Oб иске Украины против России в Международном суде ООН

Содержание
[-]

Международный суд ООН рассматривает иск Украины против России

Международный суд ООН в Гааге рассматривает иск Украины против России, который стал следствием аннексии Крыма и поддержки Москвой сепаратистов в Донбассе.

Главное об этом деле - в пяти пунктах

В середине января 2017 года Украина подала в Международный суд ООН в Гааге иск против России. Формально речь не идет о законности или незаконности аннексии Крыма или установлении ответственности России за войну в Донбассе. В своем иске Киев указывает на нарушение Москвой двух конвенций ООН, к которым присоединились обе страны: Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Украина требует принять решение о временных мерах, чтобы заставить Россию уже сейчас соблюдать эти соглашения. Дело в том, что для принятия окончательного вердикта суду требуется больше времени. Поэтому 19 апреля судьи вынесут лишь промежуточное решение по делу.

Обвинения Киева в адрес Москвы

Киев обвиняет Москву в том, что Россия не выполняет международные обязательства по противодействию терроризму. Главный упрек - Москва не принимает меры, чтобы остановить поставки оружия и финансирование боевиков "ДНР" и "ЛНР". Таким образом, аргументирует украинская сторона, Россия косвенно способствовала совершению нападений со стороны сепаратистов на гражданское население.

В качестве примеров таких нападений приводятся, в частности, обстрелы рейсового автобуса под Волновахой, жилых микрорайонов Мариуполя и Краматорска, сбитый пассажирский самолет рейса MH17 "Малайзийских авиалиний". Что касается Крыма, то Украина указывает на дискриминацию на полуострове после аннексии украинцев и крымских татар как представителей национальных меньшинств. Речь, среди прочего, идет о запрете меджлиса крымских татар, арестах активистов и закрытии СМИ.

Требования Киева

Цель временных мер, принятия которых требует Киев, - обязать Москву уже сейчас выполнять положения международных конвенций: прекратить финансовую и вооруженную поддержку незаконных вооруженных формирований "ДНР" и "ЛНР" и гарантировать, что оказание такой помощи частными лицами с территории Российской Федерации будет невозможным; приложить все усилия для вывода российского оружия с территории Украины и обеспечения "надлежащего контроля на границе Украины и России", чтобы прекратить поставки оружия и денежных средств "незаконным вооруженным формированиям, причастным к актам терроризма на Украине".

Аргументы российской стороны

Дипломаты и юристы, представляющие Россию в Гааге, во время дебатов в начале марта заявили, что никакое оружие с территории РФ в Донбасс не поставляется. А оружие "повстанцы" раздобыли на старых складах советской армии в городе Артемовск (в прошлом году переименован в Бахмут). Этот город находится под контролем украинских правительственных сил, захватить военную базу в 2014 году боевикам не удалось. Вопрос украинской стороны о том, откуда у бойцов "ДНР" и "ЛНР" новые образцы российского тяжелого оружия, остался без ответа.

Ключевой юридический аргумент Москвы заключается в другом - поставить под сомнение компетенцию Международного суда ООН в Гааге рассматривать данное дело. Ведь конвенция по противодействию международному терроризму не предусматривает ответственности государств за его возможное финансирование. Суд может лишь проверить, достаточные ли усилия прилагает то или иное государство, чтобы исключить финансирование и вооружение террористов в каждом конкретном случае. Схожая по логике аргументация приводится и в ответ на обвинения в расовой дискриминации в Крыму.

Шансы Киева на успех

Оптимизма украинской стороне придает успех Грузии в 2008 году. Суд тогда принял решение против России с целью прекратить расовую дискриминацию грузин в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Решение было спорным: восемь судей проголосовали "за", семь - "против". Среди тех, кто не поверил заверениям Москвы в том, что Россия "не осуществляет фактический контроль над этими территориями", был француз Ронни Абрахам. По делу "Украина против России" Абрахам является судьей-докладчиком.

В то же время даже в случае принятия решения о временных мерах, оно еще не означает победу Киева в юридическом споре с Москвой. Грузия несколькими годами позже в конце концов проиграла. Международный суд ООН решил, что иск Тбилиси против Москвы - не в его компетенции. Ведь международные конвенции призваны предотвратить расовую дискриминацию или финансирование терроризма не государством, а физическими лицами в конкретных случаях. Именно на это делает сейчас ставку Москва.

Какими могут быть последствия решения суда ООН

Какое бы решение ни принял Международный суд ООН о временных мерах или даже в целом по существу иска Украины против России, оно будет иметь, скорее, символическое, а не практическое значение, говорят опрошенные DW эксперты. Ведь для его имплементации нужны резолюции Совета Безопасности ООН. Россия в Совбезе имеет право вето. Им в свое время воспользовались США.

В 1986 году по иску Никарагуа против Соединенных Штатов судьи постановили, что военные операции Вашингтона на территории Никарагуа были агрессией и противоречили принципу международного права об отказе от применения силы против других государств. Никаких последствий для США это решение не имело, так как проекты соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН были обречены на провал из-за права вето Вашингтона. Более того, после вынесения решения в пользу Никарагуа, которое предусматривало, в частности, выплату компенсаций, Соединенные Штаты вышли из-под юрисдикции Международного суда ООН. Не исключено, что в случае проигрыша против Украины Москва может взять пример с Вашингтона.

Автор - Евгений Тейзе

http://p.dw.com/p/2bS5A

***

Комментарий: Победа и поражение Киева в Международном суде ООН

Международный суд ООН в Гааге 19 апреля вынес промежуточное решение по иску Украины к России. Вердикт стал для Киева победой и поражением одновременно, считает Кристиан Триппе.

Международное право лишь условно пригодно для решения проблем мировой политики, по крайней мере в том, что касается вооруженных конфликтов. Максимум, что в этом случае можно сделать с помощью права - предотвратить наихудший вариант развития событий. Юриспруденция не помогает найти политический выход из кризиса. По всей видимости, судьи Международного суда ООН в Гааге принимали свое решение, иходя именно из таких соображений. В январе 2017 года Украина подала в суд иск против России, настояв на рассмотрении дела в ускоренном порядке.

С весны 2014 года Москва активно поддерживает сепаратистов на востоке Украины оружием, солдатами, деньгами и всем необходимым. Эксперты сходятся во мнении, что без помощи Москвы самопровозглашенные "ДНР" и "ЛНР" оказались бы нежизнеспособными и снова стали частью суверенного национального государства Украины. Киев ведет против мятежников войну, которую украинские власти окрестили "антитеррористической операцией". В Киеве мятеж в Донбассе считают террористическим актом. Следовательно, тот, кто его поддерживает, является пособником террористов, который должен предстать перед судом.

Стороны обязаны соблюдать минские договоренности

Однако Международный суд ООН в Гааге не захотел следовать этой простой политико-боевой логике. Нарратив мобилизации - это не улика. Делу помог бы сбор доказательств в ходе основного судебного разбирательства, однако это процесс на долгие годы.

В результате судьи ООН призывают все стороны конфликта, в первую очередь, позаботиться о выполнении минских договоренностей. Плану мирного урегулирования, который поддержал Совет Безопасности ООН, пока не следует ни одна из сторон.

Суд также не без горечи констатирует, что из-за своих ограниченных полномочий не может провести расследование крушения пассажирского самолета рейса MH17. Он был сбит над зоной боевых действий в июле 2014 года. Трагедия унесла жизни почти трехсот ни в чем не повинных людей. Судьям известно, что именно Россия воспользовалась своим правом вето в Совбезе ООН и воспрепятствовала официальному расследованию обстоятельств катастрофы, которое имело бы юридическую силу. Вероятно, Москва хотела уберечь от наказания сепаратистов, которых подозревают в обстреле самолета, а быть может - скрыть свою собственную причастность к катастрофе. Есть серьезные подозрения думать именно так.

Россия должна обеспечить права меньшинств

В то же время Россия признана виновной во второй части вердикта. Судьи в Гааге недвусмысленно заявили: после аннексии Крыма в марте 2014 года ситуация там складывается не лучшим образом. По крайней мере не так, как предписывают соответствующие конвенции ООН по межэтническому сосуществованию. В частности, суд постановил, что Россия должна незамедлительно ликвидировать "все формы расовой дискриминации" в Крыму.

При этом интересны детали вынесения приговора. 13 голосами против трех суд обязал Москву вернуть крымским татарам их традиционный орган самоуправления. После аннексии Крыма российские власти распустили и запретили меджилис крымскотатарского народа. Стоит отметить, что среди судей и один представитель России. Но судьи единогласно обязали Москву обеспечить возможность получения школьного образования в Крыму на украинском языке.

И это пощечина Москве. Кремль до сих пор продолжает утверждать, что почти все жители Крыма по национальности русские и что крымчане сами - без помощи вооруженных до зубов "зеленых человечков" из Москвы - выступили за присоединение полуострова к России.

Решение суда стало для Киева большим успехом. Ведь когда разговор заходит о кризисе на Украине, о Крыме уже вспоминают лишь немногие. Право Украины на полуостров грозит увянуть до абстрактного. Благодаря решению суда стало ясно: люди, живущие в Крыму, столкнулись с несправедливостью.    

Автор: Кристиан Триппе, руководитель коррпункта DW в Киеве

http://p.dw.com/p/2bd40

***

Немецкий юрист о том, что даст Киеву первый успех в Международном суде ООН

Международный суд ООН частично удовлетворил требования Украины к России. Будет ли реализовано решение по Крыму и почему отклонены требования по Донбассу - рассказал DW эксперт по международному праву Маттиас Хартвиг.

Международный суд ООН в среду, 19 апреля, вынес промежуточное решение по иску Украины против России. Украинская сторона требовала ввести срочные меры на время рассмотрения спора, чтобы прекратить нарушение Москвой двух международных конвенций: о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Суд встал на сторону Украины в отношении второй конвенции и принял временное решение в связи с рассмотрением иска, которым обязал Россию отказаться от действий, имеющих признаки дискриминации крымских татар и украинцев в Крыму. В частности, суд потребовал отменить запрет меджлиса и предоставить возможность получать образование на украинском языке. Требования Украины о прекращении российского финансирования терроризма в Донбассе суд на данном этапе отклонил. Прокомментировать такое решение DW попросила Маттиаса Хартвига (Matthias Hartwig) - эксперта по международному праву из гейдельбергского института имени Макса Планка.

Deutsche Welle: Господин Хартвиг, суд в Гааге удовлетворил требования Украины принять безотлагательные меры по защите крымских татар и этнических украинцев в Крыму от дискриминации. Что это означает на практике?

Маттиас Хартвиг: Я хочу заметить, что суд пока не принимал решения о том, нарушается ли в Крыму Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Оценка в этом вопросе будет предоставлена позже, когда будет выноситься окончательное решение по иску. Суд на данном этапе установил, что права соответствующих групп ставятся под сомнение, есть признаки того, что они могут нарушаться. Поэтому и было принято это решение о временных мерах, чтобы предотвратить возможное последующее нарушение прав и обеспечить право крымских татар на собственные представительные органы, в том числе меджлис, а также право на обучение на украинском языке.

- Крымские татары, вероятно, будут рады решению суда в Гааге. Но можно ли быть уверенным, что Россия выполнит его в отношении меджлиса?

- Решение о временных мерах, принятое Международным судом в Гааге, является обязательным к исполнению. Россия, будучи участницей соответствующих конвенций, обязана выполнять это решение. Российская Федерация должна отменить запрет меджлиса и дать крымским татарам возможность иметь собственные представительные органы.

- И Вы считаете, что Россия теперь восстановит меджлис?

- Контролировать выполнение решений Международного суда должен Совет Безопасности ООН.

- Однако Россия имеет право вето в Совбезе. Разве она будет заставлять сама себя делать что-либо?

- Если Россия заблокирует соответствующие решения Совета Безопасности, не будет, соответственно, и исполнения. Думаю, так и будет. Но я надеюсь, что у России достаточно ума, чтобы выполнить обязательное правовое решение. Ведь если, в конце концов, суд примет решение не в пользу Украины, тогда Россия, со своей стороны, сможет требовать его исполнения. Было бы глупо не выполнить такое довольно мягкое решение суда.

- Есть ли другие пути заставить Россию выполнять это решение, если она не захочет этого делать?

- Чего-то вроде исполнительной службы у Международного суда ООН нет. Поэтому, если страна-член Совета Безопасности ООН будет блокировать резолюции во исполнение решения, то с этим, к сожалению, особо ничего не поделаешь.

Спорный вопрос о финансировании терроризма

- На Украине многие разочарованы решением Международного суда, который не стал вводить временные меры по Донбассу. Украина возлагает на Россию ответственность, в том числе, за потери среди гражданского населения в зоне конфликта. Как Вы оцениваете это решение?

- Суд постановил, что требования по применению в этом деле Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма не выполнены. Здесь речь идет, прежде всего, о том, собирались ли средства с целью совершения террористических актов. Это сложный юридический вопрос. Я осмелюсь предположить, что в этом вопросе можно было бы прийти и к другому выводу.

- Судья Ронни Абрахам, оглашая решение, во вступительном слове упомянул о сбитом самолете "Малайзийских авиалиний" над Донбассом, на борту которого погибли 298 пассажиров и членов экипажа. Итак, если руководствоваться логикой суда о наличии намерений, то зенитно-ракетный комплекс, которым был сбит самолет, должен был быть переброшен в Донбасс именно с целью сбить гражданский самолет?

- Хочу подчеркнуть, что в конвенции, на которую ссылается Украина, речь идет о финансировании терроризма. Речь идет об обязательствах государств предотвратить финансовые потоки в поддержку террористических организаций. Конвенция направлена, прежде всего, на то, чтобы перекрыть финансирование частными средствами, скажем, "Аль-Каиды". Именно это было первоочередной целью этой конвенции. Вопрос того, занимаются ли терроризмом сами государства, здесь не стоит. Однако важен тот факт, что суд признал собственную юрисдикцию в этом вопросе и тем самым допустил возможность применения этой конвенции при тех обстоятельствах, на которые указала Украина. Суд на данном этапе не увидел достаточных доказательств существования цели совершения терактов против мирного населения. Однако решение неокончательное, и нельзя исключать, что оно в итоге будет другим.

- Рассмотрение дела по существу, как ожидается, затянется на годы. Если за это время появятся неопровержимые доказательства того, что MH17 был сбит зенитно-ракетным комплексом, доставленным из России, это может повлиять на окончательное решение?

- Если удастся доказать, что это подпадает под действие конвенции, то да.

- Неужели чтобы применить эту конвенцию, надо доказать, что "Бук" был куплен боевиками на деньги, собранные частными лицами, на что Россия закрывала глаза?

- Да, в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма речь идет не о поставках оружия, а о финансировании терроризма. Чтобы применить конвенцию в случае предоставления оружия или иных средств, нужна очень широкая интерпретация этого правового акта. В конвенции речь идет, прежде всего, о том, чтобы террористы, скажем, не использовали банковские счета или чеки, чтобы финансировать свою деятельность.

- То есть, в данном случае предоставлять зенитно-ракетный комплекс - это не нарушение конвенции?

- В принципе, государства могут финансировать терроризм, предоставляя оружие. Этого, кстати, не отрицает и российская сторона. Однако даже если государство само совершает теракт, оно не подпадает под указанную конвенцию. Государственный терроризм ей не охвачен.

- Вы упомянули "Аль-Каиду" как пример террористической организации. Но в данном случае мы имеем дело с незаконными вооруженными формированиями. Кто-то называет их боевиками, кто-то - сепаратистами, кто-то - террористами, а кто-то - ополченцами. США и ЕС не признали "ЛНР" и "ДНР" террористическими организациями. Насколько это может сыграть роль при оценке конфликта в Донбассе, с точки зрения Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма?

-  Это будет учитываться. Российская сторона в суде именно на это и делает ставку, называя конфликт внутренним. Судьи принимают во внимание, в частности, как конфликт оценивают третьи страны. Украина называет бойцов незаконных вооруженных формирований террористами и говорит об антитеррористической операции. Однако здесь есть проблема. Если говорить о реализации минских соглашений, то они предусматривают амнистию для этих людей. Кстати, в международном праве нет четкого определения термина "террорист".

- Следовательно, ссылка украинской стороны в Международном суде на эту конвенцию была заведомо рискованной стратегией?

- Конечно, нельзя было говорить о том, что Украина может быть уверена в победе. Но логично и разумно, с точки зрения украинской стороны, пробовать доказать свою позицию в суде. Решение неокончательное, и рано говорить об успехе или провале.

Автор - Евгений Тейзе   

http://p.dw.com/p/2bYg0


Об авторе
[-]

Автор: Евгений Тейзе, Кристиан Триппе

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.05.2017. Просмотров: 220

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta