Украинa: Градус гражданского протеста в Киеве нарастает

Содержание
[-]

Простуда Саакашвили может стать фактором украинской политики

На понедельник в Киеве запланировано заседание суда, который определит меру пресечения Михаилу Саакашвили. Его задержали в пятницу вечером, с тех пор политик находился в изоляторе временного содержания Службы безопасности Украины (СБУ). У здания постоянно дежурили несколько десятков активистов. В воскресной демонстрации, которую Саакашвили запланировал еще до задержания, приняли участие несколько тысяч человек.

Вчера в полдень участники акции стали собираться в парке им. Шевченко. Оттуда они направились по Крещатику на майдан Независимости, где состоялся митинг. От имени Саакашвили выступала его жена Сандра Рулофс (она и в прошлое воскресенье стояла на сцене). «Мы хотим, чтобы люди жили лучше, чем в последние четыре года. Порошенко много обещал… Возможно, он хотел, но не смог… Политика – это не бизнес, люди – это не товар… Они (власть. – «НГ») пересекли красную линию», – обращалась она к участникам акции.

Журналистам жена Саакашвили пояснила, что не занимается политической деятельностью, а выступает по просьбе своего мужа. «Миша говорит, что речь сейчас идет не о нем, речь идет о стране», – сказала она. Отвечая на вопрос, Рулофс отметила, что Саакашвили в Украине готов в составе команды проводить реформы: «Он готов продолжать борьбу против коррупции. Но важно, чтобы люди показали свою силу, показали генпрокурору Луценко и президенту Порошенко, что не получится сфабриковать такие вещи…» Жена Саакашвили сказала также, что в воскресенье еще ничего не было известно о назначенном на понедельник суде. И охарактеризовала свое отношение к процессу: «Это не суд. Это политический заказ. Ведь нет равных шансов для двух сторон».

Рядом с женой Саакашвили находился один из лидеров партии «Рух новых сил» Юрий Деревянко. Он тоже сделал заявление для прессы: «Когда Порошенко бросил в тюрьму Саакашвили, он снял маску европейца и четко показал, что строит диктатуру. Этим арестом пытались запугать украинцев. Они это сделали, сфальсифицировав уголовное дело, чтобы изолировать Михаила Саакашвили от активной борьбы против коррупции, против олигархической системы».

Многие эксперты в Киеве отмечают, что до сих пор и сам политик, и его окружение избегали ответов по существу предъявленных подозрений. Напомним, Генпрокуратура и СБУ утверждают, что располагают доказательствами сотрудничества команды Саакашвили с представителями команды Януковича (речь идет о скрывающемся в России украинском бизнесмене Сергее Курченко). По данным следствия, сотрудничество сводилось к финансированию, которое команда Януковича предоставляла команде Саакашвили для организации акций протеста, которые якобы должны были завершиться государственным переворотом. Саакашвили, отвечая на обвинения, сказал: «Я вообще не знаю, кто такой Курченко. Я с ним не общался, я не знаю, как он выглядит, и у меня нет ничего общего с ним».

Директор Института социально-политического проектирования «Диалог» Андрей Миселюк отметил в своем блоге, что такого объяснения недостаточно – на фоне обнародованных записей телефонных переговоров. По его словам, много вопросов возникает и у западных лидеров, которые знакомы с Саакашвили, и у граждан Украины: «Если сторонники Саакашвили вместо его пламенных речей и призывов вставать на борьбу с режимом Порошенко послушают, как их кумир просит денег у «младоолигарха» Януковича, они по-новому взглянут на него и его деятельность».

Один из соратников Саакашвили, бывший замгенпрокурора Украины Давид Сакварелидзе заявил, что «дело Саакашвили» было сфабриковано именно с целью опорочить репутацию борцов с коррупцией. В интервью телеканалу ZIK он заявил о необходимости провести экспертизу записей, которые были обнародованы на прошлой неделе генпрокурором Юрием Луценко: «Пусть назначат экспертизу. Но не в нашем МВД, не в продажных агентствах. А международную экспертизу – в Британии, в США… Она покажет, что все это – монтаж».

На митинге в Киеве Сакварелидзе задал вопрос о том, кого из причастных к преступлениям, в которых обвиняют команду Януковича, в том числе к расстрелам на майдане в 2014 году, уже задержали и арестовали. «Задержан Саакашвили!» – подчеркнул политик. Участники митинга с очевидным возмущением восприняли такой поворот. Некоторые эксперты допустили, что следующим шагом следствия может быть объединение «дела Саакашвили» с расследованиями против окружения Виктора Януковича. Политолог Сергей Таран убежден, что этого не произойдет. Судя по всему, рядовые украинцы не знают, кому верить в этой ситуации.

***

При относительно небольшой численности участников тональность протеста становится более радикальной. Со сцены звучат прямые обвинения в адрес власти. После митинга на майдане Независимости некоторые участники собирались направиться к СИЗО, другие призывали идти в палаточный городок, который до сих пор стоит у здания Верховной рады. Судя по заявлениям, сделанным перед телекамерами, акции в центре Киева координируются двумя центрами. Первый (условно его можно назвать политическим крылом) – это «Рух новых сил» Саакашвили. Второй (объединяющий в том числе бывших участников АТО) – это заявившее о себе еще в октябре «Движение освобождения». Радикальное крыло предлагает создать в Украине некий «комитет национального спасения», который разрешит внутренний кризис. Политики опасаются, что такая попытка приведет к кровопролитию.

Лидеры оппозиционных партий дистанцируются от акций, организованных Саакашвили. Однако они выступают в защиту самого политика. Юлия Тимошенко, долго хранившая молчание, сейчас напомнила, что такой же этап Украина проходила в момент, когда Янукович пришел к власти и уверовал в свое всесилие. Она обратилась к президенту Порошенко: «Вы бросаете за решетку своих оппонентов – так же как это делал Янукович. Вспомните, чем все завершилось…»

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин убежден, что ничего подобного не происходит. Он сказал журналистам, что недавно общался с главами МИД стран – членов ОБСЕ в Вене: «С определенной иронией говорят: ну как у вас там? То есть они считают, что это (ситуация вокруг Саакашвили. – «НГ») украинское дело. Делайте свое дело, но делайте это в рамках правового поля – все очень просто. А какой-то такой формальной реакции, конечно, вы не услышите».

Реакция может последовать в зависимости от того, как будут развиваться события после избрания судом меры пресечения. Дело в том, что Саакашвили серьезно болен, утверждают его соратники. По их словам, речь может идти о пневмонии (Саакашвили полтора часа в холодную ветреную погоду без верхней одежды провел на крыше 5 декабря, когда была предпринята первая попытка его задержания).

Вторая попытка увенчалась успехом: 8 декабря вечером политика задержали в одной из киевских квартир. Хозяином оказался экс-начальник Главного управления Национальной полиции в Луганской области Юрий Покиньборода (он был переведен на работу в Киев, но полгода тому назад, по данным СМИ, уволился из правоохранительных органов). Покиньборода сообщил в соцсети, почему он приютил объявленного в розыск Саакашвили: «Он заболел. Ему нужна была элементарная медицинская помощь. У нас не было времени раздумывать, куда его везти. В больницу мы не могли везти. Мы привезли его ко мне домой, и здесь ему оказывалась медицинская помощь. Так получилось, что мы не смогли до конца сохранить эту тайну. Был определенный круг людей, которые знали, что он здесь». Соратник Саакашвили Коба Накопия подтвердил журналистам: «У него поднялась температура под 40. Его нужно было срочно куда-то вывозить (из палаточного городка. – «НГ»)… Поэтому его перевезли на квартиру. Я не знаю, кто этот парень (хозяин квартиры. – «НГ»)».

В субботу вечером адвокатам Саакашвили удалось договориться о передаче ему лекарств, еды, одежды.

Некоторые эксперты в Киеве считают, что процесс, начавшийся с принятого в июле решения лишить Михаила Саакашвили украинского гражданства, достиг таких масштабов, что его не остановить.               

Автор: Татьяна Ивженко

***

Юристы о деле Саакашвили: у Генпрокуратуры Украины слабые доказательства

Из записей разговоров, опубликованных Генпрокуратурой, юристы не видят вины Саакашвили, которую ему инкриминируют. А некоторые пункты обвинения юристам не ясны вообще.

Отказ киевского суда 11 декабря арестовать лидера оппозиционной партии "Движение новых сил" (ДНС) Михаила Саакашвили вызвал у наблюдателей и юристов вопрос об обоснованности тех обвинений, которые предъявлены политику.

Напомним, что на прошлой неделе генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил о срыве реализации плана ФСБ России "Русская зима" в Киеве с помощью акций, организованных партией ДНС - и обвинил Саакашвили в получении средств от бизнесмена из окружения экс-президента Украины Виктора Януковича Сергея Курченко. Саакашвили все обвинения отрицает и заявляет о фальсификации записи соответствующих телефонных разговоров. Заявление генерального прокурора он назвал "ложью с целью дискредитации всего протестного движения в Украине".

Изменение обвинения против Саакашвили

Более того, Юрий Луценко обвинил Саакашвили в попытке захвата власти путем организации массовых акций протеста. Однако несмотря на заявления генпрокурора обвинение по статье 109 Уголовного кодекса (УК), которую и предусматривает преступление по захвату государственной власти, не было официально предъявлено Саакашвили. Ему инкриминируют совершенно другую статью УК. А именно часть 2 статьи 256 УК - содействие участникам преступных организаций и сокрытие их преступной деятельности.

"Эти заявления генерального прокурора и частичное обнародование записей говорят об определенной некомпетентности со стороны ГПУ и попытке повлиять на общественное мнение и принятие судом решения", - говорит юрист Ростислав Кравец. По его мнению, есть достаточно примеров, когда Европейский суд по правам человека назвал такие высказывания собственных позиций должностными лицами правоохранительных органов грубым нарушением.

Было ли намерение преступления?

По мнению эксперта-криминолога и юриста Анны Маляр, из опубликованных Генпрокуратурой записей разговоров крайне сложно выявить заговор с целью захвата госвласти. В частности, голос, похожий на представителя Саакашвили Севериона Дангадзе, наоборот убеждает собеседника в опасности захвата здания Верховной рады.

"Если мы разложим отдельно каждую фразу, то увидим, что стороны, которые ведут этот разговор, не договорились о конкретных шагах по совершению какого-либо преступления, у них нет плана совершения этого преступления, они не договорились о способах совершения преступления", - говорит Анна Маляр. То есть, по ее словам, даже если два человека обсуждают, не захватить ли им здание Верховной рады, закон не определяет это как состав преступления. Разве что у них есть детальный план и средства, которые реально могут привести к захвату власти. Именно власти, а не просто здания Верховной рады, подчеркивает юрист.

Преступная организация Януковича?

Глава ГПУ Юрий Луценко подозревает Саакашвили в содействии преступной организации Януковича-Курченко. По крайней мере, об этом он заявлял неоднократно во время брифинга на прошлой неделе.

Но здесь у юристов возникают сразу несколько вопросов. Во-первых, преступная организация - это устойчивое объединение пяти и более человек, но ГПУ называет только двух. Кто же остальные? Во-вторых, официально ГПУ до сих пор не признавала режим Виктора Януковича преступным. Тогда откуда взялась формулировка "преступная организация", о какой преступной организации идет речь?

Финансирование акций протеста

ГПУ ссылается на то, что имеет доказательства финансирования массовых акций протеста. И это якобы есть на видео, опубликованном на брифинге Юрия Луценко. Но по мнению Анна Маляр, это не является преступлением. "Отечественное законодательство не запрещает помогать финансово участникам мирных собраний", - напоминает Анна Маляр.

Кроме того, по мнению Ростислава Кравца, нет четкого доказательства того, что Саакашвили брал деньги. "В случае получения финансирования через третьих лиц - опять же, это трудно доказать в суде", - говорит юрист. Впрочем, оба эксперта не исключают наличия других, более весомых, доказательств ГПУ в этом деле против Саакашвили - но тогда, спрашивают они, почему эти доказательства до сих пор не были обнародованы?

"Уже нельзя говорить об абсолютной тайне следствия, - объясняет Анна Маляр. - Потому что дело уже получило резонанс, и если общество не будет доверять этому делу, оно не будет доверять и решению суда по этому делу, а это подрывает авторитет правоохранителей и суда".

Между тем, западные эксперты уже намекают: если дело против экс-президента Грузии окажется пустышкой, власть Украины потеряет доверие и внутри страны, и за рубежом.

Автор: Азад Сафаров


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, Азад Сафаров

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.12.2017. Просмотров: 277

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta