Сдерживание России – краеугольный камень новой американской внешней политики

Содержание
[-]

***

Этот ДОН сломался…

Россия вслед за США объявила о выходе из Договора об открытом небе. Кто от этого проиграет?

Российский МИД пока еще не отослал депозитариям ноту-уведомление о выходе из договора, но скоро, очевидно, пошлет, и тогда начнется официальный отсчет времени, а спустя полгода Договор об открытом небе (ДОН) для РФ больше не будет действовать.

Это стандартная процедура выхода суверенной страны из какого-либо международного соглашения. Так 21-го мая прошлого года президент Дональд Трамп объявил о намерении вывести США из ДОН, а через полгода 22-го ноября Госдепартамент подтвердил, что выход состоялся, хотя Трамп к тому времени успел проиграть президентские выборы.

Администрация Джо Байдена из ДОН скорее всего не стала бы выходить, тем более европейские союзники по НАТО просили этого не делать, но обратный ход уже невозможен: вывести страну из международного соглашения исполнительная власть может самостоятельно, а чтобы вернуться —требуется ратификация в сенате — 2/3 голосов или минимум 67 сенаторов «за», что в настоящее время политически невозможно.

Пилотируемая авиафоторазведка, лежащая в основе ДОН — очень старая технология времен Второй мировой войны и нескольких последующих десятилетий. Первым идею ДОН выдвинул президент и генерал Дуайт Эйзенхауэр во время саммита с советским премьером Николаем Булганиным в Женеве в 1955. Эйзенхауэр предложил закрепить некоторую оттепель и разрядку после смерти Иосифа Сталина взаимным разрешенным аэронаблюдением. У США было много дальних фоторазведывательных самолетов на основе стратегических бомбардировщиков RB-47 и RB-36, которые в первую половину пятидесятых и так без разрешения летали далеко вглубь территории СССР. Никита Хрущев предложение отверг.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Президент Джордж Буш в 89-м вновь предложил ДОН, а Билл Клинтон подписал его в марте 92-го, будучи в эйфории окончания «холодной войны». Тестовые взаимные полеты начались почти сразу, официально договор полностью вступил в силу в 2002 году. Полеты регламентированы, разрешенное максимальное разрешение у снимков всего 30 cm/px — только чтобы отличить танк от грузовика. На борту самолета ДОН можно размещать боковой радар. Все фотоматериалы считаются общими и должны передаваться по запросу любой стране-участнику ДОН по цене стоимости копирования. Для малых европейских стран, особенно нейтральных как Швеция и Финляндия, ДОН дает независимую возможность получать легальную развединформацию. Пентагону ДОН с военно-технической точки зрения практически не нужен.

Американские спутники выдают изображения лучше, чем можно по условиям ДОН. Россия (СССР) всегда технологически отставала, и этот разрыв нарастает: в РФ до сих пор никак не получается ввести в строй глобальную всепогодную спутниковую систему радарного зондирования высокого разрешения, аналогичную американским спутникам Lacrosse, которую Пентагон, кстати, уже вывел из эксплуатации, заменив новым поколением изделий Topaz (5 спутников), которые «видят» с высоким разрешением всё и всегда: ночью, в дождь, в туман, в пургу и пыльную бурю, не только на земле, но, как сообщают, еще и под землей.

В свое время американцы сертифицировали по правилам ДОН два неновых самолета Boeing OC-135B с аналоговым разведывательным оборудованием — им сейчас уже по 60 лет. Чтобы продолжать участвовать в ДОН, надо было их поменять: оборудовать и сертифицировать новые машины, тратить сотни миллионов долларов, но в Конгрессе выделять деньги не хотели, поскольку ни сами новые машины, ни информация, которую они могут выдать, реально и даром не нужны.

В РФ взамен старых разведывательных Ан-30, под возможности которых, собственно, и писался ДОН, а также переоборудованного Ty-154М-ЛК1, построили, оборудовали и с немалыми трудами сертифицировали, преодолевая американское сопротивление, два новых полностью цифровых разведывательных Ту-214ОН с РЛС бокового обзора. Вне рамок ДОН эти машины практически бесполезны — их придется всерьез переделывать. Шведы переоборудовали и сертифицировали для ДОН разведсамолет Saab 340, в ФРГ в 2017-м закупили и переоборудовали для ДОН Airbus A319, с которым теперь непонятно что делать.

После того как Трамп объявил о выходе из ДОН, в Москве первоначально утверждали, что готовы остаться в договоре вместе со всеми остальными, если союзники США обещают, что не будут делиться с Вашингтоном полученной развединформацией и если российским самолетам разрешат летать над базами США в Европе. Но предложение оказалось всего лишь дипломатической пиар-акцией с целью рассорить европейцев с нехорошей Америкой. Когда стало окончательно ясно, что Трамп наверняка уходит, проиграв выборы, что европейцы радостно готовы заново отстраивать отношения с Вашингтоном при Байдене, и что никакие разногласия по ДОН этому не помешают, в Москве объявили (а видимо, решили давно), что также выходят из ДОН, естественно обвинив в этом всех остальных.

Ряд европейских стран отослали в Москву ноту о том, что российские требования соответствуют тексту договора, а детали предложили отработать в рамках Консультативной комиссии по ДОН. В ответ МИД перешло к мегафонной дипломатии. По словам Марии Захаровой, ситуация после выхода из ДОН США «для нас абсолютно неприемлема — у всех членов НАТО сохранялась бы возможность наблюдать за всей территорией России, а территорию лидера альянса — США — от российского наблюдения закрыли». Европейские страны Захарова обвинила в том, что «политическая ориентация на США для них оказалась важнее, чем ДОН». Судьба договора явно решена. Формально ДОН останется после выхода США и РФ, но смысла в нем будет немного.

Странам-членам НАТО по большей части незачем инспектировать друг друга, хотя, например, Греции и Турции — это может быть полезно. Еще в ДОН состоит Беларусь, где есть что инспектировать, но непонятно, как долго Александр Лукашенко останется в ДОН после выхода РФ. ДОН появился, когда после краха коммунизма, СССР и окончания «холодной войны» казалось, что угроза войны в Европе исчезла навсегда. Теперь от той эйфории не осталось и следа. У ДОН не осталось основы и политического смысла существования.

Кроме того, военно-технически договор устарел. Современные коммерческие спутники, например WorldView-3 компании DigitalGlobe, снимают на продажу космические фотографии Земли с той же четкостью 31 cm/px, что прописана в ДОН. Европейцы могут подписаться или скинуться вместе на несколько миллиардов евро и построить/запустить собственную независимую от США группировку спутников оптической и радиолокационной разведки. Все технологии у них для этого есть.

Автор Павел Фельгенгауэр, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/16/88725-etot-don-slomalsya

***

Что будет делать Джозеф Байден после прихода в Белый дом

Беспорядки в Вашингтоне хотя и яркий, но лишь один из множества признаков кризисных явлений в США. Симптоматичным может считаться гипертрофированное внимание в рамках американской внутриполитической борьбы к России, на которую нередко стремятся переложить ответственность за неудовлетворительное положение дел в стране и за ее пределами. В этих условиях переход не только Белого дома, но и Конгресса под контроль демократов выводит на первый план вопрос о том, как в ближайшем будущем будут развиваться российско-американские отношения.

Риторика Джо Байдена, который определил Россию в качестве основного противника США, подтверждает опасения экспертов о том, что конфронтация стала системной проблемой двусторонних отношений. Исходя из этого, противостояние по оси США–Россия представляется в перспективе более непримиримым, нежели по оси США–Китай, где американская администрация постарается снизить уровень непредсказуемости.

Не добавляет оптимизма тот факт, что сдерживание России и Китая является одним из немногих вопросов, по которому в расколотой Америке существует устойчивый консенсус. Бескомпромиссная линия в отношении Кремля подкрепляется распространенной в правящих кругах США идеей о том, что в треугольнике Вашингтон–Пекин–Москва, формирующем остов мировой политики, последнее звено является самым слабым. По мысли вашингтонских ястребов, жесткая американская позиция с элементами прагматизма, с одной стороны, и возрастающая асимметрия в пользу Китая, чреватая для России зависимостью, – с другой, рано или поздно заставят Москву обратиться к Западу за поддержкой. Отсюда проистекает мнение о том, что Соединенным Штатам в отношениях с Россией необходимо лишь усилить нажим и дождаться благоприятного исхода.

Для реализации внешнеполитических планов президент-демократ намерен консолидировать американских союзников, улучшив отношения с ЕС и реанимировав многосторонние форматы, в первую очередь – НАТО. Именно поэтому победа Байдена в европейских столицах была воспринята как надежда на восстановление трансатлантического единства. Для Москвы это означает сужение пространства для маневра на европейском направлении. Для Европы, наоборот, в рамках консолидации Запада появляется возможность учета ее интересов. В то же время выстраивающаяся иерархия может привести к усилению зависимости ЕС от США, особенно с учетом намерений Байдена мобилизовать союзников под знаменами противостояния с Китаем и Россией. Одним из лейтмотивов предвыборной кампании демократов стало создание уже через три десятилетия безуглеродной экономики. Объявляя приоритетом зеленую стратегию, новая администрация стремится вернуть США в глобальную климатическую повестку, тон в которой все увереннее начал задавать Евросоюз.

Для России развитие климатической повестки в ЕС и активное подключение к ней США может стать дополнительным политическим и экономическим риском. Декларируя, безусловно, благую цель борьбы с изменением климата, зеленая стратегия имеет и обратную сторону. Она будет использована в качестве инструмента для усиления преимуществ национальных экономик и ослабления потенциала конкурентов. Реализация идей по введению углеродных пограничных барьеров на импортируемые товары, разработке новых экологических стандартов, учреждению международной климатической юстиции создаст дополнительные рычаги воздействия на экономическое развитие других центров силы. Это означает не только снижение спроса на экспортируемые Россией углеводороды, но и то, что российские товары с высоким углеродным следом могут быть подвергнуты дискриминации на западных рынках.

За годы давления на Россию с помощью ограничительных мер сложились рамки, задающие тон политике санкций, во многом определяя ее вне зависимости от фигуры президента. Однако политика Байдена может привести к дальнейшей эскалации в этой области, поскольку демократы воспринимают Россию не только как геополитического, но и как идеологического противника. Актуализация ценностной повестки на международном уровне повлечет за собой более внимательное отношение США к резонансным событиям в других странах. Если исполнительная власть США во главе с Трампом не применила санкции по «делу Навального», то реакция Байдена на подобные инциденты, вероятно, не заставит себя ждать. Нельзя исключать и более активное применение «Акта Магнитского» для введения новых санкций в отношении России.

Со стороны США продолжится противодействие проекту «Северный поток – 2». Конгресс США утвердил закон «Об ассигнованиях на национальную оборону на 2021 год», который расширяет перечень попадающих под санкции действий в рамках проектов «Северный поток – 2» и «Турецкий поток». Тем не менее закон закрепляет ряд исключений для правительств и правительственных структур Евросоюза, Норвегии, Швейцарии и Великобритании, что является неким реверансом в сторону Европы. Однако риски санкций для европейского бизнеса сохранятся, поскольку исключения не распространяются на бизнес-структуры.

Опасным эффектом консолидации Запада для России при Байдене может стать координация санкционного давления на Россию со стороны Вашингтона и Брюсселя. В 2016–2018 годах режимы санкций США и ЕС в отношении России имели «разноскоростной» характер. США намного опережали коллег из Евросоюза по масштабу и охвату политики санкций на российском направлении. Однако в течение последних двух лет политика санкций Евросоюза в отношении России трансформируется. В январе 2019 года ЕС ввел так называемые «химические санкции», которые в октябре 2020 года были расширены в связи с «кейсом Навального». В мае 2019 года в ЕС создали механизм санкций за деятельность в киберпространстве, который ЕС применил в 2020 году в том числе против российских граждан. 7 декабря 2020 года в Евросоюзе появился механизм для использования санкций за нарушения прав человека, который в случае необходимости могут задействовать против России. При этом общей почвой для сближения США и ЕС на санкционном направлении могут стать ценности, продвижение идей демократии, прав человека, борьба с нелиберальными режимами.

Вместе с тем пересечение интересов двух стран может привести к прогрессу диалога по таким темам, как стратегическая стабильность, контроль над ядерными вооружениями, кибербезопасность, изменение климата, охрана окружающей среды, Арктика. Однако фактор российско-американских отношений несет существенные риски для внешнеэкономической динамики отношений России с третьими странами.

Авторы Лев Сокольщик, Юлия Тимофеева

https://www.ng.ru/kartblansh/2021-01-14/3_8057_kartblansh.html

***

Договор продлят. Но разрядки не будет

По ходу предвыборной кампании Джо Байден не раз говорил о том, что придя к власти, непременно продлит на 5 лет договор о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ), также известный как СНВ-3, который в апреле 2010-го подписали в Праге Барак Обама и Дмитрий Медведев.

СНВ-3 был ратифицирован и вступил в силу 5 февраля 2011 года на 10 лет. В феврале 2018-го СНВ-3 был официально объявлен полностью исполненным обеими сторонами, а уже 5 февраля 2021-го должен был закончиться. Но в СНВ-3 была заложена возможность однократного продления на 5 лет без ратификации в американском сенате. Республиканцам СНВ-3 никогда не нравился. Дональд Трамп считал его вредным и невыгодным для США, как и все остальное наследие Обамы. Байден как политический наследник Обамы решительно подержал продление СНВ-3 на 5 лет. Вашингтон и Москва договорились обменяться нотами о продлении договора, когда многие ключевые члены будущей администрации Байдена, в том числе госсекретарь Энтони Блинкен, не были еще утверждены в должности сенатом.

26 января Путин и Байден поговорили по телефону и обменялись мнениями по широкому кругу проблем: о короновирусе, об иранской ядерной программе, о Донбассе, отравлении Алексея Навального и его аресте, о вмешательстве в американские выборы и о хакерских атаках, в которых американские спецслужбы подозревают Москву. «В целом беседа лидеров России и США носила деловой и откровенный характер. Условлено о поддержании контактов», — заявили в Кремле. В переводе с дипломатического это означает, что стороны ни в чем не согласны, но будут, возможно, еще разговаривать.

Единственное светлое пятно на общем хмуром фоне — СНВ-3. Обе палаты российского парламента 27 января ратифицировали продление договора. По его условиям каждой стороне предписано иметь по 700 единиц развернутых носителей стратегического (межконтинентального) ядерного оружия плюс еще 100 неразвернутых (резервных) носителей. На них можно развернуть до 1550 ядерных боеголовок. Учет боезарядов во многом формально-условный. Например, один стратегический бомбардировщик учитывается, как «одна боеголовка», хотя их на борту может быть много больше. По ходу выполнения СНВ-3 американцы частично разоружались, чтобы опустить до договорного уровня свои стратегические вооружения, во многом за счет так называемой «разгрузки» носителей — снятия с них боевых блоков. РФ же довооружалась, развертывая новые морские и сухопутные межконтинентальные баллистические ракеты (МБР).

Наш Генштаб заинтересован в продлении СНВ-3, поскольку без него американцы могут в сжатые сроки «загрузить» уже существующие носители дополнительными боеголовками. Генералы в Пентагоне также за СНВ-3, прежде всего, ради сохранения режима верификации — взаимных инспекций ядерных носителей, обмена телеметрией испытательных пусков ракет и другой чувствительной информации. В конечном итоге мнение генералов с обеих сторон, совпавшее в последний момент с интересами политиков, определило благоприятный исход дела. Но продленный СНВ-3 не отменил тотального взаимного недоверия и общей неприязни.

Эпохальный договор СНВ-1, подписанный президентами Джорджем Бушем и Михаилом Горбачевым в июле 1991 года в Москве, обозначил конец «холодной войны». СНВ-1 закончился в декабре 2009-го. СНВ-3 был подписан в его продолжение и как основа политики «перезагрузки» отношений. Сегодня все вернулось на круги своя. Военные штабы рассматривают другую сторону как «вероятного противника» и конкретно планируют различные варианты «холодного» или «горячего» противостояния. Не ясно, сколько еще просуществует СНВ-3. Зам. главы МИД РФ Сергей Рябков напомнил, что статья 14 позволяет любой из сторон денонсировать договор. За 10 дет накопилось много взаимных претензий по СНВ-3, а при нарастающем взаимном недоверии их будет становиться еще больше.

Например, в договоре не прописаны новые путинские Wunderwaffe — межконтинентальные ядерные суперторпеды «Посейдон» с боезарядами в 100 мегатонн, ядерные крылатые ракеты «Буревестник» и новая сверхтяжелая жидкостная МБР «Сармат». Новую «планирующую» гиперзвуковую боеголовку «Авангард» пока прицепили к старой советской МБР УР-100Н УТТХ. Эта ракета прописана в СНВ-3. «Авангард» даже показали американским военным инспекторам. Но в договоре «Авангарда» все-таки нет, и передача телеметрии полета гиперзвукового блока может вызвать проблемы, мягко говоря.

В 90-е после окончания «холодной войны» и потом при Обаме американцы списали в утиль практически все свое нестратегическое или тактическое ядерное оружие: и ядерную артиллерию, и крылатые ракеты большой дальности (КРБД) BGM-109А Tomahawk, а их боевые блоки демонтировали. У ВМФ США не осталось вообще никакого ядерного тактического оружия. После сокращений у США осталась, по сути, только пара сотен складированных в Европе тактических ядерных бомб B61-11 регулируемой мощности для применения самолетами ВВС союзников по НАТО по системе «двойного ключа» для сдерживания РФ.

Россия, ссылаясь на раздутые генералами и политиками угрозы с Запада, сохранила и преумножила в последние годы советское ядерное наследие. Сегодня в каждом округе есть ядерная тяжелая артиллерия, полностью ликвидированная в США еще лет 30 назад. Развернуты различные нестратегические ядерные бомбы и ракеты в ВКС, включая «Кинжал».

Есть армейские «Искандеры», способные нести ядерные БЧ. Есть еще мегатонные боезаряды для перехватчиков ПРО системы А-135, которые также можно использовать для ударов по наземным целям на дальности до 2500 км. Точное число этих нестратегических боезарядов засекречено, но, по оценкам, их несколько тысяч. Ни одним договором они не ограничены. Общая сумма ядерных боезарядов РФ (стратегических и нестратегических) в разы больше, чем у США, больше, чем у всех остальных стран мира вместе взятых. При этом один и тот же российский носитель может быть оснащен как ядерной, так и «обычной» БЧ, и эта неопределенность серьезно повышает риск неадекватной реакции противной стороны и неуправляемой эскалации любого возможного конфликта. Вашингтон предлагает переговоры и ограничение тактического ядерного оружия, но Москва, очевидно, не хочет отказываться от серьезного преимущества и требует в качестве предварительного условия одностороннего вывода из Европы всех ядерных бомб B61.

Пентагон с каждым годом наращивает превосходство в системах оперативного целеуказания и в массовом развертывании неядерного высокоточного оружия. В ответ Рябков — наш главный переговорщик по ограничению вооружений, объявил, что Москва «предлагает расширить стратегическую повестку дня, включив в нее все наступательные и оборонительные вооружения — как ядерные, так и неядерные». В Вашингтоне эта попытка уравнять ядерное оружие с неядерным в рамках одного договора вряд ли встретит понимание. Обе стороны утверждают, что хотят использовать продление СНВ-3 для согласования нового замечательного договора, который закроет все проблемы. Но практическая вероятность такого события близка к нулю.

В отличие от наших военных, американцы уже больше 30 лет, со времен договора СНВ-1, не строили и не развертывали новые стратегические ракеты или подводные лодки. Теперь, ссылаясь на китайское и российское ядерное «довооружение», Пентагон готовит собственное. На подходе новые стратегические подлодки Columbia-class, новые МБР, новый стратегический бомбардировщик стелс B-21. Создается новая Long-Range Stand-Off (LRSO) — крылатая ракета с дальностью в 5000 или более километров. А также другие гиперзвуковые ракеты и новые системы ПРО наземного, воздушного, морского и космического базирования. Массовое производство и развертывание всех этих систем начнется как раз во второй половине двадцатых годов, когда продленный СНВ-3 закончится.

Понятно, что реально воевать с РФ и подставляться под возможный ядерный удар никто не собирается. Вместо этого будет гонка вооружений, ядерных и неядерных. Будут санкции, финансовые и технологические, за отравление Навального и отдельно за его арест, за хакерские атаки, за Крым, за Донбасс и т.д. В России уже лет 10 экономический и социальный застой, и нарастающее противостояние с Западом по всем фронтам гарантирует, что хорошего выхода из этого застоя не будет. Как и в прошлый раз — 30 лет назад.

Автор Павел Фельгенгауэр, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/28/88933-dogovor-prodlyat-no-razryadki-ne-budet


Об авторе
[-]

Дата публикации: 30.01.2021. Просмотров: 46

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta