Объединит ли белорусов День народного единства, и что с ним не так?

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Александр Лукашенко объявил 17 сентября Днем народного единства в Беларуси  

***

Опрошенные DW эксперты уверены, выбор даты неслучаен, Минск в очередной раз решил досадить западным соседям.

В Беларуси появился новый государственный праздник. По указу Александра Лукашенко в стране 17 сентября теперь будут праздновать День народного единства. В этот день в 1939 году Красная армия вступила в Польшу, в результате чего к БССР была присоединена Западная Беларусь. "Выбор даты подчеркивает преемственность поколений, незыблемость и самодостаточность белорусской нации и государственности", - так это решение прокомментировал близкий к пресс-службе Лукашенко телеграм-канал "Пул Первого".

В Варшаве выбор Минском даты для Дня народного единства прогнозируемо вызвал возмущение. "Невозможно понять использование (в качестве праздничной даты - Ред.) последствий пакта Сталина и Гитлера (более известен как пакт Молотова-Риббентропа. - Ред.) как основу исторической политики Беларуси", - заявили в польском МИД. Что о дате 17 сентября думают историки и сами белорусы, и способна ли она объединить общество после массовых протестов, выясняла DW.

"Режим Лукашенко пускает корни в сталинское время" 

"Продвижение Красной армии на Восток по результатам пакта Молотова-Риббентропа было противоречивым событием для населения Беларуси. С одной стороны, оно символизировало начало величайшей трагедии и колоссальных потерь", - считает историк, научный сотрудник Института исторических исследований Центральной и Восточной Европы имени Гердера Татьяна Островская. С другой, продолжает она, подписанный 18 сентября 1921 года Рижский мирный договор, после которого белорусское население оказалось разделенным, "действительно не учитывал его интересов, объединение было желаемым для многих", По словам Островской, это уникальный, но вместе с тем трагический и травматичный исторический опыт, таким он и должен сохраняться в исторической памяти.

По мнению историка, ассоциированного сотрудника Берлинского университета имени Гумбольдта Александра Фридмана, выбор в качестве госпраздника даты, связанной с событиями сталинских времен, в 2021 году вызывает много вопросов: "Когда мы берем дату сталинской эпохи и решение, которое принимал Сталин, мы тем самым возвеличиваем тирана. Но с политической точки зрения это все абсолютно понятно - режим Лукашенко пускает корни в сталинское время".

Историк Игорь Мельников, в свою очередь, отмечает, что относиться к событиям 17 сентября 1939 года следует именно как к военной операции, а не так восторженно, как это подавалось в советской историографии: "17 сентября Красная армия перешла довоенную советско-польскую границу и в течение месяца присоединила Западную Беларусь к БССР. Фактически 17 сентября Советский Союз вступил во Вторую мировую войну. Это была, однозначно, военная операция".

Власти выбрали дату 17 сентября в силу политической конъюнктуры 

Собеседники DW едины в том, что белорусские власти выбрали дату для нового государственного праздника в силу политической конъюнктуры. "Если брать внешнеполитический контекст, то это бьет по белорусско-польским отношениям. В Польше - это день национальной трагедии. Поскольку сегодня речь идет о конфронтации с Западом, антипольская риторика будет только усиливаться", - прогнозирует Мельников.

Татьяна Островская полагает, что перед нами своеобразная попытка официального Минска досадить Западу, но особенно соседним с Беларусью Польше и странам Балтии: "Как известно, по результатам Пакта Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 года и дополнительного секретного протокола к нему они потеряли свою независимость и понесли огромные жертвы. Следует помнить, однако, что обсуждение по поводу этой даты, ее легитимация в государственной прессе происходит уже некоторое время, по крайней мере с весны 2019 года. Примечательно, что роли Советской России и Советского Союза и в разделе, и в объединении территорий, на которых проживало этническое белорусское население, при этом не уделяется особое внимание".

Островская также указывает, что при обсуждении значения этой даты в госСМИ, например, в газете Администрации президента "СБ. Беларусь сегодня", намеренно смещаются акценты: речь идет о национальном и социальном притеснении этнического беларуского населения в межвоенной Польше, но замалчивается террор и насилие со стороны советских властей в отношении тех же самых, а также и других этнических и социальных групп.

Дату 17 сентября знают только 18% горожан Беларуси 

Александр Фридман добавляет, что интерес госпропаганды к дате 17 сентября спровоцировали события, которые произошли в Беларуси после президентских выборов и которые власти пытаются объяснить вмешательством извне. В тоже время, у самих белорусов, по словам Фридмана, особого интереса к историческим темам сейчас нет - их гораздо больше волнует настоящее. Более того, многие даже не знают этой даты.

Последнее подтверждают данные социологов. На днях центр Chatham House представил результаты исследования общественного мнения белорусов по самым разным вопросам. В том числе, респондентов спрашивали и о Дне народного единства. Выяснилось, что о дате 17 сентября знают только 18% городских жителей РБ (среди них проводился опрос. - Ред.). На западе страны этот показатель выше - около трети опрошенных, а в Гомельской и Могилевской областях о ней не знает почти никто.

Способен ли День народного единства объединить общество? 

Игорь Мельников признает, что о событиях 17 сентября 1939 года белорусы знают мало, но, по его мнению, то, что власти объявили этот день госпраздником, привлечет внимание общества: "Конечно, рассматривать эти события с советской точки зрения нецелесообразно, но тот, кто захочет, сопоставит советскую и польскую точку зрения, воспоминания жителей Западной Беларуси в межвоенный период. Я как историк считаю, что без событий 17 сентября сегодня бы не было Беларуси".

"Термин объединение подразумевает взаимное движение навстречу и отсутствие принуждения, что в данном случае, конечно, очень спорно. Игнорируется трагедия тысяч польских граждан (в том числе и этнических белорусов), которые стали непосредственными жертвами этого присоединения, не замечается трагедия белорусского крестьянства и интеллигенции, - продолжает Татьяна Островская. - Насколько я могу оценить, попытка объявления 17 сентября Днем народного единства является также напоминанием о внешней угрозе - акцент делается на разделе, который представляется результатом произвола внешних сил".

"Наверное, если политическая ситуация в Беларуси не изменится, в этом году День народного единства помпезно отпразднуют, но после ухода Лукашенко он станет обычным днем. С таким праздником выстраивание нормальных отношений с соседями невозможно", - подвел итог Александр Фридман.

Автор Татьяна Неведомская  

https://p.dw.com/p/3v3Iv

***

Комментарий: Польша не может смириться с воссоединением Белоруссии

Объявление Александром Лукашенко даты 17 сентября Днём народного единства вызвало бурное негодование Польши, США и их клиентов в Белоруссии. Проигнорировать возмущение русофобов возможно, но проигнорировать эрозию исторической памяти и откровенный ревизионизм – нельзя.

Александр Лукашенко долго не замечал общественного движения, почти 10 лет добивавшегося придания дате 17 сентября статуса государственного праздника как Дня воссоединения. Он не замечал даже юбилеи эпохального события — лишь в 2009 году поздравил сограждан, отметив: «17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной армии, целью которого была защита оставленного на произвол судьбы белорусского и украинского населения на территории Польши в условиях германского вторжения и развязывания Второй мировой войны. Это не только укрепило безопасность СССР, но и стало важным вкладом в борьбу против фашистской агрессии».

После этого о 17 сентября в президентской администрации надолго забыли — вплоть до осени прошлого года, когда понадобилось что-то противопоставить повестке националистической оппозиции и закрепить успех сбитой волны поствыборных протестов. Подготовительная работа шла до февраля нынешнего года, когда внезапно официальные лица и обслуживающие их комментаторы в течение недели наперебой стали заявлять о необходимости придания этой дате статуса государственного праздника. Сразу же серьёзными стали обоснования — те самые, которые на протяжении предыдущих лет в переписке с гражданами отвергались или игнорировалась.

Владимир Зеленский никак не отреагировал на появление в соседней Белоруссии нового государственного праздника. Официальный Киев и до госпереворота 2014 года усиленно не замечал одно из важнейших событий не такой уж и далёкой украинской истории.

МИД Польши 8 июня распространил специальное заявление «об учреждении в Белоруссии нового праздника под названием «День народного единства» («Dzień Jedności Narodowej»). В преамбуле сказано, что МИД с возмущением воспринял декларацию властей Белоруссии об установлении нового праздника под названием «День народного единства» в день 17 сентября». Отмечено, что для официальной Варшавы «совершенно непонятно», как Белоруссия может основывать свою историческую политику «на наследии пакта Сталина и Гитлера». Не обошлось и без тривиального для польской русофобской традиции видения в решении официального Минска: «Это жест, вписанный в российскую деятельность, направленную на новую интерпретацию чрезвычайно сложной истории нашего региона, который серьёзно помешает Белоруссии наладить диалог и взаимопонимание с соседними государствами, а также с государствами целой Европы». 

Далее следует, собственно, само заявление, также основанное на польскоцентричной интерпретации и просто откровенной лжи. В первом абзаце документа сказано: «В день 17 сентября 1939 года Советский Союз напал на Польшу, которая тогда в одиночку сражалась с войсками гитлеровской Германии. Таким образом, Советский Союз воплотил в жизнь, заключенный между СССР и Третьим рейхом 23 августа 1939 года секретный протокол пакта Риббентропа-Молотова, который непосредственно привёл к началу Второй мировой войны. Это совместное советско-нацистское нападение на Польшу положило начало самой ужасной войне в мировой истории, стоившей жизней 60 миллионов человек, в том числе жителей Белоруссии». 

То есть Вторая мировая война, считают представители польского государства, началась не 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии (в котором Советский Союз не участвовал), как считают во всём мире (и многие до сих пор в самой Польше), а 17 сентября? В этот день 1939 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов уже доподлинно знал, что польская государственность разрушена, и правительство из Варшавы бежало за границу. Накануне, 16 сентября обоз польских чиновников видели по пути в Румынию. Руководитель советской дипломатии передал польскому послу в Москве знаменитую ноту о вступлении РККА на территорию разгромленного Вермахтом польского государства с целью принятия под защиту единокровных братьев белорусов и украинцев. Вацлав Гжибовский пытался не принять ноту — в том числе и потому, что не знал, где находится правительство его страны и что дальше с этим документом делать. 

Любопытно и то, что западные державы не осудили СССР за Освободительный поход 17 сентября. Лондон и Париж отметили, что Советский Союз поступил правомерно и вернул себе то, что принадлежало ему по праву, будучи отторгнутым силой без учёта мнения Антанты — пресловутого «коллективного Запада» того времени, игнорируя «линию Керзона» и так далее. Вопрос этот достаточно хорошо исследован не только историками, но и правоведами. Поэтому стремление нынешнего польского руководства переписать историю и навязать свою трактовку, очевидно, основывается на голой демагогии.

Ещё один очень важный момент: в польском заявлении от 08.06.2021 ответственность за начало войны возложена на пресловутый «секретный протокол» к так называемому «пакту Молотова-Риббентропа», а не на Германию. Разумеется, МИД Польши — не враг себе, поэтому предпочёл оперировать не официальным названием пресловутого «пакта». Нынешняя польская дипломатия также как бы между прочим вступила в конфликт не только с исторической правдой, но и с МИД Германии. Збигнев Рау прекрасно знает о том, что год назад министр иностранных дел Германии Хайко Маас и немецкий историк Андрес Виршинг в совместной публикации на страницах влиятельного журнала Der Spiegel совершенно ясно заявили: только лишь одна лишь Германия несёт ответственность за начало Второй мировой войны и непозволительно называть преступниками тех, на кого напали. То есть, считает глава МИД Германии, недопустимо уравнивать СССР и Третий рейх, как это делают польские русофобы и их коллеги в Европарламенте. 

«Раз за разом предпринимавшаяся в последние месяцы попытка переписать историю таким отвратительным образом требует от нас разъяснений, в которых — с учетом непреложных исторических фактов — вообще не должно быть необходимости: Германия в одиночку развязала Вторую мировую войну, напав на Польшу. И одна только Германия ответственна за преступления против человечности во время холокоста. Тот, кто сеет сомнения в этом и выставляет в роли преступника другие страны, поступает несправедливо в отношении жертв. Он использует историю в своих интересах и раскалывает Европу», — констатировали Виршинг и Маас. 

Разумеется, в МИД Польши уверены, что знают историю Второй мировой войны лучше, чем в МИД Германии, и обладают монополией на истину в последней инстанции. Иначе трудно объяснить то упорство, с котором официальная Варшава безапелляционно и самозабвенно продвигает свою историческую и политическую мифологию. Перекраивая хронологию и подменяя факты домыслами, представители польского государства даже не в состоянии воспроизвести название спорного документа, которым оперируют в своём официальном заявлении. Даже если использовать вульгарное его название (допустимое в публицистике блогеров, но не в официальных государственных документах), то лучше определиться, сделав выбор в пользу «пакта Сталина и Гитлера» или отдать предпочтение «пакту Молотова-Риббентропа». Не исключено, что МИД Польши испытывает затруднения с квалифицированными кадрами ввиду миграции западнее. 

Далее в заявлении МИД Польши содержится классическое отождествление советского с русским, когда описывается «многолетнее порабощение государств Центральной и Восточной Европы под властью Москвы и жестокой коммунистической идеологией». Об этой «жестокости» можно писать целые тома». К примеру, вспомнить, как СССР фактически восстановил польскую государственность после освобождения Польши, пожертвовав жизнями почти полумиллиона своих солдат и офицеров. Современная Польша «отблагодарила» за это сносом установленных им памятников и героизацией так называемых «АКовцев», преимущественно отсиживавшихся в схронах с «ружьём к ноге», устроивших кровавую провокацию в Варшаве перед наступлением Красной армии и затем долго охотившихся на красноармейцев и местных нелояльных жителей. Не удивительно, что в современной Белоруссии память об этих антиподах «Армии Людовой» и «Войска Польского» такая же, как о пресловутых бандеровцах. 

Не лишне вспомнить и о том, как именно представитель «жестокой коммунистической идеологии» Иосиф Сталин на Потсдамской конференции настоял на признании нового правительства Польши и новых её границ, расширенных за счёт Германии и Белоруссии (Белостокская область была передана от БССР). Как СССР помогал разрушенной Польше всем, чем мог, сам находясь в руинах и огромной нужде. Разумеется, нельзя забывать и о том, как до заключения пресловутого «пакта» — договора о ненападении между Германией и Советским Союзом официальная Варшава подписала аналогичный договор с Германией (в публицистике известен также как «пакт Гитлера-Пилсудского»). Официально документ назывался декларацией о взаимном неприменении силы, скреплённой подписями сторон 26 января 1934 года — то есть задолго до пресловутого пакта, предложенного СССР нацистской Германией. 

Хорошо известный не только в Польше профессор Исторического института Варшавского университета Павел Вечоркевич (ныне покойный) в сентябре 2005 года дал замечательное интервью влиятельному польскому изданию Rzeczpospolita. Комментируя «66-годовщину советской агрессии против Польши» в статусе самого известного выразителя генеральной линии современной польской историографии, польский учёный ещё раз проговорил свою знаменитую сентенцию: «Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск». 

МИД Польши в своём нынешнем заявлении делает вид, что существует в каком-то другом измерении, где нет ни вполне обоснованных выводов варшавского профессора Вечоркевича, ни исторической памяти России, ни белорусской истории, ни соучастия II Речи Посполитой в разделе Чехословакии вместе с гитлеровской Германией, ни вооружённого отъёма Виленского края у довоенной Литвы, ни многого другого. Может быть, Збигнев Рау имеет беспрекословный авторитет среди готовых верить ему на слово польских необразованных люмпенизированных шовинистов. Однако ни в Германии, ни в России, ни в Белоруссии у него такого авторитета нет. Поэтому следовало трижды подумать перед публикацией заявления МИД на официальном портале польского государства. 

Предпоследний абзац заявления МИД Польши тоже замечательный, без указания белорусского государственного праздника в кавычках: «Учреждение Дня народного единства в ознаменование факта вступления Белоруссии в Союз Советских Социалистических Республик — это прославление советского наследия и попытка отрезать Белоруссию от ее истинных корней. Это акт подрыва независимости и суверенитета Белоруссии». Очевидно, панове совсем не ориентируются в белорусской истории. Иначе бы знали, что Белоруссия (БССР) вступила в СССР гораздо раньше 1939 года. Только в их своеобразном понимании мира, себя и других в этом мире прославление советского наследия может трактоваться исключительно негативно. Во Франции, например, так не считают и видят в советском наследии много позитива — в частности, в советской космонавтике. По инициативе ООН дата 12 апреля стала Международным днём полета человека в космос — именно в этот день состоялся первый в истории полёт космонавта, и человеком этим был советский гражданин, переживший в детстве оккупацию, Юрий Гагарин. 

Про «истинные корни» недоополяченных при пилсудчиках белорусов и «акт подрыва независимости и суверенитета Белоруссии» после событий 2020 года официальной Варшаве лучше помалкивать. Потому как называвшие себя «северными французами» в XIX веке должны хорошо знать значение известной в Европе поговорки: «В доме повешенного не говорят о верёвке». Ведь после расследования уголовного дела о геноциде белорусов в годы Второй мировой войны белорусский генпрокурор Андрей Швед вполне может возбудить ещё одно уголовное дело — о геноциде белорусов в межвоенной Польше. Впрочем, ничто не мешает начать предварительное расследование прямо сейчас, с выставлением счетов за концлагеря, пытки, политически мотивированные убийства, терроризм, подрывную деятельность, целенаправленное ограбление захваченных в результате войны «восточных окраин» и так далее. 

Свидетели ещё живы, много интересного могут рассказать о концлагере в Берёзе-Картузской. Он был создан в 1934 году как точная копия первого нацистского концлагеря Ориенбург. Польский концлагерь для преследуемых за взгляды и политические убеждения не уступал нацистскому образчику в жестокости и просуществовал до сентября 1939 года. Однако большее недоумение, чем нелепое, лживое и крайне тенденциозное заявление МИД Польши, вызвала реакция на провозглашение 17 сентября Днём народного единства, собственно, тех, кто считает себя выразителями интересов белорусского народа. Почти все негосударственные издания Белоруссии в сообщениях о появлении нового государственного праздника сделали акцент либо на том, что это повеление Лукашенко, либо на том, что праздничным днём выбрана дата «нападения на Польшу». 

Почти никто из получателей грантовой помощи и не вспомнил, что по итогам начавшегося 17 сентября 1939 года Освободительного похода РККА произошло воссоединение Западной и Восточной Белоруссии (БССР). Объединённая Белоруссия территориально и численно выросла вдвое, миллионы белорусов были буквально спасены от жуткой нищеты, бесправия и этноцида, жестокого ополячивания и окатоличивания. Появились культовые для местных националистов «беларуския школки», в принципе образование на родном языке стало доступным и бесплатным — в том числе и высшее. Появилась доступная и бесплатная медицина, исчезло батрачество. За считанные годы было покончено с безграмотностью, многими другими бедами Западной Белоруссии периода их «кресов всходних». По белорусскому законодательству только у президента есть полномочия назначать государственные праздники. Очевидно, указ от 7 июня об учреждении Дня народного единства фактический руководитель Белоруссии подписал из конъюнктурных соображений в пику Варшаве, с которой после 9 августа 2020 года отношения испорчены до предела. И обмены нотами были, и взаимные высылки дипломатов — только до полного разрыва дипотношений и объявления войны не дошло. 

Разумеется, никто не будет праздновать никакие праздники, объявленные «президентом Белоруссии» (по версии литовских политиков) Светланой Тихановской. Разве что она договорится о возвращении в состав Белоруссии нынешней литовской столицы — «старадауняй беларускай Вильни», голубой мечты белорусских националистов. По такому случаю можно и нужно будет ещё один государственный праздник учредить. Гитанас Науседа ведь не против исправить сталинские ошибки и несправедливости, он ведь тоже решительно осуждает «многолетнее порабощение государств Центральной и Восточной Европы под властью Москвы и жестокой коммунистической идеологией»? 

Реакция иностранной агентуры оказалась вполне предсказуемой. Её выразил корреспондент «Радио «Свобода» (иностранный агент на территории России) Виталий Цыганков. В обсуждении белорусских проблем 9 июня он заявил, что День народного единства является нелепым или неуместным. «Власть объявила этот год Годом народного единства, — сказал он. — Шаги в этом направлении делаются преимущественно нелепые, вроде провозглашения 17 сентября праздником этого самого единства». Позиция корреспондента госдеповского рупора не вызывает удивления. Она полностью созвучна заявлениям дипломатов США и Польши. Временный поверенный в делах США в Польше Бликс Алиу так отреагировал на провозглашение в Белоруссии 17 сентября Днём народного единства: «Эта нелепая идея режима Лукашенко объявить праздником годовщину атаки СССР на Польшу, осуществлённой в сговоре с нацистами, свидетельствует о полной оторванности от реальности и является очередным доказательством того, насколько опасны и недемократичны власти Белоруссии».

Как видно, Цыганков дует в одну дуду с Алиу, который тоже, как и Рау, натягивает сову на глобус. Правда, однако, в том, что никто лучших шагов на пути восстановления разрушенного белорусского единства не делает, тогда как оно сейчас Белоруссии жизненно необходимо. Впрочем, как и пересмотр гуманитарной политики — в том числе и благодаря ей официальный Минск оказался в нынешней ситуации. Гуманитарным вопросам объединения в формате Союзного государства России и Белоруссии также следует уделить самое пристальное внимание. Подписанный в 1999 году договор неправомерно сведён к экономическим темам и в меньшей степени — к некоторым социальным, а гуманитарная интеграция вовсе не начиналась. Грубое вмешательство официальной Варшавы во внутренние дела соседней Белоруссии — хороший повод для обеих частей Союзного государства безотлагательно начать этот процесс, исправить ошибки и наверстать упущенное.

Автор Георгий Шкловский

https://regnum.ru/news/polit/3295824.html


Дата публикации: 18.06.2021
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 126
Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 20.10.2021, 10:15 #
Very happy to see your article, I very much like and agree with your point of view. Thank you for sharing. Scarface Jacket
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta