Президент Беларуси Лукашенко усиливает давление на журналистов, СМИ и Интернет

Содержание
[-]

***

За участие в протестах задержаны сотни белорусских журналистов 

Девять белорусских журналистов являются фигурантами уголовных дел. Максимальный срок, который они могут получить, – три года лишения свободы. Давление на журналистов из-за того, что они говорят правду, беспрецедентное, отмечают в Белорусской ассоциации журналистов.

По состоянию на понедельник, 23 ноября, за решеткой остаются 16 журналистов, а всего через репрессии прошли 363 человека. Все они – представители негосударственных массмедиа. Самое популярное преступление белорусского журналиста – участие в массовом несанкционированном мероприятии. Протоколы за нарушение статьи 23.34 Административного кодекса, а затем и 7–15 суток ареста они получают за то, что освещают акции протеста. По требованию властей, журналисты одеты в жилеты с надписью «пресса» и обязаны двигаться на расстоянии не менее 50 м от колонны протестующих. Это делает задачу силовиков по их задержанию чрезвычайно простой.

Суды над журналистами проходят так же, как и над всеми остальными протестующими гражданами. Свидетелями обвинения выступают «неизвестные в балаклавах», которых зовут Ивановы Иваны Ивановичи и Петровы Петры Петровичи. Они утверждают, что журналисты принимали активное участие в акции и выкрикивали лозунги. Ни предоставленное видео, которое показывает, что журналист просто стоит, ни свидетели, подтверждающие это, значения не имеют.

Среди пострадавших журналистов есть и раненные резиновыми пулями. Это журналистка белорусской газеты «Наша нива» Наталья Лубневская, фотограф Ирина Араховская и корреспондент из Нидерландов Эмили ван Оутаран. Имеется видео, доказывающее, что в Наталью Лубневскую спецназовец определенно целится, однако уголовное дело по этому факту возбуждено не было.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Как постоянно подчеркивают правозащитники, в отношении силовиков, применявших насилие, не было возбуждено ни одного уголовного дела. Притом что 450 случаев пыток и насилия уже зафиксированы экспертами ООН еще в начале протестов. Протесты не прекращаются, а с ними и насилие. По мнению аналитиков, при нынешней власти дела по этим фактам возбуждаться не будут. Они полагают, что силовикам дан карт-бланш на любое насилие, и если власть каким-то действием даст понять, что этот договор может быть отменен, то многие перестанут выполнять преступные приказы.

Белорусских журналистов обвиняют не только в участии в массовых несанкционированных акциях, но и в организации массовых беспорядков, а это уже уголовная статья, максимальное наказание по которой составляет три года лишения свободы. По этой статье в настоящий момент проходят шесть белорусских журналистов, сообщает пресс-служба Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ). Так, на прошлой неделе получили по семь суток ареста журналистки Екатерина Андреева и Дарья Чульцова, которые вели репортаж с площади Перемен 15 ноября. Ранее там был избит, а затем скончался от полученных травм 31-летний Роман Бондаренко, а затем там силовики взяли в окружение людей, пришедших почтить его память. Однако по окончании этого срока на свободу они не вышли. Девушки стали фигурантами уголовного дела о массовых беспорядках и останутся в СИЗО.

Затем стало известно, что против Андреевой возбуждено уголовное дело. Предположительно обвиняется и Дарья Чульцова. Но ее адвокат подписал соглашение о неразглашении, и точный процессуальный статус Дарьи пока неизвестен. Журналистки находятся в следственном изоляторе. Еще четверо журналистов проходят по уголовному делу о массовых беспорядках после освещения акции 1 ноября. Тогда силовики взяли курс на жесткое подавление акций и всех задержанных участников (более 300 человек) решили провести по уголовной статье, в том числе и журналистов. Под раздачу попали фотограф газеты «Новы час» Дмитрий Дмитриев (был избит во время задержания), оператор канала «Белсат» Дмитрий Солтан и журналисты Дмитрий Кравчук и Артем Богославский. Еще три журналиста рискуют стать уголовниками собственно за публикации. Может быть наказан главный редактор газеты «Наша нива» Егор Мартинович за то, что опубликовал слова диджея Влада Соколовского, утверждавшего, что его в СИЗО бил человек, очень похожий на заместителя министра внутренних дел Александра Барсукова.

Журналистка портала TUT.BY Катерина Борисевич будет отвечать за «разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия». Ее задержали на прошлой неделе, и сейчас она находится в СИЗО КГБ и останется там как минимум до предъявления обвинения – 29 ноября, а может быть, и дольше. Врачебная тайна, которую разгласила Катерина Борисевич, заключается в том, что в крови избитого «неизвестными в балаклавах» Романа Бондаренко не было алкоголя, в то время как власти и лично Александр Лукашенко утверждали, что молодой человек был сильно пьян и у него была «алкогольная интоксикация». Тяжкие последствия, по версии прокуратуры, выразились в «повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям». «То есть не смерть и не жестокое избиение Романа Бондаренко вызвали напряжение в обществе, не отсутствие задержанных за это избиение, не насилие, которое мы наблюдаем в стране в течение уже нескольких месяцев, а публикация документа о том, что у погибшего в крови не было алкоголя», – прокомментировала обвинение главный редактор портала TUT.BY Марина Золотова. Кстати, в СИЗО КГБ находится и врач, который поделился со СМИ информацией, опровергающей версию пьяной драки во дворе. Позже мать погибшего сама предоставила журналистам документ об отсутствии алкоголя в крови у сына и сказала, что никаких претензий ни к врачу, ни к журналистам не имеет, однако для белорусского «правосудия» это не имеет никакого значения.

«Это беспрецедентный масштаб давления на журналистов», – констатируют в БАЖ. «Мы считаем преследование журналистов циничной местью властей за неудобную правду, которую мы доносим до жителей страны», – утверждает Марина Золотова. «Мы требуем прекратить преследование белорусских журналистов, которые освещают акции протеста: они оказались за решеткой за то, что выполняли свою работу», – призывает главный редактор портала. БАЖ в своих заявлениях по поводу давления на СМИ напоминает, что свобода выражения мнения и право на распространение информации гарантированы Конституцией Республики Беларусь и международно-правовыми обязательствами государства, а воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста и преследование за критику уголовно наказуемы.

Тем временем в понедельник силовики перешли в наступление на последнюю категорию протестующих граждан, которую щадили ранее, – пенсионеров. Традиционный понедельничный «Марш мудрости» приехали разгонять десятки автобусов с силовиками. А Александр Лукашенко обсудил на встрече с министром обороны Виктором Хрениным противодействие деструктивным силам, пытающимся «раскачать страну».

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-11-23/5_8021_belorussia.html

***

Ходьба по минному полю. Как в Беларуси сейчас работают журналисты

С сильным давлением властей сталкиваются в Беларуси журналисты - их избивают, задерживают, заводят на них уголовные дела. Как СМИ выживают в таких условиях, DW объяснил зампред БАЖ Борис Горецкий.

Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) с начала года зафиксировала более 500 случаев нарушений прав журналистов в стране. А за период непрекращающихся с 9 августа в Беларуси акций протеста представители негосударственных СМИ стали одной из главных мишеней для силовиков. Журналистов задерживают, арестовывают якобы за участие в акциях, избивают, уничтожают технику, лишают аккредитации и даже заводят на них уголовные дела.

На данный момент более 20 журналистов отбывают административный арест, а еще девять стали фигурантами уголовных дел. DW поговорила с зампредседателя БАЖ Борисом Горецким о трудностях работы представителей СМИ в Беларуси и новых мерах обеспечения их безопасности.

Deutsche Welle: - Как сейчас можно описать работу журналистов в Беларуси?

Борис Горецкий: - Как ходьбу по минному полю. Белорусский журналист никогда не может знать, с какой стороны его ждет опасность - власть делает все, чтобы мы чувствовали над собой довлеющую руку и все время оглядываться. Журналистов постоянно задерживают на протестных акциях, которые они освещают, и сажают на сутки. Их также задерживают за обнародованные материалы и заводят в отношении них уголовные дела.

Одним словом, власти делают все возможное, чтобы в целом ограничить работу СМИ по всем направлениям. Во-первых, происходит тотальная зачистка интернет-поля. У нас по-прежнему заблокировано более 100 общественно-политических сайтов, среди которой и сайты медиа - "Наша нiва", "Радыё свабода", Naviny.by и другие. Продолжается давление на tut.by - самый крупный интернет-портал страны недавно лишили статуса СМИ.

Во-вторых, есть проблемы с прессой. Если в интернете еще можно обойти блокировки, то напечатать газеты без своего печатного станка невозможно. Ряд изданий прекратили выпуск, и это очень грустно. Кроме того, власти мешают работе корреспондентов иностранных масс-медиа. Сначала иностранным журналистам просто не выдавали аккредитации (нам известно о 150 случаях), а 2 октября МИД Беларуси аннулировал все действовавшие аккредитации и теперь выдает их очень выборочно, в первую очередь, российским СМИ. Большинство иностранных журналистов так и не были переаккредитованы (в том числе корреспонденты DW в Беларуси. - Ред.).

- Почему именно сейчас возникла такая напряженная ситуация со свободой СМИ в Беларуси?

- Нынешняя ситуация действительна уникальна. Отдаленно ее можно сравнить с репрессиями 2011 года, когда были акции "молчаливого протеста", но масштаб все равно был не таким. С начала года мы зафиксировали уже более 500 нарушений прав журналистов - с таким жестким давлением белорусская журналистика еще не сталкивалась. Власти сейчас даже не скрывают, что рассматривают прессу как своих врагов. Они называют независимые СМИ инициаторами протестов, хотя это не так - журналисты не призывают к акциям.

Вместе с тем пресса, очевидно, занимает очень серьезное место в сегодняшнем информационном обществе. Информация с которой мы работаем, настолько чувствительна, что когда белорусы читают про убийство Романа Бондаренко, они не могут сидеть дома, такая информация сама подталкивает к каким-то действиям. А власти борются не с проблемой, то есть с информационными поводами, а с медиа. Они думают, что если пресса не будет писать про Бондаренко, то люди не узнают об этом. Они, конечно же, все узнают, но СМИ все равно попадают под удар.

- Вы сказали, что с начала года БАЖ зафиксировала уже более 500 случае нарушений прав журналистов. Какой был самым вопиющим?

- Стрельба в журналистку "Нашей нiвы" Наталью Лубневскую. Солдат, очевидно, видел, в кого он стрелял - на журналистке была жилетка с надписью "Пресса", в нее стреляли с нескольких десятков метров. Как можно не назвать вопиющими случаи, когда журналистов избивали в изоляторе на Окрестина? Наверное, самое страшное - это физическое насилие против журналистов. За годы работы мы уже, видимо, смирились с уголовными и административными делами. На данный момент девять наших коллег проходят по уголовным делам.

Например, Катерина Борисевич из tut.by писала о состоянии Романа Бондаренко (когда его доставили в больницу после избиения. - Ред.), но теперь задержана и вместе с врачом стала подозреваемой в деле о разглашении врачебной тайны. Что касается журналисток "Белсат" Катерины Андреевой и Дарьи Чульцовой - это очередное прямое политическое давление на СМИ. Их обвиняют в организации групповых действий, нарушающих общественный порядок - но журналистки просто вели стрим.

- Как вы справляетесь с насилием и преследованием в отношении журналистов?

- Никак. К насилию невозможно привыкнуть. Власти сделали все возможное, чтобы убрать журналистов с улиц, наших коллег задерживают практически на каждой акции. Часть коллег для себя решили не снимать на акциях, потому что это напрямую сопряжено с угрозой. Некоторые продолжают ходить, но не носят синие жилетки с надписью "Пресса", ведь это стало мишенью для задержаний (по закону журналист во время массовых акций "должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя СМИ", но ношение жилетки необязательно. - Ред.). Тем не менее многие коллеги, несмотря на все давление и репрессии, продолжают ходить на акции протеста, снимать и передавать информацию, они работают даже в таких сложных условиях.

- Кроме отказа от обозначения себя жилеткой "Пресса" какие еще новые способы повышения безопасности появились у журналистов?

- Когда стало ясно, что на улице журналистов будут забирать и сажать на сутки, появился новый метод работы. Сейчас многие масс-медиа просят людей впускать журналистов в своих квартиры и на балконы, откуда можно безопасно освещать акцию, не находясь на улице. Однако этот способ не на сто процентов работает. Журналистов "Белсата" Катерину Андрееву и Дарью Чульцову задержали прямо в квартире, откуда они вели прямой эфир - силовики просто туда вломились.

- Во время акций протеста в Беларуси постоянно отключают мобильный интернет, 9-11 августа он отсутствовал в стране практически полностью. Как журналистам удается распространять объективную информации в таких условиях?

- Коллеги, работающие "в поле", всегда стараются найти точки Wi-Fi. То есть они сначала снимают, далее ищут доступ в интернет в кафе или в квартирах людей и только потом сбрасывают фото и видео в редакции. Многие СМИ просили людей, живущих на первых этажах, открыть доступ в Сеть, и в принципе эта схема работает. Хотя, конечно, страдает оперативность.

Если говорить о текстах, то их передают по телефону: куда пошла колонна, что случилось. Это сильно подставляет самих журналистов. Олег Груздилович так работал на акции, власти это поняли, к нему пришли домой и прямо из дома забрали и осудили на 15 суток ареста. Но другого средства передачи сейчас нет.

Автор Богдана Александровская

https://p.dw.com/p/3llfl

***

IT-протест: как технологии помогают белорусам противостоять Лукашенко

За три месяца протестов в Беларуси возникли новые технологические сервисы, которые помогают белорусам координировать свои действия без интернета - а также бойкотировать товары ряда производителей.

В последние несколько лет в Беларуси успешно развивалась IT-индустрия. Так что не удивительно, что и в ходе продолжающихся уже более 3 месяцев протестов против результатов президентских выборов айти-технологии играют свои роль.

Еще до выборов в Беларуси была создана платформа "Голос" - ее создатели просили белорусов прийти на выборы и отправить фотографию своего избирательного бюллетеня. Таким образом был организован альтернативный подсчет голосов, и белорусская оппозиция смогла утверждать о наличии фальсификаций на президентских выборах. Но "Голос" – далеко не единственное ноу-хау, которое в Беларуси придумали за три месяца протестов.

"Марш" против блокировки интернета

Первые три дня протестов в августе 2020 года запомнились белорусам почти тотальным отключением интернета. Тогда более 1,7 млн жителей страны установили приложение Psiphon - VPN сервис для обхода блокировок, хотя поздним вечером, во время активной фазы протестов 9-11 августа, даже это приложение не помогало. 12 августа интернет в Беларуси "включили", но белорусские власти до сих пор продолжают использовать блокировку как меру противодействия протестам. Каждое воскресенье, когда в стране проходят уже традиционные марши, операторы связи сообщают об отключении мобильного интернета.

Чтобы помочь протестующим координировать свои действия, энтузиасты разработали приложение "Марш" - специальную офлайн-карту, на которой схематично обозначена важная для демонстрантов информация: нахождение силовиков, спецтехники, протестной колонны и мест задержаний. Карта работает без интернета, обновляется через смс-сообщения, а также рассылает информацию другим находящимся рядом пользователям через технологию bluetooth.

Минчанин Никита рассказывает, что на одном из маршей это приложение помогло ему спастись от силовиков: "Во время разгона я прятался в подъезде и по приложению следил, когда уйдут силовики, и только тогда успешно вышел". Похожий опыт использования и у другого демонстранта: "Для iOS не работает обновления по смс, но если ты находишься в толпе, приложение обновляется через bluetooth. В условиях отсутствия интернета удобнее открыть карту и понять, что происходит, чем звонить кому-то и спрашивать", - рассказывает Сергей.

Создатели приложения подчеркивают, что на карте лишь собирают публичную информацию и не координируют движение сами. "Приложением воспользовалось более 12 тысяч человек, но мы его почти не рекламировали, и многие о нас еще не знают", - делятся с DW статистикой разработчики.

Магазинный протест белорусов

Разработки белорусских айтишников позволяют белорусам протестовать не только на улицах, но и в магазинах. Приложение "Крама" (в переводе с белорусского "магазин". - Ред.) на основании штрих-кода советует протестующим, какие товары покупать можно, а какие следует бойкотировать, так как их производители финансируют режим Лукашенко или нарушают права работников на забастовку.

Основатель приложения Сергей Кострома рассказывает DW, что приложение установлено примерно у 160 тысяч пользователей, которые проверили уже чуть более 760 тысяч товаров. Внести ту или иную компанию в бойкотируемые просят сами пользователи, которые описывают давление на работников или предоставляют документы о нарушениях.

"Вначале пользовался постоянно, чтобы побаловаться, но довольно быстро все становится понятно, и я запомнил, какое предприятие поддерживает режим, а какое нет", - рассказывает пользователь приложения Алесь Гончаренок. Говоря об экономическом бойкоте, он отмечает, что у общества не остается других способов бороться против режима - "а значит мой долг делать это".

"Белорусы готовы к бойкоту производителей, поскольку видят циничность поведения руководства этих предприятий либо прямую заинтересованность владельцев в происходящем попрании правовых рамок", - считает Кострома. Также создатель считает, что "Крама" позволяет послать ясный сигнал владельцам или руководству компаний, что поддерживать репрессии или молчать невыгодно.

В протесте главное не технологии, а люди

Новые технологические сервисы возникают в Беларуси в ответ на потребности протестующего населения. Так как за три месяца было задержано около 30 тысяч человек, в стране возникло несколько сайтов для поиска задержанных. Родственники могут получить информацию в чат-боте правозащитного центра "Весна" в Telegram, а также на специальном сайте, созданном волонтерами "spiski.live", который по фамилии выдает всю известную информацию о задержанном. Кроме того, протестующие нуждаются в главном символе протеста - бело-красно-белом флаге, который можно легко заказать через чат-бот "Наш сцяг".

Впрочем, технологии, помогающие протесту, независимый IT-эксперт, автор канала "Колонка некодера" Сергей Лавриненко не считает уникальным белорусским опытом и называет типичным для нынешнего века. Эффективность технологий, по словам эксперта, "прямо пропорционально количеству людей, которые ими пользуются. Приложения вроде "Марша" хорошо помогают, только когда ими пользуется много людей", - говорит Лавриненко.

При этом, отмечает эксперт, у протестующих нет монополии на технологии, и власти пытаются им противодействовать (например, платформа "Голос" в Беларуси заблокирована. - Ред.). "В любом случае нужно понимать, что технологии - лишь инструмент. Протест - это реальные люди, и именно они будут определяющим фактором", - подчеркивает Лавриненко.

Автор Богдана Александровская  

https://p.dw.com/p/3liJg


Об авторе
[-]

Дата публикации: 26.11.2020. Просмотров: 33

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta