Будущее России под санкциями

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Нефть и газ забанили. Что дальше?  

Президент США Байден объявил о полном запрете на импорт российских энергоресурсов — нефти, сжиженного природного газа и угля.

Накануне Канада стала первой страной «Большой семерки», отказавшейся от российской нефти. Премьер-министр Джастин Трюдо: «Эта мера посылает мощный сигнал». Эксперты назвали ее «символической» из-за мизерного количества покупаемой Канадой нефти.

Американский запрет больше, чем символ. От него трясет энергетический рынок, он может привести к политическим последствиям внутри Америки. США впервые опередили своих европейских союзников в санкциях против России. Страна импортируют около 700 тысяч баррелей нефти в день из России, что составляет около 8% энергоснабжения. По мнению аналитиков, Соединенные Штаты могут легко компенсировать любую потерю российской нефти.

Другое дело — Европа, которая импортирует более 4 миллионов баррелей в день. Она зависит от российских энергоносителей гораздо больше. Накануне Байден провел видеоконференцию с лидерами Франции, Германии и Великобритании, его администрация продолжает добиваться европейской поддержки запрета на импорт российской нефти. «Мы работаем над снятием зависимости наших европейских союзников от российских нефти и газа», — заявил президент США. Глава Белого дома отметил, что введенные санкции нанесли колоссальный урон экономике России: рубль стал стоить меньше пенни («американской копейки»), запрет на экспорт полупроводников неизбежно ударит по российской военной отрасли, ведущие западные компании уходят из России, банковские карточки перестали работать. Имущество олигархов (замечу, «отдельных олигархов») арестовано. 

Энергетическое эмбарго

В вопросе запрета российской нефти США давит на Европу, а на администрацию Байдена давит Конгресс. На прошлой неделе группа сенаторов из обеих партий представила законопроект о запрете импорта российской нефти. После начала «специальной военной операции» Белый дом ввел санкции в отношении экспорта технологий на российские нефтеперерабатывающие заводы и газопровода «Северный поток-2», который так и не был запущен. Спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси выразила поддержку запрету на российскую нефть и одновременно напомнила призыв Байдена к союзникам высвободить 60 миллионов баррелей нефти из стратегических запасов, в том числе 30 миллионов баррелей из резервов США, чтобы попытаться стабилизировать мировые рынки. 

Вашингтон в ходе переговоров с европейскими странами и Международным энергетическим агентством разработал план высвобождения от 60 до 75 миллионов баррелей из стратегических запасов нефти уже на этой неделе, если это потребуется, отмечают американские эксперты. Не дожидаясь запрета, некоторые американские заводы по переработке нефти разорвали контракты с российскими компаниями. Импорт российской сырой нефти и нефтепродуктов упал. «Наша отрасль предприняла важные и значимые шаги, чтобы разорвать отношения с Россией и добровольно ограничить российский импорт», — заявил Фрэнк Маккиарола, старший вице-президент Американского института нефти. Предварительные данные министерства энергетики США показывают, что импорт российской нефти упал до нуля в последнюю неделю февраля. 

Американские СМИ решение администрации Байдена назвали «драматическим». Однопартийцы президента — демократы, высказывая всяческую поддержку Украине, опасаются, что этой осенью цены на бензин станут оружием республиканцев на промежуточных выборах в Конгресс. Россия является вторым по величине производителем нефти и природного газа в мире; конфликт или санкции могут еще больше подорвать рынок нефти в то время, когда высокий спрос опережает ограниченное предложение. Цены взлетели до самого высокого уровня с 2008 года. Месяц назад нефть стоила около 90 долларов за баррель. Еще до введения запрета цены подскочили выше 120 долларов за баррель, поскольку покупатели избегали российской нефти, а нефтепереработчики опасались санкций. За несколько часов до заявления Байдена компания Shell заявила, что прекратит покупать российскую нефть и природный газ и закроет свои заправочные станции. 

По оценкам аналитиков Goldman Sachs, если цены на нефть достигнут 150 долларов за баррель, экономический рост США в этом году снизится на полпроцента, поскольку высокие цены на бензин съедают потребительские расходы. Они предупреждают, что перспектива усиления инфляции, когда цены уже растут самыми быстрыми темпами за последние 40 лет, может повысить вероятность того, что рабочие потребуют повышения заработной платы, что приведет к так называемой «спирали заработной платы и цен». Компания GasBuddy, которая отслеживает цены на бензин, прогнозирует, что цены на бензин в Соединенных Штатах вскоре могут достичь в среднем 4,5 доллара за галлон (3 литра), а в Калифорнии — 6 долларов. 

Администрация обеспокоена неопределенностью на энергетических рынках, официальные лица обсуждают возможность увеличения поставок или распределения с нефтедобывающими странами, включая Саудовскую Аравию и Венесуэлу, которая является партнером России и подвергается американским санкциям в течение многих лет. Президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил в понедельник, что Венесуэла способна добывать более трех миллионов баррелей сырой нефти в день, «если это необходимо для стабильности в мире». Мадуро, как видим, готов нормализовать отношения с Вашингтоном. Издание Axios сообщило о возможности визита Байдена в Саудовскую Аравию. Белый дом не стал отрицать, что Байден может совершить туда поездку, поскольку США стремятся убедить Эр-Рияд увеличить поставки. Напомню, что после убийства Джамаля Хашогги — журналиста, регулярно печатавшего колонки в «Вашингтон пост», отношение Вашингтона к наследному принцу Мухаммеду ибн Салману, обвиняемому в преследовании диссидентов, заметно ухудшилось. 

Как отмечает издание Вloomberg, в нынешних ценах Россия, экспортируя свою нефть и газ, зарабатывает более 1 миллиарда долларов в день, а сокращение этого равнозначно «экономическому обезглавливанию» режима. Путин уже повысил уровень ядерной боеготовности. Поставьте на стол эмбарго на нефть и газ, и он, скорее всего, снова поднимет ставки, отмечается в комментарии агентства. Китай, если Кремль перенаправит туда все отвергнутые Западом энергоресурсы, воспользуется ситуацией и будет платить гораздо ниже рыночной цены — убеждены эксперты. 

Что еще может произойти

Американский производитель самолетов Boeing Co заявил, что приостановил закупки титана в России. В прошлом месяце Boeing предупредил, что его не беспокоят возможные перебои с поставками, поскольку он диверсифицировал свою цепочку поставок титана с 2014 года, когда Россия попала под санкции после «известных событий» в Крыму. Титан используется в аэрокосмической промышленности для изготовления шасси, лопастей и дисков турбин, в морской промышленности титановый лист используется для изготовления кораблей и подводных лодок, а в автомобильной промышленности металл используется в компонентах двигателей внутреннего сгорания. На фоне санкций против России, которые уже названы самыми масштабными в истории, больше чем были приняты в отношении иранского режима, обращает внимание отсутствие санкций против российских экспортеров сырьевых товаров, таких как ВСМПО-Ависма, которая поставляет титан авиапроизводителям Boeing и Airbus. Airbus заявил, что половина потребностей в титане зависит от России, а источник в американской отрасли сообщил, что ВСМПО-Ависма обеспечивала треть потребностей Boeing. 

Эксперты предупреждают, что новые санкции почти наверняка спровоцируют ответные действия России против Америки и ее союзников, которые могут перерасти в кибератаки на западные финансовые институты и энергетическую инфраструктуру. Майкл Дэниел, бывший советник Белого дома по кибербезопасности при администрации Обамы, отметил, что есть два основных типа киберугроз. Первый включает в себя то, что Дэниел назвал «побочным ущербом» — глобальное заражение вредоносным программным обеспечением, подобным атаке NotPeyta (Не Петя). Россию подозревают в выпуске вируса под таким именем и крупномасштабной кибератаке в 2017 году, первоначально направленной на украинский бизнес, которая переросла в чрезвычайно разрушительную и дорогостоящую глобальную вспышку вредоносного ПО. «Второй уровень — прямые атаки на западные организации», — сказал Дэниел.

Как пишет в статье для The Economist Дмитрий Альперович — соучредитель и бывший технический директор охранной фирмы CrowdStrike, одним из ответов станут кибератаки против американских и европейских финансовых институтов и энергетических инфраструктур. «Уже исчерпав силу экономических санкций, у Америки и ее европейских союзников не останется иного выбора, кроме как ответить собственными наступательными киберударами», — считает Альперович. «Эта схема кибервозмездия «око за око» может поставить Россию и Запад на опасный путь и закончиться выходом конфликта из киберпространства в область горячего конфликта». В мае 2021 года, как убеждены в США, именно российские киберпреступники развернули атаку программы-вымогателя на Colonial Pipeline, крупного дистрибьютора топлива в США. Отключение привело к нехватке топлива и скачку цен по всей стране. Альперович считает, что возмездие России в ответ на санкции может сделать так, что атака Colonial Pipeline покажется легкой шалостью, «если русские действительно задействуют все свои возможности». 

Киберудары не отнесешь к официальным ответам на санкции. Кремль заявил, что Россия введет ответные санкции, чтобы ударить по «слабым» местам Запада. Ответ будет «агрессивным и асимметричным», обещали российские официальные лица. Помимо публичных высказываний в фейсбуке замглавы Совета безопасности России Дмитрия Медведева, заявившего, что Россия может выйти из договора СНВ-3, разорвать дипотношения с США и странами ЕС, а также восстановить смертную казнь после возможного выхода из Совета Европы, о контрсанкциях пока не объявлено. Но предложений много. Самое популярное — захватить (национализировать) имущество компаний, в знак протеста против «специальной военной операции» ушедших из России. 

Самым конкретным оказалось ведомство Дмитрия Рогозина. Роскосмос заявил, что все совместные эксперименты, ранее запланированные на Международной космической станции (МКС), теперь будут проводиться независимо, а российские космические программы будут скорректированы с учетом санкций. Роскосмос также объявил, что сосредоточится на создании спутников для оборонных целей. «То, что российское космическое агентство самоизолировалось, не воодушевляет, — заявила Виктория Самсон, аналитик фонда «Безопасный мир». — Возможно, это Россия ускоряет гибель связей, которая в любом случае могла бы произойти в свое время. Но сейчас это делается на ее условиях».

Россия объявила о прекращении продажи ракетных двигателей в Соединенные Штаты. «В такой ситуации мы не можем поставлять Соединенным Штатам наши лучшие в мире ракетные двигатели, — заявил генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин. — Пусть летают на чем-нибудь другом, на своих метлах, не знаю на чем». С 1990-х годов Россия поставила в США 122 двигателя РД-180. По данным Reuters, США использовали 98 таких двигателей для ракет-носителей Atlas. Рогозин отметил, что в результате прекращения сотрудничества 500-тонная станция может рухнуть на Землю. МКС летает над США, Западной Европой, Китаем и Индией, но не над Россией, предупредил Рогозин и предложил проверить авторов санкций на предмет наличия у них болезни Альцгеймера. Впрочем, Кэти Людерс, которая возглавляет программу пилотируемых космических полетов NASA, сказала, что партнерские отношения между Роскосмосом и NASA продолжаются в обычном режиме, сообщила телекомпания NBC. Пока NASA не собирается прекращать сотрудничество в космосе, несмотря на кризис на Земле.

Автор Александр Панов, собкор «Новой газеты», Вашингтон

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/09/neft-i-gaz-zabanili-chto-dalshe

***

Приложение. Финансист Андрей Мовчан: «Будет расти ком из того, о чем говорил наш посол в Швеции‎»‎

«Новaя газета»: — Как ощутим санкции именно мы — не элита, не олигархи, а обычные покупатели обычных магазинов?

Андрей Мовчан: — Я думаю, санкции заработали далеко не полностью. Еще не все санкции введены из тех, какие могут быть. И даже от тех, которые введены, эффект увидеть пока невозможно. Пока мы видим только очень быстрые эффекты, практически только на фондовом рынке — это валюта. Но на основную массу людей это никак не влияет. Ну валюта — и что? Это стало проблемой только для некоторых россиян, и они об этом уже говорят. Но постепенно все это будет спускаться вниз: дефицит валюты для закупок, остановка торговых операций, нехватка комплектующих и сырья из-за границы для производств. Начнут останавливаться предприятия, не будет выплачиваться зарплата. Пенсии не будут расти так, как вырастут цены, а они должны вырасти уже в два раза.

— Не все, но уже выросли.

— Через три, четыре, пять недель этот эффект уже будет. А следующей волной в этом эффекте будет падение спроса, потому что у людей нет средств на покупки. Падает спрос — значит, начнут останавливаться даже те предприятия, которые могут работать и без импорта. Потому что некому будет продукцию покупать.

— Это можно сравнить с началом 1990-х? Или мы такого еще просто не видели?

— Боюсь, это сложно с чем-то сравнить, потому что в начале 1990-х России давали международные кредиты, в Россию привозили гуманитарную помощь, в стране пытались что-то делать.

— Тогда, наверное, можно сравнить с 1998-м? Западной помощи в прежнем объеме уже не было, зато падение рубля и невозможность закупать импорт благотворно повлияли на экономику, начали развиваться собственные производства. 

— Конечно. 

Вот видите. 

— Конечно, потому что тогда мы со всеми дружили. Потому что на восстановление российской экономики пошли огромные инвестиции из-за рубежа. Потому что рынки были открыты. Можно было взаимодействовать с Западом и создавать совместный бизнес. Но и люди еще не привыкли к той жизни, к какой привыкли сейчас, зависимость от импорта была значительно меньше, чем сейчас. 

Получается, 24 года прошло, а мы до сих пор без взаимодействия с Западом ничего не можем сделать? 

— Мы очень много чего не можем сделать без Запада. У нас много импорта из-за рубежа, и мы очень много зарабатываем на том, что на Запад продаем. Если будет введено еще и нефтяное эмбарго, то мы получаем сразу минус 200 миллиардов долларов в год. 

Час назад в крупном гипермаркете я слышала объявление, что они не принимают банковские карты. Это почему? 

— Если официально, то это, я думаю, проблема конкретного магазина. Но на практике — просто непонятно, что сейчас с банками, поэтому торговля пытается вводить в этом смысле ограничения, чтобы иметь запас наличных. Плюс — сейчас, видимо, сильно поднялись эквайринговые комиссии. Плюс — я вижу, что российские банки уже выставили безумные спреды на обмен валют. 

Тридцать процентов. Вроде бы для физлиц снизили до 12. 

— Причем не только на обмен по отношению к рублю, но и между валютами развитых стран. А это фактически парализует работу с картами вообще. Но это, я думаю, со временем стабилизируется на рублевых картах. Возможно, на картах «Мир». А пока — да, обратно к наличным. 

То есть просто магазины хотят запастись наличными? 

— Конечно. Потому что никто не знает, что будет завтра, какой банк сработает, что заморозят, поэтому все стараются максимально себя обезопасить. 

Какие еще мы увидим последствия отключения России от мировых платежных систем? Кроме того, что россияне не смогут покупать товары в зарубежных интернет-магазинах. 

— Россияне не смогут тратить деньги с этих карт за границей. 

Будем ездить за границу с карманами наличных? 

— Это смотря каких наличных. Евро в Россию завозить больше не будут. 

И что тогда делать тем, кто едет в страны с евро? 

— Ехать с наличными долларами — и там где-то менять. 

— То есть теперь мало того что поехать в Европу — это в принципе вдвое дороже, мы теперь будем терять на многократных обменах? 

— Причем для Кремля это выгодно. Потому что Россия теряла 40 миллиардов долларов в год на поездках граждан за границу, а теперь никто особенно ездить не будет. 

— Это «выгодно для Кремля» как-то трансформируется в «выгодно для граждан»? 

— Нет, конечно. Кремлю сейчас необходимо собственные нужды финансировать. Ему нужно будет финансировать силовиков — значительно больше, чем раньше. Ему нужно будет финансировать милитаризацию, производство оружия и другие свои потребности. Если будет занята еще часть Украины, то это тоже нужно будет финансировать. А очень многие источники финансирования у Кремля сейчас исчезают. И деньги будут брать прежде всего у людей, где ж еще их брать? Пока люди дают — у них будут брать. 

Что значит — люди дают? Люди же, вы говорите, и сами обеднеют. 

— Не будут люди ездить за границу — вот вам уже 40 миллиардов. Запретили выводить капиталы из страны — вот еще 50 миллиардов. Можно налоги поднять, можно штрафы вводить. Можно зарплаты бюджетникам не поднимать, а поднимать только силовикам и депутатам. 

Все равно социальные выплаты потребуются, иначе рано или поздно случится взрыв. Уходят западные компании, уходят торговые марки, вид пустых полок и снятых вывесок уже производит впечатление. Бизнесы будут разоряться, люди — терять работу, их же всех надо поддерживать? 

— Бизнесы поддерживать никто не будет, пусть как-то сами разбираются. Будут поддерживать только системно значимые вещи. Ассортимент в магазинах, конечно, сильно сузится. Возможно, для бедного населения введут какие-то карточки, на какие-то основные продукты будут регулировать цены. В общем, прокормить народ — прокормят, аграрный сектор работает, пшеницы хватит. 

Из всех компаний, которые уходят из России, на меня какое-то особенное впечатление произвела Coca-Cola, потому что она чуть ли не первой к нам пришла в конце 1980-х. Для них ведь Россия считалась большим и очень выгодным рынком, а уход — большой убыток. Они вернутся? 

— Россия для них — не настолько большой рынок, а их убыток — тоже не такой уж большой. Россия вообще не очень большой рынок для всех. Но здесь надо понимать, что и на России уход Coca-Cola никак не скажется. Будут делать паленую кока-колу на том оборудовании, которое осталось. Назовут ее Caca-Cala и будут продавать. 

— Зато скажется на нас уход автомобильных компаний. Для Volkswagen Россия уж точно была хорошим рынком. 

— Это для них еще и вопрос имиджа. Останешься сейчас в России — тебя в мире объявят некошерным, и твои акции из-за этого рухнут. Этого никто не хочет. А россияне потихоньку перейдут на китайские машины. Китайцы — прагматики, и они, я думаю, будут покупать у России нефть и газ. Естественно, по очень сниженным ценам. И покупать будут, скорее всего, в обмен на китайские товары, в том числе — на китайские автомобили. Потому что наши автозаводы без западной электроники не могут производить даже «Жигули». А на то, чтобы перестроить все технологии и все модели на китайскую электронику, потребуются годы. Вы представляете, что такое — полностью переделать машины? Поэтому наиболее актуально сейчас — просто замещать все китайской продукцией. 

Какие у правительства и Центробанка есть финансовые инструменты, чтобы смягчить все эти удары? 

— Они делают, что могут. Вы видите, они реально объявляют дефолт, они не будут расплачиваться по долгам, например. Они будут использовать валютную выручку экспортеров, чтобы все это демпфировать. Но опять же — зависит от того, будет ли введено эмбарго на нефть. Газ — это не так важно, это 80 миллиардов долларов в год. Но если будет эмбарго на нефть, то страна окажется в очень серьезном валютном кризисе. Если его не будет, то ничего особо страшного не произойдет. Жить будем «бедненько, но чистенько». И тянуться это может сколько угодно. 

Дефолта пока прямо так не объявили. Просто сказали, что валютные долги отдадут в рублях. 

А могли точно так же сказать — в лаптях. Или в поцелуях. Вот представьте: дали вы кому-то сто долларов, а он вам отвечает — а давайте отдам вам поцелуями, поцелую — и мы в расчете. Какая ваша реакция? 

— Болезненная. 

Разумеется, кредиторы обратятся в международный суд, и будет объявлен дефолт. А Россия скажет, где она видела те суды словами нашего посла в Швеции. 

— Разумеется. И, между нами говоря, здесь Россия даже будет в каком-то смысле права. Потому что резервы-то наши заморожены. Они первые начали, заморозили наши резервы, у нас тут сплошной форс-мажор. Запад начнет замораживать какие-то российские активы. У компаний, которые платят евробонды, точнее — теперь не платят евробонды, есть активы за рубежом, это все заморозят, отберут. Мы в ответ отберем активы иностранных компаний в России. 

— И этот снежный ком будет расти? 

— Я бы сказал — ком из того, о чем говорил наш посол в Швеции. 

Еще одна «мера поддержки», которую предлагают у нас светлые головы, — обнулить все авторские права иностранных правообладателей. Чем это грозит России? 

— Ничем, кроме того, что нам перестанут поставлять все лицензионное. 

Так все равно ведь уже перестали. 

— Конечно. Бандит — он и есть бандит. Он не пашет и не сеет, он отбирает у других. 

— Это было технически возможно в СССР и в России начала 1990-х, но сейчас уже совсем другие параметры всеобщей компьютеризации и глобализации, другой уровень вовлеченности страны в мировую экономику. Разве возможно сейчас такое? 

— А почему нет? Венесуэла так живет. Жить, как Венесуэла, — это возможно. Жить, как Иран, — возможно. О других перспективах для России теперь никто и не говорит. Все спрашивают себя: Венесуэла или Иран? 

А что хуже? 

— «Оба хуже». Иран поспокойнее в смысле экономики. Иран попроще в смысле преступности. Иран похуже в смысле идеологии. У нас страна большая и не объединена религиозной конструкцией, по преступности у нас будет, скорей всего, Венесуэла, по тоталитарности — Иран, по экономике — что-то среднее. 

И все-таки: можно ли как-то смягчить удары по нашей экономике? 

— Конечно, можно. Это элементарно просто. Срочно вывести войска из Украины. Провести нормальные переговоры по Востоку Украины, достичь какого-то приемлемого решения, которое сейчас еще наверняка возможно. Вопрос с Крымом подвесить на будущее и не поднимать. Повернуться к Западу и сказать: ребята, эти ваши санкции уж как-то чересчур, мы тут кое-что поменяли у себя, давайте хотя бы самую серьезную часть снимем. И все будет нормально. 

Разве? Санкции, как говорят и экономисты, и политологи, легко вводятся и очень трудно снимаются. Запад заинтересован их отменять? 

— Пока нефтяного и газового эмбарго нет, отменять особенно нечего. Можно найти способ договориться, чтобы золотовалютные резервы России вернули. Более того, я уверен: если сейчас сказать, что мы выведем войска в обмен на возврат резервов, то они и вернут. А все остальные санкции — это ничто. Ну что — олигархи? Да плевать Кремлю на олигархов, только ближе в Родине будут. Вернут резервы — восстановятся расчеты. Мир очень циничен, главное — восстановить в Украине статус-кво. Запад будет считать, что победил он, Украина — что победила она, Россия — что победили всех мы.

Но мы ведь говорим не только о самих санкциях, но и о реакции западных компаний на «спецоперацию». Они вернутся

— Разумеется, все заинтересованы вернуться. Но Россия перешла грань, за которой оставаться здесь просто невозможно. Хотя — какая вам разница, вернется ли в Россию Louis Vuitton? Кто из 145 миллионов человек их видел? 

Louis Vuitton — честно, никакой. Но меня очень волнуют, скажем, Volkswagen и IBM. 

— А они, конечно, в такой ситуации вернутся. Им просто надо показать готовность к «хорошему курсу»: вывод войск из Украины, подписание соглашения, которое гарантирует Украине неприкосновенность и территориальную целостность. Плюс — бонусом какой-нибудь переходный статус территориям на Юго-Востоке Украины. Плюс — заморозка лет на пять переговоров о Крыме. Плюс — заморозка переговоров о вхождении Украины в НАТО лет на 25. Плюс, возможно, вхождение Украины в ЕС. Я думаю, еще можно все решить, все вернуть. 

— Можно ли было заранее предвидеть и как-то просчитать настолько разрушительный для российской экономики эффект от «спецоперации» в Украине?

— Я даже писал об этом еще до начала «спецоперации». Я не верил, что Россия пойдет на это. Потому, что это переход «красной линии», после чего мировое сообщество не могло не взвиться, а Россия все еще довольно неустойчива. Надо было совершенно по-другому себя вести: и виллы покупать в других местах, и яхты ставить в других странах, и рынки свои организовывать по-другому, чтобы от такой реакции защититься. Я был уверен, что пойти на такое — безумство, либо во власть пробрались китайские шпионы. Потому что Россия от всего этого очень проигрывает, а выигрывает Китай.

Китай сейчас просто получает Россию и может делать с ней все, что хочет. Он становится для нас и эксклюзивным покупателем, и эксклюзивным поставщиком. Он сможет диктовать всю политику, а Россия не сможет даже пикнуть. А куда деваться? На Западе краны перекрыты. Сам Китай при этом будет с благообразным видом говорить, что он за переговоры, но не может перестать торговать с северным партнером. И вот Китай будет брать нашу нефть по себестоимости, газ по себестоимости, а отдавать китайскими машинами и шмотками.

— «Нефть в обмен на продовольствие»?

— Нефть в обмен на протухшее продовольствие.

Автор Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/09/budet-rasti-kom-iz-togo-o-chem-govoril-nash-posol-v-shvetsii


Дата публикации: 10.03.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 116
Комментарии
[-]
 ABRAHAM | 13.04.2022, 07:18 #
In addition, the shoe box comes branded with a Flight logo across the top and all-over black and white speckles. Shoe Sale Online
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta