Как глава правительства РФ Михаил Мишустин отчитался перед Госдумой

Содержание
[-]

Вирус помешал рывку

B Госдуме глава правительства Михаил Мишустин выступил с отчетом о работе кабмина. Практически все выступление премьера было посвящено мерам по предотвращению последствий пандемии коронавируса. По словам Мишустина, в начале года у России было все необходимое для рывка. Но делу помешала пандемия.

Особое внимание в своем выступлении он уделил поддержке малого и среднего бизнеса. Среди самых значимых мер, принятых властями, он выделил отсрочки по обязательным платежам, уменьшение страховых взносов по зарплатам до 15%, списание долгов за второй квартал. Малый и средний бизнес из наиболее пострадавших отраслей, по словам Мишустина, поддержали президентскими грантами, а некоторым банки предоставили отсрочки по кредитам. Звучит красиво. Но есть по меньшей мере три проблемы.

Во-первых, на помощь государства могут рассчитывать лишь компании, входящие в перечень наиболее пострадавших отраслей в соответствии с основным кодом экономической деятельности (ОКВЭД). К таковым отнесли в том числе деятельность автовокзалов и автостанций, информагентств, торговлю транспортом, издательств. Не говоря уже про спорность факта причисления этих сфер к наиболее пострадавшим сферам, замечу еще, что все эти отрасли вряд ли можно отнести к категории «с сотрудниками до 100 человек». Конечно, в перечень включили и химчистки, и прачечные, и салоны красоты, однако следует признать, что круг потенциальных получателей долгожданной госпомощи существенно снижается. О необходимости пересмотра этого подхода говорили как эксперты, так и сами законодатели.

***

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

***

 

Во-вторых, малые и средние предприятия могли безвозмездно получить субсидии из госказны, чтобы, к примеру, выплатить зарплаты сотрудникам. Сама идея выглядит справедливо, если бы не обязательное требование — работодатель обязан был сохранить 90% своих работников (от мартовского показателя).

То есть предприятие, не получающее какого-либо дохода, обязали каким-то образом сохранить практически весь свой штат.

Чтобы получить помощь? Спорно, согласитесь, если у вас нет средств вытянуть тонущий бизнес, требовать от вас сохранения рабочих мест, когда объем работы сократился, лишь для отчетности. Кроме того, если в компании работает всего несколько человек (представим мини-булочную в каком-нибудь спальном районе небольшого города), и оттуда уволится два человека, то штат опустеет почти наполовину — 90% уменьшится гораздо больше, чем на 10%, и помощи вам не видать. Размер субсидии при этом составлял 12 130 рублей на каждого сотрудника — это величина пособия по безработице, выплачиваемого гражданам, уволенным начиная с марта 2020 года. Подать заявку предприниматели могли до 1 июля.

Наконец, так называемые кредитные каникулы малому и среднему бизнесу предоставляются, только если заем составляет до 300 тысяч рублей. Выручка за предшествующий месяц должна упасть на 30 и более процентов по сравнению с прошлым годом. То есть если компания взяла кредит на большую сумму и ей нужно выплатить лишь остаток, то под критерии она снова не подпадает. И это лишь небольшое число требований, выдвигаемых малому и среднему бизнесу — напомню, наиболее уязвимому в кризисный период — для того, чтобы государство протянуло ему ту самую «руку помощи».

Об «эффективности» принятых мер говорит сухая статистика: по состоянию на 10 июля 2019 года в России насчитывается 6 051 612 субъектов МСП (по данным ФНС), что на 2,58% ниже прошлогоднего показателя. Количество занятых в таких компаниях в годовом выражении сократилось на 2,4%.

Кроме того, данные Росстата свидетельствуют о том, что в 2019 году на микро- и малых компаниях, включенных в перечень самых пострадавших отраслей, трудилось 1,4 миллиона человек. Если учитывать изменения, вступившие в силу в апреле, это 2,4 миллиона. Включаем средние предприятия и ИП — итого выходит 3,3 миллиона. Цифра внушительная, хотя, по данным аналитиков, это лишь 25% от общей численности работающих в компаниях МСП. Вот такой первый отчет работы кабмина Мишустина в условиях борьбы с пандемией COVID-19. Почти уже совершили рывок, и тут опять что-то помешало.

Автор Виталий Шкляров, политтехнолог

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/23/86384-virus-pomeshal-ryvku

***

Комментарий. К ежегодному отчету правительства РФ перед Государственной думой

***

Вирус, кризис и старый мир

22 июля состоялся отчет правительства РФ перед депутатами Госдумы, первый для недавно назначенного кабинета министров.

Весьма необычный отчет. И не только потому, что мы ждали его в апреле, а из-за пандемии коронавируса он был отложен на июль, но и потому, что формально-то речь должна идти как бы о 2019 годе, но после того, что страна пережила в последние месяцы, говорить о неких «результатах» того периода, когда работал еще прошлый состав правительства, все равно что говорить о прошлогоднем снеге. Нас менее всего интересуют «розовые картинки», которые умели рисовать предшественники правительства Мишустина. Сегодня в фокусе внимания и депутатов, и всего общества совсем другое. Какие уроки нынешний кабмин извлек из испытания пандемией? Как он намерен восстанавливать экономику? Готов ли исправлять ошибки прежнего правительства?

Отрешиться от догм и предрассудков

Прямо скажем, нелегкой доле премьер-министра Михаила Владимировича Мишустина, назначенного на должность в январе с.г., не позавидуешь. Ни один председатель правительства в новейшей истории России не начинал работу в столь экстремальном режиме, сталкиваясь с такими перегрузками и опасностями. «Справедливая Россия» в январе поддержала и назначение Мишустина, и обновление состава правительства, ибо мы увидели: ставка делается на профессионалов. Пока разочарования у нас нет. В самые сложные моменты развития пандемии мы увидели и хладнокровие, и уверенность, и способность к оперативным действиям. Да, были и ошибки, и недоработки, и нескоординированность некоторых ведомств, но в том, что Россия все-таки прошла тяжелейшую полосу испытаний лучше многих других стран, сумев минимизировать потери и сохранить тысячи человеческих жизней, несомненно, есть заслуга нынешнего правительства.

Мне лично импонирует стремление Михаила Мишустина чутко улавливать здравые идеи, независимо от того, кто их высказывает – провластные политики или оппозиционные. Вспоминается, к примеру, онлайн-встреча депутатов фракции СР с премьер-министром 7 апреля. Тогда был поднят большой комплекс вопросов, в том числе ставился вопрос о необходимости поддержать медиков, самоотверженно борющихся с пандемией, ввести им доплаты, застраховать как минимум на трехгодичный оклад. Позитивно, что сказанное тогда не пропало втуне, вошло в наработки правительства, а вскоре такие же предложения прозвучали уже из уст президента РФ Владимира Владимировича Путина.

С удовлетворением можно отметить, что в Общенациональный план восстановления экономики, разработанный правительством, тоже вошел ряд предложений СР из большого пакета, который направлялся нами премьер-министру в мае. Пока, правда, далеко не все вошло. Хочется верить, что это уже вопрос нашего дальнейшего взаимодействия.

Но важно понять главное: с коронавирусом-то мы в конце концов, разберемся, Россию от него вылечим: в этом сомнений нет. Но вот вопрос вопросов: справимся ли с тем социально-экономическим кризисом, который лишь отчасти вызван пандемией? И стагнация экономики, и хроническое падение доходов граждан начались еще тогда, когда ни о каком коронавирусе никто слыхом не слыхивал. Борьба с этой напастью отнюдь не легче, чем борьба с пандемией. Здесь нужен не только профессионализм. Нужна политическая воля к тому, чтобы решительно отказываться от догм и предрассудков либерально-монетаристской концепции, заведшей страну в тупик.

Понимаем, как непросто нынешнему правительству. Непросто покуситься, скажем, на то же «бюджетное правило», предписывающее изымать «излишние» нефтегазовые доходы из экономики. Непросто, ведь многие монетаристские «гуру» и сегодня обладают мощным влиянием во власти. Хотя, казалось бы, какие могут быть «излишние доходы» у государства, когда страна содрогается от коронавирусной инфекции? Но в самый разгар пандемии обнаружилась поразительная картина: с марта по июнь объем средств Фонда национального благосостояния вырос с 8,2 трлн руб. до 12,4 трлн, что превышает 10% ВВП. Многие люди еле выживают, экономика задыхается от удавки безденежья, а кубышку, которую как раз и надо бы использовать в критический момент, непонятно зачем набивают нефтедолларами. Никто, конечно, не призывает безоглядно разбазаривать запасы. Но мы же видим, какие ресурсы направляют ведущие державы на поддержку населения и бизнеса. Если не хотим безнадежно отстать, нам тоже надо идти по этому же пути. Ну а для этого нужны смелые решения.

Разрушение мифов

«Не было бы счастья, да несчастье помогло» – старая поговорка, но словно о ситуации с коронавирусом сказана. Пандемия преподнесла жестокие уроки, но при этом помогла разрушить некоторые вредоносные мифы. К примеру, миф о целесообразности «оптимизации» медучреждений. Справороссы давно предупреждали: увлеченность чиновников «экономией» от сокращений больниц, врачей, другого медперсонала может больно аукнуться. Так и случилось. Спасло то, что ретивые «оптимизаторы» не успели уничтожить весь запас прочности, оставшийся от советского здравоохранения, и не довели сокращение коек в стационарах до стандартов, скажем, Испании, Италии или других стран, особенно сильно пострадавших от пандемии. Судите сами: в 1990 году в СССР на 10 тыс. населения было 135 лечебных коек в больницах. Сегодня их осталось 80. Но этот показатель, к счастью, все-таки больше, чем 31 койка, как в Испании, или 27, как в Италии…

Тем не менее нам все равно пришлось срочно разворачивать строительство новых медицинских комплексов (в том числе силами наших военных). Ну, а дефицит инфекционных больниц и врачей-инфекционистов (тоже образовавшийся из-за сокращений) пришлось компенсировать, перепрофилируя медучреждения и бросая на борьбу с коронавирусом врачей других специальностей. Врачам-то, конечно, честь и хвала за профессиональную доблесть. А вот с теми должностными лицами, которые в нулевых годах вырабатывали и проводили политику «оптимизации», мы в СР предлагаем разобраться самым серьезным образом. Вплоть до дисквалификации и отстранения от участия в работе любых органов власти. Ведь, в сущности, их некомпетентное псевдореформаторство создало реальную угрозу для жизни и здоровья большого количества наших граждан. А за такое надо отвечать.

Недавно на заседании президиума Центрального совета СР мы рассмотрели и этот вопрос, и целый комплекс других, связанных с уроками пандемии. В итоге пришли к выводам, которые отражены в нашем специальном заявлении, а также в моем обращении к президенту РФ Владимиру Путину. Мы считаем, что в здравоохранении назрели фундаментальные перемены. Ну, не подходит такой стране, как Россия, так называемая страховая модель медицины, списанная либерал-реформаторами с западных образцов. Не учитывает она ни огромности и разнообразия нашей страны, ни наличия большого числа малонаселенных территорий. В российских условиях эта модель приводит к хроническому недофинансированию медицины. А самое опасное, как показали последние события, она не дает возможности быстрой мобилизации ресурсов на борьбу с возникающими угрозами и становится тормозом для принятия оперативных решений.

Неужели нужна еще одна пандемия, чтобы понять, насколько ненормальна ситуация, когда Минздраву России, по сути, оставлены лишь функции по нормативно-правовому регулированию, а деньгами и вертикалью управления располагает Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС)? Неужели непонятно, что отсутствие единой управленческой вертикали, включающей все федеральные и региональные структуры, ведет к раздраю, что «независимость» эпидемиологического надзора от Минздрава России – это нонсенс и т.д.? Если мы действительно хотим ставить во главу угла задачу народосбережения, а не просто бросать лозунги о нем, надо выстраивать централизованную модель здравоохранения. ФОМС нужно упразднять и переходить к прямому государственному бюджетному финансированию здравоохранения. Было бы также разумно переподчинить санитарно-эпидемиологическую службу Минздраву. Хватит действовать «растопыренными пальцами».

Ну и, конечно, особо стоит вопрос о подъеме уровня финансирования здравоохранения (как минимум до 7% от ВВП) и о повышении статуса врачей и другого медперсонала. Мы считаем, что они должны быть приравнены по социальным гарантиям к категории госслужащих. Никто не застрахован от новой беды, когда вновь вся надежда будет на людей в белых халатах. И сможет ли государство опять рассчитывать на их самоотверженность, если после всех хвалебных слов, которые звучали в пиковые моменты пандемии, все в дальнейшем сменится равнодушием к положению медиков и отсутствием принципиальных изменений?

Никогда не говори «никогда»

Уроки пандемии побуждают к переоценке многих подходов и приоритетов. Это мы ощущаем в том числе по тому, как меняется отношение к инициативам «Справедливой России». Еще недавно в ответ на многие наши предложения и законопроекты мы то и дело слышали: «Несвоевременно», «Невозможно», «Этого никогда не будет». Но, как говорится, никогда не говори «никогда». Нас порадовало, что сегодня, к примеру, оказалось востребованным наше давнее предложение о введении почасовой оплаты труда. Оно вошло в правительственный План по восстановлению экономики. Обольщаться, конечно, рано. Еще придется побороться, чтобы бюрократия не извратила хорошую идею в процессе ее практической реализации. Но это уже другой вопрос.

Многие годы СР бьется за то, чтобы прекратить деятельность в России коллекторских агентств, которые наводят ужас на многих граждан своими криминальными способами «выбивания долгов». Увы, заинтересованные чиновники и банковское лобби всячески защищали коллекторов-беспредельщиков. Но вот грянула пандемия, и одной из антикризисных мер стал мораторий на деятельность коллекторов. То есть пусть косвенно, но уже признано, что без них обходиться можно. Теперь логичным продолжением был бы переход от «режима моратория» к «режиму ликвидации». Нет, проблема взыскания долгов с должников, конечно, остается. Но ведь можно выработать систему цивилизованных процедур. А закрывать глаза на то, что в тандеме с «чистенькими» банкирами у нас работают «вышибалы», не гнушающиеся грязными методами, – позор для государства, считающего себя правовым.

Особо надо сказать о ситуации, которая сложилась в этом году со сдачей ЕГЭ и ОГЭ (для девятиклассников). Справороссы – противники этих «изобретений», ведущих к деградации школьного образования, и в принципе выступают за их полную отмену. Однако в качестве компромисса мы готовы согласиться с тем, чтобы ЕГЭ остался, но при этом сдача его проходила на добровольных началах. Всякий раз, когда вносились законопроекты об этом, слышалось: «Нереально». Но вот из-за пандемии ОГЭ для девятиклассников отменили, и что? Никакой катастрофы не произошло. Ну, а ЕГЭ в этом году, по сути-то, как раз и оказался добровольным. Выпускникам выдали аттестаты по результатам школьного обучения, а единый госэкзамен сдают только те, кто поступает в вузы. Остальные (а их десятки тысяч!), от обязаловки освобождены.

В итоге – создан прецедент, который, как мы считаем, надо закрепить и развить. Как? СР внесла в Госдуму законопроект, которым предлагается вернуть в школу в качестве итогового испытания государственные выпускные экзамены – в традиционной проверенной временем форме. Сдачу ЕГЭ, проводимую отдельно от выпускных экзаменов, на наш взгляд, целесообразно оставить, как и в нынешнем году, только для поступающих в вузы. Такая форма госэкзамена не должна иметь отношения к школе, а также не должна быть единственным способом поступления в вуз. Вузам тоже стоит дать право самостоятельно определять, как им набирать новых студентов. Мы уверены, что такая разумная инициатива, будет поддержана многими. Потому, что нынешняя организация ЕГЭ уже дискредитировала себя так, что дальше некуда.

«Кому война, кому – мать родна»

Еще одна заметная подвижка в сознании власть имущих связана с отношением к прогрессивной шкале налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Сколько лет мы бьемся за это справедливое нововведение! 12 раз вносили законопроекты с самыми разными вариантами налоговой прогрессии. Думское большинство раз за разом отвергало наши предложения: плоская шкала, дескать, неприкосновенна. Последний раз это случилось в конце прошлого года. Но и тут лед тронулся. Недавно президент РФ Владимир Путин дал поручение правительству поднять ставку НДФЛ для состоятельных граждан до 15%. В правительстве начались соответствующие проработки, хотя все пока выглядит как-то робко, невнятно. Возникает опасение как бы «налог для богатых» не обернулся «налогом для среднего класса». В разряд богачей могут записать не владельцев роскошных яхт и особняков, не олигархов, не «офшорных аристократов», а россиян, пусть и с неплохими, но отнюдь не самыми большими доходами. Поэтому СР внесла в Госдуму свой законопроект по данному вопросу. Для начала мы предлагаем вводить прогрессивную шкалу (от 15 до 18%) для лиц, получающих доходы свыше 24 млн руб. в год. Таких в России немного – чуть более 20 тыс. человек. Но сумма в бюджет от повышения НДФЛ для них все равно поступила бы неплохая – 450 млрд руб.

Мы сознательно предлагаем в этот раз весьма щадящую прогрессивную шкалу (в европейских странах богатые платят от 40–50 до 75% от своих доходов). Важно сделать первый правильный шаг. Причем дело не только в том, что государству нужны деньги (в том числе для социальных доплат тем, кто выживает на доходы ниже прожиточного минимума). Но налоговая прогрессия нужна еще и как некий отрезвляющий жест в сторону нашей так называемой элиты, некоторые представители которой просто потеряли голову от своих супербогатств. Диву даешься, когда узнаешь, к примеру, о том, что в первом квартале этого года совокупное состояние российских фигурантов списка Forbes увеличилось на 62 млрд долл. Как говорится, «кому – война, а кому – мать родна». Кому – пандемия, а кому-то – сверхприбыли…

Ну, ладно, возможно, данные Forbes могут быть и сомнительными. Но есть ведь и несомненные факты. К примеру, из официального отчета «Газпрома» известно, что по итогам первого квартала здесь резко, в 1,7 раза увеличили выплаты топ-менеджерам: 14 членов правления газового монополиста получили вознаграждение на общую сумму более 585 млн руб. На что им понадобились такие деньжищи во время пандемии? На медицинские маски, инкрустированные бриллиантами, что ли? Полный отрыв от реальности и презрение к тому, чем живет и чем болеет страна. Стыдоба! И ведь это, к сожалению, далеко не единственный пример такого эгоистического поведения российских богачей. Подобных же примеров, увы, слишком много.

Лицом к человеку

Недавно в России прошло голосование по поправкам к Конституции РФ. Было немало споров, дискуссий, но в итоге большинство граждан поправки поддержали. Для многих определяющим мотивом стало то, что целый ряд поправок социального характера создает хорошую возможность для разворота всей экономической системы лицом к человеку. Весь вопрос теперь, как обеспечить этот разворот на практике. И это как раз вопрос к нынешнему правительству.

Что значит повернуть экономику лицом к человеку? В сущности, это значит повернуть ее к здравому смыслу. Надо перестать манипулировать цифрами, процентами, разного рода балансами, индексами, как это любило делать прежнее правительство Медведева, и сделать главными приоритетами то, что определяет качество жизни людей. Можно сколько угодно заниматься подавлением инфляции, говорить о необходимости привлечения инвестиций, производительности труда и т.д., но все это само по себе не может дать настоящий толчок развитию страны, если не будут расти доходы населения, уровень жизни, если не будет стимулироваться потребительский спрос. Не надо путать цель и средства. Да, и процент инфляции, и объем инвестиций, и прочие показатели важны. Но все это средства, а цель – это более благополучная и зажиточная жизнь россиян. С этой же позиции надо смотреть и на те же антикризисные меры, и на проблемы здравоохранения и образования, и на обеспечение доступности жилья, и на многое другое.

Возвращаясь к отчету правительства, хочу сказать: самое главное – начать с представления правдивой картины, как на самом деле живут простые россияне. Наши чиновники, когда речь идет о доходах граждан, об уровне бедности и т.д., за долгие годы наловчились заниматься статистическими подгонками. В обществе даже анекдот на сей счет гуляет: «Мы стали жить лучше», – заявило правительство. «Мы рады за вас», – ответил народ.

Давно сказано: честность – лучшая политика. Честные подходы нужны сегодня во многих вопросах. К примеру, в определении такого ключевого показателя, как размер потребительской корзины. Давайте скажем правду: сегодня состав этой корзины определяется весьма произвольно чиновниками, а в реальности не обеспечивает даже минимальных потребностей человека. Отсюда – заведомо заниженный показатель прожиточного уровня, отсюда – неверно определенный МРОТ, отсюда – лукавый подсчет масштабов бедности в стране и т.д. Недавно наша партия попросила ведущих ученых Российской академии наук рассчитать по научно обоснованным методикам не фиктивную, а реальную стоимость потребительской корзины, минимально необходимой современному россиянину. Получилась сумма в 31 087 руб. Подчеркну – не 10–12 тыс. руб., как получается сейчас в среднем, а практически в три раза больше!

Вот с чем надо разбираться в первую очередь, если мы действительно хотим поворачивать экономику лицом к людям! Понятно, что если признать такую правду, то сразу обнажится и правда об истинном, а не статистическом уровне бедности. Сразу станет очевидным то, насколько обесценен в России созидательный труд и как остро необходима кардинальная реформа оплаты труда. Сразу встанет вопрос о необходимости пересмотра МРОТ, пенсий, стипендий и многих иных социальных выплат.

Что и говорить, это трудная правда. Но она должно быть рано или поздно сказана. И очень хотелось бы, чтобы нынешнему правительству РФ, выдержавшему испытание пандемией, это оказалось по силам. Сегодня нужен не «косметический ремонт» обанкротившейся и изолгавшейся политики либерал-монетаризма, а кардинальная смена курса. Если сам премьер-министр и члены его правительственной команды готовы к этому, то значит – нам по пути.

Автор Сергей Миронов, председатель партии «Справедливая Россия», руководитель партийной фракции в Государственной думе ФС РФ.

https://www.ng.ru/ideas/2020-07-22/7_7917_ideas.html


Об авторе
[-]

Автор: Виталий Шкляров, Сергей Миронов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 31.07.2020. Просмотров: 30

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta