Каталония провела референдум о провозглашении независимости от Испании

Содержание
[-]

Каталонское «Нет»

Испанское правительство сделало все возможное для того, чтобы этот референдум завершился успехом

Выбор Рахоя

«Мы, каждый из которых равен тебе, и кто вместе больше тебя, признаем тебя королем и приносим клятву верности ради того, чтобы ты охранял и защищал нас, и трудился ради нашего преуспеяния; если же нет — нет». Именно так звучит каталонская присяга верности, данная Арагону в XV веке. Сейчас и сработало то самое «нет».

И дело тут не только в том, что каталонцы десятилетиями (если не столетиями) стремились выйти из-под власти Мадрида. И даже не в самом референдуме, который готовился каталонским Женералитетом (правительством) во главе с Карлесом Пучдемоном и прошел 1 октября. А в действиях испанских властей.

У Мадрида была возможность пойти по, так сказать, британскому примеру. То есть повести переговоры с каталонскими сепаратистами. Удовлетворить их базовые нужды, например, пересмотреть налоговую политику: Каталония является одним из самых «зарабатывающих» регионов Испании, однако отправляет значительную часть налогов в Мадрид, получая оттуда непропорционально меньшую сумму. И, может быть, пообещать еще какое-то количество бонусов. После чего дать добро на проведение референдума, поддержать «происпанские» силы и, с большой вероятностью, победить на нем – ведь, согласно опросам, сепаратисты не имели подавляющего большинства. А большинство, согласно тем же опросам, имели те, кто пусть даже и стремился к независимости, но признавал, что получить ее можно только через переговорный процесс с Мадридом.

Однако премьер-министр Испании Мариано Рахой отказался от «английского» варианта. Возможно, потому, что не хотел создавать прецедента. Если у Англии полторы Шотландии (теоретически Уэльс тоже может запросить таких прав), то у Испании все регионы называются «автономиями», и 5 из них (Каталония, Страна Басков, Андалусия, Наварра и Галисия) являются расширенными автономиями. При этом Испания, в отличие от Великобритании, является унитарным государством. Предоставление особых полномочий Барселоне вызовет цепную реакцию и приведет к федерализации королевства, за которой (по мнению некоторых экспертов) последует его распад. Поэтому Рахой предпочел путь отрицания и подавления.

Конституционный суд страны признал референдум нелегальным, ряд каталонских лидеров были арестованы, а на испанских силовиков была возложена задача сорвать голосование – закрыть избирательные участки и разогнать протестующих. Судя по всему, испанское правительство хотело если не запугать каталонцев, то хотя бы обеспечить минимальную явку на референдуме. Ведь референдум с 5 или 10% проголосовавших – это не референдум.

Цена ошибки

К сожалению, для Мадрида, стратегия Рахоя провалилась. Во-первых, потому, что испанский премьер недооценил каталонских сепаратистов, которые отнюдь не были маргиналами в своем обществе. Как верно пишет редакция крупнейшей испанской газеты El Pais, возникало впечатление, что Рахой и его команда годами жили вне информационного пространства, не читали ни каталонских, ни даже мадридских газет. А по ним было видно, что в пользу независимости выступали и интеллигенты, и, что важно, силовики. Важнейшее значение имело поведение Mossos d’Esquadra, каталонской полиции. Ее отказ препятствовать референдуму вынудил власти (которые не хотели, а, возможно, уже даже и не могли сойти с логики противостояния) вводить в Каталонию силовиков из других регионов страны, что было воспринято местными как оккупация.

Во-вторых, испанские силовики вели себя предельно жестко — разбивали участки, избивали протестующих, стреляли в них резиновыми пулями. В результате численность пострадавших варьируется от 700 до более чем 1 тысячи человек (из которых лишь три с лишним десятка полицейских). В результате своими действиями Рахой настроил против Мадрида даже тех каталонцев, которые не поддерживали референдум. В частности — мэра Барселоны Аду Колау, которая назвала премьера трусом, прячущимся за спины тысяч полицейских. Те же, кто поддерживал, из принципа делали все возможное для того, чтобы проголосовать (благо власти Каталонии максимально упростили этот процесс – в частности, позволили людям голосовать на любых участках).

В итоге явка на референдуме составила почти 42% (2,2 миллиона человек из 5,3 миллионов избирателей), и 90% из пришедших проголосовали за независимость. Весьма значительная цифра с учетом всего того противодействия, которое было оказано испанскими властями: по словам представителя каталонского правительства Жорди Туруля, полиции удалось закрыть часть из 2315 избирательных участков (319) и «украсть» почти 800 тысяч голосов.

Более того, примененное испанскими властями насилие серьезно ослабило позиции Мадрида. Если раньше у испанских властей был небольшой шанс «замотать» итоги референдума через переговорный процесс, то после пролитой крови этот шанс стал минимальным. «Испанское государство сегодня написало позорную страницу в своей истории отношений с Каталонией, — заявил глава автономии Карлос Пучдемон. — Граждане Каталонии выиграли нам право на создание государства, которое станет республикой». По его словам, в течение нескольких дней правительство передаст результаты волеизъявления в парламент Каталонии, который «будет действовать в соответствии с законом о референдуме». То есть, парламенту предстоит определиться в течение 48 часов. Заместитель председателя Женералитета Ориол Жункерас уже пояснил, что парламент примет одностороннее решение о независимости.

За кого Брюссель?

Естественно, испанские СМИ в бешенстве, и не только на каталонские власти. По мнению El Pais, 1 октября был позорным днем, который каталонцы должны были прожить как по вине «антисистемных сил во главе с Пучдемоном, демонстрировавших ярую ксенофобию», так и из-за «абсолютной неспособности Мариано Рахоя справиться с проблемой». Пассивность испанского премьера, его непубличность в этом вопросе и стремление решить все через Конституционный суд (а не иными мерами) не могут быть оправданы даже «преступным поведением главы каталонского Женералитета». Но вопрос в том, что сейчас делать?

На Рахоя здесь надежды немного, что, в частности, демонстрирует реакция премьера на референдум. Если бы он просто сказал, что никакого референдума не было, (а было, например, незаконное голосование, консультация, слет неравнодушных каталонцев или, на крайний случай, акция гражданского неповиновения), то его бы поняли. Однако когда Мариано Рахой называет референдум «инсценировкой», то тут уже, продолжая мысль из El Pais, возникает вопрос о том, продолжает ли он и дальше жить вне информационного пространства.

Возможно, ситуацию спасет отставка Рахоя и приход к власти левой оппозиции? Лидер оппозиционной Испанской социалистической рабочей партии Педро Санчес уже дистанцировался от решений премьера, назвал 1 октября «печальным днем для испанской демократии» и призвал к «спокойствию и диалогу». Однако опять же, на спокойствие и диалог у Мадрида не так-то много времени, каталонцы настроены очень решительно.

Возможно, какую-то помощь окажет Европа? Ведь тот же Брюссель уже выступил на стороне Мадрида – Жан-Клод Юнкер назвал каталонские события «внутренним делом Испании». Однако на деле от Европы помощи немного. Во-первых, потому, что далеко не все лидеры поддержали Мадрид. «Подавление и насилие над гражданами — это осуждаемый и авторитарный выбор, который только подливает масло в огонь, но не решает проблемы. Единственный путь — демократический диалог», — говорится в заявлении правящей греческой партии СИРИЗА. «Мы осуждаем все проявления насилия и подтверждаем наш призыв к политическому диалогу», — вторит грекам бельгийский премьер Шарль Мишель.

Во-вторых, испанские власти своими действиями сделали себя слишком «токсичными» в этом вопросе. «Везде есть мирные люди, которые пытаются отдать свой голос, — и есть жестокое испанское государство, не дающее людям проголосовать», - сформулировал телевизионную картинку с полей референдума бывший глава Каталонии Артур Мас.

И, наконец, в-третьих, ходят слухи, что Еврокомиссия тайно симпатизирует каталонцам. Ведь евробюрократы мечтают об укреплении роли Брюсселя в Евросоюзе, однако это будет крайне непросто сделать в том случае, если ЕС продолжит являться сообществом независимых государств. А вот если там пойдут дезинтеграционные процессы, если ЕС превратится в сообщество еврорегионов, то тогда концепция Соединенных Штатов Европы может получить еще один шанс на реализацию.

Автор - Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала «Эксперт», доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ, «Expert Online» 2017

***

По каталонскому референдуму ударили резиновыми пулями

Референдум о независимости Каталонии был встречен непропорционально жестко испанскими полицейскими. Региональные экстренные службы зарегистрировали сотни пострадавших в результате столкновений со стражами правопорядка, отстаивавшими интересы центральных властей. Руководство Каталонии заявило, что действия правоохранителей навсегда опозорили Испанию. Каталонскую же полицию Мадрид обвинил в бездействии.

Свидетельства жестокости полиции стали появляться еще в первой половине дня в воскресенье, на который был запланирован референдум о выходе из Испании. Стражи правопорядка, представляющие центральную власть, пустили в ход не только резиновые пули, но и светошумовые гранаты, чтобы остановить местных жителей, пренебрегших многочисленными предупреждениями со стороны Мадрида. Если верить видеозаписям, то сила была применена и против пожилых людей. Глава Каталонии Карлес Пучдемон, комментируя действия испанских стражей правопорядка, заявил, что «это не заставит каталонцев отказаться от желания проголосовать и свободно определять собственное будущее». «Сегодня испанское государство проиграло», – заключил Пучдемон в своем официальном заявлении, добавив, что такая политика навсегда навлекла позор на Мадрид.

Каталонский омбудсмен Рафаэль Рибо сообщил о своем намерении пожаловаться на действия испанских полицейских европейским органам власти, включая Евросовет. По словам главы офиса, выступающего за защиту прав человека, Мадрид, реагируя на референдум, применил несоразмерную тактику и использовал «насильственные меры против граждан».

Выступая перед журналистами, Рибо отметил, что испанское правительство «не проявило много уважения к правам человека». Сообщается, что региональные власти уже вступили в контакт с Брюсселем для расследования нарушений. Бывший лидер Каталонии Артур Мас заявил, в свою очередь, что премьер-министр Испании Мариано Рахой должен «немедленно уйти в отставку» со своей должности. Политик обвинил главу испанского правительства в жестокости, в стремлении к «репрессиям» и в авторитаризме. «Сегодня испанское государство предстало в СМИ как репрессивная страна, которая отвечает ударами тем, кто хочет опустить бюллетень в урну», – убежден Мас.

Сообщается, что каталонская полиция навлекла на себя критику центральных властей. По данным газеты Pais, Мадрид хочет применить к ней соответствующие меры из-за предполагаемого бездействия. В частности, источник в испанской прокуратуре, на который ссылается Pais, выразил недовольство региональными правоохранительными органами, добавив, что местная полиция обманула доверие судей и прокуроров, веривших, что она будет следовать указаниям Мадрида. Испанское правительство неоднократно настаивало на прекращении референдума и призывало отказаться от участия в нем. Подобные предупреждения звучали и в день голосования. «Продолжение этого фарса ни к чему не приведет, ему нужно незамедлительно положить конец», – заявила вице-премьер, министр территориального управления Сорайя Саенс де Сантамария.

Что касается действий испанских силовиков, выступающих от имени центрального правительства, то их осудили даже в Европарламенте. Так, заместитель председателя Европарламента, австрийский депутат от партии «Зеленые» Ульрике Луначек заявила, что применение силы против пришедших голосовать каталонцев недопустимо по той причине, что референдум носит «в принципе законный характер». «Центральное правительство должно прекратить блокаду диалога», – говорится в заявлении Луначек.

Критика в адрес испанских властей звучала и со стороны известных евроскептиков. Так, лидер итальянской оппозиционной партии «Лига Севера» Маттео Сальвини заявил: «Правительство, которое для того, чтобы очистить и закрыть избирательные участки, применяет насилие, в том числе против детей и стариков, – это позор».

Конфискация урн, впрочем, не остановила сторонников отделения Каталонии от Испании. В связи с тем что полицейские заблокировали работу десятков избирательных участков и отобрали у комиссий как минимум тысячи урн, руководство региона в день референдума открыло интернет-голосование. Так, им была создана экстренная страница на сервисе Wordpress, чтобы местные жители смогли отдать свой голос. Однако позже доступ к ресурсу попытались заблокировать. Впрочем, как уверял в день голосования официальный представитель правительства Каталонии Жорди Турулл, все желающие все равно смогли бы проголосовать, а конфиденциальность будет сохранена в любом случае. Впрочем, вопрос о том, насколько будет точным подсчет отданных на референдуме голосов, все равно остается открытым.

Для участия в онлайн-голосовании пользователям было необходимо ввести данные удостоверения личности и номер телефона, оформленного на имя владельца документов. Что касается прямого голосования, то каталонские граждане могли предъявить паспорт или водительские права, чтобы получить бюллетень. Всем участникам референдума нужно было ответить на один вопрос: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?» Наблюдатели отмечают, что бюллетень, вероятно, не будет иметь юридического статуса в рамках королевства, поскольку идея референдума была отвергнута на высоком уровне – Конституционным судом Испании. Впрочем, после столь недемократичных мер, предпринятых Мадридом, говорить о том, что его отношения с Каталонией будут прежними, вряд ли уместно.             

Автор - Игорь Субботин

***

Что ждет Каталонию после референдума o независимости

Правительство Испании утверждает, что референдум, который власти Каталонии считают своей победой, никак не повлияет на будущее региона. Эксперты называют три возможных сценария.

Власти Испании заявляют, что состоявшийся 1 октября референдум о независимости Каталонии, проведение которого было запрещено Конституционным судом, никак не отразится на территориальной целостности страны. Они называют плебисцит "беспрецедентным фарсом". Что касается региональных властей Каталонии, то они считают референдум вполне легитимным и уже анонсировали абсолютную победу на нем сторонников независимости. В Каталонии и в других регионах Испании проходят акции протеста. В них участвуют как сторонники независимости, так и ее противники.

Запрещенное судом голосование

В своей оценке событий в Каталонии испанское правительство исходит не только из того, что речь шла о мероприятии запрещенном, а потому считающимся в правовом государстве незаконным. Также недоумение и властей, и юристов вызывает сама форма его проведения.

К примеру, за 50 минут до открытия избирательных участков правительство Каталонии объявило, что население может голосовать с помощью самодельных бюллетеней, не предъявляя удостоверения личности, к тому же не по месту жительства, а в любом месте региона: в помещениях и прямо на улице. Официально объяснялось все это тем, что полиция могла закрыть пункты для голосования и конфисковать бюллетени.

Между тем перечисленные особенности, а также отсутствие независимых наблюдателей и списков избирателей, позволяло одним и тем же активистам сепаратистских группировок, по свидетельству правозащитников из объединения "Каталонское гражданское общество" (КГО), голосовать десятки раз.

Эти же активисты провоцировали драки с полицией, в частности, в день голосования, когда, по распоряжению суда, полицейские закрыли 13 процентов избирательных участков. В ходе столкновений с полицей, по данным каталонский администрации, сотни человек получили ушибы, госпитализированы двое.

По подсчетам каталонских властей, за независимость высказалось 90 процентов от 2,25 млн участников голосования. Однако многие избиратели, в первую очередь, противники отделения, референдум бойкотировали. К таким противникам, по данным сентябрьского опроса общественного мнения, проведенного независимым агентством Metroscopia, относится 44 процента избирателей Каталонии. Всего же правом голоса в Каталонии обладают 5,34 млн человек.

Два взгляда на плебисцит в Каталонии

Руководитель каталонской администрации Карлес Пучдемон заявил сразу после референдума, что "Каталония одержала огромную победу и заслужила право на независимость, а испанское государство понесло невиданное поражение". Он назвал "позором" действия полиции, мешавшей голосованию и обещал провозгласить в ближайшие дни суверенитет. Со своей стороны, первый зампред правительства Сорайя Саенс де Сантамария обвинила Пучдемона в "посягательстве на демократию" и в том, что он "ставит личные амбиции выше закона". Зампред заверила, что референдум никак не повлияет на единство Испании.

Референдум активно комментирует и испанская пресса. Левая мадридская газета El Pais назвала голосование "самым большим вызовом испанской демократии за последние десятилетия", консервативная Gaceta - "попыткой госпереворота", а центристская El Mundo считает, что Испания оказалась "на грани катастрофы".

Одновременно СМИ публикуют высказывания видных представителей общественности. Так, для профессора права Барселонского автономного университета Тересы Фрейксес, главное сейчас - "восстановить конституционный порядок в Каталонии". А каталонский экономист Валентин Пич Роселл жалеет о непоправимом уроне, которые наносят сепаратисты экономике региона: отсюда бежит капитал, "опасаясь нестабильности".

Что ждет Испанию и Каталонию: Три сценария для Каталонии

"Возможны три сценария дальнейшего развития событий", отметил в беседе с DW член руководства каталонской партии "Граждане", выступающей за единство страны, Франсеск Феррер.  По его словам, два из них "исключают независимость региона". Первый - вполне мирный. Он сработает, если стороны конфликта "забудут" про референдум и сядут за стол переговоров, в частности, для обсуждения вопроса о расширении прав каталонской автономии.

Правительство предлагает именно такой сценарий, что подтвердил премьер Мариано Рахой вечером 1 октября. "В создавшейся ситуации он выгоден и каталонской стороне", - считает другой собеседник DW, профессор политологии Мадридского университета Фернан Гарсия Вилья.

Однако, у обоих экспертов, есть опасения, что с таким развитием событий не согласятся ни Пучдемон, ни другие каталонские радикалы, которые оказывают на региональное правительство, представленное либералами и республиканцами, "сильное давление". Именно они явились зачинщиками беспорядков в ходе референдума, а теперь грозят всеобщей забастовкой. У них свой сценарий.

Такие группировки, как "Кандидатура народного единства" (КНЕ) и "Национальная ассамблея Каталонии" требуют немедленного провозглашения независимости. "Если региональные власти пойдут у них на поводу, то неизбежен третий сценарий развития событий", - утверждает Франсеск Феррер.

Третий сценарий, по словам представителя "Граждан", подразумевает применение 155-й статьи испанской конституции - временную отмену автономии с роспуском местной администрации и парламента. Применение этой статьи "неизбежно, если в Каталонии осуществится второй сценарий и будет провозглашена независимость".

В этом случае в регионе может быть ведено прямое правление из центра, а лидеры сепаратистов отданы под суд по обвинению в антигосударственном заговоре. Это преступление наказуемо 15 годами лишения свободы. После нормализации ситуации в Каталонии могут быть объявлены парламентские выборы с последующим формированием новой администрации.

Что касается мадридского политолога, то, по его мнению, "прибегнуть к 155-й статье правительству не трудно", учитывая, что для этого нужно лишь согласие Сената - верхней палаты парламента, где у правящей либеральной Народной партии имеется абсолютное большинство. Эта статья предоставляет властям все полномочия для нормализации ситуации.

Однако, прибегать к ней правительство не хочет: ведь речь идет о чрезвычайно жесткой мере, против которой выступают, к примеру, испанские социалисты, главная оппозиционная сила в парламенте. Кроме того, поначалу она может даже обострить ситуацию, заключил Гарсия Вилья.

***

Власти Каталонии заявили, что за независимость проголосовали 90% участников референдума при явке 42,3%. На вопрос: "Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления" 2 млн человек из числа всех избирателей (5,34 млн) ответили утвердительно. Ранее местное правительство обещало, что после плебисцита независимость будет провозглашена в течение 48 часов.

Автор - Виктор Черецкий, Мадрид

***

Каталония прошла точку невозврата

Европейская комиссия указывает Барселоне и Мадриду на недопустимость насилия, однако продолжает поддерживать центральные власти Испании. Каталонцы настроены решительно: руководство региона намерено отделиться от Испании в одностороннем порядке. Однако, как рассказал «НГ» один из участников референдума, если раньше жители региона были готовы вести диалог, то теперь точка невозврата пройдена.

Еврокомиссия (ЕК) отказалась считать законным референдум о независимости. Об этом заявил официальный представитель ЕК Маргаритис Схинас, добавив, что если бы плебисцит был проведен в соответствии с испанской Конституцией, то, очевидно, регион покинул бы не только королевство, но и Евросоюз. «Еврокомиссия считает, что сейчас время для единства и стабильности, а не для раскола и фрагментации, – заявил Схинас журналистам. – Мы призываем все заинтересованные стороны немедленно перейти от конфронтации к диалогу. Насилие никогда нельзя применять в качестве инструмента в политике».

Впрочем, насильственные методы, использованные испанской полицией в ходе референдума, не повлияли на то, как Брюссель относится к Мадриду. Так, официальный представитель ЕК сообщил, что европейские органы доверяют правительству премьер-министра Испании Мариано Рахоя.

Что же касается властей Каталонии, то они просчитывают дальнейшие действия. Глава региона Карлес Пучдемон заявил, что для наиболее результативного разрешения всех противоречий, возникших между Барселоной и Мадридом, необходимо посредничество «третьей стороны». «На данный момент рекомендуется придерживаться умеренности и посредничества, то есть должно быть присутствие третьей стороны, международное присутствие», – выразил уверенность Пучдемон. Он указал на то, что необходимо создать «климат разрядки», в котором бы конфликтующим сторонам смогли оказать посреднические услуги. Вероятно, лидер Каталонии подразумевал некоторые уступки, которые должны последовать со стороны властей королевства.

Участник референдума в городе Сабадель (25 км от Барселоны), доцент сравнительной политологии и международной политики кафедры пограничного регионоведения в Университете Южной Дании Джаума Кастан Пиньос заявил «НГ», что беспрецедентно жесткие действия испанской полиции углубили пропасть между региональными властями и испанским правительством. «В коллективном представлении большинства каталонцев существовала точка возврата, однако государство пустило в ход инструменты для подавления их воли, – пояснил эксперт. – Испанское правительство атаковало избирателей, атаковало нашу собственную каталонскую полицию. И каталонский народ просто откололся от другой части государства. Вот здесь – точка невозврата». По словам собеседника  «НГ», Барселона нацелена на претворение в жизнь результатов референдума.

«Несмотря на все преграды и трудности, воздвигнутые испанским правительством, у нас есть 2,2 млн голосов, – заявил Пиньос. – У нас также есть несколько сотен тысяч бюллетеней, которые были изъяты испанской полицией и органами безопасности. Президент Каталонии настроен решительно на внедрение итогов голосования. Он действовал в соответствии со своими словами. Я говорил с ним в Копенгагене, и, насколько я понимаю, он объявит об односторонней независимости или  по крайней мере предпримет серьезные шаги в этом направлении. История с каталонским вопросом не закончена. Референдум не был конечной точкой. Общая забастовка в Каталонии намечена на 3 октября, чтобы усилить результаты. Это вызовет больше репрессий».

Эксперт считает, что положение, в котором сейчас находятся отношения Барселоны и Мадрида, не из простых. «Референдум был частью внутренней борьбы за независимость, и мы должны работать над внешним уровнем, – уверен собеседник «НГ». – За этим последуют дипломатические усилия со стороны Каталонии. Эти усилия будут более энергичными в ближайшие часы и дни.

Было сделано много телефонных звонков и отправлено множество писем к послам различных стран. Каталонцы ищут признание, они прощупывают международную почву. Я, безусловно, готов исключить один сценарий – когда все просто скажут, что голосование было фальшивым и не оказало никакого влияния. Это не политический театр – это реальность».

В российской экспертной среде указывают на то, что в юридическом смысле правительство Рахоя придерживается конституционных положений. «Оно руководствуется решением Конституционного суда Испании, который уже не первый раз принял решение о том, что такой референдум не имеет полной легитимности, – заявил «НГ» доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. – С этой точки зрения премьер-министр, правительство и парламент действуют правильно. Другое дело, что такие сложные вопросы, естественно, не прописаны в Конституции. Там нет четкого положения, что делать, если власти действуют вне рамок конституционного поля. Но есть пункт: если власти региона перестают выполнять решения центральных органов, то тогда правительство и Генеральные кортесы (парламент. – «НГ») имеют право отстранить местные власти от исполнения своих обязанностей и назначить прямое управление из Мадрида».

Эксперт, впрочем, считает, что Мадриду была нужна определенная гибкость в разговоре с Барселоной. «С точки зрения политического процесса Рахой ведет себя недальновидно, – полагает Топорнин. – Даже если он запрещает этот референдум и не признает его результатов, факт остается фактом: свыше 2 млн каталонцев пришли на участки. При этом еще какое-то количество не смогло прийти, потому что участки были заблокированы национальной полицией. По закону о референдуме Каталонии местное правительство, после того как были подведены итоги, должно предоставить в парламент Каталонии документ, в котором подводятся итоги и обозначается воля каталонского народа. В законе о референдуме, который они приняли полтора года назад, прописаны этапы всего того, что надо делать, если каталонцы выскажутся за воссоединение». Вероятно, после голосования должен начаться период конституционного развода.

Аналитик считает, что Каталонии могли бы присвоить особый статус. «Можно каким-то образом усовершенствовать статью Конституции, которая позволила бы регионам получить больше прав и свобод, – полагает Топорнин. – Испания – унитарное государство, там есть сообщества, которые обладают специальным статусом и имеют послабления, в том числе в финансовой сфере. Но очевидно, что в случае с Каталонией этого уже недостаточно. Им нужно больше. Вот это надо было Рахою обсуждать. Лучше упреждать судьбоносные решения, чем действовать после того, как народ сказал свое слово. Теперь сузилось сфера возможностей: каталонское правительство будет говорить о воле народа». Топорнин не исключает, что борьба может выйти на улицы.

Референдум в Каталонии породил слухи о том, что Россия использовала плебесцит в своих целях. Так, издание Pais вышло с подзаголовком «Государственные СМИ (имеется в виду России – «НГ») используют кризис в Испании как доказательство провала европейского проекта». Вопрос о российском вмешательстве даже был задан официальному представителю Еврокомиссии. «Я не намерен пускаться в спекуляции или давать комментарии тому, чему я не могу представить доказательства», – заявил в ответ на это Схинас. Напомним, российская сторона называет голосование внутренним делом Испании.           

Автор - Игорь Субботин

***

FAZ: Правовое государство Испания

Разве могло бы считаться демократичным государство Каталония, лидеры которого поставили себя выше закона на пути к независимости? - спрашивает обозреватель FAZ Райнхард Фезер.

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung опубликовала комментарий своего обозревателя Райнхарда Фезера (Reinhard Veser), посвященный каталонскому референдуму о независимости:

"В этом противостоянии право на стороне испанского правительства. Оно защищает в Каталонии один из основополагающих принципов демократии: политики должны подчиняться законам и судам. Ситуация в Каталонии принципиально отличается от ситуации в странах Балтии или на Балканах в 1980-1990-е годы. Советский Союз и Югославия представляли собой диктатуры, а нынешняя Испания - это демократическое правовое государство.

И его основы подрывают каталонские сепаратисты, которые на пути к так называемому референдуму о независимости в минувшее воскресенье пренебрегли целой чередой судебных решений и призвали государственных служащих к нарушению закона. Чего можно было бы ожидать от каталонского государства, если бы оно родилось со столь существенным "врожденным дефектом"? Стали бы те националистические силы, которые для достижения своих целей поставили себя над действующими правовыми нормами, действовать иначе, получив в руки полную власть в собственном государстве?

Но сколь бы ни было в своем праве испанское правительство, и оно несет на себе большую долю ответственности за то, что положение сегодня выглядит столь безнадежным. Глава этого правительства Мариано Рахой, с его пренебрежительным отношением к национальным амбициям каталонцев и его неповоротливостью в течение многих лет, стал лучшим помощником в кампании, проведенной каталонскими националистами. Год за годом в проводимой им политике он отказывался реагировать на стремление ощутимой части Каталонии к получению большей самостоятельности, предоставив тем самым каталонским националистам широкое поле для аргументации. А полицейская операция в день референдума лишь добавила веса к распространяемому ими мифу о том, что Испания - авторитарное государство в традициях диктатора Франко.

Склеить разбитую чашу будет сложно. Обеим сторонам трудно будет выходить из тупика, не потеряв лица. В Испании нет инстанции, которая могла бы выступить в качестве посредника. Не может выступить в этой роли и ЕС. Евросоюз не может - да и не должен - делать ничего иного, кроме как поддерживать испанское правительство, поскольку на его стороне право. Любой другой путь можно было бы расценить как формальную поддержку заведомо противоправных действий, что снизило бы доверие к ЕС в конфликтах с Варшавой, Будапештом и Бухарестом".

Автор - Райнхард Фезер, политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung


Об авторе
[-]

Автор: Геворг Мирзаян, Виктор Черецкий, Игорь Субботин, Райнхард Фезер

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.10.2017. Просмотров: 112

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta