Украина: Как Донбасс теряет свои шахты и чем это грозит

Содержание
[-]

Шахты Донбасса: Подтопление, провал 

Это обсуждаемая тема в последнее время - экологическое бедствие, надвигающееся из-за того, что боевики на неподконтрольных территориях закрыли шахты, перестав выкачивать из них воду. Все шахты соединены между собой - под землей нет ни границ, ни блокпостов, и подземные воды текут себе ... куда?

Журналисты издания  LB.ua приехали в Торецкое искать подтопления на местных закрытых шахтах. Их рабочая гипотеза, построенная на основе заявлений экспертов и ранее опубликованных журналистских материалов: Донбасс подтопляется шахтными водами, которые отравляют питьевую воду и угрожают превратить значительную часть региона в соленое болото. Также существует угроза проседания почвы. Вдвоем с коллегой-фотографом  журналисты издания на хвост правозащитникам по организации Truth Hounds, которые ездят по Донбассу, документируя обстоятельства и последствия обстрелов и не только. Это обсуждаемая тема в последнее время - экологическое бедствие, надвигающееся из-за того, что боевики на неподконтрольных территориях закрыли шахты, перестав выкачивать из них воду. Все шахты соединены между собой - под землей нет ни границ, ни блокпостов, и подземные воды текут себе ... куда? Куда потекут подземные воды с закрытых, например, в Горловке шахт? Спрогнозировать это не так просто. Репортаж издания  LB.ua из Торецка.

В Торецкое семь шахт, из них работают две - "Центральная" и "Торецкая". По соседству - оккупированная боевиками Горловка, в которой уже закрыты все шахты. В том числе несколько шахт с особо опасными отходами, а также изюминка региона - шахта "Юный Коммунар", на которой в 1979 году провели подземный экспериментальный ядерный взрыв. Поэтому этот регион считается одним из самых опасных - именно из-за близости Горловки с ее затопленными и никем не контролируемыми шахтами.

Горловка действительно очень близко - в ясную погоду прекрасно просматривается с окраины. А с другой точки вечером можно увидеть огни Донецка. В Торецке мы должны встретиться с руководителем шахты "Северная". Еще до нашего приезда коллеги из Truth Hounds успели побывать на шахте "Центральная" - она до сих пор работает, воду откачивают, подтоплений, по словам руководства, нет.

Шахта "Северная" не работает с января 2017 года и выглядит полностью безлюдной. Высоченные стволы, которыми спускаются и поднимаются шахтеры под землю, стоят неподвижно в тишине. Здания частично разрушены - обстрелами и время. Где-то дальше на территории шахты лают собаки - поэтому мы решаем зайти в ближайшее к нам здание, откуда никто не лает. К тому же у входа припаркована "волга", что также косвенно указывает на присутствие в этом здании директора.

Заходим внутрь и начинаем сомневаться, что здесь кто-то работает - слишком сильно провисает потолок. Кажется, вот-вот что-то гепнет на голову.

- Вы к кому?

Наконец-то человек! Человек, который вышел к нам, зовет по нашей просьбе Анатолия Кулинича - директора шахты "Южная", председателя ликвидационной комиссии шахт "Южная" и "Северная". Предположение, что торецкие шахты затапливаются водами с горловских, Кулинич отвергает. Говорит, что из соседних горловских шахт сюда ничего не течет.

- На рабочих шахтах Торецка воду откачивают. А эта шахта сейчас планово затапливается шахтными водами, потому что она на реструктуризации и отлив временно приостановлен. Когда вода дойдет до отметки 148 м, начнется отлив и откачка воды.

Кулинич говорит, что "Северная» не сбита (не соединена) с другими шахтами.

- Другая шахта, "Южная", сбита с горловской шахтой им. Гагарина. Но если кого-то и затапливает, то это "Южная" - Шахту Гагарина. Потому что в "Южной" глубина добычи - 490 м, а на шахте им. Гагарина - более тысячи, - говорит он. На шахту "Южная" не пускают - там стоят украинские военные. "Южная", так же как и "Северная", передана в реструктуризацию. Это означает, что шахту снесут. На "Южной" работы уже начались.

- Четыре года я работал директором на «Южной» под обстрелами, - рассказывает Кулинич. - Были раненые за эти годы, один рабочий погиб - подорвался на мине, убегая от обстрела. На территорию шахты "Южная" "прилетает" до сих пор. Между Торецком и Горловкой расположен поселок Шумы, где 26 марта погибли четверо украинских военных. Анатолий Кулинич говорит, что когда начались военные действия, спускаться в шахту уже было опасно. Однако закрывают "Северную" не только из-за этого - чтобы добывать здесь уголь дальше, надо вложить много денег в модернизацию производства. Учитывая войну, шансы найти инвестора для торецких шахт почти нулевые.

- Беспокоиться надо не о том, что затопит, а о том, что людям нечего делать, - говорит Кулинич. - Если закроют шахты, молодежи останется только собирать клубнику и попы подтирать в Италии.

Не просто шахтерский городок

Торецк не просто один из ряда шахтерских городков. Именно здесь расположена Балка Скелеватая - место первой документально зафиксированной добычи угля на Донбассе. И тут же, в Торецке (который тогда еще был Щербиновкой), в 1860 году была открыта первая на территории современной Украины шахта - "Центральная".

Все эти 160 лет жители сначала Щербиновки, затем Дзержинска, а теперь Торецка прорастали вглубь своей земли вместе, долбили в ней полости и превращали ее в свои невероятные терриконы, которые вполне могут претендовать на место в списке чудес Украины. Здесь, в Торецке, есть полные кавалеры ордена шахтерской славы, герои СССР и Украины. Уголь здесь не только экономика, но и общество, и культура. Его залежей хватит еще на века активной добычи. Закрытие шахт, каким бы экономически целесообразным оно ни было, в городе воспринимается болезненно. Если в 2013 году в Торецке работали на шахтах 5213 человек, то 2019-м - в два раза меньше, 2685.

Уговариваем Кулинича провести нас внутрь здания, где он работает (все же работает, несмотря на нависший потолок). Внутри следы пожаров и других катаклизмов. Очень холодно.

 

- Я охотно вам все показал бы, если бы у нас что-то строилось, если бы была какая-то перспектива. А так это наша погибель.

После нашего возвращения было много вопросов о том, как местные относятся к обострению на фронте и перспективах развертывания полномасштабной войны с Россией. Ответ: они говорят об этом гораздо меньше, чем мы в Киеве. Видимо потому, что для них это значительно серьезнее разговор, ведь именно к ним "прилетит" в первую очередь.

- Но бомбоубежище у нас есть, - много раз повторял Анатолий Кулинич, пока водил нас по заброшенному зданию. Конечно, это важно. Это не те места, где люди не знают дороги к ближайшему бомбоубежищу. И не те места, где они щекочут себе нервы обсуждением будущих боевых действий.

Бульдоризация

Шахту "Северная" ждет реструктуризация - это значит, что сначала из нее вывезут все, что может быть полезным, а потом бульдозером сравняют с землей. Стволы останутся, но их наземная часть станет значительно короче. Такую реструктуризацию уже прошла местная шахта им. Артема - теперь она выглядит как небольшая равнина у террикона. Бывшие четыре ствола - четыре будки. На Шахту Артема нас сопровождает местный активист и волонтер, основатель ОО "Твой новый город" Владимир Елец. Он рассказывает, что консервация этой шахты проведена показательно хорошо:

- Стволы защищены от вандалов, но одновременно у них есть дверь, куда могут зайти специалисты, замерить уровень воды и так далее. Вокруг поле, которое со временем превратится в сквер или лес. Была даже попытка высадить здесь какие-то дубки. Они засохли, но попытка была.

Расспрашиваем Ельца о подтоплении. Сейчас, говорит он, точно известно, что затоплены горловские шахты, в том числе шахта "Юный Коммунар" с отходами от ядерного взрыва, а также шахты со складами опасных отходов - имени Калинина и "Углегорская". Воду из горловских шахт не откачивают. Очевидно, что это может представлять опасность подтопления участков земли как на подконтрольных территориях, так и на оккупированных, а также загрязнение поверхностных вод, из которых берется питьевая вода. Но сказать конкретно - что именно, где и когда мы ждем - невозможно.

- На самом деле вода может к нам не дойти, но точно этого никто не знает. Геология так устроена, что вода может пойти на Ростов. Различные специалисты говорят разное. Некоторые говорят, что вода из шахт пойдет в овраги, потому что у нас территория вся перекопана. Некоторые специалисты считают, что вода из затопленных и загрязненных шахт Горловки может появиться в первую очередь в Бахмуте. Но для того, чтобы понимать, что такое происходит, необходим мониторинг состава воды. В первую очередь загрязнение появится (если появится) в колодцах - будет резкое повышение минерализации воды, загрязнение металлами и токсичными веществами. Чтобы выявить повышенную минерализацию и загрязнения, нужно постоянно мониторить состояние воды. Сейчас такого мониторинга в регионе нет.

- Нужно сделать 50-60 проб воды отовсюду: озера, реки, колодцы - и зафиксировать параметры. А через год сделать повторные пробы, чтобы о чем-то говорить. Но пока это не было сделано. То есть у нас в 2021 году точки отсчета нет. Мы догадываемся, что вода у нас очень плохого качества. Но пока не будет мониторинга, желательно независимого, точно мы ничего утверждать не можем. Относительно того, есть ли уже подтопления в Торецке, Елец говорит, что иногда рабочая шахта "Центральная" не успевает откачать всю воду, из-за чего шахтеров утром отправляют домой. И добавляет, что руководство шахты не признает, что такие ситуации случаются.

- В самой Горловке не видели следов подтоплений, но их почему-то очень часто видят в Макеевке. очень много сигналов: подземные толчки, вода в подвалах, на улице вытекает какая-то непонятная рыжая вода.

Из разговора с Ельцом становится понятно, что выяснить что-то однозначно не удастся. Но есть три факта.

Первый: в Горловке все плохо, шахты закрыты и затоплены.

Второй: это фактор опасности, есть прогнозы подтоплений и загрязнений питьевой воды.

Третий: мониторинг ситуации однозначно нужен, однако его пока нет.

Все эти три факта подтверждает и наша следующая собеседница - главный специалист-эколог общего отдела Управления жилищно-коммунального хозяйства военно-гражданской администрации города Торецка Донецкой области Анна Черкасова.

- Еще больше десяти лет назад были такие случаи - вода из закрытой шахты вышла на поверхность, затопила территорию. Пока приехали специалисты - воды уже нет, и никто не знает, куда она ушла. И как это все работает, никто не знает. Приезжали недавно специалисты, говорили, что это очень трудно изучить, это очень большая работа.

В то же время Анна уверяет, что потечет (если потечет) именно из Горловки в Торецк: "Даже в геодезическом смысле мы находимся по рельефу ниже, чем Горловка. И подземные воды, в связи с рельефом, стекают к нам. Так что действительно есть большая угроза, что когда-то нас может затопить".

По ее словам, после начала войны ситуация ухудшилась.

- Обращаются люди, говорят, что вода в колодцах то исчезает, то появляется вновь, и никто не знает, куда она идет. Может быть специфический запах, которого никогда раньше не было. Жалуются люди на провалы почвы, которых раньше не было. И, может быть, вы обратили внимание, что очень много камыша. Это свидетельствует, что грунтовые воды очень близко к поверхности. Камыш в Торецке действительно роскошный. Анна говорит, он появляется даже там, где его раньше не было.

- Меня как эколога очень беспокоит тот момент, что в Горловке все затоплено, и у нас с ними нет никакой связи, никакой информации о состоянии дел, - говорит она. - Ведь мы совсем рядом, что такое 30 км для подземной воды? Знаю, что финансирование на это дело они никакого не выделяют. Впрочем, не хватает финансирования на экологический мониторинг не только на оккупированных территориях - на нашей стороне тоже не проводится работы ни в направлении изучения экологической ситуации, ни в направлении ее улучшения.

- Когда работала шахта "Северная", была специальная комиссия, ходили по подвалам соседних домов, делали замеры - нет ли подтопления, не превышено ои содержание метана в воздухе. А сейчас шахта не работает, и уже никто не ходит. Нашей администрации такие данные не предоставляются. Хотелось бы, чтобы была какая-то комиссия и какая-то безопасность.

При затоплении водой метан может вытесняться из шахт в подвалы домов, что взрывоопасно. Об этом тоже много говорится и пишется, хотя мнения экспертов разнятся и в этом вопросе. Например, Анатолий Кулинич (директор шахты "Южная" и председатель ликвидкомиссии Южной и Северной шахт) сомневался, что из затопленных, уже нерабочих шахт получится метан: "Если шахта затоплена, то метан в ней уже закупорен там, где остановилась выборка угля. Он уже наружу не продавится. Разве что выйдет из тех выборок, которые расположены выше затопления, но это тоже маловероятно, потому что оттуда, скорее всего, уже весь метан вышел. Так разве где-то по каким-то прорывам может выходить".

Анна рассказывает о еще одной проблеме - шумовом загрязнении из-за боевых действий. Говорит, из-за него животные приходят в города, в том числе волки и лисы. Горожане не слишком рады таким встречам на своих дворах.

В этом районе действительно много диких животных - из-за боевых действий длительное время действовал запрет на охоту. Сейчас он снят, и мы воочию видели людей, которые собирались лезть в кусты с ружьями, чтобы стрелять в животных и птиц, не зная, за сколько метров от них могут оказаться военные, способны открыть огонь.

Геологи: ситуация неуправляемая и неконтролируемая

В Бахмуте нас ждет еще одна важная встреча - с генеральным директором Государственного регионального геологического предприятия "Донецкгеология" Николаем Жикаляком. Он соглашается с тем, что ситуация неуправляемая и неконтролируемая. Рассказывает, что еще с 2010 года не проводится мониторинг нарушения режима подземных вод в зонах промышленного воздействия.

- Конечно, попадание шахтных вод в приповерхностном зону - это угроза, - говорит Жикаляк. - Угроза для инженерных сооружений, угроза засоления шахтными водами питьевой воды. Но не будет так, как пугали, что все затопится.

В 2020 году НПО ACTED Ukraine был представлен План действий для ВЦА г.Торецк по предотвращению или минимизации рисков вследствие закрытия шахт, разработанный на средства доноров - EU Civil Protection & Humanitarian Aid. В течение подготовки плана было проведено гидрогеологическое обследование, которое выполняли специалисты предприятия "Донецкгеология". Исследование должно было выявить площади и участки наиболее вероятного затопления.  Исследователи выяснили, что высоко (до 2 м глубины) подошли подземные воды возле шахты "Северная" и шахты Артема, а также на незначительных участках у поселков Дружба и Крымское.

План содержит перечень вариантов, какой ущерб понесут различные территории в случае затопления шахт. И предлагает контролировать уровень шахтных вод, а также поддерживать их на самой низкой из отметок: не менее 150 м от минимальной отметки поверхности или глубины первого рабочего горизонта шахты. Поэтому пока все упирается в мониторинг и его отсутствие. А также в невозможности его проведения на оккупированных территориях. На шахте "Юный Коммунар" в Горловке, где закапсулированы ядерные отходы, нужно проводить мониторинг хотя бы раз в месяц, есть ли загрязнение радиоактивными веществами. Но понятно, что это делать никто не будет.

- На нашей территории должны быть датчики - в районе шахты Артема, на Железнодорожной, на шахте им. Св. Матроны. Сейчас предлагается оборудовать скважины, установить там датчики и проверять уровень воды, - говорит Жикаляк. Он утверждает, что в стволах реструктурированных шахт не установлены трубы и нет возможности проводить мониторинг.

- На Артема - четыре ствола, и все засыпаны. В прошлом году мы об этом узнали. Хотя бы в одном стволе трубы поставили, по крайней мере, на горизонт 100 метров! И внизу просверлить фильтры. Жикаляк также говорит, что 2019-2020 годы были очень маловодными, но придет и период максимальных осадков. Однако когда он будет - тоже неизвестно.

Дорога на шахту Золоте, Луганщина

Шахта "Золотое": приток воды увеличился в пять раз. Напоследок мы посетили до сих пор рабочую шахту "Золотое", Луганская область. После того, как боевики прекратили откачку воды из трех шахт на неподконтрольных территориях, приток воды в этой шахте увеличился в несколько раз.

"Если раньше наш приток был 250-300 метров кубических в час, то сейчас 1300 метров кубических. Увеличивалось постепенно, и не факт, что остановится на этой отметке. Потому что ГРГП "Восток" напрогнозировали до 2000 метров кубических. Как справляемся? Был проект, выделили деньги из госрезерва, модернизировали водоотлив. Раньше было 2-3 насоса, откачивали воду, теперь - 8", - говорит главный инженер шахты Игорь Новоселов.

Шахта Золотoе

Но если приток воды будет увеличиваться дальше - а это прогнозируется, - имеющиеся насосы перестанут справляться. И тогда подтопление в Золотом станет реальностью, а вместе с ним проседания почвы и загрязнение питьевой воды (в большей степени, чем сейчас). К тому же при модернизации водоотливов не модернизировали систему электроснабжения, она рассчитана на то оборудование, которое было раньше. С 2018 года местная река Камышеваха, в которую сбрасываются шахтные воды, стала рыжей. Очевидно, из-за увеличения количества воды, которая выкачивается из шахт.

- Гуп! Хлоп! Хлоп! - пока набирали воду из Камышеваха, впервые за поездку услышали артиллерию. Значит, надо ехать быстрее. Через два дня читаем, что под Золотым погиб украинский боец.


Об авторе
[-]

Автор: Виктория Гуэрра

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 23.06.2021. Просмотров: 37

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta