«Война» Индии и Пакистана в интерьере «большой» предвоенной геополитики

Содержание
[-]

Кто и зачем дергает тигра за усы на «евразийских Балканах»?

Не по дням, а по часам обостряется ситуация на индийско-пакистанской границе. Всё началось 14 февраля после двух терактов, проведенных в индийской части штата Джамму и Кашмир боевиками террористической группировки «Джаиш-е-Мухаммад». Погибли около 50 человек — военных и гражданских, в том числе высокопоставленный офицер индийских вооруженных сил. Индия осудила Пакистан, усомнившись в непричастности его властей. В ответ 18 февраля Исламабад отозвал из Дели своего посла. В комментарии МИД Пакистана отмечалось, что претензии за взрыв были предъявлены индийской стороной без всякого расследования обстоятельств произошедшего.

Случайно или нет, но обострение началось после вспышки пограничных противоречий между Индией и Китаем в восточной части границы между двумя странами, в штате Аруначал-Прадеш, который контролирует Дели, а Пекин считает своим. Штат тогда, на исходе первой декады февраля, посетил в рамках предвыборной поездки индийский премьер-министр Нарендра Моди, после чего посол Индии в Пекине был вызван в китайский МИД, где ему вручили ноту протеста.

В посвященном этому событию материале автору этих строк приходилось задаваться гипотетическим вопросом о том, не приведет ли пограничное обострение к военному конфликту, учитывая, что проекцией противостояния Китая и Индии является как раз индийско-пакистанский конфликт, и оба его участника, как и КНР, являются ядерными державами. И то, что буквально через пять дней началась эскалация именно этого противостояния, не может не наводить на определенные мысли.

С одной стороны, и Дели, и Исламабад, и, что немаловажно, Пекин, который так или иначе вовлечен в события на юге Азии, будучи крупнейшим региональным игроком, являются членами ШОС. И нет сомнений, что игру против ШОС, осью которой является российско-китайский союз, ведут США, заинтересованные в нагнетании региональной напряженности. И что перевесит — объединение конфликтующих сторон в одной международной организации или попытка разыграть карту их противоречий «третьими» силами, большой вопрос.

Если добавить к этому, что именно в эти дни американский президент Дональд Трамп прибыл в Ханой на встречу с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, и при этом он не скрывает стремления «перевернуть страницу» в американо-вьетнамских отношениях, «сделав фигу» Китаю, с которым он ведет торговую войну, то общая ситуация запутывается предельно. И невероятными уже не кажутся никакие сценарии.

Поэтому, с другой стороны, в продолжении эскалации конфликта Дели и Исламабада не заинтересованы ни Китай, ни Россия, ибо нестабильность проецируется на весь регион, являющийся сферой жизненно важных интересов Москвы и Пекина, и подрыв которого непосредственно угрожает их безопасности. Более того, Китай буквально на днях заявил о серьезном прорыве на торговых переговорах с США, и эскалация индийско-пакистанского конфликта как минимум не окажется для этого благоприятным фоном. Особенно с учетом ядерного фактора, за которым все стороны, в том числе наблюдающие за развитием событий, следят особо пристально.

Террористическая «прелюдия», вылившаяся в дипломатический конфликт Индии и Пакистана, получила продолжение 26 февраля, когда индийские ВВС нанесли воздушные удары по позиции боевиков «Джаиш-е-Мухаммад» на пакистанской территории. Через сутки последовало резонансное заявление Пакистана о том, что два индийских военных самолета, которые участвовали в налете, сбиты в ходе воздушного боя, развернувшегося с участием поднятых на перехват пакистанских ВВС. Сообщалось, что один из летчиков захвачен в плен, и в интернете вскоре появилось видео его допроса.

Индия, в свою очередь, признала потерю одного самолета — морально устаревшего МиГ-21 еще ранней советской разработки — и «ответила» информационной «бомбой» об уничтожении пакистанского F-16. Эскалация конфликта, который начинает плавно двигаться к широкомасштабной войне, подчеркнем это еще раз, между двумя ядерными державами, предположительно продолжилась на земле: в социальных сетях уже появилась не подтвержденная пока информация об обмене ударами с применением тяжелой артиллерии.

На этом фоне проходят сразу двое важных международных переговоров: Ким Чен Ын в ходе двухдневного саммита встречается с Д. Трампом в Ханое, а в китайской приморской провинции Чжэцзян завершилась однодневная встреча глав МИД России, Китая и Индии — Сергея Лаврова, Ван И и Сушмы Сварадж. Информационное сообщение о министерской встрече формата РИК показывает, что помимо региональной безопасности, в китайском Учжэне обсуждался и более широкий круг вопросов. Это и ситуация на Корейском полуострове, и Афганистан, а также политический кризис в Венесуэле, вокруг которой тоже нагнетается напряженность, очень похожая на предвоенную.

Показательно: за мирное урегулирование индийско-пакистанского конфликта практически в один день высказались и участники тройки РИК, составляющей ядро БРИКС, и прибывший в Ханой с Д. Трампом американский госсекретарь Майкл Помпео. На двусторонних встречах глав российского и китайского МИД с руководителем внешнеполитического ведомства Индии акценты были расставлены таким образом, что российская сторона выразила надежду на деэскалацию пограничного противостояния, а китайская призвала участников конфликта к сдержанности. Как говорится, почувствуйте разницу.

Пекин сдерживает Дели от прямой военной конфронтации с Исламабадом, в котором последний, по оценкам экспертов, слабая сторона, что повышает риски вовлечения Китая. А комментарий Смоленской площади делает упор на том, что оба участника конфликта — и Индия, и Пакистан — являются дружественными России странами, что проблемы следует разрешать политико-дипломатическими средствами, и что Москва готова помочь им в укреплении контртеррористического потенциала.

Последнее понятно, ибо в очередной раз именно терроризм становится (или это так задумано) детонатором крупных международных проблем, что лишний раз доказывает, что это инструмент продвижения определенных интересов. Не только региональных, но и глобальных, если иметь в виду как угрозу, так и фатальные последствия трансформации нынешних столкновений между Индией и Пакистаном в полномасштабную войну.

И если продолжить говорить о глобальном контексте, то следует обратить внимание вот на что. Конфликты, долгое время существовавшие в «замороженном» статусе, а именно такими являются и противостояние Дели и Исламабада, и ситуация вокруг Венесуэлы, вдруг именно в наши дни начинают «размораживаться» и «оживать».

Когда это происходит практически одновременно на фоне предстоящих выборов на Украине, итоги которых, по мнению ряда экспертов и даже политиков, могут взорвать Минские соглашения и не только заново разжечь тлеющий конфликт еще и в Донбассе, но и выйти за его пределы, впору задаваться риторическим вопросом, кому это выгодно. А также вспомнить о том, что в мире, и в особенности в Евразии, да и на постсоветском пространстве множество других очагов противостояния, которые тоже притушены, но продолжают слегка «дымить».

Делать окончательные выводы еще рано, возможно, худшего удастся избежать, и ситуация успокоится. Но не гадая на кофейной гуще и не пытаясь спрогнозировать становящуюся непредсказуемой, живущую собственной жизнью динамику развития событий в стремительно «разогревающихся» конфликтных зонах, необходимо внимательно следить за всеми такими точками. И в особенности за регионом Ближнего и Среднего Востока, который в геополитике из-за его взрывоопасности нередко и вполне обоснованно именуется «евразийскими Балканами». Нельзя исключить, что мы имеем дело с тщательно продуманным «обвальным» сценарием «домино», реализация которого только начинается.

Очень хотелось бы ошибиться, но ситуация со всей очевидностью движется и развивается в предвоенной логике. Большие войны, как учит история, всегда начинаются с нарастающих региональных противоречий и конфликтов, в которых войны никто не хочет, но она тем не менее всякий раз почему-то оказывается неизбежной.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2582706.html

***

Комментарий: К чему может привести эскалация конфликта между Дели и Исламабадом

Ядерные державы Индия и Пакистан снова оказались на пороге полномасштабной войны. Международные эксперты рассказали DW о причинах конфликта и возможных сценариях его развития.

В последние дни отношения между Индией и Пакистаном резко обострились. Происходящее в регионе вызывает серьезные опасения, ведь оба южноазиатских государства обладают ядерным оружием и средствами его доставки. Любая эскалация военного конфликта между Дели и Исламабадом несет в себе опасность ядерной конфронтации, и нынешнее противостояние не является исключением.

Индия и Пакистан - ядерные державы

В данный момент наибольшее беспокойство у международного сообщества вызывает то, что конфликт между Дели и Исламабадом может привести к их ядерной конфронтации. Хотя обе стороны утверждают, что такого рода риск является минимальным, мировые игроки не теряют бдительности.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан призвал индийскую сторону к переговорам для разрешения ситуации. "История говорит нам, что войны полны неверных оценок. Мой вопрос таков: можем ли мы, обладая тем оружием, которое у нас есть, позволить себе просчеты?", - заявил Хан во время телеобращения к гражданам страны 27 февраля.

Как Индия, так и Пакистан имеют на вооружении баллистические ракеты, которые могут быть оснащены ядерными боеголовками. По данным вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), Индия обладает боевыми ракетами девяти типов, в том числе "Агни-3" с радиусом действия до 5000 км. В свою очередь пакистанские ракеты, созданные при поддержке Китая, также способны поразить любую цель на территории соседней Индии, утверждают в CSIS.

В арсенале обеих стран также имеются менее крупные ядерные боеголовки, которыми можно оснастить ракеты малой дальности (50-100 км). По оценкам Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Пакистан в данный момент располагает 140-150, а Индия - 130-140 ядерными боеголовками.

Пакистан: ставка на ядерное оружие

Аналитики сходятся во мнении, что пакистанская ядерная программа, в первую очередь, нацелена на предотвращении угрозы, которая, по мнению Исламабада, исходит от Дели. Индия - страна с населением в 1,3 млрд человек - входит в первую десятку крупнейших экономик мира и выделяет значительные средства для наращивания своего военного потенциала. В плане оснащения обычным современным оружием Индия значительно превосходит Пакистан. Поэтому в Исламабаде считают, что Пакистан должен делать основную ставку на разработку ядерного вооружения, поясняет директор программы по ядерной политике фонда Карнеги Тоби Далтон.

Эксперты считают, что неравный военный потенциал Индии и Пакистана создает серьезную угрозу безопасности в регионе. "Ответные действия Пакистана (на авиаудары индийских ВВС. - Ред.) могут спровоцировать деструктивную реакцию индийской стороны. Если это произойдет, нам нужно начать беспокоиться о ядерном сценарии", - предупреждает эксперт по Юго-Восточной Азии из вашингтонского центра имени Вудро Вильсона Майкл Кугельман.

Вашингтон в качестве посредника

В то же время бывший пакистанский генерал, ныне военный аналитик Талат Масуд не думает, что нынешний конфликт вокруг Кашмира перерастет в ядерную войну. По его словам, Вашингтон должен выступить в качестве посредника между Исламабадом и Дели и попробовать разрядить обстановку. В прошлом США это уже удавалось, подчеркивает Масуд.

Тем временем госсекретарь США Майкл Помпео уже призвал власти Индии и Пакистана отказаться от дальнейших военных операций. Глава Госдепартамента заявил, что обсудил ситуацию со своими коллегами в обеих странах. Эскалации необходимо избежать, резюмировал Помпео.

Авторы: Шамиль Шамс, Александра Елкина

https://p.dw.com/p/3EGCl

***

Дополнение: США рискуют увязнуть в конфликте между Индией и Пакистаном

Крайне маловероятно, что дело дойдёт до ядерного противостояния, однако сохраняется возможность дополнительных ударов со стороны Индии и ответных мер со стороны Пакистана.

«Мы поддерживаем право Индии на самооборону», — заявил советник по национальной безопасности США Джон Болтон после того, как 14 февраля поддерживаемая Пакистаном террористическая группировка «Джаиш-е-Мухаммад» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совершила нападение на индийских военных в Кашмире, пишет Шамила Н. Чодхари в статье для издания The Hill.

Ранее США занимали позицию осторожного посредника между Индией и Пакистаном, вооруженными ядерным оружием. Заявление Болтона свидетельствует о том, что США решили отдалиться от Пакистана и ещё больше укрепить свои отношения с Индией. Однако к чему приведёт отказ Соединённых Штатов от своей традиционной роли посредника ради новой роли, которая, по мнению некоторых представителей Пакистана, может лишь обострить конфликт?

Ответный удар ВВС Индии по территории Пакистана — это третий случай в истории, когда ядерная держава наносит удар по другой ядерной державе с использованием обычного вооружения. Всё это должно вызвать сильное беспокойство в США, однако изменяющаяся геополитическая обстановка неизбежно ведёт к сближению между Вашингтоном и Нью-Дели. Индия может сыграть важную роль в сдерживании Китая, который продолжает укреплять свои позиции.

Кроме того, вывод американских войск из Афганистана существенно уменьшит зависимость США от транзитных маршрутов Пакистана, которые в настоящий момент используются для доставки военных грузов в Афганистан. Следовательно, у США появится больше места для манёвра. Вашингтон сможет усилить свое давление на Исламабад из-за его связей с антииндийскими боевиками.

В долгосрочной перспективе Индия при наличии ядерного оружия и отсутствии давления со стороны США вможет прийти к выводу, что в интересах своей национальной безопасности она может действовать более решительно, чем в прошлом. Однако подобная позиция Индии грозит Нью-Дели новыми проблемами, поскольку обострение конфронтации с Пакистаном может негативно сказаться на его глобальных амбициях. Конфликт между Индией и Пакистаном также не сулит ничего хорошего для всего региона в целом, особенно для Афганистана.

История показывает, что вмешательство США в конфликты между Индией и Пакистаном не раз способствовало урегулированию ситуации. Например, США сыграли важную роль в урегулировании конфликта во время Каргильской войны в 1999 году. Несмотря на сложные отношения между Пакистаном и США, Исламабад приветствует участие Вашингтона в качестве посредника.

Помимо дипломатических переговоров на высоком уровне следует ожидать, что США попытаются заручиться поддержкой других влиятельных стран для снижения напряжённости между Индией и Пакистаном. Белый дом может обратиться к Великобритании, Саудовской Аравии и, возможно, даже к Китаю.

На прошлой неделе в Пакистане предположили, что ответный удар Индии может негативно сказаться на продолжающихся переговорах между США и талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Если Пакистан решит помешать переговорам, то у США появятся более веские причины для того, чтобы призвать Индию к сдержанности. Однако Индии будет очень непросто проявить сдержанность, учитывая приближающиеся парламентские выборы, большое политическое влияние индийских военных и прошлые несправедливые атаки со стороны сил, поддерживаемых Пакистаном. Всё указывает на то, что сторонам будет очень сложно достигнуть мирного урегулирования конфликта.

Крайне маловероятно, что дело дойдёт до ядерного противостояния, однако сохраняется возможность дополнительных ударов со стороны Индии и ответных мер со стороны Пакистана. Например, на фоне давления Иламабад мог бы, как обычно, заключить в тюрьму некоторых антииндийских боевиков или временно заблокировать их деятельность, однако маловероятно, что Исламабад предпримет какие-либо военные действия против боевиков. До тех пор, пока Индия поддерживает с США более тесные стратегические отношения, а её вооруженные силы превосходят армию Пакистана в плане обычных видов вооружений, Исламабад и дальше будет использовать боевиков в качестве своих доверенных лиц в борьбе с Индией.

После заявления Болтона о том, что США поддерживают «право Индии на самооборону», Пакистан вполне может расширить использование подконтрольных группировок против Индии, поэтому США рискуют ещё сильнее увязнуть в сложной политике безопасности Южной Азии, вместо того, чтобы урегулировать ситуацию.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2582862.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Павленко, Шамиль Шамс, Александра Елкина, Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.03.2019. Просмотров: 112

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta