Арифметика раздела для стран «каспийской пятерки»: «5» или «4 + 1»?

Содержание
[-]

Арифметика раздела для стран «каспийской пятерки»: «5» или «4 + 1»? 

Год назад в Астрахани произошло событие, заслуживавшее в то время повышенное внимание мирового сообщества, — 4-й саммит т. наз. стран каспийской пятерки — Азербайджана, Казахстана, Ирана, России и Туркменистана, —  каждая из которых претендует на свою часть Каспийского моря и его шельфа, а также, разумеется, на углеводороды, которыми богат этот прикаспийский край.

И если сегодня военные конфликты на Донбассе и Ближнем Востоке, так сказать, оттеснили это событие за кулисы мировой геополитики, то это вовсе не значит, что ему отведена второстепенная роль. Подтверждают это и недавние военные учения в Каспийском море россиян, где прорабатывался «антитеррористический сценарий» с боевыми стрельбами, десантированием с кораблей морской пехоты и бронированной техники.... А разговоры о намерении Ирана иметь в своем распоряжении российские ракетные комплексы и о готовности россиян пойти в этом ему навстречу лишний раз свидетельствуют о том, что каспийский вопрос если со временем все-таки будет решаться, то произойдет это совсем непросто. Более того, можно утверждать, что если когда-то и решится, то вряд ли все без исключения прикаспийские государства будут этим решением довольны и одинаково будут соблюдать подписанные договоренности. По крайней мере, один из участников «пятерки» — Россия — записанное на бумаге всегда воспринимает по-своему. Как правило, так, как выгодно именно ей, особенно когда она чувствует, что ее «начинают обходить на исторических виражах»… Но об этом чуточку ниже.

Суть дела

Варианты раздела Каспийского моря

По окончании Второй мировой войны СССР и Иран заключили соглашение о пользовании акваторией, землями и полезными ископаемыми Прикаспия (необходимо упомянуть, что в начале Второй мировой воинские части Красной армии СССР вошли в Иран и контролировали его до 1946 года, когда им пришлось выйти оттуда по требованию иранского руководства). Фактически это соглашение действовало до того момента, когда начал разваливаться СССР. Бывшие советские республики, а в настоящее время независимые государства — Азербайджан, Туркменистан и Казахстан — потребовали узаконить свои права на часть прикаспийских природных богатств, что было достаточно логично. Да и Иран был не против пересмотра действующего соглашения, ведь его тоже не устраивали предыдущие договоренности о распределении Каспия, по которым ему полагалось не более 9 %. Он и предложил сугубо «математическое» распределение по-новому: каждому из пяти претендентов — по 20 %. Что же касается длины прибрежной зоны этих стран, то они следующие: Азербайджан — 955 км, Казахстан — 2320 км, Иран — 724 км, Россия — 695 км, Туркменистан — 1200 км. Хочешь – не – хочешь, а все они вынуждены садиться за стол переговоров для согласования своих интересов. Поскольку процесс длится не один год, и как мы видим, закончился очередной саммит и определено время проведения следующего, значит интересы стран «пятерки» не совпадают. На последнем, 4-м саммите они уже согласились установить две зоны в Каспийском море — побережья и зоны морской. Это — общая 25-мильная прибрежная зона для рыбной ловли (при этом у каждой стороны есть исключительное право на добычу ресурсов в 15-мильной зоне и 10-мильная зона для рыбной ловли).

 

Кстати, об экологии Каспийского моря. Она сейчас в таком плачевном состоянии, что никто не осмеливается что-то официально говорить о прибылях в промышленной рыбной ловле. Отсутствие контроля за рыбной ловлей (читай — браконьерство) в последние годы привело к тому, что количество осетровых уменьшилось до минимума, а стоимость знаменитой черной икры на мировом рынке, как утверждают специалисты, даже больше стоимости газа и нефти вместе взятых. И в этом вопросе можно предъявить претензии, прежде всего, России, которая своими безответственными действиями по освоению Волги, с ведением в ее устье и русле хозяйственных работ, сбросом в реку нечистот и строительством плотин и водохранилищ ощутимо сократила нерест осетровых, 90 % которых в мире находятся именно на Каспии. Потому-то среди подписанных в Астрахани документов есть Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биоресурсов Каспийского моря, которое, наконец-то, заставит Россию заботиться об аквакультуре и, в частности, о возобновлении рыбных ресурсов.

По существу, можно считать, что завершен лишь первый этап, когда прикаспийские страны, изъявив желание получить свою потенциальную часть его природных ресурсов, наконец-то устанавливают новые правила своего сосуществования в новых исторических условиях — после развала СССР. Ведь как мы только что уже упоминали, на международной «прикаспийской арене» к России (как правопреемнице СССР) и Ирану недавно присоединились три страны, из которых Азербайджан и Казахстан уже в 2003 году заключили трехстороннее соглашение с россиянами о распределении северного морского шельфа, где каждая осваивает по своему усмотрению имеющиеся нефтяные месторождения. А вот США, кстати, смогли реализовать на Каспии программу «Caspian Guard», позволяющую Азербайджану, Казахстану и Туркменистану технически контролировать акваторию моря, прибрежную зону и воздушное пространство.

Страницы истории

Из истории хорошо известно, какая роль отводилась Каспию в деле развития межгосударственных отношений. Здесь тебе и заметный пункт Большого шелкового пути, и перекресток дорог с выходом к Ближнему Востоку и Европе. Например, Азербайджан с ХV века активно торговал с Генуей, Венецией. Пути в Индию через океан контролировала Португалия. Морские пути Средиземного и Черного морей находились под контролем Османской империи. Активные связи налаживала Англия, проявлявшая интерес к торговле специями, шелком-сырцом, драгоценными камнями и тому подобное. Россию также прельщал этот богатый край. Еще во времена Петра І (в частности, в период 1709–1724 годов) россияне воинственно вклинивались с севера на Кавказ и прикаспийские земли с целью «стричь купоны» с тогдашних торговых сделок и одновременно направлять караваны купцов с востока на запад по новому в то время Волжско-Каспийскому пути. Так, российский царь требовал принимать самые жесткие меры к купцам, не желавшим пользоваться торговыми путями на территории России и, соответственно, платить налог в российскую казну. Ну а вскоре он начал организовывать военные походы для захвата прикаспийских земель и, в частности, для выхода из-под действия Прутского соглашения с Турцией от 12 июня 1711 года, согласно требований которого Россия обязывалась, к примеру, «разрушить Таганрогскую пристань и крепость Азов, не строить там флот, не иметь в Стамбуле послов, не вмешиваться в дела Польши, Кабарды и Запорожских казаков».

В 1722 году Петр І предпринял очередной поход на Каспий, который детально изучен и описан историками. Кстати, стоит обратить внимание на такую деталь, которая не может нас сегодня не заинтересовать. Имеется в виду выдержка из второй части написанного по этому случаю российским царем Манифеста, отправленного накануне своего похода в Дербент, Баку и Гилян. Это касалось взаимоотношения с местным населением. В Манифесте Петра І было требование: «Всем военачальникам и армии: офицерам и всем командирам пехоты и конницы и другим офицерам и, вообще, всем солдатам дан твердый приказ и поручение», чтобы никого не обижать, не напугать («рямидя вя рянжидя эйлямийяляр»), не трогать деревень и сел, и никому не приносить вреда. Не напоминает ли это нам чем-то нынешних «вежливых человечков» в Крыму, которые так же, как и их далекие предки, стремились не пугать своим появлением местное население, с тем, чтобы оно не выступило против циничной аннексии украинской территории?

...Позже Москва также пыталась удерживать в своих руках нефтеносные районы Каспия. Например, в начале ХХ века, когда произошла так называемая Великая октябрьская социалистическая революция, и в середине этого же века, когда началась Вторая мировая и в самый критический для себя момент лета – осени 1941 года Москва ввела войска в Иран, и в новейшие времена, когда она пытается безоговорочно влиять на нефтегазовый рынок прикаспийских стран, считая это своим исключительным правом. Распределение Каспия сейчас она воспринимает как неуместные хлопоты, но никогда не будет пренебрегать этим регионом, который считает для себя потенциально более важным, чем Донбасс с Луганщиной вместе взятые.

Нынешние бурные времена

Интересно, что сегодня торговый обмен России с этими четырьмя прикаспийскими странами составляет 33 млрд долл. США, из которых на Иран приходится всего 1,6 млрд. Возможно, этот товарообмен увеличится вследствие отменены международных санкций в отношении Ирана, в чем россияне очень заинтересованы, так как у них имеется опыт сотрудничества с иранцами в ядерной энергетике, возведении Бушерской АЭС. Не зря россияне, стремясь сделать его своим политическим союзником, обещают в перспективе помогать Ирану в космической и энергетической отраслях, а также в строительстве железной дороги. Правда, здесь есть важный момент: с отменой международных санкций Иран составит конкуренцию России в деле экспорта нефти, поставок газа в Европу (это активно обсуждается на международных рынках), рассчитывая пополнить свой бюджет, а также получить от западных партнеров и инвестиции, и новейшие технологии. Иран, скорее всего, склоняется к сотрудничеству с Западом, особенно если принимать во внимание современные подходы в организации газового и нефтяного рынков. Ведь западное инвестирование прозрачно, дает возможность определять перспективу отрасли, к тому же европейцы выступают против фрагментации рынка и против того, чтобы газовладельцы и газопоставщики владели нефте- и газопроводами, что исключает монополизм в этом сверхважном вопросе. А где нет монополии — там господствуют цивилизованные рыночные отношения, заметно уменьшаются шансы для всяческих газовых сделок и для шантажа наподобие прекращения зимой 2008–2009 годов поставок газа из России в Европу...

Очень непросто отстаивать свои интересы Азербайджану, пока что не получившему на Каспии желаемого. Развитие его экономики сегодня хотя и самое динамичное по сравнению с соседями, но азербайджанское руководство считает, что на нем ощутимо сказывается противостояние с Арменией, особенно в Нагорном Карабахе. Сегодня добыча нефти в Азербайджане заметно уменьшается. Если в предыдущем, 2014 году, она составляла 41,9 млн тонн, то уже в текущем, 2015 году, предполагается получить 40,7 млн тонн. А что касается газа, то в 2015 году предусматривается его добыча в количестве 30,2 млрд кубометров, в предыдущем же году это количество достигало 29, 6 млрд кубометров.

Это сверхважно для экономики Азербайджана, ведь его ВВП на 52 % формируется за счет нефтяного сектора. К тому же текущий бюджет Азербайджана состоял из расчета стоимости нефти в 90 долларов США, а сегодня ее реальная цена — 50 долларов. Министр финансов азербайджанского правительства Самир Шарифов недавно заявил, что эта цена сохранится в течение нескольких последующих лет, и назвал причину — неэффективная добыча нефти на старых месторождениях, в то время как на новых работают иностранные компании. На цене сказывается и увеличение добычи нефти в других странах (например, в США), благодаря чему на международных рынках предложение преобладает над спросом. Придерживаясь достаточно независимой, но взвешенной многовекторной политики на международной арене, Азербайджан стремится действовать прагматично, исходя из собственной выгоды, и не пытается ставить на повестку дня вопрос о вступлении, например, в НАТО, хорошо осознавая, что он преждевременный, и вернуться к нему можно будет лишь после того, как эту идею удастся реализовать Грузии. А также приобретает для своих вооруженных сил российское оружие для использования в противостоянии с Арменией.

Необходимо отметить, что иностранные компании, как и в Азербайджане, участвуют также в добыче нефти и в Казахстане, которому сегодня принадлежит 29 % каспийского шельфа. Казахстанская экономика в основном базируется на доходах от продажи и использования углеводородов, но, в отличие от своих соседей, Казахстан достаточно внимания уделяет и реформированию добывающей промышленности. По существу казахи стремятся сделать всю промышленность национальной, и в этом особенность всех экономических изменений в стране, которая весьма привлекательна для иностранных инвестиций. Прежде всего, потому, что Казахстану удается практически избегать возможных осложнений на международном уровне и последовательно отстаивать свои национальные интересы. Так, еще в 90-х годах прошлого века в северо-западных областях Казахстана заявило о себе сепаратистское движение, носителями идей которого были представители местного неказахского населения, очутившиеся после развала СССР в пределах новоиспеченной казахской страны. Дело к появлению «вежливых зеленых человечков» не дошло, но и лозунгов «нашистов» на бытовом уровне хватило для немедленной реакции казахстанского руководства, самым показательным проявлением которой стал перенос казахской столицы из Алма-Аты в центр страны, где быстро была возведена Астана. И в Каспийском регионе Казахстан начал с первых дней после провозглашения своей независимости создавать военно-морские силы для защиты своих границ. Кстати, длина границы между Казахстаном и Россией составляет 7,5 тысяч километров, что, так или иначе, откладывает отпечаток на их взаимоотношения, например, на сотрудничество в рамках Евроазиатского союза. Также, благодаря введенным сегодня против России международным санкциям, Казахстан может воспользоваться ситуацией и привлечь к себе инвесторов, свернувших свою работу с россиянами.

Экономические перспективы еще одного члена «каспийской пятерки» — Туркменистана — полностью зависят от умения и желания госруководства определить направление развития своего государства. О таком желании можно судить по конкретным фактам. Так, правительство Туркменистана тоже активно привлекает к сотрудничеству иностранные компании. В частности, вместе с японцами туркменские специалисты разработали планы по строительству ряда промышленных предприятий для переработки природного газа на основе самых современных технологий. Запланировано строительство десяти предприятий для выпуска дизельного горючего, бензина, каустической соды, полипропилена, поливинилхлорида и другой газохимической продукции семнадцати наименований. Правительство Туркменистана обнародовало свои планы по строительству больших газоперерабатывающих комплексов в Балканском и Дашогузском велаятах, на Туркменбашинском комплексе нефтеперерабатывающих заводов, по расширению газового месторождения «Галкиныш». Выступая на Совете старейшин 10 сентября текущего года, президент Туркменистана сообщил о планируемой реализации проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, о перспективе поставок туркменского газа в Европу, а также в Монголию, используя для этого транзитно-транспортную инфраструктуру транснационального газопровода Туркменистан-Китай (кстати, в силу того, что афганские моджахеды возжелали получить из этого проекта определенную выгоду, Туркменистану пришлось обратиться к Китаю за помощью в устранении этой проблемы). Туркмены также планируют в этом году завершить работу по диверсификации экспорта углеводородов, сориентировав свой нефтегазовый сектор на увеличение глубины переработки сырья и выпуск готовой продукции.

О том, насколько важно для Российской Федерации «держать руку на пульсе» Каспийского моря и прикаспийского пространства, можно судить по ее активном участии в работе саммитов, где она пытается убедить своих коллег в полной «объективности» своих подходов в таком непростом вопросе. Хотя, если честно, перераспределение Каспия она воспринимает как свои геополитические хлопоты: подсаживая Европу на газонефтяную «иглу» и стремясь получить из этого крупную прибыль, Россия заблаговременно пытается устранить своих потенциальных конкурентов в таком важном для себя деле. Иначе говоря, она выступает за то, чтобы каспийские углеводороды в ближайшее время не могли конкурировать с теми ее углеводородами, которые поставляются в Европу из российского севера. Это было одной из главных причин того, что «каспийская пятерка» не смогла реализовать идею по превращению каспийских саммитов в постоянную действующую организацию Каспийского сотрудничества. Ведь, по оценкам экспертов «Борисфен Интел», работа организации возможна при условии, когда ее члены не имеют друг к другу никаких претензий и сотрудничают на принципах, присущих, например, Евросоюзу или НАТО. В действительности же практически у каждой из стран «каспийской пятерки» есть свой «скелет в шкафу». Так, Азербайджан практически пребывает в состоянии войны с Арменией из-за захваченных ею значительных территорий, и имеет определенные несогласованные вопросы с Ираном. Как мы уже упоминали, у Туркменистана имеются постоянные приграничные проблемы с Афганистаном и несогласованные территориальные вопросы с тем же Ираном и некоторыми соседями с севера. Казахстан также не намерен слепо двигаться в фарватере российской политики, время от времени оправдывая свои поступки национальными интересами и достаточно резко отвечая на некоторые «свободные исторические» высказывания Москвы в свой адрес. Очевидно, потому и не реализовывается давняя идея совместного построения вокруг Каспия современной автомобильной трассы, что, по замыслу, должна была бы решить вечную проблему межгосударственных дорожных соединений.

Далее обязательно будет

Достаточно продолжительные переговоры годичной давности завершились более-менее спокойно. Но это вовсе не значит, что «дело закрыто». Продолжение темы перенесено на 2016 год. Что и как тогда будет решаться, во многом зависит от развития международных событий, связанных, например, с Украиной или с войной на Ближнем Востоке, санкциями Запада против России, беженцами в Европе и тому подобное. И удастся ли подписать в том же таки 2016 году на 5-м саммите Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря — это еще вопрос. По крайней мере, у аналитиков-международников нет такой уверенности. Нет такой уверенности и у самих участников саммита. На всякий случай каждый из них готовит «запасные убедительные аргументы»: Россия укрепляет свою каспийскую флотилию и проводит учения «по нейтрализации террористов», выстреливая корабельными ракетами по отрядам Исламского Государства в Сирии; Азербайджан постоянно прикупает оружие и боевую технику у той же таки России; Казахстан развивает свой флот и недавно приобрел боевые катера для своих пограничников; а Иран в последние годы целеустремленно укреплял свою военно-морскую мощь, строя на своих корабельных верфях не только танкеры, но и боевые корабли, предназначенные для боевых действий в океане и Каспийском море.

В планах нейтрального Туркменистана — активное развитие своей экономики, которая должна гарантировать его безопасность, в том числе и безопасность морских границ. Его военно-морские силы нельзя считать мощными, ведь они состоят в основном из полутора десятка катеров, приобретенных у Турции, Украины, США и России, и которые находятся в подчинении туркменских пограничных войск. Единственные показательные туркменские морские учения состоялись еще в 2012 году, когда выполнялись в основном задачи по обезвреживанию условных террористов. Несколько дней назад состоялось назначение нового министра обороны Туркменистана, а освобожденный с должности предыдущий назначен командующим гарнизоном ВМС ВС Туркменистана.

Очерчивая перспективу Каспия, не лишне напомнить, что говорил несколько лет назад российский политический эксперт Александр Собянин: «Мы видим реальность на Каспии — ломкое равновесие и отсутствие войны возможны лишь и исключительно при бесспорном преимуществе одной страны — России. Любой шаг в сторону приближения возможностей флотилий остальных стран к возможностям Каспийской флотилии будет нарушать неустойчивое равновесие, и усиливать возможность боевых действий. Такая задача пока что выполняется — возможности Каспийской военной флотилии превышают совокупные возможности остальных каспийских стран». Как говорится, комментарии здесь излишние. Но вопрос: как и по каким принципам будет развиваться в закрытой акватории военно-морская мощь соседей по Каспийскому морю?

По оценкам экспертов «Борисфен Интел», военное противостояние с участием вышеназванных стран вряд ли возможно в ближайшее время. Ведь здесь дело не только в добыче газа или нефти. Важно наладить их сбыт, то есть, определить спрос. А с этим пока что сложно. Иран рассматривается, как мы уже вспоминали, лишь как потенциальный поставщик нефти и газа в Европу, который станет полноправным лишь тогда, когда будут отменены известные санкции. Российский «Газпром», всегда позиционирующий себя здешним хозяином, в предчувствии потери монополии на поставку и снижение цены на газ, вынужден притушить свою «газовую резвость» и как-то все-таки считаться со своими соседями по Каспийскому морю — Казахстаном и Азербайджаном. Но все они пока что не видят необходимости вкладывать в развитие этого дела большие средства из-за низкой мировой цены на углеводороды. Ведь торговлю без прибыли нельзя считать торговлей.

Какие же выводы напрашиваются по поводу дальнейших событий на Каспии? Переговоры «каспийской пятерки» далее будут продолжаться без принятия каких-то конкретных решений, что выгодно, прежде всего, России. Она, в свою очередь, заботясь о своем ВВП, будет пытаться наладить реализацию своих углеводородов из других регионов (например, расширить Северный поток и провести новый газопровод через Турцию и тому подобное), одновременно добиваясь смягчения введенных против нее Западом санкций. Поэтому «каспийская пятерка» имеет все шансы получить формат «четыре + один», где Россия может как раз и стать этой «страной-одиночкой», и, бряцая при этом оружием, противопоставить себя интересам своих каспийских соседей. И сегодня, после обстрела корабельными ракетами повстанцев в Сирии, понятно, почему она стремится на всякий случай располагать мощной Каспийской военной флотилией, вовсе не такой «безобидной», как ее парусная прапрабабушка времен Петра І.

 


Об авторе
[-]

Автор: Олег Махно

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.10.2015. Просмотров: 201

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta