Аналитическая RAND Corporation об американской глобальной стратегии

Содержание
[-]

Русских – игнорировать, с Китаем – конкурировать. Вплоть до войны

Аналитическая RAND Corporation заслуженно носит неофициальный титул «альтернативного ЦРУ». Хотя правильнее ее считать предшественником DARPA. Разве что Defense Advanced Research Projects Agency отвечает за разработку новых технологий для их практического использования в интересах только министерства обороны, тогда как RAND (сокращение от Research and Development — научно-исследовательские разработки) специализируется на долгосрочных целях и большой стратегии США, как государства.

По этой причине каждый их опубликованный доклад вызывает большой интерес, практически всегда он ложится в основу официальной американской международной и внутренней политики. Что особенно важно — долгосрочной. Так что появившееся на днях на сайте корпорации исследование «Россия — изгой, а не соперник; Китай — соперник, а не изгой» привлекло к себе внимание не только броским заголовком.

Специалисты ведущего американского аналитического мозгового центра собрали и детально рассмотрели огромную мозаику первичных фактов, экстраполировали складывающиеся тенденции и на 24 страницах финального документа изложили свое видение картины того, каким будет для Америки глобальный мир к 2040 году. Что из 195 ныне существующих официально признанных и 7 в ООН не признанных стран мира главными противниками Соединенных Штатов по-прежнему останутся Китай и Россия — это понятно. Другой вопрос, в чем именно станет заключаться угроза, и в каком конкретно направлении Вашингтону предстоит искать способы ее купирования. Следует отметить, в этом эксперты RAND продемонстрировали не бесспорный, но довольно интересный масштабный подход. А главное — сколь мастерски они сплели итоговые выводы.

В основе работы лежит официальная действующая Стратегия национальной безопасности США, принятая администрацией Трампа. Она исходит из несомненности достигнутого Америкой абсолютного мирового доминирования как окончательно неизменного порядка вещей. Отсюда вытекают три ключевые группы угроз: со стороны ревизионистов, изгоев и террористических групп джихада. К первым относятся Россия и Китай, чьи действия нацелены на переустройство сложившегося мира. Вторыми именуются Иран и Северная Корея, как государства, выставленные «из сообщества цивилизованных стран».

Что интересно, уже в самом начале авторы с некоторой обидой констатируют — все нынешние и последующие проблемы с ревизионистами возникли по причине невозможности сохранения американского доминирования «прежними методами». «Они используют свой военный потенциал, созданный, чтобы лишить Америку возможности свободно действовать в критических ситуациях». Тем самым авторы стремятся сформировать из США образ безусловного Добра, угрозу которому несут силы Тьмы, пытающиеся «хороший и для всех счастливый мир» разрушить. Поиску способов противодействия этому аналитики и посвятили свои усилия.

По мнению RAND, хотя Москва и Пекин и относятся, так сказать «к первой группе опасности», по своему характеру и составу они между собой принципиально отличаются, что предполагает и совершенно различный подход к ним. Вторая и третья для США неприятны, но абсолютного значения не имеют. Поэтому больше в документе даже не упоминаются. В частности, Россия экономически не может считаться равным конкурентом для США, это скорее хорошо вооруженный изгой, стремящийся к разрушению американской гегемонии, но очевидно неспособный доминировать самостоятельно. Хотя при этом готовый осуществлять экспансию, вплоть до военной, для расширения государственных границ. Тогда как Китай экзистенциональной военной угрозы для США не представляет, оставаясь по-прежнему региональной державой, чья экономики просто переросла региональный уровень и тем обрела способность конкурирования с гегемоном.

Из чего делается первое важное заключение: Россия стремится сломать абсолютно всю международную систему, а Китай лишь желает занять в ней более достойное место, создавая перспективу «с ним договориться» без фундаментальных перемен в общих правилах «игры».

Однако долгосрочные тенденции показывают совершенно разные тренды для обеих стран. Прежде всего, в области населения, где определяющим становится не столько его текущая численность, сколько последствия демографических трендов.

В RAND полагают, что в предстоящие 20 лет количество россиян будет стабильно падать темпами около 0,25% в год, уменьшившись до 134 млн к 2040 году. С учетом изменений половозрастной структуры это существенно ограничит трудовые ресурсы, а значит и экономические возможности РФ. В том числе в военной сфере.

В свою очередь, Китай предстоящие 10 лет еще продолжит по инерции расти до 1,41 млрд, однако потом последствия проводимой ранее национальной программы ограничения рождаемости страну таки «догонят». Уже сейчас наблюдается сильный перекос в гендерных и возрастных группах, из-за которого к 2040 году население страны должно сократиться до 1,36 млрд. При этом российско-китайское соотношение по населению останется примерно одинаковым: 1 к 9,7 сегодня и 1 к 10,1 в будущем.

Это объясняет как текущую экономическую разницу, так и ее динамику в предстоящие два десятка лет. Сегодня российская экономика с номинальным ВВП в 1,58 трлн долларов занимает 11 место в мировом рейтинге, несколько превосходя Южную Корею (1,53 трлн) и малость уступая Канаде (1,65 трлн). Первое место занимают США (19,39 трлн), второе — у Китая (12,24 трлн).

При сохранении нынешних медленных темпов роста (дальше аналитики RAND начинают считать по ППС) к 2040 году российская экономика вырастет в 1,5 раза — до 5,9 трлн долларов, тогда как китайский рост окажется быстрее и его база — выше, тем самым приведя КНР к заданному моменту с ВВП в 47,4 трлн. Разница в экономической мощи двух стран увеличится с 5,8 в 2016 до 8 раз в 2040 году.

По уровню жизни Москва по-прежнему будет превосходить Пекин (29,03 тыс. / 18,1 тыс. на 2018 год и 44,8 тыс. / 34 тыс. ВВП на душу населения в 2040 соответственно), но оба игрока по-прежнему сильно отстанут от США (59,5 тыс. долл. в 2017).

Отсюда вытекает формирование совершенно разных возможностей по военному строительству. С учетом упомянутой выше динамики и при сохранении средних темпов расходов на оборону, отмеченных с 2010 по 2017 годы, аналитики RAND постулируют выход в 2040 году бюджета МО РФ на 125 млрд долл (с нынешних 82 млрд), а бюджета МО КНР на 1,19 трлн, что в 9,5 раза больше российского.

В связи с чем русские окажутся вынуждены компенсировать свою очевидную слабость совершенствованием (и возможно наращиванием) дорогостоящих ядерных сил, тогда как китайцы смогут позволить себе сохранять относительно небольшой ядерный потенциал, используя высвобождающиеся резервы для модернизации и расширения обычных вооружений. Отсюда же начинаются фундаментальные различия стратегических моделей поведения обеих стран.

На взгляд аналитиков российская экспансия основывается на подчинении коррумпированных местных правительств, а также стимулировании ультраправых и левых движений для смены внешнеполитических ориентиров целевых стран. В настоящее время она уже существенно выходит за пределы границ бывшего советского пространства. В качестве примера RAND упоминает ввод российских войск в Сирию для поддержки лидера страны.

При этом Москва остается зависимой от внешнего финансирования и санкций, направленных на зарубежные активы представителей ее правящей элиты. Кроме того, ее действиям, по мнению аналитиков, можно успешно противопоставить единство Североатлантического альянса.

Тут характерной является небольшая, но важная оговорка: «тем более что обязательства по обороне США имеют лишь с тремя странами Прибалтики». Иными словами, Россия хоть и отличается наглой агрессивностью, демонстрирует экспансию и вмешивается в демократические процессы, в том числе, в самих США, тем не менее ничего такого особого против русских Америке делать не потребуется. Все, что нужно, есть уже. В частности, НАТО.

Да и на самом деле Москва к прямой оккупации соседей не так чтобы и стремится. Стало быть, противостояние с ней в будущем будет носить преимущественно политический, а значит достаточно безболезненный характер. Непосредственная угроза именно для территории США отсутствует. Ну, а если где-то в расчетах мы и ошиблись, то юридически Штаты, в плане военной обороны никому в Европе ничего не должны. Разве что Прибалтике, но и там не принципиально. Значит «на русском направлении» рисками можно пренебречь.

С Китаем дело обстоит иначе. Хотя непосредственная сухопутная граница тут тоже отсутствует, тем не менее, экономически Америка с ним уже граничит. В 2016 году КНР стал ключевым рынком сбыта для товаров 13 стран, формировавших 9,2% мировой экономики, являясь при этом основным источником импорта для 49 государств, формировавших в сумме 53,9% мирового экономического пространства.

Тогда как Соединенные Штаты в 2000 году являлись главным потребителем товаров из 33 стран и поставщиком в 28, а в 2016 их стало 30 и 20 соответственно. Следовательно, Пекин уже вытесняет Вашингтон из мировой торговли по всему миру и в будущие два десятилетия этот процесс очевидно усилится. Особенно учитывая пекинский план «Сделано в Китае 2025» и цель по удвоению ВВП страны к 100-летию со дня основания КНР в 2049, основанные на максимальном использовании методов нечестной конкуренции и противоречащие справедливым принципам свободного рынка (такие обороты используются в исходном документе).

В случае их успешной реализации к 2040 году Китай превратится в центрального (или хотя бы ключевого) экономического партнера для, по меньшей мере, 70 стран, охватывающих 66% населения и 34% ВВП планеты. В сочетании с активным долговым закабалением это откроет Пекину возможности политического влияния на ведущие страны. В том числе, в вопросах противостояния с США.

Обоснованные различия приводят экспертов RAND к простому и циничному выводу. Несмотря на военный и ядерный потенциал, Россия особой угрозы Америке в целом не несет, так как занимается вопросами обустройства своей ближней зоны, а значит, геополитически ее в обозримом будущем можно спокойно игнорировать.

С Китаем сложнее. С одной стороны, если не загонять противостояние в критическую красную зону, его военно-политическое руководство, даже в случае какого-нибудь локального военного конфликта, постарается избегать перехода к ОМП, что соответствует интересам Белого дома, также не стремящегося к обмену ядерными ударами. Но в целом на поле боя Америка уже уступает Пекину «в зоне китайского влияния» в Азии и тем более Вашингтон не в состоянии силой оружия вытеснить китайцев из всех экономически важных стран мира.

Поэтому Овальный кабинет, Госдепартамент и Капитолий должны предельно сосредоточиться на скорейшем сокращении количества геополитических спорных точек с Китаем, чреватых возникновением открытой войны, так как с течением времени американская «переговорная позиция» по ним неизбежно станет ослабевать.

Американская стратегия противостояния должна носить характер встраивания Китая в американскую систему политико-экономических международных отношений и торговых организаций на американских условиях. В том числе, рекомендуется рассмотреть вопрос о вхождении США в состав участников (в идеале — руководителей) Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. В случае успеха это даст доступ к контрою над собственной китайской внешнеторговой инвестиционной стратегии.

Вместе с тем рекомендуется широкое использование протекционистских мер, направленных на повышение интереса партнеров к расширению торговли с США и ее снижения с Китаем. Не исключено применение для этого мер политического, дипломатического и даже военного давления, оформленного под видом оказания помощи.

Особое место аналитиками RAND отводится максимальному расширению усилий по ускоренной интеграции Центральной Азии в западную (читай — американскую) международную экономическую систему. Так как ЮВА и Ближний Восток уже в значительной степени подвержены китайскому влиянию, а американские возможности там сокращаются уже сейчас. Отдельные «интеграционные» проекты требуется разработать для Индии и Японии, как ключевых партнеров Америки на предстоящие два десятка лет.

Итоговой целью долгосрочной глобальной стратегии США к 2040 году заявляется создание общего «западного» пространства, охватывающего Канаду, Мексику, Японию, Южную Корею, Тайвань, Австралию, Новую Зеландию и Евросоюз. Вместе с Америкой оно составит 53% мирового ВВП, 54% экспорта и 54% совокупного мирового импорта товаров и услуг. Оно также станет безусловной доминантой в передовых технологиях.

На этом краткое изложение фундаментального документа RAND можно закончить. Анализу и пояснению его смыслов будет посвящен отдельный материал. Уж слишком их много упаковано в одном докладе. Впрочем, с серьезной аналитикой так случается всегда. Тем более если речь заходит о подобного уровня источниках. Однако хочется отметить важнейший ключевой момент, на первый взгляд, незаметно вплетенный в содержание анализа и специально подчеркнутый в финальном заключении.

По ходу доклада авторы многократно и открытым текстом повторяют о нежелании США воевать в прямом смысле, тем более начинать первыми. Вашингтон все время преподносится лишь эдакой маленькой лодочкой, бездушно швыряемой буйством внешних стихий, буквально вынужденной на них тем или иным образом реагировать. По всякому. Вплоть до. Пусть даже против своего желания. Только чтобы самой не утонуть и только ради сохранения ныне существующего «заведомо единственно правильного» устройства мира. Ради чего эксперты только и проделали свою работу.

Но даже в случае успешной реализации представленного концепта Америка получит лишь временную отсрочку неизбежного поражения. Следовательно, пока она еще имеет некоторое преимущество, политическому руководству США уже нужно серьезно задуматься над «планом Б». О котором не говорится прямо, более того, который официально даже отрицается, но необходимость которого исподволь обосновывается как абсолютно неизбежная.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/2602016.html

***

Комментарий: Смыслы, скрытые в стратегическом докладе RAND

Идея кластеризации мировой экономики получает наглядное подтверждение.

Краткое изложение содержания 24-страничного аналитического доклада RAND о перспективах американской глобальной стратегии традиционно вызвало неоднозначную реакцию у комментаторов. Их изрядное количество удивилось якобы очевидной поверхностности документа, авторы которого сказали вещи если не очевидные, то вроде бы общеизвестные. Разве кому-то ещё требуется объяснять, что на пути американского величия сегодня стоят только Россия и Китай? Нет? Тогда что такого великого эти аналитики сказали?

Однако при внимательном рассмотрении выясняется, что сказали они как раз много интересного. Даже если не касаться совершенно прозрачного намека на необходимость и даже неизбежность прямой войны с Китаем, специалисты RAND указали на целый букет системных перспектив, которые сегодня много кто, особенно среди либеральных критиков, пытается увязывать с непосредственными последствиями российских внешнеполитических шагов.

В стиле — вот не стала бы Москва трогать Крым, не получила бы проблем с санкциями и могла спокойно продолжить экономический рост, явно наметившийся в 2012—2013 годах. А так ВВП только за один 2015 год просел на 2,3% (по другим данным даже на 3,7%). В деньгах это больше 680 млрд долларов. Если бы экономика продолжила расти темпами 2011−2012 годов — по 3−4% ежегодно, то по итогам 2018 года Россия могла иметь номинальный ВВП в 2,33 трлн долларов. Тогда как по факту она имеет лишь 1,176 трлн. Разница, мол, в 1,154 трлн долларов и есть прямые потери.

Верно? Нет. И не только потому, что история не имеет сослагательного наклонения. Аналитики «теневого ЦРУ» прямо показали, что американские санкции изначально являлись самоцелью, а значит, были бы объявлены вне зависимости от любых действий России. Соединённым Штатам требовался публичный «мальчик для битья», враг, на козни которого можно и нужно списывать любые проблемы, а также под знаменем противостояния которому становится возможным консолидировать нацию. И делить деньги.

Именно деньги сейчас Америке требуются больше всего. Как в буквальном смысле, так и, что куда более важно, в дисциплинарном. В документе RAND без обиняков говорится о необходимости раздела мира на закрытые королевства. Раньше это было принято называть сферами влияния, сегодня выражаются политкорректнее — зонами доминирующего сотрудничества.

В переводе на русский речь идёт о сохранении замкнутости максимально большого количества государств и их союзов на США. Во всех смыслах, от простой торговли до куда более важного признания за Америкой исключительного права определения «правил игры». Потому что выигрывает не тот, кто хорошо играет по правилам, а тот, кто определяет и устанавливает сами правила.

Наглядным тому примером может служить нынешний скандал между США и Турцией вокруг российских зенитных комплексов С-400. Вице-президент Майкл Пенс 3 апреля прямым текстом заявил: «Турция должна выбирать. Хочет ли она оставаться критически важным партнером в самом успешном военном альянсе в истории или хочет рисковать безопасностью этого партнерства».

Иными словами: ребята, выбирайте — или членство в НАТО (и тогда без выкрутасов закупайте четыре дивизиона американских ЗРК «Патриот» на общую сумму 3,5 млрд долларов) или (если Анкара возьмет С-400) «развод и девичья фамилия». Оплаченных ею новейших истребителей F-35 она не получит тоже. Внесенные деньги, кстати, Америка ей тоже не вернет. В наказание за строптивость.

А чтобы ультиматумы работали, необходимо иметь «мальчика для битья», на примере которого демонстрировать, как неприятно выглядит вариант по-плохому. В идеале это должен быть кто-то достаточно большой, чтобы о нем знали, и в то же время для Америки экономически малозначительный, чтобы негативные последствия не вернулись бумерангом. Доклад показывает, что, по мнению американского истеблишмента, на эту важную роль лучше всех подходит именно Москва.

Если русских не провоцировать слишком откровенно, то глобальную войну они начинать не станут, а больше им на американские действия ответить нечем. Стало быть, пороть их санкциями можно практически до бесконечности. Персональность мер воздействия имеет особенную важность. Элита экономически сотрудничающих с США «спорных территорий», за которые сегодня Вашингтон тягается с Пекином, в американской юрисдикции держит значительно большее количество денег.

Таким образом, пиная русских олигархов, в особенности на примере дерибана «РусАла», Вашингтон более чем прозрачно намекает элитам «спорных стран» о масштабе возможных конкретно персональных потерь. Им должно стать достаточно страшно, чтобы они под давлением капитулировали и повели свои страны под США, тем самым автоматически сокращая экономический размер ареала, подконтрольного (или хотя бы доступного) Пекину.

Так что рекомендации RAND вполне логично вытекают как из сегодняшнего положения Соединённых Штатов, так и, что важнее, из сложившегося на данный момент американского мировосприятия. Это мы видим их страну снаружи, они смотрят на мир иначе, изнутри, исходя из безусловной нерушимости постулата об американском геополитическом величии и обязательности его сохранения в будущем.

Следует признать, что аналитики этой фабрики мысли по-своему правы. Как только Вашингтон утратит право самостоятельно устанавливать (и, когда вздумается, менять в свою пользу) «правила игры», американское геополитическое величие немедленно рухнет. Собственно, оно улетучивается уже сейчас, иначе бы таких оборонительных по смыслу докладов не писали. Значит, пока позиции Вашингтона еще достаточно весомы, он обязан максимально повышать ставки, предельно обостряя любые «спорные отношения».

Другой вопрос, что кроме громких заявлений в покерном стиле «all-in», Америке необходимо еще иметь, что ставить, а вот именно с этим у нее наблюдаются острые проблемы. Санкционная война последних пяти лет наглядно показала полное исчерпание технических возможностей геополитического и экономического давления даже на Россию. Хуже чем есть сейчас, Белый дом сделать уже не в состоянии. Широко разрекламированный новый «адский» пакет мер по сей день остаётся пустой декларацией, так как за его громким медийным наименованием сколько-нибудь существенные меры в реальности отсутствуют.

Россия под санкциями не рухнула. Более того, сумела использовать давление во благо собственной модернизации. Видя это, не сильно пугаются и другие «спорные страны». Та же Турция вполне конкретно опустила Майкла Пенса с небес на землю. И по деньгам (вопрос с закупкой С-400 не просто решен, поставка фактически уже начата и пересмотру не подлежит), и в части базового принципа. Членство в НАТО Анкара больше не рассматривает в качестве значимого для себя преимущества. Оно не стало входным билетом в Евросоюз и не обеспечило ожидавшихся преимуществ в важном для турок курдском вопросе.

Следует отметить, что обострение принципов со стороны США не произвело впечатления не только на турецкую правящую элиту. По всем швам трещит стратегически важный для Америки ближневосточный союз. Эр-Рияд открытым текстом предупредил Белый дом: в случае принятия Вашингтоном антикартельного закона NOPEC, королевство готово отказаться от продажи нефти за доллары.

А это единственное, что сегодня поддерживает на плаву доминирование американской валюты в мировом платежном балансе. Без нефти она немедленно утратит не менее половины своей международной «нужности». Скатившись до размеров американской доли в мировом ВВП (примерно 18%) доллар США потеряет эффективность в качестве инструмента геополитического давления.

Да и само НАТО, как показал юбилейный саммит, дышит буквально через раз. Апеллирование к неким его безусловным преимуществам фактически является попыткой продать от мёртвого осла уши. Дональд Трамп не скрывает своего стремления вывести США из состава Североатлантического альянса. Тогда почему беспокоиться о сохранении членства должны все остальные?

Отсюда напрашивается следующий вывод. Кто бы ни занял Белый дом после Трампа (даже вне зависимости от итогов президентских выборов 2020 года) в предстоящее десятилетие Соединённые Штаты будут вынуждены неизбежно обострять отношения со всеми союзниками и партнерами просто по причине катастрофически сужающегося коридора доступных решений. Свободной конкуренции в «спорных странах» с Китаем американская экономика не выдержит ни при каких условиях. Аналитики RAND говорят об этом практически открыто. Все территории, подмять которые полностью намертво не получится, в перспективе до 2035−2040 годов от американского экономического кластера неизбежно отпадут.

Евросоюз в этом смысле уже проигран. Как только «Северный поток — 2» вступит в эксплуатацию (а сомнений в этом нет уже ни у кого) Америка утратит последние козыри геополитического давления на Европу. Как бы странно это ни прозвучало, странам Африки Вашингтон тоже не в состоянии предложить ничего путного. Хотя борьба за Чёрный континент с Китаем, безусловно, продолжится, стратегически она является только арьергардными боями, прикрывающими отход основных сил.

Из ключевых направлений у Вашингтона остаются только Турция (которая, очевидно, ускользает), Ближний Восток (прежде всего, Саудовская Аравия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты, также явным образом дрейфующие в сторону от США) и Южная Америка (где ключевыми точками становятся Бразилия и Аргентина). Отдельной строкой стоит Индия, но и там Вашингтон мечтает гораздо сильнее, чем способен в реальности.

Именно южноамериканский вектор станет главным во внешней политике Соединённых Штатов. А так как ничего принципиально нового в геополитической стратегии американская правящая элита предложить уже не может, следует ожидать шаблонного повторения старых подходов, в частности, реализованных ею во время Арабской весны.

Там, где замкнуть элиту на себя у Вашингтона не выйдет, он будет всеми доступными силами организовывать обрушение в хаос. Как это сейчас реализуется в Венесуэле. При условии, что Пентагону не удастся найти такой вариант глобальной открытой войны, в котором США могли бы избежать ядерных ударов по своей территории. Судьба прочих регионов в расчет не принимается.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/2606630.html

***

Приложение.  «Китайская мечта» может обойти «Америку прежде всего»

США рискуют столкнуться с международной изоляцией и изменением международного порядка, сложившегося после окончания «холодной войны». Вероятно, на этот раз новый мировой порядок создадут Китай и его союзники.

В нынешнюю эпоху мировые державы несут особую ответственность в сфере определения будущего глобальной политики. Поэтому важно уделить особое внимание политическим программам, которые выдвинули президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин, пишет Бехзад Абдоллахпур в статье для издания Asia Times.

 «Китайская мечта» Цзиньпина и стратегия Трампа «Америка прежде всего» имеют не только различия, но и ряд общих черт, которые могут оказать определённое влияние на сложную траекторию движения США и КНР. Эти две концепции лежат в основе внешней политики КНР и США, они отражают давние желания и амбиции обеих стран. И Трамп, и Цзиньпин желают возродить былое величие, лидеры обеих стран чувствуют, что для этого необходимо предпринять решительные меры. Однако в то время как Трамп делает ставку на одностороннюю политику, основанную на принципе поддержания антагонистических отношений и протекционизме, Цзиньпин решил сосредоточить своё внимание на многосторонней и взаимовыгодной политике.

Прежде всего необходимо разобраться, в чём заключается суть «Китайской мечты» и американской стратегии «Америка прежде всего». В марте 2013 года председатель КНР заявил, что «Китайская мечта» — это не только мечта КНР, которая улучшит жизнь китайских граждан, но и мечта всего человечества, которая принесёт мир, развитие и взаимовыгодное сотрудничество всему миру. Цзиньпин делает акцент на формирование глобального ландшафта посредством многостороннего сотрудничества в рамках международных правил и норм.

Эксперт Цзинь Кай считает, что «Китайская мечта» — это желание граждан КНР выработать собственную модель развития и их стремление к «великому омоложению» китайской нации. Кай считает, что «Китайская мечта» — это то, как Китай видит сам себя, а не план по свержению возглавляемой США глобальной системы.

Согласно американской стратегии в сфере национальной безопасности от 2017 года, корни американской мощи лежат в прошлом США. В тексте неоднократно говорится о том, что США возникли благодаря стремлению людей к лучшей жизни, свободе и счастью. Стратегия Трампа «Америка прежде всего» преследует своей целью защиту американского народа, поддержание американского образа жизни и процветания США, а также расширение американского влияния в мире. С точки зрения Вашингтона, экономическая безопасность страны является одним из ключевых элементов национальной безопасности.

Стратегия «Америка прежде всего» претерпела серьёзное влияние со стороны Трампа, менталитет которого ориентирован на бизнес. По этой причине Вашингтон уделяет особое внимание экономическим вопросам, включая сокращение торгового дефицита США с другими странами, и в первую очередь с КНР. Кроме того, Белый дом уверен в том, что торговая война против Китая поможет США урегулировать другие спорные вопросы в рамках американо-китайских отношений, включая вопросы, связанные с кибербезопасностью и правами человека.

В то время как председатель КНР стремится найти баланс между национальными интересами и глобальными тенденциями, Трамп явным образом сделал ставку на отстаивание американских интересов. Ярким примером этого является речь Трампа в Генеральной Ассамблее ООН в 2018 году, в которой он заявил: «Америкой управляют американцы. Мы отвергаем идеологию глобализма и придерживаемся патриотической доктрины».

Презрительное отношение Трампа к международным договорам и организациям, которое также имеет место в стратегии «Америка прежде всего», создало атмосферу недоверия к лидерству США. Подобное положение дел может ослабить позиции Соединённых Штатов на международной арене.

Тем не менее «Китайская мечта» Цзиньпина подразумевает содействие многостороннему сотрудничеству, глобальному процветанию и миру. Например, китайская инициатива «Один пояс и один путь», которую по праву можно назвать беспрецедентной в истории глобализации, также направлена на содействие многостороннему сотрудничеству и глобальному процветанию. Данная инициатива нужна, чтобы подчеркнуть жизненно важную роль КНР в глобальном управлении. Если Трамп продолжит настаивать на одностороннем подходе в рамках своей стратегии «Америка прежде всего», то США рискуют столкнуться с международной изоляцией и изменением международного порядка, сложившегося после окончания «холодной войны». Вероятно, на этот раз новый мировой порядок создадут Китай и его союзники.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2606453.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Запольскис, Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.04.2019. Просмотров: 288

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta