Белорусскoго правителя Александрa Лукашенко не предадут? Готовы ли чиновники выступить против него

Содержание
[-]

***

Какие настроения царят среди госслужащих в Беларуси

1700 белорусских чиновников хотят, чтобы Лукашенко ушел. Они подписали открытое письмо с соответствующим требованием.

Почти 1700 белорусских чиновников подписали открытое письмо с требованием прекратить насилие, освободить политических заключенных, привлечь к ответственности руководителей силовых структур и ЦИК, а также провести новые выборы президента. Большинство подписавшихся (около 1300 человек) - действующие сотрудники исполкомов различных уровней, министерств, в том числе Минфина, МВД, МИД, а также Нацбанка, Государственного таможенного и Следственного комитетов и других. По оценкам подписантов, от 60 до 80 процентов их коллективов не согласны с происходящим в стране и ждут перемен. Так ли это на самом деле, и готовы ли чиновники действительно выступить против Александра Лукашенко?

Хотят ли белорусские чиновники диалога с народом

Инициаторами проекта "Диалог с народом", в рамках которого появилось открытое письмо, выступили Народное антикризисное управление (НАУ) и сообщество "Честные люди". Они считают, что многие чиновники не решились поставить свои подписи из-за давления руководства, силовиков и государственной пропаганды. Также организаторы "Диалога с народом" предложили новый формат взаимодействия сотрудников системы госуправления - через общение в анонимных отраслевых чатах проекта.

Руководитель НАУ Павел Латушко в интервью tut.by заявил, что у Лукашенко нет опоры в госаппарате. Также, по его словам, сейчас в Беларуси происходит пассивный отток чиновников - по завершении контрактов: "И это тоже зачистка госчиновников, тем более те, кто рядом с ними работает, видят и понимают, что происходит, понимают, что они также под угрозой". Кроме того, примерно четверть госслужащих в ближайшее время будет уволена не только из-за своей гражданской позиции, но из-за экономической несостоятельности государства, неспособности финансировать как госчиновников, так и госучреждения, считает Латушко.

"Чиновники будут саботировать выполнение приказов"

"О количестве нелояльных власти чиновников сложно судить, но, думаю, оно не сильно отличается от того, что мы наблюдаем среди населения в целом - большинство не поддерживают существующую систему. С одной стороны, 1700 подписавшихся под открытым письмом - это небольшой процент от общего количества чиновников (в Беларуси около 200 тысяч госслужащих). И это показывает, что даже на условиях анонимности люди не готовы поставить свою подпись под требованием к властям. С другой - около полутора тысяч человек в аппарате белорусского государства передали свои данные и готовы взаимодействовать с НАУ", - комментирует аналитик белорусского Центра европейской трансформации, член Координационного совета оппозиции Андрей Егоров.

В то же время, отмечает Егоров, чиновники не видят конкретных действий, которые они могут предпринять по присоединению к общему демократическому движению: "Пока госслужащий не поймет, куда ему нести заявление и где вставать на довольствие, ни на чью сторону он переходить не будет. Что, вероятнее всего, может сделать чиновник в какой-то критической ситуации, это саботировать выполнение приказов, которые спускаются по вертикали".

По словам руководителя Белорусской аналитической мастерской (BAW) в Варшаве Андрея Вардомацкого, судить о настроениях номенклатуры довольно сложно, потому что в Беларуси не проводятся социологические исследования чиновничества. "В то же время это само по себе является важным социальным фактором, свидетельствующем о турбулентности в системе. Если система закрывается, значит есть причины, по которым она не может быть транспарентной, по которым такие данные нельзя предъявить", - говорит эксперт и добавляет, что в 1990-е годы, исследования элит в Беларуси проводились регулярно.

Лукашенко усиливает контроль над чиновниками

То, что в государственной вертикали власти нет единства, признавал и сам Лукашенко. На совещании по вопросу перераспределения властных полномочий он заявил, что "часть чиновников из-под плинтуса наблюдала, возобновятся ли 25 марта уличные протесты", и что о таких людях ему все известно. Об этом может свидетельствовать и то, что в последнее время Лукашенко усилил контроль за чиновниками.

"Укрепляется вертикальный контроль над чиновничьим аппаратом , силовиков отправляют курировать гражданские ведомства, назначают помощниками президента по нескольким областям", - говорит Андрей Егоров. (В конце октября госсекретаря Совбеза Валерия Вакульчика Лукашенко назначил своим помощником - инспектором по Брестской области, экс-министр внутренних дел Юрий Караев стал помощником по Гродненской области, а его заместитель Александр Барсуков - по Минску. - Ред.)

Профессор Вардомацкий считает, что сегодня белорусские чиновники оказались в сложной ситуации: с одной стороны, они должны взаимодействовать с народом, который требует от них прозрачности и подотчетности, и ощущают негатив со стороны населения. А с другой - испытывают давление со стороны верхних эшелонов власти. "Чиновничество находится в ситуации двух видов страха: перед настоящим и перед будущим. Если пересиливает страх в форме ответственности перед будущим, то человек выпадает из системы", - говорит Андрей Вардомацкий.

Автор Татьяна Неведомская

https://p.dw.com/p/3sRGG

***

Приложение. Лукашенко готовит декрет о переходе власти в случае свой смерти

В случае чрезвычайной ситуации президентские полномочия в Беларуси должные перейти к Совбезу. Александр Лукашенко обещает подписать соответствующий декрет в ближайшие дни.

Белорусский правитель Александр Лукашенко намерен подписать декрет о том, что в случае чрезвычайной ситуации, в частности его гибели, президентские полномочия перейдут Совету безопасности страны. Об этом он заявил в субботу, 24 апреля, во время поездки в Наровлянский район Гомельской области, передает государственное информагентство БелТА.

"Скажите, если завтра нет президента, вы гарантируете, что все будет нормально? - приводит агентство слова Лукашенко. - Президента застрелили - назавтра Совет безопасности будет наделен полномочиями". По его словам, документ о том, как будет выстроена власть в стране в подобном случае, кто будет управлять страной "если вдруг", он планирует подписать в ближайшие дни.

Тремя днями ранее четырем задержанным по делу о подготовке "покушения на жизнь" Лукашенко и "вооруженного мятежа" было предъявлено обвинение в заговоре с целью захвата власти. О предотвращении "военного переворота" в Беларуси заявила ФСБ России 17 апреля. Ведомство утверждало, что филолог и политолог Александр Федута и адвокат Юрий Зенкович, задержанные в Москве 13 и 14 апреля, намеревались свергнуть в Беларуси конституционный строй, а также "физически устранить" Лукашенко. C 1994 года Лукашенко уже семь раз рассказывал о готовящихся покушениях на его жизнь.

Автор Евгений Жуков  

https://p.dw.com/p/3sWEo

***

Комментарий: Pуководитель Белaруси задумался о своем уходе

Судьбоносный декрет, который Александр Лукашенко анонсировал неделей ранее, будет касаться перехода власти к Совету безопасности, если покушение на него удастся. Оппоненты констатируют, что руководитель Белaруси задумался о своем уходе. Эксперты обращают внимание на очередной неконституционный шаг белорусской власти и гадают о причинах. По мнению лидера белорусских протестующих Светланы Тихановской, Лукашенко готовит свой уход.

«Скажите, если завтра нет президента, вы гарантируете, что все будет нормально? Нет. Поэтому на этот случай я подпишу в ближайшие дни декрет, как будет выстроена власть в Беларуси», – рассказал Александр Лукашенко журналистам в субботу во время посещения районов, пострадавших от аварии на ЧАЭС. «Президента застрелили – назавтра Совет безопасности будет наделен полномочиями. Надо вводить чрезвычайное положение мгновенно, вплоть до военного, если кто-то на границе шевельнется», – рассказал он, о чем собирается написать в этом судьбоносном декрете.

Подписание декрета с «одним из принципиальных… решений за четверть века президентства» Александр Лукашенко анонсировал в минувшую субботу («НГ» от 19.04.21). «Даже если меня не будет, по-народному говоря, «только через мой труп» и т.д., у них ничего не получится», – объяснял он смысл документа. Всю неделю экспертное сообщество строило версии о возможном содержании декрета, одна из которых касалась углубления интеграции с Россией вплоть до сдачи независимости.

Нельзя сказать, что после уточняющих заявлений Лукашенко стали яснее его мотивы и дальнейшие намерения. Во-первых, потому, что планы Александра Лукашенко наделить Совбез властью на случай его гибели противоречат действующей Конституции. «Декрет мы, конечно, пока не видели, поэтому возможно, что на выходе будет очередной пшик, потому что в озвученном виде документ явно противоречит статье 89 Конституции», – пишет политический аналитик Артем Шрайбман в своем Telegram-канале. Согласно вышеупомянутой статье, «в случае вакансии должности президента или невозможности исполнения им своих обязанностей... его полномочия до принесения присяги вновь избранным президентом переходят к премьер-министру». Оппозиционный политик, один из лидеров Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько напоминает, что статья 137 Основного закона говорит о том, что именно Конституция обладает высшей юридической силой, а «законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии» с ней.

Впрочем, это не единственная статья Конституции, которую нарушают белорусские власти. «Иногда не до законов», – высказался ранее по этому поводу Александр Лукашенко. «Правитель в тысячный раз продемонстрировал стране и ее гражданам, что Конституция (даже написанная для Лукашенко и под Лукашенко) – это коврик на пороге его кабинета, это рулон туалетной бумаги в его туалете и ничего более», – написал по этому поводу Анатолий Лебедько в своем аккаунте в социальной сети.

Политолог Валерий Карбалевич напоминает, что те разделы Конституции, которые касаются органов государственного управления, могут приниматься только всенародным референдумом. «Даже в странах с монархией действующий монарх не имеет права произвольно, по своему личному разумению принимать решение, кто займет трон после его ухода», – пишет эксперт в своем Telegram-канале. Анонсированный декрет, по мнению Карбалевича, – «это антиконституционная диверсия». «Фактически Лукашенко предлагает передать власть военным, потому что в составе Совета безопасности доминируют руководители силовых структур», – считает эксперт.

Констатировав незаконность действий Лукашенко, эксперты и общественность все же вынуждены задаться вопросом, что же означает такой шаг Лукашенко. По мнению лидера белорусских протестующих Светланы Тихановской, такие действия – это реакция на протесты. «Впервые за 26 лет он начал готовить свой уход», – заявили в пресс-службе Тихановской. «Теперь мы должны закончить начатое и обеспечить его уход в соответствии с законными процедурами. Лучший способ – это переговоры о новых выборах», – говорится в сообщении пресс-службы.

О продолжающейся десакрализации Лукашенко говорит и военный эксперт Егор Лебедок. По его мнению, своим заявлением руководитель Белоруссии «ослабил психологическую блокировку» в сознании сторонников, которая ранее не позволяла им даже думать на тему жизни без Лукашенко. Теперь же «он сам сказал о возможности своей смерти уже не вскользь, а серьезно», констатирует эксперт. Егор Лебедок считает, что решение передать власть Совбезу было призвано успокоить сторонников, но достигло обратного эффекта – дало им понять, что он не вечен.

Попытка оперативного изменения норм Конституции с нарушением процедур, прописанных в законодательстве, тоже вызывает вопросы у экспертов. Напомним, что в планах Лукашенко значится конституционная реформа. Специально созданная Конституционная комиссия сейчас работает над проектом изменений, и референдум по ним должен пройти в конце текущего – начале следующего года. По мнению Валерия Карбалевича, Лукашенко форсирует события, так как поверил в мифический заговор против него. «Он каждый день живет в ожидании покушения на свою власть. Только в таком состоянии можно принимать подобные решения», – считает эксперт. Он констатирует, что, несмотря на многочисленные заверения властей о победе над протестующими, они сами в это не верят. «Этим своим решением Лукашенко показывает, что политический кризис в стране не преодолен, хотя государственные медиа уже несколько месяцев твердят, что победили. Победители так не боятся», – считает Карбалевич.

В намерении передать власть коллективному органу, а не премьер-министру, как того требует Конституция, эксперты видят страх и недоверие к ближайшему окружению. Даже к выходцу из КГБ Роману Головченко, который сегодня возглавляет правительство Белоруссии, у Александра Лукашенко нет доверия. Это сигнал всем «потенциальным «мятежникам», в том числе и силовикам, что «в случае насильственного устранения Лукашенко от власти демократические и правовые перемены в стране все равно не состоятся». «Мол, власть автоматически перейдет к лояльным силовикам, которые сокрушат гипотетических заговорщиков и демократический транзит, если понадобится – с помощью Кремля», – полагает политолог Андрей Елисеев.

Впрочем, надежды на лояльных силовиков могут и не оправдаться, отмечают некоторые местные наблюдатели. Во-первых, у них могут тоже появиться какие-то личные политические амбиции, а во-вторых, декреты и указы, подписанные Лукашенко, будут действовать ровно до того момента, пока он находится во власти. Если же белорусскому руководителю удастся удержаться и провести референдум по изменению Конституции, то норма о наделении Совбеза особыми полномочиями может перекочевать туда, полагает Артем Шрайбман. Эксперт усматривает в этом казахстанский сценарий транзита власти: Совбез становится неким коллективным силовым политбюро во главе с Александром Лукашенко или его сыном, которое контролирует действия вновь избранного президента. В любом случае это шаг в сторону «усиления силовиков». «Создается механизм«хунты в ожидании», – констатирует Шрайбман.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-04-25/5_8137_belorussia.html

***

Мнение колумниста: Лукашенко придумал, как защитить свою жизнь в условиях заговора, призвав на помощь хунту

«Пока вы меня не убьете, других выборов не будет», — эти слова Александр Лукашенко произнес 17 августа прошлого года на Минском заводе колесных тягачей, после того как один из рабочих крикнул ему: «Застрелись, офицер!» Тогда Лукашенко, возможно, думал, что «пока вы меня не убьете» — это фигура речи. Теперь он всерьез опасается, что убьют, и делает все не только для собственной безопасности, но и для того, чтобы в случае его смерти всем стало хуже.

Лично для себя он отменил парад 9 мая. В прошлом году, когда весь мир находился в жестком локдауне, только в Беларуси не вводили вообще никаких ограничительных мер, зазывали на народные гуляния и сгоняли на парад. Лечиться от коронавируса Лукашенко советовал баней и водкой. Позже он, правда, понял, что из пандемии можно извлечь выгоду: к примеру, запреты на проведение «Чарнобыльскага шляха» и шествия в День Воли были мотивированы именно эпидемиологической ситуацией, а наземные границы Беларуси вообще закрыты с осени.

А в этом году после ареста литературоведа Александра Федуты и адвоката Юрася Зенковича, которые обсуждали во время зум-конференций сценарии развития событий после возможной смерти Лукашенко, он на всякий случай, насладившись триумфом победителя заговорщиков, парад отменил. Кто его знает, что там в войсках на самом деле происходит? Серьезные ребята в погонах на онлайн-конференциях ничего не обсуждают, как известно. Но могут прийти и сделать без всяких слов. Так что от удовольствия постоять на трибуне в маршальской форме Александр Лукашенко отказался добровольно. Федуту и Зенковича арестовал в Москве с помощью ФСБ. Заручился поддержкой Владимира Путина, возмущенно высказавшегося по поводу заговорщиков: «Все границы перешли!» Но слово, которое не воробей, никуда не денешь. Сам ведь сказал в августе: пока не убьете, выборов не будет. Сам сформулировал, никто не вынуждал. Сам свел все возможности к простому силлогизму.

17 апреля, разоблачив «заговор», Лукашенко анонсировал важнейшее решение за четверть века его нахождения во власти: «Это будет очень серьезно. Поэтому даже если меня не будет, по-народному говоря, «только через мой труп» и так далее, у них ничего не получится». Непонятно, зачем он снова акцентирует тему трупа, но анонс вышел громким. Учитывая, что на 22 апреля была назначена встреча с Владимиром Путиным, народы и эксперты обеих стран предполагали, что нечто судьбоносное будет связано с объединением. Отдать Беларусь на аутсорсинг — и дело с концом; хоть убивай Лукашенко, хоть в бочке соли — управлять все равно будут извне. Но встреча прошла без громких заявлений и союзных инициатив. Зато ровно спустя неделю после анонса, 24 апреля, Лукашенко, наконец, рассказал, как он собирается защитить себя от потенциальных заговорщиков:

«Скажите, если завтра нет президента, вы гарантируете, что все будет нормально? Нет. Поэтому на этот случай я подпишу в ближайшие дни декрет, как будет выстроена власть в Беларуси. Президента застрелили, назавтра Совет безопасности будет наделен полномочиями. Надо будет вводить чрезвычайное положение мгновенно, вплоть до военного, если кто-то шевельнется на границе. И Совет безопасности должен принимать решение. Я говорил, что подпишу этот декрет и определю, кто будет управлять страной, «если вдруг». Я должен предусмотреть все. Поэтому будет подписан этот декрет».

В состав Совбеза Беларуси входят 20 человек, из них 8 постоянных членов: премьер-министр, глава администрации, руководители обеих палат Национального собрания, госсекретарь, министры обороны и внутренних дел, председатель КГБ. Александр Лукашенко назвал Совбез «коллективным президентом» и пояснил, что даже выборы будут назначаться этим «коллективным». Или не назначаться вообще: «Да, председатель будет, когда нет президента — исполнять обязанности будет премьер, он будет председательствовать. Но все решения будут приниматься тайным голосованием, чтоб не было давления никакого. Как Совет безопасности решит: когда будут президентские выборы назначены, вводить — не вводить чрезвычайное положение, как действовать и так далее. Вот гражданские и военные в Совете безопасности решат».

Конечно, будущий декрет и вообще вся эта инициатива полностью противоречит Конституции. Но не это главное: в Беларуси вообще все, что делает Лукашенко, давно уже противоречит Конституции — от референдумов до указов с декретами. Важно другое: это — сигнал тому же самому народу, которому Лукашенко в августе вбивал в голову, что пока он жив, выборов не будет. Испугавшись того, к чему логически приводит подобное утверждение, он спешит внушить людям другое: смотрите, как будет страшно, если со мной что-нибудь случится! Вы думали, у вас будут выборы? Фигушки, у вас будет хунта. Так что берегите меня, иначе — военное положение и вообще никаких выборов.

Лукашенко искренне убежден, что белорусы оценят щедрое предложение выбирать из двух зол: один диктатор или хунта, — и, конечно, сделают правильный выбор и будут беречь его как зеницу ока. Он так уверен в этом, что говорил о будущем «Декрете о хунте» в Гомельской области. А ведь именно там, по его словам, находится погреб, специально оборудованный заговорщиками для него и семьи. Надо же, и не побоялся туда ехать. Или сам боится хунты пуще заговорщиков.

Автор Ирина Халип, собкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2021/04/24/vlast-na-bukvu-kh


Об авторе
[-]

Автор: Евгений Жуков, Антон Ходасевич, Ирина Халип

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.04.2021. Просмотров: 39

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta