Почему торговля Украины с «ЛНР» и «ДНР» существенно облегчает жизнь России и террористам

Содержание
[-]

Власть Украины кормит врага   

Почему сохранение социально-экономических связей с оккупированными территориями имеет сомнительную ценность для Украины. Но существенно облегчает жизнь террористам.

Если относительно годовых расходов РФ на поддержку террористических «ЛНР» и «ДНР» называют цифры от $1 млрд до $2 млрд, то прямая и опосредованная поддержка Украины «бюджетов» этих образований может быть оценена, по крайней мере, в $1 млрд в год. Однако если РФ платит за возможность осуществлять «эффективный контроль» на соответствующих территориях, то Украина — за напрасные надежды на их скорое возвращение. Поскольку последнее возможно лишь в двух случаях: капитуляции Украины и принятие российских условий иллюзорной реинтеграции оккупированных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДиЛО). Или в случае распада или очень серьезных потрясений в самой России, выстраивание политики в расчете на то, что это произойдет быстро, дезориентирует и истощает Украину. Именно к такому сценарию стремится Москва. Хуже этого — только взять ОРДиЛО на полное содержание и восстановление в обмен на формальное признание украинского суверенитета при одновременном фактическом сохранении их управления из Кремля.

Владельцы предприятий на оккупированных территориях и отечественные чиновники уже два года оправдывают сохранение возможностей для деятельности формально зарегистрированных в Украине предприятий на оккупированных территориях экономическими интересами нашей страны. Пугая экономическими потерями, уменьшением валютных поступлений и дефицитом электроэнергии. При этом за довольно длительное время не было сделано почти ничего для планомерной подготовки к свертыванию экономических контактов с оккупированными территориями таким образом, чтобы это нанесло как можно меньший вред и одновременно уменьшило бы уязвимость Украины к шантажу оккупантов.

Цена вопроса

Тиждень решил проанализировать, какой может быть потенциальная цена прекращения экономических контактов с оккупированными территориями.

По данным Главного управления статистики в Луганской области, в 2015 году (за 2016-й соответствующих данных еще нет) из 34,58 млрд грн реализованных товаров и услуг предприятиями, которые были зарегистрированы на подконтрольной Украине территории, 11,6 млрд грн пришлось на те, что расположены на оккупированной территории. Они выплатили более 1 млрд грн заработной платы 21,8 тыс. своих работников на оккупированных территориях. По данным Главного управления статистики в Донецкой области, зарегистрированные в Украине, однако по факту размещенные на оккупированной территории области предприятия реализовали товаров и услуг на 115,4 млрд грн (на подконтрольной — 210,1 млрд). Только официально они выплатили 7,69 млрд грн зарплаты 107,6 тыс. наемных работников.

Несмотря на такие достаточно значимые показатели, в масштабах страны объемы производства на предприятиях оккупированных территорий, зарегистрированных в Украине, не критичны. Например, когда речь идет о промышленном производстве, то за неполный 2016 (январь — ноябрь) год размещенные на оккупированной территории Донецкой области «украинские предприятия» реализовали лишь 2,6% всей промышленной продукции страны.

Кроме того, Тиждень уже обращал внимание на то, что в значительной степени промышленное производство, особенно металлургической продукции, на оккупированных территориях поддерживается в ущерб и за счет аналогичных предприятий на подконтрольных Украине территориях. Поэтому прекращение их деятельности в ОРДиЛО не означало бы уменьшение всеукраинского производства или экспорта (см. Олигархи Украины на стороне врага). Зато продолжение деятельности этих формально украинских компаний на оккупированных территориях является важным фактором финансово-экономического содействия террористическим «ЛНР» и «ДНР», который отсрочивает во времени их социально-экономический коллапс.

Кроме работы промышленных предприятий, ориентированных на вывоз продукции в Украину или через нее на третьи рынки, важную роль в поддержании экономики оккупированных территорий играют и многочисленные производства, зависимые от поставок сырья из остальной Украины. А также торговые сети, реализующие потребительские, в частности продовольственные, товары с подконтрольных Киеву территорий,что значительно дешевле аналогичных поставок из России. Кроме того, даже товары с оккупированных территорий, которые выпускают формально зарегистрированные в Украине компании, беспрепятственно реализуются в торговых сетях и на рынках остальной страны.

Такое взаимодействие с оккупированными территориями, которое на сегодняшний день не может быть точно измерено, безусловно, экономически выгодно Украине. Ведь речь идет о товаропотоках, которые формировались в рамках единого украинского рынка в течение очень длительного времени. Однако прекращение торговли отнюдь не стало бы критическим для отечественных производителей. От нее вполне можно отказаться, если это усложнит положение оккупационного режима и приблизит освобождения соответствующих территорий. Тем более, что в нынешних условиях потребительские товары поставляют из свободной Украины в ОРДиЛО главным образом для того, чтобы потом получать за них наши же деньги, которые выплачиваются в виде пенсий или заработных плат работникам официально зарегистрированных компаний.

По оценкам предыдущего правительства, которые были сделаны в конце 2014 года, превышение расходов из бюджета и социальных фондов над доходами с оккупированных районов Донецкой и Луганской областей составляло соответственно 19,6 млрд грн и 14,6 млрд грн. Тогда было принято решение о прекращении выплат на оккупированные территории. Однако на самом деле это лишь изменило механизм: местные жители, которые зарегистрировались как временно перемещенные лица на подконтрольной Украине территории, продолжают получать и предусмотренные им законодательством выплаты, и дополнительную помощь как перемещенные лица. А с недавних пор переселенцы, как и другие граждане Украины, имеют возможность оформить или пересчитать пенсию в любом удобном для себя отделении ПФ.

Заботиться об украинских переселенцах, которые бегут от террористов, — обязанность государства. Однако на самом деле большинство таких лиц — фиктивные переселенцы. К сожалению, данных на начало 2017 года все еще нет. Однако сравнение показателей свидетельствует, что численность зарегистрированных в Донецкой и Луганской областях пенсионеров с 2,12 млн до начала 2014-го уменьшилась до 1,15 млн на начало 2015 года (на подконтрольной Украине территории), а затем увеличилась до 1,4 млн на начало 2016-го.

В некоторых смежных с оккупированными территориями административных единицах рост количества зарегистрированных в течение 2015 года пенсионеров был просто поразительным. Например, в Бахмуте и районе их численность почти удвоилась (59,85 тыс. на 1 января 2015 года и 113,34 тыс. на 1 января 2016 года). Резкий рост также наблюдался в Славянске — с 61,8 тыс. до 84,8 тыс., Константиновке — с 46,5 тыс. до 67,2 тыс., Лимане (ранее Красный Лиман) — с 22,1 тыс. до 29,8 тыс., Краматорске — с 79,8 тыс. до 92,5 тыс., Селидово — с 32,7 тыс. до 38,7 тыс., Мирнограде — с 26,2 тыс. до 33,2 тыс.

Количество пенсионеров, состоящих на учете в соответствующих местностях, превысило половину и даже две трети населения соответствующих административно-территориальных единиц. Например, население Бахмута с районом составляет в среднем 185 тыс. человек, Славянска с районом — 166 тыс., Константиновки с районом — 91 тыс., Селидово — 52 тыс., Мирнограда — 50 тыс., Лимана с районом — 43,7 тыс. Такие соотношения красноречиво свидетельствуют о том, что большинство пенсионеров-переселенцев фиктивно зарегистрировались сами или через посредников только для получения пенсионных выплат, однако фактически и в дальнейшем проживают на оккупированной территории.

В частности, только установленных СБУ случаев в 2016 году, когда с карточек умерших пенсионеров из ОРДиЛО и дальше снимали деньги, было около 4 тыс. Речь шла примерно о 8 млн грн ежемесячно. И масштабы проблемы, вероятно, значительно больше. При этом работники спецслужбы зафиксировали факты получения денег, начисленных умершим пенсионерам, представителями террористической организации «ЛНР». Например, когда в прошлом году по представлению СБУ была приостановлена выплата 450 тыс. подозрительных пенсионеров, то с просьбой возобновить выплаты в соответствующие органы в течение трех месяцев обратилось всего 80 тыс.

Энергозависимость

Однако наиболее уязвимым местом экономических контактов Украины с оккупированными Россией территориями Луганской и Донецкой областей все же стала энергетика. Избавившись зависимости от России в газовой сфере, Украина вот уже три года имеет искусственную зависимость от оккупированных Москвой территорий в электроэнергетике. И это как нельзя лучше иллюстрирует все пагубные последствия бездействия нескольких правительств и профильных министерств в преодолении соответствующей зависимости. Которые трудно объяснить чем-то, кроме коррупционного интереса в схемах угольной торговли или безответственным ожиданием скорого возвращения оккупированных территорий под контроль Украины.

Критична и одновременно проста для решения ситуация в подконтрольной Украины части Луганской области. Ее энергетическая система после оккупации южной части региона Россией оказалась отрезанной от остальной украинской энергосистемы и работает в режиме энергоострова, тотально зависимого от Луганской ТЭС в расположенном буквально на линии соприкосновения городе Счастье. Помимо прочего эта ТЭС еще и может работать на дефицитном на свободной территории Украины антрацитовом угле.

Целый регион полностью зависим от доброй воли врага, который может в любой момент его обесточить. Но за два с половиной года украинская власть так и не смогла построить ЛЭП, которая соединила бы энергосистему Луганщины с линиями электропередач подконтрольных Украине северной части Донецкой области или юга Харьковской. И таким образом навсегда решить проблему энергоснабжения региона и его зависимости от антрацитового угля с оккупированных территорий.

Несколько миллиардов гривен — не такая уж и большая сумма на фоне сотен миллионов киловатт электроэнергии, которые в режиме энергоострова ЛТЭС вынуждена ежегодно поставлять на оккупированные террористами территории по убыточным тарифам или вовсе бесплатно. Например, как свидетельствуют данные ГП «Энергорынок», в 2016-м поставки в ОРДиЛО выросли до 1,6 млрд кВт•ч против 0,83 млрд кВт•ч в 2015 году. При этом электроэнергию продавали по 1,12 грн за кВт•ч, то есть значительно дешевле и в сравнении с тарифом для бытовых потребителей в Украине, и в сравнении с ценой, по которой с оптового энергорынка оплачивается электроэнергия, произведенная на ТЭС, включая Луганскую.

Сложнее, однако также возможно решить и проблему с зависимостью от поставок с оккупированных территорий антрацитового угля для ТЭС остальной страны. Конечно, это не делается за неделю-две или даже месяц. Поэтому блокирование сейчас вполне может создать серьезные проблемы с энергообеспечением страны. Однако, к сожалению, что представители правительства и генерирующих компаний обращают внимание на необходимость диверсификации источников его поставки только во время очередных серьезных обострений, а обычно ориентируются на наращивание его закупок, тогда как в то же время — и зависимости от оккупированных территорий.

Так же и с переоборудованием блоков государственных ТЭС на потребление газового угля, которого на подконтрольной территории в избытке. Оно происходит только «из-под палки». Как следствие — за два года так и не завершен процесс реконструкции даже двух блоков на Змиевской ТЭС. На других этот процесс даже не планируется. Между тем, если бы заявленные в прошлом году министром энергетики Насаликом сроки запуска переведенных с антрацита на газовый уголь блоков ЗТЕС были выдержаны, уже сейчас они могли бы компенсировать дефицит антрацита.

Еще хуже ситуация с крупнейшим частным производителем тока с угля — ДТЭК Рината Ахметова. Эта компания, владеющая рядом крупных потребителей антрацитового угля на подконтрольной Украине территории (Приднепровская, Криворожская и Луганская ТЭС), до сих пор даже не задумывалась о переводе хотя бы части из них на газовый уголь, который не нужно возить с оккупированных территорий. Что и неудивительно: в ДТЭК на оккупированных территориях три больших угольных предприятия: Ровенькиантрацит, Свердловантрацит и Шахта «Комсомолец Донбасса», которые способны добывать более 10 млн т угля в год.

И отказаться возить с них топливо ДТЭК можно заставить, только заблокировав или законодательно запретив такую возможность, обязав взамен переустроить блоки ТЭС на подконтрольной Украине территории на газовый уголь. Это, кстати, несмотря на спекуляции, также не требует слишком больших капиталовложений и вполне возможно в рамках действующего тарифа «Роттердам +».

Но даже без перевода ТЭС на уголь газовой группы, которого достаточно на подконтрольной Украине территории, потребление антрацита, завозимого с оккупированных территорий, можно было бы уменьшить в разы. Зато еще недавно наблюдалась тенденция, наоборот, к стремительному наращиванию добычи и поставки антрацитового угля из ОРДиЛО.

Рассмотрим пример последних месяцев, когда потребление электроэнергии находится на сезонных пиках. За декабрь 2016 — январь 2017 годов на оптовый рынок электроэнергии (ОРЭ) было отпущено 28,77 млрд кВт•ч электроэнергии, тогда как год назад в те же месяцы — 27,16 млрд кВт•ч. При этом производство электричества на ТЭС за декабрь — январь возросло с 7,38 млрд кВт•ч до 8,77 млрд кВт•ч за те же месяцы год назад, а на АЭС, наоборот, уменьшилось с 15,61 млрд кВт•ч до 15,35 млрд кВт•ч. Иногда доля АЭС в электроэнергии, которая была отпущена на ОРЭ Украины, падала до 50%, а в последнюю декаду января составляла всего 52%. Тогда как в предыдущие годы достигала 60% и более.

Если бы АЭС обеспечивали и сейчас 60% всей поставки электроэнергии на оптовый рынок электроэнергии, это позволило бы уменьшить закупки на ТЭС до 6,8 млрд кВт•ч против фактически использованных 8,77 млрд кВт•ч. Соответственно — урезать на 22-23% сжигание угля, в котором, в свою очередь, только 35-40% составлял антрацит. Итак, потребность в последнем можно было бы уменьшить почти втрое против текущих объемов потребления.

Однако, очевидно, коррупционные возможности в процессе производства электроэнергии на АЭС в разы меньше (как, впрочем, и цена электричества), нежели когда сжигать антрацитовый уголь с оккупированных территорий на ТЭС по формуле «Роттердам +». Поэтому мощности атомной энергетики используются не полностью, чтобы можно было обосновать ввоз больших объемов антрацитового угля из ОРДиЛО.

Всего в 2016 году добыча угля шахтами ДТЭК на оккупированных территориях вырос на 77% и достиг 8,03 млн т против 4,54 млн т в 2015 году. А в декабре 2016-го — январе 2017 года предприятия ДТЭК Ровенькиантрацит и Свердловантрацит на Луганщине, а также «Комсомолец Донбасса» в Донецкой области добыли в оккупированных районах 1,86 млн т угля антрацитовых марок, что в 3,1 раза больше, чем за аналогичные месяцы прошлого отопительного сезона.

Следует признать: боевые действия на линии соприкосновения не остановит ни расторжение социально-экономических контактов, ни полная изоляция оккупированных территорий от остальной страны. Однако такие шаги будут означать перекладывание всего бремени их содержания на Москву и местных террористов, что увеличит его, по крайней мере, вдвое. А разрыв торговых связей хоть и нанесет ущерб поставщикам и потребителям товаров из ОРДиЛО в свободной Украине, однако гораздо ощутимее ударит по оккупированным территориям. Как из-за уменьшения возможностей для сбыта производимой продукции там, так и из-за резкого удорожания товаров, которые придется завозить из России. Поэтому цена содержания оккупированных территорий для агрессора возрастет и возникнет необходимость активнее искать способы решения проблемы.

В то же время избавление от паразита уменьшит расходы Украины и повысит ее способность к длительному противостоянию с Россией. С одной стороны, высвободит дополнительные ресурсы на финансирование обороны и укрепление линии соприкосновения, а с другой — уменьшит масштабы необходимой экономии в стране. Ведь, например, только нынешние расходы на пенсии жителям оккупированных территорий значительно превышают ту экономию, которую может обеспечить Пенсионному фонду Украины даже значительное повышение пенсионного возраста жителям подконтрольных территорий.


Об авторе
[-]

Автор: Александр Крамар

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.02.2017. Просмотров: 192

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta