Украина - Россия: Стоит ли воевать в Донбассе и чем это может закончиться? Россия отводит войска от границы с Украиной

Содержание
[-]

Оценка боевых сил и средств сторон военного конфликта

***

ОТ РЕДАКЦИИ

Вечером, 20 апреля, президент Владимир Зеленский обратился с воззванием к нации и призвал ее к единству перед лицом российской агрессии.

В оперативных комментариях прессы выделен главный акцент из речи президента: если жизнь заставит, Украина готова к войне. За день до этого фактически провалился очередной раунд переговоров политсоветников лидеров стран «нормандского формата». Меры деэскалации не согласованы по шести пунктам из семи, Россия обвиняет в срыве Украину. В тот же день радикальные депутаты фракции «Слуга народа» в Раде потребовали разорвать дипотношения с РФ, призвать резервистов, начать мобилизационные мероприятия и попросить США и Великобританию ввести в страну свои воинские части.

Это лишь часть партии президента Украины, и в Раде подобные предложения большинством не поддерживаются. Ведь Владимир Зеленский только что вернулся из Европы, где сделал все, что позволяли ему полномочия и личный политический капитал, чтобы ускорить военную интеграцию с Западом в любом возможном формате. Весенний пик военно-политической напряженности в Донбассе, кажется, пройден: в ближайшее время российские войска, участвовавшие в учениях рядом с Украиной, вернутся в места постоянной дислокации, как сообщил Сергей Шойгу во время визита на Северный флот. Но безнадежный тупик, в котором остается весь комплекс вопросов урегулирования, в любую минуту может стать коридором к военной катастрофе.

Владимир Денисов, военный эксперт, непосредственно участвовавший в работе органов военного планирования, ветеран военной разведки, экс-заместитель секретаря СБ РФ, оценил для «Новой газеты» возможности такого развития ситуации как профессионал. Почти во всех недавних комментариях прессы и заявлениях политиков на Западе, а также в прогосударственных СМИ России наступление украинской армии в качестве осознанного политического выбора оценивается как крайне маловероятное событие. Это совпадает и с мнением авторов «Новой газеты».

Однако анализ Денисова исходит из предположения, что любой спонтанный локальный конфликт на линии противостояния может быстро разрастись в большую войну, и ВСУ обязаны будут пойти в наступление, поскольку с точки зрения политиков и подавляющего большинства проголосовавших за них граждан — это их земля и ее надо вернуть в отечество. Для того и создавалось огромным напряжением экономики и при участии всего украинского общества трехкратное превосходство над мятежниками по всему фронту.

Стоит отметить, что сам стиль записки легко узнает всякий, кто знакомился с документами военного ведомства. Таким языком говорят люди, планирующие военные действия. Видимое бездушие его в преддверии мясорубки с многими тысячами жертв сродни служебным запискам эпидемиологов о сотнях тысяч предстоящих смертей в наступающей на страну эпидемии и необходимых мерах (великий хирург Николай Пирогов первый определил войну как травматическую эпидемию).

Разумеется, автор не может в силу ограничений корпоративной этики писать о деталях возможного вторжения на Украину буквально. Поэтому необходимо понимать, что означают выражения «вдруг усилится», «возникновение контрнаступательного потенциала», «использование средств с сопредельной территории», «будут использованы все имеющиеся средства», — впервые военный профессионал с репутацией рассказывает о той самой войне между Россией и Украиной, о которой все украинские СМИ пишут чуть ли не каждый день.

Валерий Ширяев, «Новая газета»

***

Вооруженный пат

Раз уж все заговорили о предстоящей горячей фазе долгого конфликта в Донбассе, то стоит поразмышлять о том, какие с военной точки зрения характерные особенности он может иметь и чем могут удивить друг друга противоборствующие стороны.

Так как спор идет за территорию, то возможные действия будут носить бескомпромиссный характер и не ограничатся только причинением друг другу серьезного ущерба, а, скорее всего, будут вестись до полного истребления наступательного и оборонительного потенциалов. Ставки высоки, ни одна из сторон начав, уже проиграть не может из-за последующих в таком случае обвальных политических последствий, и это, в свою очередь, еще более ужесточает характер будущих боевых действий.

Наибольшую решительность и целеустремленность следует ожидать от действий ВСУ, которые уже длительное время при непосредственном участии американских специалистов проводят реорганизационные мероприятия, направленные на повышение собственных боевых возможностей. Вот эти самые действия и вызывают повышенный интерес у военных специалистов и сторонних наблюдателей. 

На что способна сегодня украинская армия — остается большой загадкой не только для внешних экспертов, но и для самих участников, и, судя по тому, какие зондирующие действия предпринимаются на линии соприкосновения, им не терпится попробовать себя в деле. Одной из главных особенностей, подогревающей сам конфликт, является обещание американской стороны оказать военную помощь украинским военным в действиях по возврату утраченных территорий. Официально речь не идет о каких-либо новых вооружениях. Говорится в основном об информационной поддержке.

Кому-то это может показаться не столь существенным, но на самом деле это не просто рядовая услуга через офицеров связи, а комплексное информационное обеспечение стороны конфликта в онлайн-режиме. Это существенная поддержка на уровне современных военных технологий. Фактически украинские военные получают доступ (конечно, дозированный) к «Глобальной системе оперативного управления», которая объединена с «Системой совместного интегрированного отображения обстановки и разведки» (Global Command and Control System-Joint Integrated Imagery and Intelligence).

По всей вероятности, на практике это должно выразиться в установке оконечных терминалов, принимающих и обрабатывающих детальную информацию, получаемую от двух защищенных разведывательных контуров этой системы — космического и воздушного. Предположительно конечные принимающие терминалы этой системы, смонтированные на специальной колесной технике (корпусной комплект) могут быть встроены в систему командных пунктов оперативного командования «Восток» ВСУ. Однако на этом, скорее всего, поддержка и ограничится, так как сопрягаемые автоматизированные системы доведения данной информации до средств поражения в режиме целеуказания в украинской армии в звене корпус–бригада–батальон/дивизион отсутствуют.

Вместе с тем, следует признать, что оперативную обстановку в зоне конфликта украинское командование будет знать (или уже знает) достаточно подробно. Конечно, все это может внушать украинской стороне дополнительную уверенность, что в сочетании с заразительным карабахским примером, умноженным на «победоносное» применение там боевых дронов, добавляет задора молодым и еще необстрелянным украинским политикам. Им очень хочется повторить чужой успех.

Другим определяющим моментом в случае начала активных боевых действий будет то, какой вариант действий изберет группировка ВС Украины: удары войсками или огнем. Оперативное командование «Восток» ВСУ по натовской градации является корпусным объединением, имеющим в своем составе одну танковую, четыре механизированных и артиллерийскую бригаду, а также подразделения боевого обеспечения и тыла. На период боевых действий она может быть усилена еще 1–2 бригадами (одной танковой), 2–3 артиллерийскими дивизионами большой мощности и 2–3 дивизионами РСЗО из резерва Генштаба. Всего эта группировка может насчитывать

  • более 300 танков,
  • порядка 800 БМП и БТР,
  • а также около 400 орудий полевой артиллерии калибра более 100 мм.

На первый взгляд довольно внушительная сила, однако вооружение не новое, устаревших систем, в основном еще советских образцов. Кроме того, количественные показатели уже не являются определяющими в оценке потенциалов, а на первое место выходят показатели качества боевых систем и владение передовыми способами ведения боя и сражения. Сейчас главное — полнота знания оперативной обстановки во всех боевых звеньях, помноженная на автоматизированное доведение целеуказаний до ударных средств, и, естественно, точность поражения на максимальных дальностях.

И вот здесь никаких неожиданностей быть не может. ВСУ не относятся к современным и технологичным армиям, располагающим в нужных количествах мощными и дальнобойными средствами огневого воздействия, способными решать исход боя и сражения еще до непосредственного соприкосновения с войсками противника. Следовательно, как в старые добрые времена, они будут действовать механизированными войсками первого и последующих эшелонов, и уже в ближнем бою, неся существенные потери, пытаться решать поставленные задачи.

Из открытых источников известно, что силы и средства ополчения сведены в два условных корпусных соединения по 2–3 расчетные бригады в каждом. Следовательно, становится вполне понятным количество объектов, от боевой устойчивости которых зависит вся оборонительная конструкция непризнанных республик. Не стоит пытаться оперировать какими-то точными цифрами, так как обе стороны конфликта склонны преувеличивать свои возможности, но не будет большой ошибкой предположить, что таких объектов (типа танковая/мотопехотная рота — артиллерийская/минометная батарея — подразделения боевого обеспечения — КП и узлы связи) около 15–20 на бригаду.

Таким образом, совокупно в условном корпусе таких целей наберется 50–60. В двух корпусах это уже 100–120 объектов плюс 20–30 объектов (целей) корпусного подчинения. Для того чтобы эффективно воздействовать на такое количество целей и нанести им ущерб, хотя бы до уровня «ограниченно боеспособен», то есть 30–40% потерь, атакующая сторона должна располагать не меньшим количеством ударных средств типа артиллерийская батарея/дивизион, авиационное звено/эскадрилья. А для гарантированного успеха необходимо создать двух-трехкратное превосходство и иметь не менее 5–6 боекомплектов боеприпасов. В составе оперативного командования «Восток» ВСУ такого количества сил и средств просто нет, даже с учетом возможного усиления с других направлений.

Количественный недостаток можно было бы компенсировать высокоточными средствами поражения в сочетании с боеприпасами повышенного могущества, но и этого в украинской армии не накоплено в достаточном количестве. Имея в своем составе основную массу средств поражения с эффективной дальностью огня 15–20 км, украинское командование будет искать возможности «дотянуться» на дальности более 50 км силами авиации и ударных БЛА, которые могли бы взять на себя уничтожение до 30% целей противника. Однако попытки применения боевых дронов (50–60 единиц, в основном турецких) не будут иметь эффекта внезапности по той простой причине, что их там уже ждут и против них будут задействованы все самые современные средства противодействия и уничтожения БЛА. Что касается боевой авиации, то отсутствие современных технологий ее применения и дефицит эффективных средств поражения значительно снижают возможности того количества из 120–130 единиц, которое имеется в распоряжении командования ВСУ.

И при всем при этом надо еще подавить ПВО. Имеющиеся у так называемого ополчения средства ПВО в определенной степени могут обеспечить достаточно полное информирование о воздушной обстановке и, вероятно, отражение одиночных авиационных ударов с нескольких направлений. Групповые же удары масштаба эскадрилья/полк отразить будет проблематично, и тем более массированные авиаудары (хотя не факт, что украинские ВВС из-за своей малочисленности способны наносить такие удары). Учитывая специфику донбасских масштабов, можно предположить, что на системы ПВО ополчения будут воздействовать не только авиация и БЛА, а все, что стреляет с земли на дальность от нескольких до десятков километров и более (в первую очередь, РСЗО). Такой объем воздействия все же способен обеспечить высокую степень массирования средств поражения и, следовательно, можно предположить, что такая система ПВО в подобной обстановке долго не протянет. Но это только на первый взгляд.

Здесь возможны сюрпризы. Например, если группировка ПВО ополчения «вдруг» усилится 2–3 дивизионами «Панцирь-С» 2–4 батарейного состава, а это уже 32–48 дополнительных целевых каналов, что в сочетании с мероприятиями РЭБ (а они однозначно будут осуществляться), то в таком случае дело примет совсем другой оборот. Конечно, сейчас украинская армия представляет собой более организованную и подготовленную силу, чем во время предыдущих боевых столкновений. Но за прошедшее время требуемого комплекса преобразований, включающих перевооружение и переподготовку военных кадров всех уровней, провести практически невозможно. Принципиально новые армии так быстро не строятся.

Главный вывод из приведенного краткого анализа таков, что группировка ВСУ своими силами и средствами не может обеспечить глубокого огневого поражения сил ополчения с требуемой плотностью и эффективностью. Поэтому вместо продолжительной ударно-огневой операции на всю глубину оперативного построения войск ополчения с достаточной плотностью поражения, временем воздействия и значительным расходом всех видов боеприпасов и ракет мы будем наблюдать с большой долей вероятности корпусную наступательную операцию с главным и вспомогательным ударами на фронте до 50 км и на глубину до 60–80 км. В людском измерении это самый затратный способ ведения боевых действий.

С учетом прогнозируемой ожесточенности ведения боевых действий суточные потери в живой силе и технике могут достигать 5% и более. По мере продолжения операции эти показатели будут только возрастать, что в конечном итоге поставит под вопрос успех всей кампании в целом. Кроме того, украинские командиры и начальники учитывают (этому их учили в военных академиях), что любые оборонительные действия (операция) наиболее эффективны, если осуществляется встречное комплексное огневое поражение средств нападения и в воздухе, и в пунктах базирования (аэродромы и позиции, если это наземные ударные средства), и на маршрутах выдвижения войск и т.д. Для этого ополченцам надо иметь «длинную руку», способную наносить удары на дальность в несколько десятков и сот километров, чего, конечно, пока у них нет. А использование таких средств с сопредельной территории придаст конфликту совсем иное измерение и другой военно-политический масштаб. Однако ни одна из сторон конфликта, как уже было сказано, не может проиграть. Следовательно, будут использованы все имеющиеся средства сообразно складывающейся обстановке.

И вот тут мы подошли к возможно главному сюрпризу, который может ожидать украинскую сторону в случае перевода тлеющего конфликта в горячую фазу. Такой неожиданностью может стать «возникновение» у условных корпусов достаточного контрнаступательного потенциала, способного не только остановить продвижение войск ВСУ, нанеся им неприемлемый ущерб (как это уже бывало), но и завершить разгром противостоящих сил и развивать общий успех со значительным выходом за территорию самопровозглашенных республик. Причем эти действия могут сопровождаться глубоким массированным огневым сопровождением как раз в том виде, в каком это требовалось от украинских ВС, но было недостижимо в силу их нынешнего состояния. Это будет выглядеть как «операция по принуждению к миру» воюющих сторон. Для этого России и напрягаться особо не потребуется.

Стоит только силами РЭБ полностью подавить управление войсками в районе боевых действий, а дистанционным минированием сковать действия наземных сил, ну и если потребуется, то с дальности в несколько сот километров поразить ряд центров боевого управления. Украинская сторона наличными силами и средствами не в состоянии в рамках корпусной наступательной операции (5–10 суток) осуществить разгром противника и взять под контроль ранее утраченные территории. Нанеся ряд ударов наземными войсками, она завязнет в затяжных боях с множеством потерь и угрозой разгрома.

В то же время силы «ополчения» не в состоянии самостоятельно и в полном объеме отразить возможное вторжение, но способны сковать украинские силы и втянуть их в длительные бои с переменным успехом. В этих условиях российская сторона будет вынуждена, балансируя на грани непосредственного втягивания в вооруженный конфликт, оказывать помощь ополченцам, дабы сохранить приемлемый статус-кво в регионе, навлекая на себя тем самым еще большие политические обвинения, ужесточение санкций и международную изоляцию.

Но, пожалуй, самым неприятным последствием, вытекающим из всей этой ситуации, может стать нестандартная реакция руководства блока НАТО на ситуацию в Донбассе в форме запуска программы ускоренного присоединения Украины к альянсу, невзирая на имеющиеся территориальные проблемы на востоке и юге страны. Кто-то этого не понимает сейчас так же, как, видимо, во времена крушения Варшавского договора и развала СССР кто-то не верил в происходящее. По сравнению с теми катастрофами нынешние вероятные решения НАТО по Украине будут выглядеть как рутинная процедура с трудно прогнозируемыми последствиями для России. А непосредственным толчком к развитию такого сценария послужит вся эта ситуация вокруг Донбасса.

Автор Владимир Денисов, военный эксперт, ветеран военной разведки, экс-заместитель секретаря СБ РФ

https://novayagazeta.ru/articles/2021/04/21/vooruzhennyi-pat

***

Военно-политическая ситуация в Черном море потенциально взрывоопасна. Какие военные силы здесь сосредоточены

Российское командование подтянуло в черноморский регион значительные силы боевой авиации, десантные корабли из состава Северного (СФ) и Балтийского (БФ) флотов, Каспийской флотилии (КФ), а также морскую пехоту с бронетехникой и десантников ВДВ, которые теперь проводят учения по загрузке/выгрузке на борт. С БФ и СФ подошли вокруг Европы с остановкой в Сирии 4 больших десантных корабля (БДК). Каждый БДК способен высадить на необорудованное побережье до батальона c тяжелой техникой. Из КФ в Черное море переброшены через канал Волга–Дон 15 кораблей и судов, из них 8 десантных вместе с тамошними морпехами. Всего в регионе собрана ударная группировка до 25 десантных кораблей различных типов, способная высадить с одного захода до 5 тысяч бойцов, а потом еще сходить за подкреплением.

Министр обороны Сергей Шойгу утверждает, что военно-политическое руководство Украины стремится дестабилизировать ситуацию в Донбассе, а США и НАТО продолжают вести провокационную деятельность в воздушном пространстве и акватории Черного моря: «Военно-политическая обстановка на юго-западном стратегическом направлении остается сложной, а ряд иностранных государств пытается нарастить свое военное присутствие у южных и западных границ России». После распада СССР у ЧФ фактически не было подводных сил, тем более что турки ограничивают проход подлодок черноморских стран через Босфор — только для ремонта или в одну сторону на место постоянной дислокации. Но в последние годы на Балтике построили и перебросили в Черное море 6 дизель-электрических лодок проекта 636.3 «Варшавянка», и сейчас все они вышли в море и, похоже, скрытно заняли боевые позиции, подвсплывая только, чтобы зарядить аккумуляторы, используя шнорхель (устройство для работы двигателя под водой).

Минобороны РФ объявило, что более чем на полгода, с 24 апреля вплоть по 31 октября закрывает три зоны в территориальных водах вокруг Крыма для «мирного прохода иностранных военных кораблей и других государственных судов». Международное право и российское законодательство в принципе разрешает «мирный проход» (innocent passage) через наши территориальные воды (до 12 морских миль, или 22,2 км от берега), например, чтобы срезать угол для сокращения пути при проходе мимо мыса. Теперь МО РФ это право на полгода отменило для зоны у западной оконечности Крыма (Тарханкутский полуостров), для зоны от Севастополя до Гурзуфа и еще у Керченского полуострова в районе мыса Опук, где расположен полигон 810-й бригады морской пехоты и где сейчас части ВДВ вместе с морпехами отрабатывают высадку с моря.

Практически ни одно государство в мире не признает воссоединение Крыма с РФ и, соответственно, российское право на территориальное море вокруг Крыма. Из Киева и Вашингтона последовали дипломатические протесты после объявления о запрете прохода через три зоны. Но в целом публичное российское возвращение к нормам холодной войны проясняет ситуацию с innocent passage и может помочь предотвратить ненужные и опасные стычки. По ходу проведения учений в Крыму российские власти дополнительно закрыли для полетов воздушное пространство над Южным Крымом от Севастополя до Феодосии, над прилегающим территориальным морем и международными водами к югу от него с 20 по 24 апреля. Проход иностранных боевых кораблей специально ограничивать не стали, поскольку, несмотря на всю официальную риторику о нарастании угроз, боевых кораблей нечерноморских стран НАТО в Черном море сейчас нет. Хотя разведывательные самолеты и беспилотники — летают. Пентагон отменил запланированный на 14–15 апреля заход в Черное море двух эсминцев USS Donald Cook (DDG-75) и USS Roosevelt (DDG-80), которые постоянно базируются в испанском порту (базе) Рота. Было сказано: чтобы не провоцировать русских.

Впрочем, сейчас этим двум эсминцам было мало смысла заходить в Черное море. По правилам конвенции Монтрё 1936 года через 21 день — как раз в первых числах мая, когда в черноморском регионе будет, по мнению некоторых экспертов, решаться дальнейшая судьба противостояния в Донбассе и с Украиной, Donald Cook и Roosevelt должны были бы из Черного моря уходить. А теперь в Восточное Средиземноморье направляется английская ударная авианосная группа во главе с новейшим HMS Queen Elizabeth, на котором только-только освоили полеты на стелс-истребителях укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B Lightning II. По конвенции Монтрё войти в Черное море авианосец не может по тоннажу, да ему там и делать нечего — он может наносить удары из Эгейского или Средиземного морей. Но один английский эсминец и один фрегат из состава авианосной группы Queen Elizabeth в начале мая должны пройти Босфор и смогут остаться в Черном море почти до конца месяца.

Наверное, тогда в случае необходимости могут опять подойти Donald Cook и Roosevelt, а также подтянуться французские, испанские, немецкие, итальянские, греческие, голландские и прочие боевые корабли стран НАТО — по большей части сравнительно малого тоннажа (фрегаты и корветы), чтобы не сильно превышать общий лимит Монтрё на суммарное водоизмещение в 30 тыс. тонн или 45 тыс. тонн в особых обстоятельствах. И, наверное, присоединится турецкий ВМФ, на который ограничения Монтрё не распространяются.

На авиабазах причерноморских стран НАТО могут появиться боевые эскадрильи стелс и не-стелс боевых самолетов западных стран-союзников. Тогда ситуация может стать совсем серьезной, если, конечно, к лету нынешнее напряжение в регионе как-нибудь не рассосется в результате дипломатических усилий или просто потому, что бесконечно держать войска «в поле», а корабли в походе невозможно. Надо возвращать их домой на базы и отправлять в дембель отслуживших свой срок солдат.

Автор Павел Фельгенгауэр, обозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/04/21/more-protivostoianiia

***

P.S. Россия объявила об отводе войск от границы с Украиной

Военные учения на юге России прошли успешно, заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Он сообщил, что возвращение войск в пункты постоянной дислокации начнется уже 23 апреля.

Россия объявила о возвращении в пункты постоянной дислокации десятков тысяч военнослужащих, которые в последние недели были переброшены к границе с Донбассом и в аннексированный Крым. Соответствующий приказ министра обороны РФ Сергея Шойгу был обнародован 22 апреля в пресс-релизе министерства.

По словам Шойгу, отвод войск начнется уже 23 апреля и завершится к 1 мая. Министр объяснил это "успешным завершением учений". "Считаю, что цели внезапной проверки достигнуты полностью. Войска продемонстрировали способность обеспечить надежную оборону страны. В связи с этим мною принято решение завершить проверочные мероприятия в Южном и Западном военных округах", - заявил Сергей Шойгу.

Одновременно он приказал войскам быть готовыми к немедленному реагированию в случае "неблагоприятного развития обстановки в районах учений НАТО Defender Europe". На совещании в Мурманске 13 апреля Шойгу отметил, что эти маневры НАТО станут крупнейшими за последние 30 лет.

Москва объяснила переброску войск реакцией на "угрожающие действия" Североатлантического альянса. Россия в последние недели перебросила в Крым и к границе с Донбассом около 120 тысяч солдат и офицеров, вызвав в Украине и на Западе опасения, что Москва готовится к войне с Украиной.

Посол Украины в ФРГ Андрей Мельник заявил, что его страна будет еще энергичнее добиваться членства в НАТО.

Автор Сергей Ромашенко  

https://p.dw.com/p/3sPW5

***

Готовила ли Россия наступление на Украину: выводы западных аналитиков

Весь апрель Россия перебрасывала войска к границе Украины и в Крым. Политики на Западе предупреждали об опасности военного конфликта. Аналитики делали свои прогнозы.

Приказ о возвращении с 23 апреля российских войск, стянутых к границам Украины, в места постоянной дислокации министр обороны РФ Сергей Шойгу отдал накануне. До этого дня Запад не переставал призывать Москву снизить напряженность у границы с Украиной, но Россия наращивала там свои войска. В середине апреля европейское командование Вооруженных сил США оценивало вероятность наступления войск РФ на Украину "от низкой к средней" и ожидало ее снижения. Но к концу месяца новые данные заставили некоторых экспертов заговорить о том, что Россия действительно могла готовить наступление, хотя в Кремле и заверяли, что войска РФ никому не угрожают.

ICG: Войск РФ у границы Украины недостаточно для наступления

"Несмотря на российские танки, которые подвозят к границе с Украиной, вероятность того, что кровопролитные бои, потрясшие Донбасс в 2014 и 2015 годах, безотлагательно повторятся, кажется низкой", - были уверены эксперты Международной кризисной группы (International Crisis Group, ICG), влиятельного аналитического центра с центральным офисом в Брюсселе. Доклад "Реагирование на новый кризис на границах Украины" они опубликовали 20 апреля. Свое мнение эксперты объяснили следующим образом: "Хотя количество и конфигурация войск вызывают обеспокоенность, они не соответствуют схеме наступления".

Как напомнили в ICG, длительное время среди обозревателей господствовало мнение, что Москву устраивает статус-кво, сложившийся в Украине. Эксперты объясняли это тем, что минские соглашения на руку поддерживаемым Россией силам в Донбассе. "Впрочем, последние перемещения войск и риторика России указывают на то, что она может становиться все более недовольной и, вероятно, пытается надавить на Украину, чтобы та пошла на уступки", - сочли аналитики. И все же, окончательный вывод ICG таков: если Запад не найдет правильный подход к России, то возникнет "большая угроза еще одной эскалации".

Сколько войск на самом деле РФ сосредоточила у границы Украины?

Какова же численность российских войск у границы Украины и в Крыму сейчас? В Киеве сначала говорили о 80 тысячах, а уже 14 апреля министр обороны Андрей Таран заявил, что дело идет к 110 тысячам. В тот же день временная поверенная в делах США при ОБСЕ Кортни Остриен отмечала, что Россия переместила 15-25 тысяч солдат к границе Украины и в Крым - в придачу к уже находящимся там силам. Спустя несколько дней издание The Wall Street Journal сообщило о новых цифрах: по оценке правительства США, это 80 тысяч военных, что "приблизительно вдвое больше, чем развернутые там российские силы четыре недели назад". В Евросоюзе же исходили из цифры в 100 тысяч.

Для сравнения - в Вооруженных силах Украины, по данным Минобороны, в феврале насчитывалось 195 тысяч военнослужащих, из них 40 тысяч участвовали в операции объединенных сил в Донбассе. 21 апреля президент Украины Владимир Зеленский подписал закон, позволяющий быстрее призывать резервистовв вооруженные силы. Ресурс у Киева для этого существенный - через боевые действия в Донбассе прошли уже 400 тысяч украинцев.

Россия строит новые базы, перебрасывает истребители

При современном ведении войны одно лишь количество солдат мало что означает. Не менее важны и количество, и типы вооружений, и то, как войска организованы, какое у них тыловое обеспечение, а также многочисленные детали, например, запас топлива и боеприпасов.

Во всем этом Россия также наращивала свою мощь. Например, в ЕС заявили о наличии данных о развертывании РФ полевых госпиталей. А WSJ сообщило о размещении в Крыму истребителей Су-30, которых там не было в марте. Спутниковые снимки демонстрируют развертывание в Крыму также десантных войск, ударных вертолетов, разведывательных дронов, оборудования для радиоэлектронной борьбы.

Новый полевой лагерь войск РФ на юге от Воронежа выявила группа российских независимых блогеров Conflict Intelligence Team (CIT). И хотя от украинской границы лагерь отделяют около 250 километров, значительная часть боевой техники в нем относится к Центральному военному округу - "до Воронежа она преодолела сотни и тысячи километров". Авторы расследования указывали на то, что лагерь расположен ближе всего к Харьковской и подконтрольной Киеву части Луганской области. В CIT считают, что такая диспозиция "носит скорее наступательный, чем оборонительный характер".

Издание Der Spiegel сообщило о двух новых базах возле Марфовки близ Керчи. Там, где еще в середине марта было чистое поле, в апреле журналисты по спутниковым снимкам насчитали более тысячи военных машин. А в CIT отметили, что установили переброску на север Крыма псковских десантников с техникой, в частности, БТР и БМД. Были сообщения о переброске Россией судов Каспийской флотилии в Азовское море.

"Это не демонстрация. Это подготовка наступления"

Американский генерал в отставке Филип Бридлав, командовавший силами НАТО в Европе, оценил для WSJ перебрасывание Россией дополнительных самолетов к границам Украины так: "Они надлежащим образом развернули разные элементы военно-воздушных сил, нужных для создания преимущества в воздухе над полем боя и прямой поддержки сухопутных войск".

В разговоре с немецкой газетой Frankfurter Allgemeine Zeitung Бридлав заявил, что очень встревожен, потому что, в отличие от середины апреля, войска РФ у границы Украины уже располагают "стратегическими средствами, которые требуются Москве для вторжения: артиллерией, оборудованием радиоэлектронной борьбы, тыловым обеспечением, санитарами". "Это не демонстрация. Это подготовка наступления, - заявил WSJ руководитель американского аналитического центра The Potomac Foundation Филип Карбер. - Я не прогнозирую нападение, но через две недели россияне будут располагать таким вариантом".

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба также ожидал, что численность военных РФ к концу апреля достигнет 120 тысяч. "Мы не можем точно знать, начнет ли Москва новый этап агрессии против Украины, но она будет готова сделать это уже через несколько недель", - заявил Кулеба. Военные обозреватели указывали также на то, что погодные условия в апреле неблагоприятны для проведения наступательных операций. Но уже в мае грунт высохнет и станет более проходимым для тяжелой военной техники.

Автор Юрий Шейко  

https://p.dw.com/p/3sMNL


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Денисов, Павел Фельгенгауэр, Сергей Ромашенко

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.04.2021. Просмотров: 72

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta