Правительство Шольца год у власти. Как его оценивают в ФРГ

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внутриполитическая обстановка в стране  

***

Первый год работы "светофорного" правительства 

В ФРГ первый год работы "светофорного" правительства прошел под знаком военных действий России против Украины. Как кабинет Олафа Шольца проявил себя на фоне этого конфликта и связанных с ним вызовов?

Канцлер ФРГ Олаф Шольц (Olaf Scholz)пребывает в гармонии с собой. В своем последнем видеоподкасте он четко и без лишних эмоций рассказывает, чего добилось его правительство за первый год пребывания у власти: "Поддержало Украину гуманитарно, финансово и вооружениями, обеспечило надежность энергоснабжения и создало законодательную базу для расширения использования возобновляемых источников энергии. Облегчило финансовую нагрузку граждан ФРГ на фоне резкого роста цен, увеличило минимальную заработную плату и добилось улучшения социальных выплат".

При этом канцлер использует следующие формулировки: "Мы позаботились об этом - мы делаем это возможным - мы обеспечиваем - мы закладываем фундамент". Подразумевалось при этом следующее: "Мы держим ситуацию под контролем, несмотря на экзистенциальный кризис, с которым не приходилось сталкиваться ни одному федеральному правительству". Если бы Олафу Шольцу нужно было бы поставить школьную оценку деятельности "светофорного" правительства, как называют коалицию Социал-демократической партии Германии (СДПГ), партии "Союз-90"/"зеленые" и Свободной демократической партии (СвДП) из-за их "партийных" цветов, она бы оказалась неплохой.

Недовольные немецкие избиратели

Многие граждане, однако, считают иначе. На протяжении уже нескольких месяцев правящая коалиция не получает одобрения большинства в опросах общественного мнения. Параллельно с этим возрос уровень недовольства правительством. Те, кто считает, что коалиция хорошо справляется со своими обязанностями, - в меньшинстве.

Политолог, директор Академии политического образования в городе Тутцинг на озере Штарнберг Урсула Мюнх (Ursula Münch) не хочет судить слишком строго. "Я ставлю "светофорному" правительству оценку "удовлетворительно", - говорит она в беседе с DW. По ее словам, перед кабинетом Олафа Шольца стоят большие и сложные задачи. Вместо того чтобы просто работать в рамках коалиционного соглашения, правительство гибко реагировало на те или иные обстоятельства и отошло от "многих политических догм", поясняет она.

Правительственная работа в "эпоху перемен" 

Правительственная коалиция из трех партий приступила к работе 8 декабря 2021 года, назвавшись "коалицией прогресса". Ее члены обещали направить всю свою энергию на модернизацию страны, сделать Германию более климатически нейтральной, более цифровой и более быстрой. В коалиционном соглашении пункт за пунктом были изложены необходимые для этого шаги.

Спустя всего два с половиной месяца, однако, мир стал другим. Россия вторглась в Украину и заставила мир вступить в "эпоху перемен", как назвал это канцлер ФРГ, выступая в бундестаге. Прямое следствие этого развития: Шольц объявил о выделении 100 миллиардов евро на модернизацию бундесвера и о помощи Украине.

Олаф Шольц - лавирующий канцлер

Разрыв с прежней государственной доктриной Германии о недопустимости поставок оружия в кризисные регионы больно ударил по СДПГ и "зеленым". Им пришлось отказаться от своих основополагающих пацифистских убеждений. "Зеленым" удалось в этом особенно преуспеть, и сегодня они являются одними из самых ярых сторонников поставок вооружений в Украину. СДПГ и канцлера Шольца, напротив, долгое время упрекали в излишней нерешительности по этому вопросу.

Политолог Урсула Мюнх так не считает. По ее мнению, "это было правильным - искать золотую середину между поддержкой Украины и опасениями из-за возможного расширения войны". Не воодушевляющим, по ее словам, является то, что и европейские партнеры ФРГ, и США до сих пор не знают наверняка, "какой же стратегии на самом деле придерживается федеральный канцлер".

Отказ от газа из России

Реакция России на поддержку Берлином Украины не заставила себя долго ждать. Постепенно Германии, которая сильно зависела от поставок российского газа, перекрыли вентиль, чтобы оказать на нее давление. В результате цены на энергоносители взлетели, вызвав самую высокую инфляцию за последние десятилетия.

Драматичные последствия такого развития для государства, экономики и граждан с тех пор являются определяющими для действий правительства. Им были приняты три пакета помощи общим объемом около 100 миллиардов евро. Кроме того, 200 миллиардов евро было выделено на экономический "зонтик", призванный затормозить рост цен на газ, тепло и электроэнергию. Не стоит забывать и о средствах, предоставленных компаниям, пострадавшим от санкций или войны, а также о размещении примерно миллиона беженцев из Украины, которых приняла Германия, и уходе за ними.

Как Шольц "размахнулся вдвойне"

Если подсчитать общую сумму задолженностей, которые "светофорной" коалиции пришлось сделать в первый год пребывания у власти, выйдет около 500 миллиардов евро. Канцлер Шольц назвал это "размахнуться вдвойне", отсылая к выражению "размахнуться", которым он воспользовался в 2020 году, когда, будучи министром финансов, принимал меры финансовой помощи для борьбы с последствиями пандемии коронавируса. Всегда рассудительный и чуждый проявлению эмоций Шольц прибегает к таким формулировкам, чтобы усилить драматизм.

В то же время из-за сложной финансовой ситуации реализацию многих проектов, предусмотренных коалиционным соглашением, пришлось отложить. Однако, по словам политолога Мюнх, каждая из трех вошедших в правящую коалицию партий все же смогла продавить некоторые из своих проектов. Особенно СДПГ, добившаяся введения социального пособия под названием "средства для граждан" (Bürgergeld) и минимальной заработной платы.

"В свою очередь "зеленые" могут похвастать тем, что сохранили курс на отказ от использования атомной энергии - хотя это дает им преимущество лишь в глазах собственных сторонников, а не у большинства населения", - напоминает Мюнх.

СвДП, которая приступила к работе в правительстве с целью привести в порядок государственные финансы, профилироваться труднее. "До солидного бюджета еще далеко из-за кризиса, а для инфраструктурных проектов нужны годы", - объясняет политолог.

Когда канцлеру ФРГ пришлось вмешаться

По мнению Мюнх, учитывая стоящие перед ним неимоверные вызовы, "светофорному" правительству следовало отказаться и от других своих прежних убеждений. "На мой взгляд, правительство довольно часто терялось в фундаментальных спорах", - говорит она. В случае с продлением срока службы атомных электростанций эти разногласия зашли так далеко, что канцлеру пришлось сказать свое веское слово.

При этом споры - это именно то, чего "светофорное" правительство хотело избежать любой ценой. Несмотря на то что СДПГ, "зеленые" и СвДП являются партнерами с весьма различными политическими убеждениями, они обещали оставить свои разногласия в стороне ради общей цели. И, прежде всего, не говорить друг о друге плохо - особенно публично.

Недовольство в правительственной коалиции ФРГ

Этот принцип не работал тогда, когда одна из партий чувствовала, что остается в стороне. Летом, когда "зеленые" опережали СДПГ в опросах, а рейтинг симпатий министра экономики ФРГ Роберта Хабека (Robert Habeck) значительно превышал рейтинг социал-демократа Шольца, в СДПГ иронизировали: "Принцип Хабека работает так: выступления на публике - хоть снимай кино, реализация - сомнительная, а в итоге гражданам приходится раскошеливаться".

"Зеленые" тогда парировали, что "плохие результаты канцлера, его жалкие рейтинги в опросах" не улучшатся от "нелояльного поведения и недовольства в коалиции".

"Эпоха перемен" - в том числе экономических

Пришло время резкого роста цен на энергоносители, и время, когда стало ясно, что без масштабной финансовой помощи со стороны государства все остановится. Однако, по мнению политолога Урсулы Мюнх, тормоз цен на газ и электричество в такой ситуации - не лучшее решение. "Расходы на энергию покрываются за счет щедрых субсидий, но в то же время слишком мало делается для того, чтобы увеличить предложение на рынке энергии, благоприятной для климата", - пеняет она.

В любом случае коалиции нужно придумать что-то иное, чем все новые траты, уверена эксперт: "В будущем кризисы и опасения населения по поводу инфляции будут преодолеваться не только с помощью дорогостоящих трансфертных платежей".

В 2023 году ситуация в Германии может усложниться

Министр финансов ФРГ и лидер СвДП Кристиан Линднер (Christian Lindner) в следующем году намерен составить более сбалансированный бюджет и снова начать придерживаться принципа ограничения на новые задолженности. Но удастся ли ему это? Дефицит энергии сохранится. При этом весной, когда газовые хранилища снова опустеют, будет необходимо найти способы вновь заполнить их к концу осени. Без поставок газа из России - задача не из легких.

Инфляция в обозримом будущем останется высокой, экономике грозит рецессия. Таким образом, во второй год работы федеральное правительство, возможно, столкнется с гораздо большими трудностями, чем в первый. В таких условиях канцлеру нужно будет стремиться сохранить единство коалиции и ее приверженность заданному курсу, а это - нелегкая задача. Вероятно, Олаф Шольц будет решать эту проблему в присущем ему, выработавшемся за десятилетия политической карьеры стиле: с непоколебимостью, стоицизмом и иногда - с долей упрямства.

Автор Сабине Кинкарц

Источник - https://p.dw.com/p/4KcTJ

***

Комментарий: Германия: шаг назад, два шага вперед?

«Истинное слишком просто;идти к нему надо всегда через сложное». Жорж Санд

Заглянем в недавнее прошлое – без этого не оценить путь, пройденный политической элитой Германии за девять месяцев военного конфликта в Украине: и в теме военного конфликта в центре Европы, и в теме своего места в Европе и мире. 

Первое «военное» выступление Шольца

Немецкий истеблишмент с первых дней широкомасштабной агрессии России в Украине четко обозначил свое отношение к самому факту агрессии. Канцлер Германии Олаф Шольц 27 февраля выступил в бундестаге с обращением к народу. В первых словах канцлер заявил: «24 февраля 2022 года стало переломным моментом в истории нашего континента. Напав на Украину, президент России Путин хладнокровно развязал агрессивные военные действия. По одной лишь причине: свобода украинцев ставит под сомнение его репрессивный режим (…) Мы принимаем вызов, который бросает нам время – трезво и решительно».

Шольц очертил пять задач, стоящих перед Германией, в этот, по его словам, переломный момент истории: 

  • Во-первых, мы должны поддержать Украину в этой крайне сложной ситуации.
  • Вторая задача состоит в том, чтобы заставить Путина уйти с пути военных действий.
  • Третий серьезный вызов – не дать военной спецоперации Путина перекинуться на другие европейские страны.
  • Четвертая задача заключается в том, что бундесверу необходимы новые, мощные возможности.
  • И, наконец, пятая задача – мы будем прилагать больше усилий в целях обеспечения надежного энергоснабжения нашей страны. 

Что предшествовало этому выступлению

Обратим внимание на дату выступления Шольца – 27 февраля. Военные действия шли уже три дня. Понятно, что такому выступлению предшествовала серьезная подготовка. Но назойливо лезет в голову другое: три дня – это срок, за который Путин рассчитывал войти в Киев. Да что там Путин: так считали все. Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба рассказывал в беседе с известной украинской журналисткой Натальей Мосейчук, что он на момент начала военных действий находился в США, и там с ним разговаривали так, как будто прощались. Тогдашний посол Украины в Германии Андрей Мельник в разговоре с той же Мосейчук рассказал, что он 24 февраля обратился к руководству ФРГ с просьбой о немедленной помощи, на что услышал от министра финансов Кристиана Линднера: а смысл? К вечеру вам уже никакая помощь не понадобится. Остальные понимающе кивали – понимающе не по отношению к Мельнику, а по отношению к Линднеру. Единственным, кто поддержал Мельника, по его словам, был Роберт Хабек. Бывший посол признался: я поехал домой и впервые во взрослом возрасте заплакал. 

Об Андрее Мельнике и его спорных методах

Еще один интересный факт рассказал Мельник: в немецких школьных учебниках истории ни разу не написано само слово «Украина». Не удивительно, что в сознании немцев до начала этой страшной катастрофы не было понятия «Украина». Не удивительно, что президент страны Франк Вальтер Штайнмайер, выступая на разных мероприятиях, связанных со Второй мировой войной, произносил слова покаяния, адресованные исключительно России. Складывалось впечатление, что не только в учебниках истории, но и на географических картах, изданных в Германии, Украина и, например, Беларусь, не значились суверенными государствами. Но нет – на картах они были и есть, только немецкий истеблишмент их в упор не видел. 

Всё это привело Мельника к рискованному, особенно для дипломата, решению – принять линию поведения, которая встряхнула бы немецкий бомонд. Он стал появляться на многочисленных телевизионных ток-шоу, Дипломат, от которого неуважительные слова за всю его карьеру слышал разве что одиозный экс-канцлер Шрёдер, стал выступать с резкой критикой, не особенно стесняясь в выражениях. Апофеозом давления украинских чиновников на немецких политиков стал отказ в визите президенту Германии.

Линия Мельника даже после его отъезда из Германии вызывает противоречивые реакции. Но он своего добился, хотя далеко не сразу. Но это я немного забежал вперед. Чтобы полнее понимать, с чем воевал Мельник, нужно вернуться в конец февраля и посмотреть на развитие событий в последующие несколько месяцев. 

Что последовало за февральским выступлением Шольца

После замечательных слов Шольца от Германии ждали, что она проявит себя в условиях военного конфликта истинным лидером Европы. А что последовало? Последовала сказка про белого бычка.

Очертив пять задач страны в новых условиях, Шольц принялся за выполнение в первую очередь третьей – не дать военным действиям распространиться, взяв на вооружение единственный прием: не сердить Путина. В качестве решения второй задачи были приняты экономические санкции, на укрепление бундесвера были принят финансовый пакет размером в 100 млрд евро, и для обеспечения энергетической безопасности были приняты меры, которые к осени доказали свою эффективность. 

Вот только с первой задачей, поддержкой Украины, дела пошли странным образом. Слов нет, прием беженцев Германия организовала едва ли не лучше всех. Но Украине в первую очередь были нужны вооружения, и что предприняла Германия? Спустя некоторое время немцы скрепя сердце передали Украине 500 касок, и, не услышав сердечной благодарности, даже обиделись. Потом раз за разом вместо поставок были логичные объяснения, почему не поставляется то или иное вооружение. Даже на 100 танков немецкого производства, которые пообещала Украине Испания, немцы наложили вето. О министре обороны Кристине Ламбрехт в эти месяцы у меня сложилось впечатление, что она, наверное, очень рачительная домохозяйка. Получив на хозяйство бундесвер, она, когда к ней обращаются по поводу поставок, отвечает односложно: самим надо.

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», – говорил Мазепа у Пушкина. Тем более, что у коня работает только одна скорость – задняя. И в первые месяцы в Украину, выражаясь упрощенно, из Германии шли то пушки без снарядов, то снаряды без пушек. 

Провальный саммит в Праге

После ухода из политики Ангелы Меркель неформальным лидером ЕС видели Эмманюэля Макрона. Но еще с осени прошлого года Макрон сосредоточится на внутренних французских событиях, и европейский капитанский мостик оказался свободным. От встречи в Праге ждали, что Олаф Шольц проявит решительность и сможет стать центром, вокруг которого сплотится Европа в переломный исторический момент.

29 августа Шольц вышел на трибуну Карлового университета в Праге. «Канцлер мог бы осмелиться, наконец, выступить по существу. Например, провести беспристрастный анализ нынешнего состояния ЕС. Обозначить инициативы, которые будут определять Европу в ближайшие месяцы или даже годы. Представить своё видение», – написал тогда Spiegel. 

Рейтинг Шольца в тот момент в Германии достиг дна – чем не момент оттолкнуться от этого дна и взмыть вверх, тем более когда тебе дают такую трибуну? В одночасье положить конец возне с выполнением противоречивых предвыборных обещаний и договоренностей с партнерами по коалиции?

Но собравшиеся опять не увидели решительного Шольца. Канцлер встал на свой любимый путь наименьшего сопротивления. Недосказанность сквозила во всем – и в вопросе выплат Евросоюзом Польше и Венгрии, и в вопросе расширения Союза, и вопросе обновления самого Союза, в частности, упразднения права вето при принятии решений. Как можно этого добиться, если для решения об отмене вето надо соблюдать право вето по действующему законодательству? А можно рассчитывать, что, например, Польша и Венгрия откажутся от него? 

Особенное недовольство «малых» членов ЕС вызвало предложение Шольца сбалансировать количество мандатов в Европарламенте, имея в виду, что на каждого депутата от Германии приходится в три раза больше избирателей, чем, например, в Словении. Участники саммита от малых стран возроптали, назвав эту идею канцлера стремлением к созданию на месте ЕС «четвертого рейха».

И всё это на фоне раздражения, которое вызывала Германия своим, мягко говоря, нерешительным поведением в вопросе поставок тяжелых вооружений Украине. 

Отношения с Францией

В последние месяцы отношения между двумя странами-лидерами ЕС заметно разладились. Это касается многих сфер.

Самое принципиальное разногласие – в отношении к преодолению газового кризиса. Франция добивается установления ценового потолка для поставщиков газа, Германия категорически против этого возражает. В свою очередь, Германия добивается строительства газопровода из Испании, а Франция ни в какую не дает разрешения на это строительство. 

Сильное раздражение Макрона вызывает решение Берлина выделить 200 млрд евро на помощь гражданам для того, чтобы нормально пережить зиму в условиях резко подскочивших тарифов на отопление. В Евросоюзе этого не может себе позволить ни одна другая страна, а значит, немцы окажутся в привилегированном положении. На возражения Франции Берлин ответил, что размер помощи – сугубо внутреннее дело каждой страны. Особенно не понравилось Макрону, дружившему с Меркель, с которой они предварительно вместе обговаривали подобные шаги, что при Шольце он узнал о размере помощи гражданам Германии из телевизионных новостей.

Не нравится французам и то, что Германия перевооружает бундесвер американской военной техникой, «забыв» о своих собственных инициативах создания общеевропейской противовоздушной обороны. 

Визит Штайнмайера в Киев

25 октября президент Германии, наконец, посетил Киев. Он ни словом, ни жестом не выразил обиды за весеннее недоразумение. Вообще, с начала российского широкомасштабного вторжения Штайнмайер, в отличие от Ангелы Меркель, заявил, что немецкие лидеры допустили серьезные ошибки в выстраивании своих отношений с Россией. Говоря об этом, президент не дистанцировался от этих ошибок, признав и свою вину.

Искренность, с которой президент взял на себя долю ответственности за происходящее, значительно нейтрализовала негативный шлейф, тянувшийся за его личностью, включавший и «формулу Штайнмайера», и лоббирование «Северного потока-2», и неоднократные проявления симпатий к России в период, когда «странная война», развязанная Россией еще в 2014-м году, уже уносила тысячи жизней. 

Президент сначала посетил Черниговскую область, которая первой приняла на себя удар 24 февраля. Штайнмайер был в городе Корюковка, когда прозвучала воздушная тревога. Будучи в убежище вместе с местными жителями, он волей-неволей поговорил с ними и услышал, что им пришлось пережить при теперешней оккупации.

Во время последовавшей после этого встречи с Владимиром Зеленским Штайнмайер рассказал о планах военной поддержки Германией Украины, перечислив оружие, которое в ближайшее время будет поставлено. После брифинга Штайнмайер сделал следующее заявление: «Несправедливый мир между Россией и Украиной, который хочет заключить президент РФ Владимир Путин, может привести только к новому военному конфликту». 

Речь президента после визита

После посещения воюющей страны президент выступил с резонансной речью, которую по силе влияния на умы многие сравнивают с выступлениями Уинстона Черчилля во время Второй мировой.

Штайнмайер назвал 24 февраля «переломом эпохи». По словам федерального президента, Германия находится в глубочайшем кризисе, который когда-либо переживала после объединения. Годы до 24 февраля были «годами попутного ветра» для Германии, когда страна неуклонно шла вперед. «Дивиденды мирного времени израсходованы. Для Германии начинается эпоха движения против ветра», – сказал президент.

Речь Штайнмайера была посвящена военному конфликту в Украине. На месте всё выглядит гораздо страшнее, чем мы видим по телевизору, – сказал президент, поведав о личном опыте пребывания в бомбоубежище. Мы слишком полагались на мир, – сказал президент, – Германия с Россией играла по правилам, Россия – наоборот. Российский президент усомнился в справедливости существующих границ. Он пытается разделить Европу. Штайнмайер подчеркнул, что демократия сама по себе является частью критической инфраструктуры и защитить ее можем только мы сами.

Президент заверил, что будет поддерживать Украину столько, сколько будет необходимо, – финансово и политически, и во время военного конфликта, и при последующем восстановлении. А с Россией сегодня можно разговаривать только на языке санкций. Дальше Штайнмайер заявил, что в Украине не должно быть фиктивного перемирия. Такой шаг только раззадорит Путина, – сказал Штайнмайер. По его словам, соседние с Россией страны живут в страхе перед возможной агрессией, поэтому скорый несправедливый мир не является решением.

В то же время Штайнмайер призвал немцев показать силу духа. По словам президента, в это время Федеративная Республика может опираться на мощь и силу, которые она накопила за последние годы. Страна экономически сильна, имеет развитую науку, мощную индустрию и эффективное государство, а также сильный стержень в своем обществе. Федеральный президент подчеркнул, что к этому нужно добавить усиление мощи бундесвера, что является важным аспектом устойчивости.

По словам Штайнмайера, Германия серьезно относится к своим обязательствам перед НАТО – об этом свидетельствуют последние решения федерального правительства. 

Саммит на Бали и выступление на нем Шольца

Позиция Штайнмайера дала импульс тем немецким политикам, которые сдержанно, с оглядкой на Россию, говорили о военном конфликте, в первую очередь – Олафу Шольцу. Нельзя сказать, что Шольц в своей риторике был так уж осторожен, но во время саммита на Бали его слова, похожие на те, что он говорил и раньше, воспринимались в новом качестве. Во-первых, потому, что Германия медленно, с оговорками, но всё же ведет поставки тяжелых вооружений в Украину. Во-вторых, во всем облике канцлера появилось больше твердости и уверенности в себе.

«Россия должна понять, что она обязана завершить военную спецоперацию и вывести свои войска с территории Украины», – заявил Шольц во время саммита G20 на Бали. Самое важное злесь, что такое заявление он сделал на мировом форуме ПЕРВЫМ. Тот самый Шольц, который о поставках танков говорил, что готов это делать только солидарно, если этим займутся и другие, в первую очередь США. То, что канцлер больше не пытается спрятаться за спину авторитетного партнера, не прошло незамеченным. 

«Сейчас важно, чтобы Россия прекратила свою агрессивную военную спецоперацию и вывела свои войска. Это основа для достижения ситуации, в которой можно говорить о мире, однако это не будет мир под диктовку России, Украина этого не примет, и сегодня можно сказать – и мировое сообщество тоже. В конце концов, должен наступить момент, когда Россия увидит и признает, что ей нужно выйти из этой ситуации сейчас. Одно требование – выведение войск».

По словам канцлера, участники саммита четко дали понять, что захватническая война неприемлема, и необходимо рассмотреть ее влияние на остальной мир с точки зрения угрозы голода и цен на энергоносители, и сделать всё, чтобы предупредить это негативное влияние. Одновременно было четко заявлено о недопустимости угроз применения ядерного оружия. 

По мнению Шольца, важным является продолжение диалога и разговоров со всеми, даже с Россией, и даже если стороны видят ситуацию по-разному. Не преминул Шольц прокомментировать слова главы российской, с позволения сказать, дипломатии о том, что он пообщался с Шольцем. «Лавров стоял недалеко от меня и сказал пару предложений. Кто готов считать это разговором – считайте». 

Сегодня перед нами не те канцлер и президент, какими они были в феврале. Немецкая политика сделал крутой поворот и успешно в него вписалась. Надеюсь, навсегда.

Я начал с пролога фразой об истине. Позвольте закончить на такой же ноте: «Любовь к истине – это наиболее благоприятное условие для нахождения ее». (Клод Адриан Гельвеций). 

Автор Александр Кротов

Источник - https://partner-inform.de/partner/detail/2022/12/170/11054/germanija-shag-nazad-dva-shaga-vpered#deteils


Дата публикации: 09.12.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 129
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta