Диалог по ДСНВ нужен и России, и Соединенным Штатам. Новый Обзор ядерной политики США

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Ядерное оружие и международная безопасность  

***

Взаимные претензии сторон по стратегическим вооружениям обсудят на новой площадке

29 ноября в Каире откроется заседание российско-американской консультативной комиссии по Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, или СНВ-3).

Этот договор не является бессрочным и в идеале должен быть заменен новой договоренностью или договоренностями. Во всяком случае, российский и американский президенты Владимир Путин и Джозеф Байден в начале августа подтвердили приверженность своих стран новому ДСНВ.

Действующий же ДСНВ был подписан в 2010 году тогдашними президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой на 10 лет с возможностью продления еще на пять. Он предусматривал сокращение сторонами развернутых ядерных боезарядов до 1,5 тыс. единиц, а межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подлодок и стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев – до 700. Действие договора истекало 5 февраля 2021 года, незадолго до этого Москва и Вашингтон продлили его до 5 февраля 2026-го.

Тем не менее о том, что время не ждет и переговоры надо начинать незамедлительно, Россию и США призвали в ООН. «Мы знаем дату прекращения действия ДСНВ – 2026 год. Как минимум им нужно договориться о новом соглашении до истечения ДСНВ, иначе у мира не останется сдерживающих средств, – заявила заместитель генсека ООН по вопросам разоружения Идзуми Накамицу. – Мы продолжаем призывать обе стороны возобновить взаимодействие как можно скорее, чтобы мир не оказался без ограничений на ядерное оружие».

Как рассказал замминистра иностранных дел Сергей Рябков, главой российской делегации на встрече в Каире будет спецпредставитель министра, заместитель директора департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Владимир Леонтьев. Российская сторона готова обсуждать с представителями США все вопросы по ДСНВ. Ведь у Москвы и Вашингтона накопилось немало сюжетов, которые в обязательном порядке подлежат рассмотрению. «Список (тем для осуждения) в принципе обширный, – заявил в преддверии заседания Рябков. – Для нас как ответственной стороны в договоре нет никаких закрытых тем, нет никаких табу».

Среди важных вопросов, которые подлежат обсуждению, дипломат выделил проблему искусственного выведения из засчета по ДСНВ части стратегических носителей, которые заявлены американцами как переоборудованные под неядерные миссии. «Мы не можем этого подтвердить, и в силу этого наблюдается ситуация, когда американцы де-факто имеют в своем распоряжении значительное количество стратегических носителей, а именно тяжелых бомбардировщиков и пусковых установок баллистических ракет подводных лодок, которые как минимум не вписываются в требования договора. И это проблема», – отметил он.

Москва дала понять, что, с ее точки зрения, США не в полной мере придерживаются требований ДСНВ. После очередного обмена суммарными данными в МИД РФ отметили: по состоянию на 1 сентября 2022 года заявленное США количество имеющихся у них стратегических наступательных вооружений не учитывает 41 тяжелый бомбардировщик В-52Н (они объявлены американской стороной переоборудованными) и засчитываемые за ними ядерные боезаряды, 56 пусковых установок баллистических ракет подводных лодок Trident II, а также четыре шахтные пусковые установки МБР, переименованные в «учебные шахты». В свою очередь, представитель Госдепартамента США Нед Прайс сообщил, что стороны обсудят в Каире возобновление инспекций в рамках ДСНВ.

Напомним, Россия и США не проводили их с 2020 года из-за пандемии COVID-19. А летом 2022 года Вашингтон поставил в известность Москву о планах прислать своих инспекторов в РФ, что российская сторона расценила как «откровенную провокацию». И объяснила это тем, что жесткие ограничительные меры Запада против Москвы создали условия, при которых проведение Россией инспекций в США в рамках ДСНВ, по сути, оказалось блокировано.

Отсутствие нормального авиационного сообщения России с США, закрытие их европейскими союзниками воздушного пространства для пролета российских самолетов, проблемы с получением транзитных виз для членов инспекционных групп и летных экипажей, трудности с осуществлением платежей за услуги в ходе инспекций – все это существенно осложнило ответные проверки на территории США. В результате 8 августа РФ официально объявила о приостановке инспекций в рамках ДСНВ.

США с тех пор неоднократно заявляли о желании возобновить взаимные проверки: в Вашингтоне интересуются в том числе новейшими российскими системами, подпадающими под ДСНВ. Россия, в свою очередь, давала понять, что готова обсудить этот вопрос, но только если ее озабоченности будут сняты. Заседаний российско-американской консультативной комиссии по ДСНВ в очном формате не было целый год. Ранее они проводились в Женеве. Однако Москва больше не считает Швейцарию, присоединившуюся к введенным в отношении РФ западным санкциям, нейтральным государством и не желает осуществлять на ее территории контакты с третьими сторонами. По словам Рябкова, в целом у России и США «диалог идет, но он не носит системного характера». Многие форматы, о которых Москва и Вашингтон договаривались ранее, американцы заморозили. «Это вызывает сожаление, но мы не стоим с протянутой рукой, – подчеркнул дипломат. – Диалог с американцами нам нужен не больше, чем им».

Сам глава российского МИДа Сергей Лавров в интервью Newsweek двухмесячной давности отметил, что, несмотря на заморозку межгосударственного диалога, Москва фиксирует сигналы из Вашингтона о возобновлении переговоров по продлению ДСНВ. «Мы отмечаем некоторые отрывочные сигналы администрации США и лично Джозефа Байдена о возобновлении диалога по СНВ, но что стоит за этими сигналами, еще предстоит выяснить. Американцы избегают какого-либо предметного взаимодействия по региональной деконфликтности», – сказал он.

То есть в Каире российской стороне еще предстоит убедиться, изменят ли США свой деструктивный курс, будут ли готовы вести диалог на основе равноправия и учитывать интересы и озабоченности Москвы в сфере безопасности. Поэтому, как заявили в МИДе и Кремле, Россия пока не планирует контактов с США на высоком уровне.

Автор Юрий Паниев, зав. отделом международной политики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2022-11-27/9_8600_dialogue.html

***

Комментарий: Новый Обзор ядерной политики США удивляет

В конце октября администрация президента США Джозефа Байдена наконец-то ознакомила своих сограждан с несекретной версией Обзора ядерной политики (ОЯП, NPR).

Засекреченный вариант обзора был направлен Конгрессу в марте этого года, но его открытая публикация была отложена в связи с началом специальной военной операции (СВО) России на Украине. В отличие от предыдущих ОЯП, новая редакция документа включена в Стратегию национальной обороны (СНО) наряду с Обзором противоракетной обороны (ОПО). Потенциальными ядерными противниками Америки названы Россия, Китай, Северная Корея и Иран. РФ и КНР являются главным фактором в планах применения и развития ядерной триады Америки. Критерии нанесения ударов непонятны даже специалистам

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

В ОЯП высказано предположение, что КНР «намерена обладать по меньшей мере 1000 доставляемых боеголовок к концу десятилетия». Более разнообразный ядерный арсенал «может предоставить КНР новые возможности», а во время кризиса или конфликта привести к «военным провокациям против союзников и партнеров США в регионе». В обзоре звучат резкие высказывания в адрес России, в частности в связи с СВО. Говорится, что Россия диверсифицирует свой арсенал и рассматривает свое ядерное оружие как «щит, за которым можно вести неоправданную агрессию против соседей».

В 2021 году Разведуправление Минобороны (РУМО) США пришло к выводу, что Россия «обладает 1000–2000 нестратегических ядерных боеголовок». А в апреле 2022 года Госдепартамент заявил, что эта оценка включает и списанное оружие, ожидающее демонтажа. В ОЯП также указывается, что Россия разрабатывает несколько новых ядерных систем, «чтобы подвергать риску США, их союзников и партнеров».

КНДР в последнее время оказалась в тени Китая и России в дебатах по обороне США. Но в обзоре говорится: «Любая ядерная атака Северной Кореи против США или их союзников и партнеров неприемлема и приведет к падению этого режима. Нет никакого сценария, при котором режим Кима мог бы применить ядерное оружие и выжить». Хотя Иран не обладает ядерным оружием, не имеет обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и не представляет угрозы безопасности США, в ОЯП говорится, что США «полагаются на неядерное превосходство для сдерживания региональной агрессии со стороны Ирана до тех пор, пока Тегеран не овладеет ядерным оружием».

В ОЯП звучат формулировки, подтверждающие политику США в отношении ядерного оружия, но с некоторыми изменениями. Роль ядерного оружия заключается в том, чтобы: 1) сдерживать стратегические атаки, 2) обеспечивать гарантии безопасности союзников и партнеров и 3) достигать целей США, если сдерживание потерпит неудачу. В обзоре повторяется формулировка 2010 года, что фундаментальная роль ядерного оружия США заключается в сдерживании ядерных атак и только в «экстремальных обстоятельствах». Ядерная стратегия Белого дома направлена на «поддержание очень высокой планки для применения ядерного оружия», и если применение его необходимо, следует стремиться «положить конец конфликту с минимально возможным ущербом на наилучших достижимых условиях для США и их союзников и партнеров». Также в обзоре говорится: «Ядерное оружие требуется для сдерживания не только ядерного нападения, но также и для узкого спектра других высокоэффективных атак стратегического уровня». В ОЯП ясно звучит тезис, что ядерное оружие США может быть использовано против всего спектра угроз национальной безопасности Америки.

Во время своей президентской кампании Джозеф Байден неоднократно высказывался в пользу политики неприменения ядерного оружия США первыми и заявлял, что его существование является только фактором сдерживания. Но в нынешних условиях в ОЯП явно отвергаются оба эти варианта. В открытой версии обзора не объясняется, почему политика неприменения ядерного оружия против неядерных атак невозможна, но в ней несколько смягчается формулировка ОЯП 2018 года о повышенной роли ядерного оружия при отражении неядерных стратегических ударов.

В ОЯП декларируется, что Соединенные Штаты «не будут применять или угрожать применением ядерного оружия государствам», которые не обладают этим видом вооружений, являются участниками ДНЯО и действуют «в соответствии с их обязательствами по ядерному нераспространению». Использование ядерного оружия, отмечается в ОЯП, должно соответствовать Закону о вооруженных конфликтах (LOAC) и тезису, что ядерные удары не будут наноситься по гражданскому населению. Ядерным атакам будут подвергаться только те регионы, в которых располагаются формирования ВС противника и стратегически важные объекты его гражданской и военной инфраструктуры.

Программы модернизации ядерной триады будут продолжены. Они включают совершенствование структуры ядерных сил, систем командования, управления и связи (NC3), а также производственной и обеспечивающей инфраструктуры. По сути, это та же программа ядерной модернизации, которая поддерживалась двумя предыдущими администрациями. Но есть и различия. В ОЯП определяются «существующие и планируемые ядерные возможности, которые больше не требуются для удовлетворения потребностей в сдерживании». Среди них – вывод из эксплуатации гравитационной бомбы B83-1 и отмена работ по ядерной крылатой ракете морского базирования (SLCM-N), которые пытался поддержать Конгресс.

В недавнем заявлении администрации Байдена говорится: «Администрация решительно выступает против продолжения финансирования программы создания ядерной крылатой ракеты морского базирования и предназначенных для нее боеголовок». Отмечается, что «дальнейшие инвестиции в разработку SLCM-N отвлекут ресурсы и внимание от более высоких приоритетов модернизации ядерной триады и инфраструктуры США, которые уже работают на полную мощность после десятилетий отложенных инвестиций».

В обоснование отмены SLCM-N в ОЯП излагаются существующие и будущие возможности ВС США, обеспечивающие региональное сдерживание России и Китая. Они включают боеголовку малой мощности для баллистической ракеты морского базирования Trident II D5 W76–2, стратегические бомбардировщики глобального базирования, крылатые ракеты воздушного базирования и истребители двойного назначения F-35A, оснащенные управляемой термоядерной бомбой с изменяемой мощностью B61–12. Отмечается, что боеголовка W76–2 «является важным средством сдерживания ограниченного применения ядерного оружия».

В обзоре также декларируется, что «США будут работать с заинтересованными союзниками в обеспечение гарантии того, что переход ВС НАТО на современные истребители двойного назначения и бомбы B61–12 будет выполнен эффективно и с минимальными нарушениями боевой готовности войск».

В Тихоокеанском регионе, отмечается в обзоре, должна быть обеспечена эффективная «синхронизация ядерных и неядерных элементов сдерживания». К ядерным возможностям США необходимо подключить обычные силы союзников и партнеров, которые могут поддержать миссию ядерного сдерживания.

ИНТЕГРАЦИЯ ПОТЕНЦИАЛОВ

Хотя интеграция ядерного и обычного потенциала в планировании стратегического сдерживания ведется уже много лет, в обзоре говорится о ее углублении. В нем «подчеркивается связь между обычными и ядерными элементами коллективного сдерживания и обороны» и указывается на необходимость применения «комплексного подхода к сдерживанию, который направлен на использование ядерного и неядерного потенциала для адаптации сдерживания к конкретным обстоятельствам». Это не только должно сделать сдерживание более гибким, но и менее ориентированным на ядерное оружие в тех случаях, когда это возможно.

Согласно ОЯП, обычные ВС «могут дополнять ядерные силы в планах и операциях стратегического сдерживания способами, которые соответствуют их возможностям» и согласуются с формами и методами их использования. Важной частью этой интеграции является более эффективная синхронизация ядерного и неядерного планирования, учений и операций. Интеграция возможностей обычных вооружений в процесс сдерживания будет способствовать уменьшению зависимости от ядерного оружия в ответ на неядерные стратегические атаки противника. Увеличение роли обычных сил в планировании сдерживания также позволит обеспечить более глубокое и эффективное объединение союзников и партнеров США.

Существенной проблемой интеграции ядерных и обычных вооружений в стратегическом сдерживании, отмечается в ОЯП, является обеспечение того, чтобы она «не стирала грань между ядерной и обычной войнами». Несмотря на некоторое смягчение формулировок предыдущих ОЯП, новый обзор, как и другие военно-стратегические документы США, объективно демонстрирует агрессивный характер внешней политики Вашингтона и его стремление к мировому господству. А конкретные действия, такие как размещение ядерного оружия в Европе и появление стратегических бомбардировщиков США в Австралии, только подтверждают этот факт.

ОЦЕНКИ СПЕЦИАЛИСТОВ

Американский аналитик и эксперт по проблемам ядерного оружия, директор Ядерного информационного центра Федерации американских ученых (ФАУ, FAS) Ханс Кристенсен и исследователь Мэтт Корда дали свою оценку ядерного стратегического документа Белого дома.

По сравнению с предыдущими версиями ОЯП тональность и содержание ядерной стратегии президента Байдена наиболее близки к аналогичному документу, разработанному администрацией Барака Обамы в 2010 году. Но в него включены дополнения и исправления, обусловленные развитием ВС России и Китая, а также изменением международной обстановки в связи с позицией и действиями Москвы и Пекина на мировой политической арене. По мнению Кристенсена и Корды, достаточно резкие заявления, прозвучавшие в обзоре в адрес Москвы, обусловлены высоким ядерным потенциалом России и ее «агрессивным поведением» на мировой арене. А опасения угрозы со стороны Пекина определяются высокими темпами роста его ядерного арсенала.

По прогнозам авторов ОЯП, «в 2030-х годах Соединенные Штаты впервые в своей истории столкнутся с двумя крупнейшими ядерными державами в качестве стратегических конкурентов и потенциальных противников». Это перекликается с предыдущими заявлениями военных лидеров США, в том числе бывших и нынешних начальников Стратегического командования. Как отмечают эксперты, СНО США «в значительной степени ориентирована на Китай». Поэтому неудивительно, что ОЯП объявляет Китай «общей проблемой для планирования обороны США и растущим фактором в оценке национальных сил ядерного сдерживания».

Несмотря на проблемы, создаваемые Вашингтону Россией и Китаем, в ОЯП не были включены пожелания ястребов Пентагона и ядерных лоббистов военно-промышленного комплекса Америки, прилагающих значительные усилия для расширения ядерного арсенала США путем добавления новых видов таких вооружений и откладывания сроков вывода из эксплуатации устаревших типов баллистических и тактических ракет. Эти недостатки нынешняя администрация Белого дома пытается компенсировать введением корректировок в существующую структуру ВС и усилением интеграции процессов обычного и ядерного планирования.

Хотя Джозеф Байден в ходе своей президентской избирательной кампании решительно высказывался в пользу принятия политики отказа США от использования ядерного оружия первыми и придания этим вооружениям статуса только сдерживающей силы, в новой ядерной стратегии Вашингтона отвергается и то, и другое.

С точки зрения контроля над вооружениями и снижения рисков уничтожения жизни на планете, отмечают эксперты, ОЯП вызывает разочарование. Предыдущие усилия по сокращению ядерных арсеналов и роли, которую играет ядерное оружие, были сведены на нет возобновившейся стратегической конкуренцией на планете и противодействием со стороны наиболее яростных сторонников наращивания ядерной мощи внутри страны. Несмотря на это в обзоре делается вывод о том, что все еще существует возможность уменьшения роли ядерного оружия в сценариях, когда его применение может быть маловероятным.

Американская ядерная доктрина, в отличие от российской, написана непонятно, в том числе в вопросе нанесения ударов. Об этом заявил заместитель секретаря Совета безопасности РФ Александр Венедиктов в интервью ТАСС. «В этом отличие нашей доктрины от американского Обзора ядерной политики. У нас все прописано четко, а у них – размыто, непонятно. Эксперты до сих пор до конца не могут понять, в каких именно случаях американцы оставляют за собой право нанесения ударов, в том числе превентивных», – сказал Венедиктов.

Автор Владимир Иванов, oбозреватель «Независимого военного обозрения»

Источник - https://nvo.ng.ru/realty/2022-11-24/1_1215_usa.html


Дата публикации: 28.11.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 140
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta