Газа, санкции, Азербайджан: о чем договорились президенты Иранa и Турции

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внешняя политика и обеспечение безопасности  

***

Партнерство вопреки обстоятельствам

Президент Исламской Республики Иран Ибрагим Раиси посетил 24 января Турцию с государственным визитом и встретился со своим коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

На переговорах обсуждалась война между Израилем и ХАМАС в секторе Газа, двусторонние связи, сотрудничество в области экономики и безопасности. Несмотря на то, что визит дважды переносился, очевидно, что Тегеран и Анкара разделяют общую поддержку палестинского дела, и это стало основой для нынешних контактов на высшем уровне.

 «Иран и Турция имеют общую позицию в поддержке палестинского народа и сопротивления угнетенного, могущественного палестинского народа», — сказал Раиси перед посадкой в ​​самолет, направляющийся в Анкару. «Мы согласны с президентом Эрдоганом в отношении палестинского дела и прав палестинского народа, которые будут ему предоставлены», — констатировал он же уже во время выступления в Анкаре. 

Еще недавно казалось, что Иран и Турция были близки к разрыву, когда Анкара взяла курс на восстановление дипломатических отношений с Израилем. Перед этим Турция нормализовала связи с Саудовской Аравией и ОАЭ (после первоначальной критики Авраамовых соглашений), а также предотвратила иранские разведывательные операции на турецкой земле.

Однако важно иметь в виду, что между Турецкой и Исламской республиками всегда существовали доверительные контакты, которые стороны часто предпочитали не афишировать. Их, скорее, скрывали за шпионскими скандалами и грозной риторикой. Поэтому противоречия в отношениях Турции и Ирана часто преувеличивались. Это, например, касается якобы противостояния Тегерана и Анкары во время «арабской весны». Например, пришедший на ее волне к власти в Египте в 2011 году президент Мохаммед Мурси, близкий союзник Турции, восстановил отношения с Ираном, прерванные еще в 1979 году, и посетил с визитом Тегеран. В то же время тогдашний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад побывал в Каире. Отношения вновь были разорваны после свержения Мурси.

В свою очередь Реджеп Тайип Эрдоган, как и его исламский наставник Неджметтин Эрбакан, всегда симпатизировали проекту Исламской Республики, созданной в Иране. Несмотря на то, что они не поддерживали шиитский экспансионизм в регионе, сама идея оказала серьезное влияние на их мировоззрение и установки. В свою очередь в самой Исламской Республике всегда позитивно воспринимали деятельность суннитских исламских сил, таких как «Братья-мусульмане» (запрещенная в РФ террористическая организация), с которыми зачастую отождествляют и нынешнего президента Турции.

Достаточно вспомнить, что в 1984 году, через восемнадцать лет после казни Сайида Кутба, одного из самых ярких и неоднозначных лидеров «Братьев-мусульман», Исламская Республика напечатала марку в память о его смерти, которая была названа мученической. Кроме того, некоторые улицы и площади Ирана носят имя Кутба в знак признательности его наследию. Видным же переводчиком книг Сайида Кутба в Иране был сам аятолла Али Хаменеи, ныне Верховный лидер (рахбар) Исламской Республики.

Турецко-иранские отношения были испытаны и прошли проверку сирийским конфликтом, в котором Анкара и Тегеран, казалось бы, встали по разные стороны. В частности, во время кризиса вокруг Катара, который произошел во время сирийского конфликта в 2017 году и был связан с его блокадой со стороны арабских соседей, Турция направила ему на помощь свои войска, в то время как Иран осуществлял поставки продовольствия. Сирийский конфликт не помешал Турции и Ирану развивать двусторонние связи, а в конце концов позволил, при участии России, сформировать и «Астанинскую тройку» всех трёх государств. Теперь же в ходе визита президента Раиси в Анкару отношениям между Турецкой и Исламской республиками может быть дан новый импульс за счет общих интересов двух стран в контексте конфликта в Газе. 

ХАМАС — общий союзник 

Турция и Иран едины в поддержке движения ХАМАС, считая его легальным представителем палестинского сопротивления, а не террористической организацией, каким его объявили в западном мире, и выступают с общих позиций по поводу урегулирования кризиса в Газе. «На состоявшихся переговорах мы детально обсудили региональные и международные вопросы, прежде всего ситуацию в Газе. Мы согласились с тем, что важно избегать шагов, которые будут еще больше угрожать безопасности и стабильности нашего региона. Мы обсудили необходимость прекращения бесчеловечных атак Израиля на Газу и принятия срочных мер для установления справедливого и прочного мира», — сказал Эрдоган по итогам переговоров с Раиси.

На фоне нынешнего конфликта в Газе президент Эрдоган уже сравнил премьер-министра Биньямина Нетаньяху с Гитлером за агрессию против этого палестинского анклава. В ее результате в секторе Газа на настоящий момент погибли более 25 000 человек, в большинстве гражданские лица, женщины и дети. Также президенты Эрдоган и Раиси сыграли важную роль в консолидации исламского мира во время объединенного саммита Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества в Джидде в ноябре 2023 года.

Их работа позволила выработать общую позицию, однозначно осуждающую действия Израиля и возлагающую на него вину за кровопролитие, как итог его «поселенческой деятельности», поддержки «террористов-поселенцев» и препятствования палестинцам в создании собственного государства. Перед визитом Раиси Турция также пошла на некоторые антиизраильские шаги в торгово-экономической сфере.

Так, за считаные дни до поездки иранского президента минторг Турции исключил Израиль из ежегодно публикуемого списка целевых стран для экспорта, что является сигналом для местного бизнеса. Это означает, что турецкая сторона прекращает стимулировать компании к поставке товаров в Израиль и отказывается субсидировать или политически поддерживать любую концепцию такого бизнеса. Таким образом, координация усилий Турции и Ирана по поддержке палестинского сопротивления продолжается. При этом ХАМАС всегда считал Турцию и Иран своими союзниками и пытался найти баланс в отношениях между союзным дуэтом Турции и Катара, с одной стороны, и Ираном с другой.

Иногда маятник больше качался в сторону Турции, как это произошло во время сирийской гражданской войны, иногда в сторону Тегерана, когда это касалось противостояния с Израилем. Так, Турция и Катар всегда старались поддерживать политическое крыло движения, оказывая ему экономическую и гуманитарную помощь. В то время как Иран оказывал военную помощь его вооруженному крылу — «Бригадам Аль-Кассам». Но ни Турция, ни Иран никогда, вне зависимости от положения «маятника», не разрывали связи с ХАМАС, речь могла идти лишь о сокращении объемов помощи, но не о ее прекращении.

Таким образом, можно говорить о том, что Турция и Катар с одной стороны, а Иран с другой разделяли свою опеку над ХАМАС, в то время как гражданский конфликт в Сирии перешел в замороженную стадию, позволив ХАМАС восстановить отношения с Дамаском и урегулировать все противоречия с Тегераном. Тем не менее, в отличие от Ирана, Турция стремилась нормализовать отношения с Израилем, но этому помешала операция ЦАХАЛ в Газе. При этом Иран отказывает еврейскому государству в праве на существование. Однако сейчас это не настолько принципиально для турецко-иранских отношений. 

Помощь в обходе санкций 

Еще одной сферой, которая обсуждалась на встрече Эрдогана и Раиси, стала экономическая деятельность. И здесь Анкара с Тегераном продолжают взаимодействовать. Прежде всего хотелось бы отметить поддержку Турцией политики Ирана по обходу западных санкций. Турецкая Республика давно уже служит надежным хабом для минимизации воздействия западных рестрикций на Исламскую Республику. И теперь президенты обоих государств нацелены довести товарооборот до 30 млрд долларов. Турция также намерена продолжить закупки иранского газа, в том числе и в рамках создания газового хаба.

В связи с этим лидеры Турции и Ирана председательствовали на заседании турецко-иранского делового совета. А турецкий министр энергетики Альпарслан Байрактар заявил, что обсуждал энергетическое сотрудничество с министром нефти Ирана Джавадом Овджи днем ранее.  «Мы заявили, что наше сотрудничество, в частности, в области природного газа, должно оцениваться в более широких рамках», — сказал он.

Прежде Анкара уже обвинялась западными странами в экономической помощи Ирану и в обходе антииранских санкций. Так, в 2019 году американские прокуроры Южного округа Нью-Йорка обвинили Halkbank, крупное турецкое финансовое учреждение, связанное с государством, в использовании «мошеннических схем». Они известны как «газ в обмен на золото» и позволили Ирану обойти самые жесткие санкции США. Тегеран смог тогда заработать 20 млрд долларов с помощью турецких посредников, которые, само собой, внакладе не остались.

Кроме того, турецкий бизнесмен Ситки Аян из близкого к Эрдогану круга был подвергнут санкциям минфина США за содействие продаже нефти на сотни миллионов долларов в «интересах финансирования иранских исламских организаций, таких как Корпус стражей Исламской революции (КСИР)». Это произошло после эксклюзивного репортажа издания Politico, опубликованного в декабре 2022 года. 

Проблема Азербайджана уходит 

Еще одной точкой сближения между Ираном и Турцией, которую затронули президенты Эрдоган и Раиси, становится урегулирование противоречий на Кавказе. Прежде всего вокруг Азербайджана — турецкого союзника. Последнее время отношения Баку с Тегераном постепенно налаживаются в контексте всё большего разворота Еревана в сторону Запада. Теперь уже для Исламской Республики есть много поводов не доверять армянскому руководству.

Сейчас оно взяло курс на сближение с США, ЕС и НАТО, а до этого заигрывало с Ираном. Что, в свою очередь, являлось негативным фактором уже в ирано-азербайджанских отношениях. В октябре 2023 года в Тегеране прошла первая встреча глав МИД стран-участниц формата «3+3», предполагающего совместную работу трех кавказских государств (Армении, Азербайджана и Грузии) и их соседей — России, Ирана и Турции.

Это, наряду с инициативами Турции и Азербайджана по поводу возможного изменения прохождения т. н. «зангезурского коридора» вместо территории Армении через Иран, возвращает позиции Исламской Республики в качестве важного игрока в делах Южного Кавказа. Собственно, опасения Тегерана за свои интересы на Кавказе после второй карабахской войны заставляли его сближаться с Арменией и конфликтовать с Азербайджаном, а через него и с Турцией. Теперь же эта проблема во многом исчерпана.

Также не следует переоценивать роль «тюркского фактора» в поддержке возможного азербайджанского сепаратизма в иранском Азербайджане. Турция исторически предоставляла убежище местным азербайджанским активистам — мигрантам из соседней страны и их организациям. Однако она никогда не была заинтересована в отделении тех или иных земель от Ирана, понимая, что это представляет угрозу и самой Турции, с учетом курдского фактора. Также стоит напомнить, что как раз Турция в свое время поддержала шахский Иран в уничтожении просоветского сепаратистского правительства Южного Азербайджана в 1946 году. Его, как и курдскую Мехабадскую республику в том же Иране, по сути, создал Иосиф Сталин. 

Курдский фактор 

На переговорах Эрдоган и Раиси подчеркнули важность совместной деятельности в борьбе с курдским терроризмом. «Коснулись дальнейшего укрепления нашего сотрудничества против PKK/PYD/YPG и PJAK (курдские группировки. — Прим. ред.)», — заявил на итоговой пресс-конференции турецкий президент. Собственно, борьба с курдским сепаратизмом и поддерживаемыми Соединенными Штатами и их союзниками курдскими группировками всегда сближала Турцию и Иран. Однако лишь в 2020 году обе страны объявили о сотрудничестве в этой сфере. Тогда их лидеры впервые подтвердили, что Анкара и Тегеран координируют военные операции против Рабочей партии Курдистана (PKK/РПК) и ее иранского филиала, Партии свободной жизни Курдистана (PJAK/ПСЖК).

В совместном заявлении Эрдоган и тогдашний президент Ирана Хасан Рухани подчеркнули, что «обе страны обязаны в полной мере использовать существующие механизмы сотрудничества против деятельности элементов РПК/ПСЖК и других террористических организаций вдоль общих границ», а также «предпринимать скоординированные шаги для ориентированного на результат сотрудничества, включая совместные операции, в борьбе с терроризмом и организованной преступностью».

Показательно, что накануне переговоров Эрдогана и Раиси лидер турецкой партии «Ватан» Догу Перинчек предложил создать военный союз с участием России для борьбы с РПК. Об этом политик рассказал в интервью газете Aydınlık. По его мнению, в этот альянс может вступить и Сирия. Поэтому и на встрече в Анкаре также была подтверждена приверженность обеих стран в борьбе с общей для двух государств угрозой. В связи с этим предполагается дальнейшая координация действий силовых структур Турецкой и Исламской республик против сепаратистов.

Иран уже наносил трансграничные артиллерийские и ракетные удары по ПСЖК одновременно с турецкими операциями против РПК в Иракском Курдистане. Сейчас подобное сотрудничество тем более актуально, что Израиль может создавать свои резидентуры в курдских горах и использовать курдские группировки для подрывной деятельности в отношении обоих государств.

Автор Кирилл Семенов

Источник - https://regnum.ru/article/3862413


Дата публикации: 01.02.2024
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 210
Комментарии
[-]
ava
oneillutgeny | 06.02.2024, 07:41 (Отредактирован 06.02.2024 07:42) #
Very good blog article. I read it all and also shared it with my friends in the techloky and they also liked it very much.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta