Украинa: Такое разное будущее

Содержание
[-]

Украинa: Такое разное будущее

Важнейшим фактором победы республик Донбасса должна стать программа экономического развития ДНР и ЛНР. Именно она принесет местным властям поддержку населения.

Пока на востоке Украины продолжается война, киевские власти и правительства Донецкой народной республики (ДНР) и Луганской народной республики (ЛНР) уже строят планы по организации дальнейшей жизни для населения юго-востока. Однако выглядят эти планы очень по-разному.

Так, и. о. министра обороны Украины Михаил Коваль недавно заявил, что на территории обеих областей будет проведена «зачистка» населения: все связанные с ополченцами или сочувствующие им жители будут отобраны, остальным же после прохождения фильтрационных лагерей будет запрещено возвращаться к местам проживания, и они будут расселены по разным областям Украины. Фактически речь идет о готовящейся расправе и депортации, охватывающих 6,5 млн человек, — масштаб жестокости подобных действий сопоставим только с событиями Второй мировой войны.

В то же время в Луганске и Донецке готовят совсем другое будущее для населения своих областей. Местные власти собираются не только выплатить компенсацию за утраченное и разрушенное имущество, но и вернуть из Киева и офшоров налоги работающих компаний, что позволит прекратить олигархический произвол (в Киеве же у власти так и осталась олигархия, несмотря на все антиолигархические лозунги Майдана) и уже в ближайшей перспективе значительно повысить уровень жизни населения. В недавно обнародованных программах по развитию Донецкой и Луганской республик описан план действий по налаживанию нормальной жизни людей, восстановлению и дальнейшему развитию регионов.

«Эксперт» постарался проанализировать сильные и слабые места программ, а также то, что они принесут самим республикам и России, которой отведена ключевая роль в будущей жизни обеих республик.

Поддержать своих

К первоочередным задачам, реализация которых намечена на июнь–август этого года, в ЛНР и ДНР относят «выплаты компенсаций семьям погибших и пострадавшим в результате агрессии киевской хунты». Размер выплат составит 250–300 тыс. гривен (примерно 750–900 тыс. рублей; 1 гривна = 2,87 рубля). Также будет оказана материальная помощь тем, чье имущество пострадало или было уничтожено. Для этого во всех районах обеих республик создаются оценочные комиссии, начинающие прием заявлений от граждан. Учреждены специальный фонд и комиссия по работе с гуманитарной помощью и взаимодействию с российским Народным фронтом и международными общественными и частными организациями, «готовыми оказать гуманитарную помощь населению республики».

В программе предусмотрена и другая материальная поддержка населению: 25–30-процентная доплата медработникам и водителям «скорой помощи», надбавка пенсионерам, отмена двукратного повышения цен на газ и услуги ЖКХ (сохранятся тарифы 2013 года). Правительства республик обещают своевременную выплату заработной платы, пенсий и пособий населению, включая такие зоны боевых действий, как Славянск и Краматорск.

Всем военнослужащим, перешедшим на сторону ЛНР и ДНР, назначена стопроцентная доплата к денежному довольствию. В то же время принято решение о создании специального подразделения МВД для борьбы с мародерами и бандитами, а также разрешено «получение жителями республики российского гражданства».

Чтобы поддержать продолжающие работать практически в условиях военного времени предприятия малого и среднего бизнеса, налоговая нагрузка на них будет снижена вдвое. В то же время для МСБ предусмотрены субсидии на общую сумму 200 млн гривен. ДНР и ЛНР возобновят поставки промышленной продукции на российский рынок, что позволит уже в 2014 году увеличить производство и экспорт в Россию продукции транспортного машиностроения, химического комплекса и сельхозпродукции.

Правительства республик озаботились и таким волнующим население вопросом, как поддержка в проведении сельхозработ. В программе заявлено о гарантированных поставках из России горюче-смазочных материалов, удобрений и продукции сельхозхимии, а также об учреждении штаба с участием предприятий агросектора для контроля за ходом сельхозработ и обеспечения сохранности сельхозпродукции.

Откуда возьмутся деньги

Бесспорно, программы ЛНР И ДНР выглядят очень оптимистично, особенно на фоне жесткого закручивания гаек, проводимого киевскими властями в отношении своего населения. Многие экономисты ожидают осенью экономического коллапса и резкого обеднения жителей Украины. «Из-за отсутствия поступлений в бюджет я прогнозирую на осень серьезные социальные бунты по всей Украине. Ведь не будет средств на то, чтобы решать вопросы социальной политики, производить социальные выплаты», — считает депутат Верховной рады Украины Петр Симоненко. «Сорок процентов трудоспособного населения Украины работают за рубежом и не платят ни подоходного налога, ни в пенсионный фонд. В результате у нас на одного работающего в стране уже три пенсионера, — сказал “Эксперту” недавно назначенный на пост министра экономики ДНР Андрей Пургин. — Поэтому у нас был выбор: либо гибнуть, стоя вместе, либо попытаться вырваться. Мы выбрали второй вариант».

Однако сразу же возникает вопрос: откуда возьмутся те финансовые средства, которые ЛНР и ДНР намерены использовать для поддержки населения и восстановления своих экономик? Очевидно, что на данный момент обе республики отчаянно нуждаются в помощи РФ (в России уже возникают фонды помощи ДНР и ЛНР). Однако даже в ближайшей перспективе республики не станут обузой для России (вопреки предостережениям скептиков), так как обладают изрядным запасом хозяйственно-экономической самодостаточности.

«Если говорить о финансово-бюджетных составляющих и о платежном балансе, то ЛНР и ДНР вполне самодостаточны. Они экспортируют больше, чем импортируют. По сути, Донбасс — единственный регион Украины, который зарабатывает чистую выручку и является донором украинской финансовой системы. Положительное торговое сальдо Донбасса компенсирует отрицательное торговое сальдо Киева, это примерно 18 миллиардов долларов, то есть Донбасс кормит Киев и является главным генератором валютной выручки для Украины», — рассказал «Эксперту» советник президента РФ Сергей Глазьев.

Интересно, что если посмотреть финансовые данные Украины, то оба региона отмечены как жестко дотационные, получающие из бюджета вдвое больше, чем они отдают в бюджет. Однако на деле это вызвано тем, что большинство предприятий, работающих в этих областях, зарегистрированы в Киеве или офшорах, поэтому платят налоги в столице или не платят их вообще. Собственно, подобная модель функционирования бизнеса, доведенная до максимально возможных пределов, и есть одна из олигархических схем разграбления Украины, при которой олигархи становились все богаче, а население все беднее. «Вертикально интегрированные предприятия, которые доминируют в Донбассе, имеют свои штаб-квартиры в Киеве и там же уплачивают налоги. Также происходит вынос налоговой базы в офшоры, что характерно практически для всех крупных украинских предприятий, которые экспортируют продукцию по низким ценам, утаивая значительную часть прибыли.

Возьмем, к примеру, крупнейший завод ферросплавов в Стаханове, который принадлежит Игорю Коломойскому. Уже многие годы завод экспортирует продукцию по ценам вдвое ниже тех, по которым продает ее на украинском рынке, потому что работает через офшоры и всю доходную часть выносит за рубеж. Таким образом украинский олигархат старается не платить налоги, из-за чего образуются подобные дыры в бюджетах областей. Если бы процесс налогообложения на Украине был прозрачен и налогами облагались предприятия, работающие в Донецкой и Луганской областях, то этот регион имел бы вполне надежную финансовую базу. Чтобы налоги оставались в этих областях, однозначно нужно принять законы, обязывающие предприятия, которые ведут основную деятельность в республиках, платить налоги там же», — объясняет Сергей Глазьев.

Карбованцы, суворинки, шахтерки

Национализация и налаживание работы налогово-бюджетной сферы, похоже, являются ключевыми элементами для обеих республик. Их правительства взяли на себя обязательство в предельно сжатые сроки — уже в июне–августе 2014 года — добиться того, чтобы «все материальные и финансовые ресурсы, прежде всего налоговые поступления и валютная выручка крупнейших экспортеров, которые поступали раньше или еще поступают с территории республики в Киев, оставались в распоряжении народа республики». «Мы намерены национализировать предприятия тех олигархов, которые откажутся от работы с ДНР. А это огромное количество предприятий, которые были присвоены олигархами. “Национализация” очень пугает многих бизнесменов, так что можно сказать, что мы будем вводить внешнее управление», — объяснил «Эксперту» председатель президиума Верховного совета ДНР Денис Пушилин. Поставлена задача до конца августа создать казначейство республики и государственную налоговую службу для обеспечения собираемости налогов и бесперебойной адресной доставки заработной платы, пенсий, стипендий и иных социальных выплат.

Однако задача налаживания в столь сжатые сроки самостоятельного налогового администрирования юридических и физических лиц таких многонаселенных и экономически весомых областей, как Луганская и особенно Донецкая, сегодня представляется маловероятной. Дополнительная сложность заключается в том, что контроль над рядом крупнейших предприятий региона выведен даже не в Киев, а в зарубежные юрисдикции. В частности, более 90% акций Харцызского трубного завода (Донецкая область) принадлежит голландской компании Metinvest B.V., входящей в империю Рината Ахметова. Руководству ЛНР и ДНР нужно отдавать себе отчет в том, что первые серьезные попытки прекращения налоговых платежей в Киев и оставления соответствующих средств в самопровозглашенных республиках будут однозначно восприняты украинскими властями как объявление финансовой войны, что повлечет за собой немедленные ответные действия, к которым надо быть заранее готовыми.

Все субъекты расчетов на территории этих областей, включая финансовые институты и местные филиалы банков других регионов Украины, могут быть оперативно переведены Киевом на счета с особым режимом платежей. Это значит, что банки могут быть выборочно или поголовно лишены доступа к рефинансированию со стороны Нацбанка Украины, могут быть блокированы или заморожены «внешние» платежи в адрес местных предприятий и физлиц, включая все социальные платежи — пенсии, пособия и др. Понятно, что без заблаговременных контрмер подобные действия приведут к довольно быстрому хозяйственному параличу, а вслед за ним и к социальному хаосу на мятежных территориях с самыми непредсказуемыми последствиями.

В то же время надо понимать, что подобные действия означали бы добровольный отказ киевских властей от Донбасса, поэтому в ближайшей перспективе такой шаг со стороны Киева маловероятен. Опыт Приднестровья, да и самой Украины в 1992–1993 годах, свидетельствует о том, что обособление финансовой системы невозможно без «выгораживания» денежной системы, учреждения собственного эмиссионного центра и введения какого-то подобия местной валюты. Так что в коллекциях постсоветских нумизматов рядом с украинскими карбованцами и приднестровскими суворинками (в первые годы независимости на территории ПМР в обращении находились советские рубли, на которые наклеивались марки с портретами А. В. Суворова) вскоре вполне могут появиться «шахтерки».

В принципе руководство республик отдает себе отчет в том, что сохранить статус-кво в денежных системах подмандатных территорий не удастся. Однако зафиксированный в программах сценарий — до конца 2015 года учредить Национальный банк республики и перейти к совместному (параллельному) обращению украинской гривны и российского рубля — кажется надуманным и прекраснодушным. Никакой пары гривна—рубль в условиях финансово-экономической войны с Киевом поддерживать в обращении не получится. Реально вариантов только два: в ЛНР и ДНР будут находиться в обращении либо пара, состоящая из местной валюты и российского рубля, либо только российский рубль, как это уже происходит сегодня в Абхазии и Южной Осетии.

Есть, правда, еще один, совсем неприятный, сценарий: разрушение денежной монополии в республиках. «Все это проходили во время гражданской войны 1918–1920-х годов, — предупреждает заведующий отделом ИМЭМО РАН профессор Яков Миркин. — Немедленно появлялись местные деньги. В этом сценарии еще будет использоваться рубль как местная валюта. Крупные предприятия будут выпускать свои суррогаты. В силу того что на территориях единая власть не сразу появится даже в отсутствие украинской, будет разноцветье, начнутся “городские” деньги. Еще никто не отказывался от эмиссионной прибыли». Избежать этого сценария сможет только сильная, централизованная, легитимная власть в республиках.

На первом, самом тяжелом, этапе налаживания самостийной платежно-расчетной системы не обойтись без развертывания полевых учреждений Банка России. Помощь в выстраивании самостоятельной финансовой и денежной систем на территории ЛНР и ДНР будет со стороны России гораздо более ценной и действенной, нежели все гуманитарные миссии, вместе взятые. Донбасская угледобывающая отрасль обладает огромным протестным потенциалом, в ней работает 400 тыс. человек Донбасская угледобывающая отрасль обладает огромным протестным потенциалом, в ней работает 400 тыс. человек.

Это не Крым

«Программа первоочередных действий правительства Луганской народной республики» предполагает максимально быструю интеграцию хозяйственного комплекса ЛНР в российское экономическое пространство. Поставлена задача уже в июне-августе текущего года добиться недискриминации товаров, произведенных предприятиями республики и поставляемых в РФ, по сравнению с российскими, включая государственные закупки и закупки госкорпораций. Руководство ЛНР надеется уже в 2014 году увеличить производство и экспорт в Россию подвижного состава, локомотивов и другой продукции транспортного машиностроения на 30%, продукции химического комплекса — не менее чем на 50%, сельхозпродукции — не менее чем на 30%. А общий прирост экспорта готовой продукции в Россию должен до конца текущего года составить не менее 100 млн долларов.

На первом этапе предполагается введение режима «открытой границы» с Россией, включая отказ от таможенного контроля, а до конца будущего года планируется установить режим свободной торговли с Россией и вступление в Таможенный союз и ЕврАзЭС. Еще через год, к концу 2016-го, должна быть решена задача «создания единого правового и политического пространства с Россией в рамках нового союза». Логичной составляющей быстрой интеграции является надежда на достижение льготного режима поставок в ЛНР российских энергоресурсов. Правительство республики ставит задачу обеспечить «поставки нефтепродуктов из России по внутрироссийским ценам, что приведет к снижению цены бензина в полтора раза». А также «заключить соглашение о поставках газа из России по цене 268,5 доллара за 1 тыс. куб. м» — это прошлогодняя цена российского газа для Украины.

В данном контексте интересно посмотреть, в каком состоянии находится хозяйственный комплекс двух восточноукраинских областей, каковы его сильные и слабые места. Чувствительные для российского бизнеса вопросы: насколько экономика Донбасса экспортно ориентирована и не получим ли мы в результате быстрого открытия границы конкурентов на внутреннем рынке? С другой стороны, возможно, на территории республик есть лакомые активы для поглощения российскими компаниями. Наиболее сильные позиции в Донецкой и Луганской областях занимают угольная и химическая промышленность, черная металлургия, тяжелое машиностроение, а также АПК. Черная металлургия Донбасса критично зависит от российского газа вообще и от цены на него. У этой отрасли погиб внутренний рынок сбыта и она еще сильнее, чем в России, зависит от возможности экспорта металла по демпинговым ценам. В случае отключения властями Киева ЛНР и ДНР от экспортной инфраструктуры, в частности от доступа к черноморским портам Украины, для выживания металлургических предприятий республик понадобится обеспечить их альтернативными маршрутами экспорта. При этом перевалочных мощностей российских черноморских портов для этого очевидно не хватит. Возможно, понадобится какое-то квотирование и согласование графика экспортных отгрузок российских и донбасских металлургов через указанные порты.

Еще одна отрасль востока Украины, критически зависящая от экспорта и доступа к экспортной инфраструктуре, — растениеводство, прежде всего выращивание зерновых культур и подсолнечника. Для поддержания ее на плаву также понадобится обеспечение альтернативных экспортных маршрутов через российские порты (в частности, через Новороссийск), которые и без того перегружены. К тому же в России действует запретительная 30-процентная пошлина на экспорт подсолнечника, отсутствующая на Украине, так что потери данной подотрасли в случае ухода из украинского хозяйственного пространства неизбежны. Нельзя сбрасывать со счетов и значительный потенциал животноводства восточноукраинских республик. Даже в условиях тяжелой экономической ситуации за январь–апрель текущего года на Луганщине отмечены рост производства яиц, увеличение поголовья свиней и птицы.

К концу 2016 года руководством ЛНР ставится задача создать в молочном животноводстве современный комплекс с поголовьем не менее 30 тыс. голов и обеспечить переработку молока, а также поставку молочной продукции на российский рынок. Широко известны проблемы, которые доставляют российским молочникам масштабные, сильно дотируемые поставки на наш рынок молока, сыров и молокопродуктов из Белоруссии. В скором времени к ним могут добавиться молоко, а также яйца и курятина с востока Украины.

В то же время руководство ЛНР рассчитывает на возобновление работы крупного Лисичанского НПЗ за счет согласования с Россией беспошлинной поставки нефти на переработку. Это позволит обеспечить потребность в нефтепродуктах ЛНР и ДНР, а также налоговые поступления в казну республик в размере до 500 млн долларов в год. Лисичанский завод, обладающий перерабатывающими мощностями около 8 млн тонн сырья в год, принадлежит российской «Роснефти» (входил в состав ТНК-BP, поглощенной госкомпанией). Его работа была остановлена в марте 2012-го из-за низкой рентабельности и низкой маржинальности украинского рынка. Запустить завод при наличии политического решения российских властей не составит проблемы. Однако мощность Лисичанского НПЗ явно избыточна для обеспечения потребностей востока Украины, поэтому рентабельная работа этого актива возможна только при условии доступа в морские порты Украины либо в Туапсе и Новороссийск. Без налаженного экспорта нефтепродуктов в Европу Лисичанский НПЗ станет конкурентом заводов Самары, Саратова и Волгограда на рынке Северного Кавказа. «И в Луганской, и в Донецкой областях избыток энергогенерирующих мощностей, работающих на российском газе.

Непонятно, в каком состоянии находятся сети ЛЭП, особенно с учетом продолжающихся военных действий. Поэтому важно изначально прикрепить электросети обеих областей к ЛЭП Ростовской, Воронежской и Белгородской областей», — считает доцент географического факультета МГУ Владимир Горлов. Очень серьезный конкурент российских трубников — Харцызский трубный завод. «Мы имеем серьезную недогрузку своих мощностей по производству труб большого диаметра, и Харцызск на нашем рынке на дух не нужен. Хватит с нас проблем реэкспорта китайских труб через Казахстан!» — не скрывает своих эмоций Владимир Горлов. Еще один потенциальный конкурент российских предприятий — производители хлора из Лисичанска, Северодонецка и Рубежного. На внутрироссийском рынке их продукция вступит в прямую конкуренцию с заводами Поволжья и Башкирии.

Из традиционных отраслей Донбасса в наиболее сложной ситуации в случае хозяйственной интеграции с Россией окажется угледобыча. Донецкий уголь в европейской части России уже не имеет рынка сбыта, здесь все поделено между Кузбассом и Воркутой. Угледобывающая отрасль Донбасса находится в удручающем состоянии и страдает от хронической недоинвестированности, износа оборудования, несоблюдения норм техники безопасности. Почти каждый год здесь случаются серьезные аварии на шахтах, действует много «диких» шахт, ведущих незаконную добычу. С учетом того что в угледобыче и сопутствующих производствах в Донбассе занято 400 тыс. человек, отрасль обладает гигантским протестным потенциалом. Для сравнения: в угольной отрасли Кузбасса, добывающей свыше 200 млн тонн угля (в 3,6 раза больше, чем Донбасс), занято всего 109 тыс. человек.

«Машиностроение Донецкой и Луганской областей для России не самое интересное. В нем много предприятий, которые обслуживали специфические потребности Донбасса в специализированном оборудовании для добычи и обогащения угля. Возможно, уцелели некоторые заводы электроники, предприятия по производству спецматериалов, приборостроительные, например бывшее ПО “Титан” в городе Антрацит. Могут представлять интерес производящий тепловозы Луганский машзавод (он уже входит в сферу интересов российского Трансмашхолдинга) и два краматорских завода тяжелого машиностроения. Последние могут быть в перспективе подключены к программе развития российского атомного машиностроения. К числу самых интересных для российского ВПК активов на территории рассматриваемых областей, возможно, относится Донецкий химико-металлургический завод, производящий кремний, ниобий, гафний», — считает Владимир Горлов.

Все эти проблемы, разумеется, не являются неразрешимыми, однако интеграция в российскую экономику двух восточноукраинских регионов значительно более сложна и проблематична, чем, например, Крыма и требует большой работы и тщательных расчетов.

Дефицит вертикали

Налаживание экономической жизни — важный, однако далеко не единственный компонент первоочередных шагов, которые необходимо сделать правительству ЛНР и ДНР. В условиях гражданской войны, когда фиксированная линия фронта отсутствует, а боестолкновения разворачиваются в разных точках провозглашенных юго-восточных республик, жизненно необходимо провести централизацию принятия решений, возможно в качестве временной меры.

Сегодня в Луганской и Донецкой республиках существует острый дефицит управленческой власти. Мало того что оба образования действуют во многом независимо и в рамках своих административных центров — Луганска и Донецка; даже делегаты каждой стороны приезжают в Москву и договариваются о помощи по отдельности. Проблема усугубляется тем, что ополченческое движение также раздроблено и действует в границах определенных городов, поселков, точек боестолкновений. Между тем гражданские войны выигрываются не только оружием, но и работой с местными жителями. «Когда игра ведется вдолгую, как в начале XX века в нашей стране, в конечном счете решающую роль играет критическая масса поддержки со стороны населения, — убежден Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии. — Не обязательно по принципу политической поддержки “красных”. Люди поддерживают ту сторону, с которой в большей степени связывают ожидание наведения порядка. Сигналы о способности установить этот порядок, обеспечить нормальную жизнь, нормализовать экономику являются важным фактором и в ходе военной кампании гражданских войн».

Очевидно, что уже сегодня, даже в период военных действий, руководство ЛНР и ДНР должно планировать и осуществлять меры по государственному строительству новых республик. Проведенные в мае референдумы о признании лишь первые шаги к легитимации новообразований. Впереди ряд последовательных шагов по выстраиванию управленческой вертикали. В этом плане ситуация серьезно осложняется отсутствием монолитной поддержки новых властей. И если местные жители, ожесточаемые бомбежками и карательными акциями украинской армии, все в большей степени одобряют действия ополченцев — не по политическим мотивам, а из протестных соображений, то с местной бюрократией не все так однозначно. Органы что местного самоуправления, что правопорядка чаще всего демонстрируют опасливый нейтралитет, ожидая развязки военного конфликта и осуществляя свои прямые обязанности без энтузиазма. Между тем это тот самый управленческий скелет — депутаты, мэры, старосты, на который теоретически и должна «нанизываться» новая государственность республик.

Перед ополчением стоит очень непростая тактическая задача по привлечению местных бюрократов на свою сторону. Здесь очень важно не перейти грань, действовать мягко и аккуратно, чтобы не вызвать ожесточения управленцев. Склонять на свою сторону не угрозой оружия, но демонстрацией силы и способности контролировать ход мирной жизни, возможностями прямых контактов с Москвой. Местная бюрократия и интеллигенция должны стать поставщиками кадров в руководство республик. В этом смысле назначенные на 14 сентября парламентские выборы в ЛНР, несмотря на все проблемы военного характера, должны обеспечить приток новых легитимных управленцев, обеспечить связь центра с территориями, завоевать лояльность избирателей. Этот процесс должен также стать важной вехой построения государственности в провозглашенной республике. Кроме того, выборы в ЛНР было бы правильно синхронизировать с аналогичной инициативой в Донецке.

Уже сегодня в ЛНР и ДНР необходимо сформировать управленческий аппарат, обязанностями которого должны стать вопросы мирного развития республик. Нужно проработать систему власти, которая бы подразумевала параллельное существование и координацию действий военного блока и гражданских чиновников. Именно гражданское правительство, а не военные функционеры должны осуществлять централизованное распределение гуманитарных грузов, замкнуть на себя контакты с землячествами в странах СНГ, осуществлять адресную помощь населению пострадавших районов, проводить финансово-налоговую политику, работать с малым, средним и крупным бизнесом.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Власова, Александр Ивантер, Геворг Мирзаян, Петр Скоробогатый

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.06.2014. Просмотров: 229

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta