосов, чем «Возрождение» президента Макрона. 

В этой предвыборной кампании макроновский лагерь отличался жёсткой риторикой. Однако все были уверены, что на внутриполитический расклад в стране эти выборы не окажут сильного влияния. Результаты подсчёта голосов никого не удивили, так как предсказывались многочисленными социологическими опросами. 

«Национальное объединение» с Жорданом Барделла, лидером партии и номером один в избирательных списках, получило 31,5%, что даёт 30 мест в Европарламенте. С огромным отрывом за ним идёт Валери Эйер из президентского«Возрождения» с 14,6%, то есть с 13 парламентскими местами. Даже подключение огромного властного ресурса и фактическое включение Макрона в кампанию не помогли его партии совершить рывок. 

Неспособную к публичным дебатам Эйер пришлось спасать и премьер-министру Габриэлю Атталю. Он выступил (кстати, небезуспешно) лицом к лицу с Жорданом Барделла в эфире канала France 2. При этом у пропрезидентского большинства были все возможности по дискредитации политического противника. 

Многочисленные статьи в Le Monde за несколько месяцев до выборов детально разбирали программу «Национального объединения», показывая несоответствия между декларациями и реальной политикой партии. Писали, что лепенисты говорят о простом народе, а в Европарламенте голосуют в пользу крупных корпораций. Говорили, что партия остаётся ультраправой, как во времена Жана-Мари Ле Пена. 

Многие СМИ раскрывали связи «Нацобъединения» с ультраправыми и экстремистами Европы. Чтобы отколоть от партии электорат, выступающий против наплыва мигрантов, даже стали обсуждать итальянское происхождение семьи Барделла. И конечно, самое громкое дело, разбиравшееся даже на парламентской комиссии, — связи с Россией, что в современных условиях стало самым страшным стигматом в западном политическом пространстве. 

Но ничто не помогло изменить ситуацию. Ведь, кроме дискредитации противника, у лагеря Макрона не было конкретных предложений. Всё, что может предложить президент, — это поддержание Евросоюза, политика которого, в частности в области сельского хозяйства, привела французских фермеров за черту бедности. 

Хвастовство успехами собственного правления, которое он продемонстрировал в выступлении 25 апреля в Сорбонне, сталкивается с суровой реальностью. Партия «Республиканцев» в самый разгар предвыборной кампании предложила создать парламентскую комиссию по расследованию действий президента, ставших причиной колоссального роста государственного долга. А неправильная оценка экономического состояния страны требует постоянных урезаний утверждённого бюджета, что уже оценивается специалистами как крах правительства Макрона. 

И всё это на фоне безусловной военной поддержки Украины и полного отказа от идеи договариваться с Россией, которую глава Франции высказывал ещё два года назад. А также — попыток вызвать волну энтузиазма среди молодёжи в свете объявления об отправке военных инструкторов и воинского контингента на украинскую территорию. Обвинение же в связях с Россией звучит сейчас в адрес всех, кто сомневается в проукраинском освещении событий и кто не согласен с постоянной эскалацией конфликта. 

Однако создавалось впечатление, что Эммануэль Макрон не отдавал себе отчёта в серьёзности окружающих его проблем. В его риторике Франция является процветающей страной, Европа демонстрирует полное согласие и единение. И единственными, кто нарушает эту идиллию, являются ультраправые. 

Собственно, это тоже не новое явление в президентском дискурсе. Ведь оба раза, в 2017 и в 2022 гг., лозунгом его кампании была идея «если не я, то Марин Ле Пен». Но по мере приближения к 9 июня частота появления высказываний о «коричневой угрозе» для Франции и Европы росла в геометрической прогрессии. Апогеем стало интервью Макрона каналу TF1 6 июня, как раз в день годовщины высадки десанта союзников в Нормандии в 1944 г. и в самый разгар памятных мероприятий по этому поводу. 

И вдруг почти сразу после обнародования результатов выборов Эммануэль Макрон объявил о роспуске парламента. «Я всегда думал, что сильная, единая и независимая Европа — это хорошо для Франции. Поэтому я нахожусь в безвыходной ситуации», — сказал президент. И продолжил тем, что своим решением он даёт французам «ещё один шанс» для того, чтобы выбрать свою судьбу, и что это является выражением доверия. Правда, не уточнил, доверия кого к кому и что должно измениться после роспуска парламента в электоральных предпочтениях обычных граждан. 

Макрон пообещал вскоре озвучить новую программу с учётом того, что «услышал» французов, недовольных его политикой. Но всё это никак не объясняет, зачем такая внезапность именно сейчас, когда у него есть еще три года, чтобы изменить свои действия согласно чаяниям народа и делами убедить избирателей в своей правоте. 

Однако есть все основания полагать, что данный сценарий был спланирован окружением Макрона заранее. Идея роспуска парламента уже несколько раз появлялась в кругах, близких к президенту Франции.

В ноябре 2022 г. она возникла в связи с критикой парламентской оппозиции. Затем в 2023 г. — в связи в принятием пенсионной реформы. Некоторые журналисты-блогеры поднимали вопрос о такой степени недовольства их лидером в рядах пропрезидентского большинства, что это может привести к кризису. В последний раз о расформировании Национальной ассамблеи заговорили в апреле 2024 г. в свете принятия очередных бюджетных сокращений. 

Но всякий раз системе удавалось удержать страну от потрясения. К тому же распустить парламент во все вышеупомянутые моменты означало бы для президента подтверждение своего фиаско. То, что для роспуска парламента давно поджидали удачного момента, подтверждает текст заявления Макрона. При его составлении, скорее всего, использовались старые заготовки. Так, помимо опасности от ультраправых, Макрон вставил фразу о «хаосе в парламенте», который всем надоел. Но в данный момент французский парламент относительно стабилен. 

По версии издания Le Monde, момент был выбран наиболее приближёнными людьми Эммануэля Макрона во второй половине мая 2024 г. Это так называемые «четыре мушкетёра», люди совершенно не медийные, но которые повсюду сопровождают президента и являются авторами его решений и выступлений. 

Это Пьер Шарон, в прошлом советник и сенатор, но долгое время возглавлявший телеканал Canal + в 1980-х — 1990-х гг., Брюно Роже-Пети, юрист по образованию, сделавший карьеру в журналистике, а также на радио и телевидении. С 2007 г. он выступал советником в предвыборных кампаниях кандидатов социалистов, отвечая за работу со СМИ. 

Затем следуют так называемые «спин-доктора» Макрона. Это писатель Жонотан Гемас, который, по мнению журналистов, пишет все речи президента с момента вхождения в его команду в 2018 г. И Клеман Леонардуцци, советник главы государства по коммуникациям. Он очень близок как с самим Макроном, так и с его женой. Сопровождает президента везде, подсказывая ему нужные ответы во время общения с прессой и гражданами. 

С Леонардуцци Эммануэль Макрон познакомился в рамках неформального политического объединения «Гракхи», созданного представителями элиты среди политиков, бизнеса и интеллектуальной среды. С момента появления в 2007 г. в их задачи входило лоббирование слияния социалистов и центристов. В своё время они внесли значительный вклад в победу на президентских выборах Франсуа Олланда в 2012 г. 

Реальный масштаб взаимодействия Макрона с этой группой не афишируется. Но в 2008 г., будучи банкиром у Ротшильдов, он выступал в летнем университете, организованном «Гракхами», и позднее также участвовал в их мероприятиях. А незадолго до президентских выборов, в сентябре 2016 г., уже в качестве министра экономики был одним из ключевых спикеров форума группы в Лионе, открыв своё триумфальное шествие в медиапространстве. 

Все четыре советника президента — специалисты по политическому пиару. Согласно той же информации, полученной Le Monde, только сейчас сложились все обстоятельства для того, чтобы реализовать уже давно зреющую идею — распустить парламент. Премьер-министр Габриэль Атталь, которого все считали приближённым Макрона, даже не был поставлен в известность о готовящемся решении. Ещё один факт в пользу того, что роспуск парламента был делом узкого круга лиц, не имеющих отношения к публичной политике. 

В пользу выбранного момента говорило несколько обстоятельств. С одной стороны — патриотический подъём в связи с недавними воспоминаниями о героизме времён Второй мировой войны. С другой — люди ещё не успели осознать, что истинными причинами победы «Национального объединения» стали провальные действия президента. «Только если вы объявите о роспуске в тот же вечер [выборов], это может сработать», — сказал Макрону один из «мушкетёров». 

И действительно, «начать всё с нуля», причём внезапно, было для Макрона «единственным решением». Так считает, например, глава правоцентристской партии «Республиканцы» Эрик Сьотти. При этом он заявил, что ни о каком сотрудничестве с Макроном не может быть и речи. Хотя пропрезидентский лагерь и рассчитывает на поддержку правых разного спектра. 

Ряд сторонников Макрона поддержали его, назвав поступок смелым, в духе Шарля Де Голля. Но есть и те, кто тут же сделал объявление о выходе из партии «Возрождение», как, например, Жоэль Жиро, по словам которого президент своими действиями, наоборот, способствует популярности ультраправых. 

Для левого лагеря роспуск парламента также стал поводом заговорить об объединении усилий. Речь идёт о не прошедших барьер в 5% коммунистах, экологах со своими 5,5%, а также части социалистов, отколовшихся от Олланда и Рафаэля Глюксмана, и некоторых сторонников «Франции непокорённой». При этом сам глава «Непокорённых» Жан-Люк Меланшон, чей список кандидатов набрал 9,89%, пока от союза отказывается. 

Однако те же призывы к объединению звучат и справа. Представитель партии Эрика Земмура «Отвоевание» (вар. Реконкиста, фр. Reconquête) Марион Марешаль, получив на европейских выборах 5,47%, обратилась к главам партий «Национальное объединение» и «Вставай, Франция» с таким же призывом. К тому же всегда остаётся столь желаемая лепенистами перспектива альянса с классическими правыми «Республиканцами». 

В случае объединения все эти силы могут получить электорат в 40%. Возможность подобного расклада столь очевидна, что депутат от «Франции непокорённой» Франсуа Рюффен в комментарии каналу BFMTV сказал: «У нас во главе государства сумасшедший». 

Другие вспоминают печальный опыт Жака Ширака, решившего в 1997 г. распустить парламент с целью удаления своих оппонентов, но вместо этого давшего им возможность получить большинство в Национальной ассамблее нового состава. 

В любом случае настроение, царящее сейчас во французской политической жизни, вполне сравнимо с тем, что испытывают спортсмены во время Олимпийских игр, которые через несколько недель должен принять Париж. Похоже, что для многих участников внеочередных выборов олимпийский лозунг «Главное не победа, а участие» приобретает особую актуальность.

Автор Олеся Орленко

Источник - https://regnum.ru/article/3894715


Дата публикации: 11.06.2024
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 106
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta