Ну почему мы не китайцы...

Содержание
[-]

Ну почему мы не китайцы...

Почти одновременно начатые реформы вывели Поднебесную в лидеры мировой экономики, а Россию – нет.

Недавно завершился визит президента Путина в Китай. Теперь великий сосед – наш лучший друг на международной арене. Его мощь растет не по дням, а по часам. По количеству небоскребов эта страна уже переплюнула США. Да и по многим другим показателям их теснит. Что уж говорить о России...

Старый Пекин, район Гулоу. Узкие улочки, вороньи слободки. Наши вздохи – мол, бедные, живут в такой тесноте – гида Сяо Пэй развеселили: «Здесь живут миллионеры. Центр города, земля очень дорогая. Государство при сносе такого дома выплачивает за каждый квадратный метр по 100 тысяч юаней». Это более полумиллиона рублей по нынешнему курсу.

Такие вороньи слободки надо еще поискать. Столица, как и все китайские города, стремительно отстраивается. Сносят целые кварталы и улицы. На их месте одновременно возводят по 10–20 (сам считал) домов в 24 и более этажей. Единственное разнообразие – рядом такой же квартал, но другой архитектуры и другого цвета. Сдают их тоже одновременно – с полным благоустройством, с социальной инфраструктурой.

В 1987 году на каждого россиянина приходилось по 15 кв. м жилой площади, на китайца – по 10. Сейчас в России – по 22, а в Китае – по 30. Это с учетом того, что население у них растет на 8–10 миллионов человек в год. Так что это не миллиард с лишним китайцев живут в тесноте и обиде, а, выходит, мы.

В конце прошлого века Китай отказался от социалистического распределения жилья. Разрешили покупать квартиры по ипотеке или системе государственного кредитования, это стоит на 20% дешевле, чем банковская ссуда. Для китайца со средними доходами вполне доступно. Но в Китае упор делают даже не на ипотеку, а на аренду жилья. Сдают квартиры не частные лица, а само государство. 5% жилья распределяется среди самых малоимущих.

В России две проблемы сдерживают строительство жилья – тягомотное выделение земельных участков под строительство и отсутствие инфраструктуры. Про коррупцию и говорить не приходится. В Китае площадки застройщикам выделяет государство или региональные власти. Они же финансируют строительство дорог и коммуникаций. Воруют меньше, а строят больше всех в мире – 1,3 млрд кв. м жилья в год.

Гармония беспорядка

Шоссе в Китае отменные, без заплаток. Огромное количество удобных развязок. Высокоскоростные железнодорожные магистрали везде, где нужно, подняты над землей – в стране привыкли дорожить пашней. Китай по их протяженности, кстати, впереди планеты всей – она приближается к 18 тыс. км, вдвое больше, чем расстояние от Москвы до Владивостока. А мы до сих пор не можем построить нормальную автотрассу между Москвой и Питером.

В китайских городах грузовики на улицах можно увидеть только глубокой ночью. Для автобусов выделены специальные полосы, на которых указано, с какого по какое время (скажем, с 7.00 до 10.00 и с 16.00 до 20.00) нельзя заезжать легковым автомобилям. Такие же полосы зарезервированы для скутеристов и велосипедистов. Полосы в Китае заметно уже, чем наши. Автомобили движутся почти впритирку. Много видеокамер. Их боятся. И штрафы большие. Но ни одного гаишника в кустах.

В старом Пекине, катаясь на рикше, мы попали в пробку. На тесном пятачке стиснули друг друга автомобиль, несколько скутеров и с пяток рикш. В Москве стоял бы мат-перемат, не исключен был бы и мордобой. Здесь как-то рассосалось само собой. Даже без ругани. Почему-то у китайцев на дорогах нет такой избыточной ненависти друг к другу, которой переполнены мы.

Хотя китайские водители на дорогах не ангелы. Ездят как каждому удобно. Постоянно сигналят друг другу. Но наши – с обидой или ненавистью, а те предупреждают друг друга – осторожно, мол, я перестраиваюсь. Или – пропусти меня.

– У нас это называют «гармония беспорядка», – поясняет Сяо Пэй. – Если мы не будем на дороге терпеливыми, то беспорядок увеличится и пострадает каждый.

Есть и другое объяснение такого миролюбия. В перенаселенных городах Китая требуется специальное разрешение на покупку автомобиля. Записываешься в очередь и ждешь, когда произойдет очередной розыгрыш на выдачу таких разрешений. Повезло – покупаешь автомобиль. Состарится – сдаешь в утиль и покупаешь следующий. Пропуск в автомобилисты выдается на всю жизнь. Но в том же Пекине ежегодная квота – всего 20 тысяч номеров. Это помогает как-то контролировать рост количества машин на улицах. Собственно китайских марок на улице немного – где-то каждый третий автомобиль. Как и у нас, у китайцев популярны иномарки.

Каких-то лет 5–10 назад ни одна телевизионная картинка из Китая не обходилась без показа лавины велосипедистов, несущейся по здешним дорогам. Сейчас их намного меньше, китайцы пересаживаются на автомобили. Кто победнее, покупает скутер или приделывает к велосипедам электрические моторчики – за небольшую сумму в специальных мастерских. Здесь же меняют разрядившиеся аккумуляторы для них.

Отдельная песня – метро. Пекинское намного комфортнее московского. При 30-градусной жаре на улице в вагонах прохладно. И можно спокойно говорить по телефону в любой части подземки – великолепная слышимость. Повсюду очень информативные табло на китайском и английском, диктор названия станций тоже объявляет на двух языках. Большинство станций снабжены стеклянными дверцами, закрывающими туннель. Подъехал поезд – открылись. Это создает проблемы для самоубийц. И на каждой станции – туалет. Чисто, не пахнет. В час пик бывает проблематично попасть в вагон. Есть и еще одна интересная особенность – посадка и высадка из вагона происходят одновременно. Но китайцы хотя при этом и интенсивно толкаются, не обижаются друг на друга. Приучены с детства к толчее или это та же «гармония беспорядка»?

Неважно, какого цвета кошка

В 1960 году Китай поссорился с СССР из-за нашего отказа предоставить ему атомную бомбу. Из страны выехали советские специалисты, мы свернули все виды военной и экономической помощи. Но в тот же год в стране разразился страшный голод. Мао Цзэдун попросил помощи. Хрущев отказал. От голода умерли несколько миллионов человек – данные до сих пор засекречены.

Китайцы это не забыли и без нашей помощи решили проблему продовольствия. С конца 80-х годов прошлого века страна – лидер в производстве мяса, зерна, картофеля, птицы, чая и др. Часть и нам перепадает.

Коллективная собственность на землю была и осталась китайской доминантой в сельском хозяйстве. Именно его в первую очередь взялись поднимать наши соседи после смерти Мао. Там, где возможно, работают кооперативы и колхозы, где выгоднее – отдают землю семейным арендаторам на 15–30 лет. Средства за пользование землей идут на социальное обустройство села: строительство дорог, водопровода, предоставление льготного кредита на жилье. То есть построен понятный и простой механизм, который позволил перенаселенному Китаю прокормить свое население. Мы с самой большой пашней в мире похвастаться этим не можем: развалили почти все колхозы и связали по рукам и ногам немногочисленных фермеров.

Самый богатый район в Китае – Ханчжоу. Здесь выращивают чай. Но это и один из самых успешных производственных районов страны. Великолепное шоссе, параллельно – эстакада высокоскоростной железной дороги. И вдоль них бесконечные заводы и фабрики. Кажется, делают все. На площадках готовые к отгрузке тракторы, строительная техника, автомобили, электрооборудование, сантехника... Все это вывозится, вывозится, вывозится... Вагонами, большегрузами, баржами... Даже несколько утомляет такая фантастическая работоспособность китайцев.

Малый бизнес – под государственной охраной. Люди, которые сами для себя, а то и для других создают рабочие места,  заслуживают уважения и защиты. От чиновников и коррупционеров. Устроено это по-китайски прагматично. Мелкий предприниматель сам ведет и отвечает за реестр доходов и расходов. По итогам года или квартала (зависит от масштаба его бизнеса) он отдает его сертифицированному бухгалтеру, который обязан подсчитать, сколько и какие налоги он должен заплатить государству. Бухгалтер ведет несколько мелких фирм и полностью отвечает за подсчет своей должностью и головой, поэтому сговор с предпринимателем исключен. Подготовленному балансу бухгалтер присваивает номер и сдает налоговикам. Те могут вести только обезличенную проверку – контакт с предпринимателем исключен.

Так же просто маленькой фирме заниматься экспортом своей продукции. Есть специальные организации, которые помогают вывозить китайские товары. Их дело – бумаги, лицензии, таможня. Расходы минимальные – власть заинтересована в росте экспорта. Никаких препятствий, тем более откатов в этой схеме не предусмотрено.

Китайские товары в магазинах немного дешевле, чем у нас. Импортные дороже. Такая политика. На популярной пекинской улице Сидань – все самые модные бренды мира. Посмотрел на ценники – даже дороже, чем у нас. Ходят толпы китайской молодежи – покупают. Более старшее поколение прижимистее, обходит эти магазины стороной.

Было время, когда в Пекин десант за десантом высаживались российские челноки. На самых дешевых рынках столицы в Яболоу и Яшинкоу продавцы до сих пор сносно говорят по-русски. Торгуют вполне качественным товаром. Разумеется, копии известных марок. При умении торговаться цену можно сбить раз в пять и более. Челночная торговля из Пекина переместилась в приграничные с Россией или Казахстаном города. Да и российские челноки, окрепнув и поумнев, стали напрямую заказывать партии товаров китайским предприятиям. И везут их на родину уже не в клетчатых сумках из полипропилена, а вагонами.

Ровно половина территории Китая непригодна для хозяйственной деятельности. Это горы, пустыни, засоленные почвы, земли с вечной мерзлотой. Как правило, эти регионы соседствуют с Россией и Казахстаном. Есть целая программа по подъему северо-восточных и северо-западных провинций. Вкладываются огромные средства в их развитие. Но разрыв в уровне доходов между этими и приморскими районами все еще очень велик. Доходы городских жителей раза в четыре выше, чем у сельских.

Россия по понятным причинам опасается осваивать совместно с Китаем свои дальневосточные земли. Приоритет отдан обычной торговле – мы вам сырье, вы нам товары. Эту примитивную стадию уже преодолели наши соседи – казахи. Начав активно торговать с Китаем газом, они сейчас совместно строят железные и автомобильные дороги, развивают свою добывающую и обрабатывающую промышленность. Казахи купили землю в одном из южных портов Китая и строят здесь свои терминалы. Товарооборот между Россией и Казахстаном составляет 17 млрд долл., между Казахстаном и Китаем – почти вдвое больше. И знаковая деталь – среди гастарбайтеров вы почти не встретите в наших городах казахов.

Да Чуан заканчивает факультет русской филологии в университете в Ченде, в свободное время подрабатывает гидом – студентам не возбраняется. Почему выбрал русский язык? Пожимает плечами, понятно же: российских туристов в Китае с каждым годом прибавляется, без работы не останется...

Высшее образование в стране платное, кроме военных и педагогических вузов. Да Чуан, к примеру, платит за год всего 5 тыс. юаней – чуть меньше 30 тыс. руб. Плюс по 60 юаней (300 руб.) в месяц за общежитие. Китайские вузы, как правило, рассчитаны на 30–50 тыс. студентов. Строят их как те же кампусы – учебные корпуса вместе с общежитиями и прочей инфраструктурой. Преподавателям тоже дают квартиры в этих кампусах. Методическая нагрузка у последних невелика – 8 часов в неделю, остальное время они должны посвящать науке. Перед китайскими университетами поставлена четкая цель – к 2025 году не менее 20 вузов должны войти в число 100 лучших научных центров планеты. Государство платит стипендии 300 тыс. студентов из 175 стран, которые обучаются в Китае. И активно приглашает к себе ученых со всего мира. В здешних университетах преподают несколько тысяч россиян. У нас убыло, в Китае прибыло.

«Русский с китайцем братья навек...»

Огромный национальный музей истории в Пекине. Здесь собраны уникальные коллекции с древнейших времен. В те годы, когда европейцы ходили в звериных шкурах и дрались каменными топорами, здесь уже была письменность, умели выплавлять бронзу, железо, ткать шелк...

Поднебесная империя еще до нашей эры отгородилась от варваров Великой китайской стеной протяженностью почти 9 тыс. км. Сегодня туристов возят смотреть на нее в Бадалин, это 75 км от Пекина. Стена – преимущественно новодел, с иголочки. Но построить такую даже в наше время непростая задача. А ведь есть у китайцев еще Великий канал. Был прорыт в IV веке до нашей эры из Ханчжоу до Пекина – почти 2 тыс. км. Он соединил водные системы пяти великих рек страны. Для подъема воды уже в то время китайцы додумались до шлюзов. Канал работает до сих пор.

Громадные залы музея переполнены вещественными доказательствами величия одной из древнейших цивилизаций мира. И всего два-три зала на первом этаже отведены под историю Компартии Китая. Такая скромность даже подкупает. Как и отсутствие бестолковой социальной рекламы, которой переполнены наши города. Но портрет Мао на купюрах от 1 до 100 юаней – без вариантов. Мудрого председателя, почивающего, как и Ленин, в мавзолее, почитают, труды изучают, но дискуссии о нем, об ошибках Компартии закрыты.

У нас «неуд»

Свою перестройку Китай начал раньше СССР. Коммунистическая партия Китая поставила четкую задачу. До 1990 года увеличить ВВП в два раза по сравнению с 1980-м, обеспечить население продовольствием и одеждой. К концу ХХ века поднять его еще в два раза, добиться достижения среднего уровня достатка населения страны. До первой половины ХХI века достичь уровня среднеразвитых стран по величине ВВП. Два шага Китай уже сделал. Третий делает, чтобы превратить страну в богатое, демократическое и цивилизованное социалистическое государство – так прописано.

Поймал себя на мысли, что успехи Китая меня даже огорчают. Где-то в глубине души по инерции все еще считаю эту страну по-прежнему отсталой, нищей... Есть предубеждение, и не только у меня, против качества ее товаров, автомобилей, прочей техники. Еще недавно дешевые китайские кроссовки расползались на ногах, из пуховиков вылезало непонятно что, и дешевая аппаратура Made in China, бесстыдно скопированная с японских образцов, скоропостижно приказывала долго жить... Эти болезни роста Китай успешно преодолевает. И, расталкивая признанных мировых производителей, занимает свое место под солнцем. Развитые страны переносят в Китай свои производства. Но китайцы и сами сегодня лидируют в отдельных отраслях науки и техники. Их ракеты все еще похожи на советские космические аппараты, но здешние ученые уже всерьез работают над полетом на Марс и могут там оказаться раньше американцев.

Почему у Китая получается, а у нас нет? Или почему мы не китайцы? Если бы Россия имела такие же достижения, как наш великий сосед, – рост экономики на 8–10% в год, динамичные успехи в модернизации производства, в развитии образования и здравоохранения, в жилищном строительстве и т.д., – абсолютное большинство россиян было бы безумно счастливо и совершенно бескорыстно прославляло нашу власть и вождей. Мудрый Дэн Сяопин как-то сказал, что если бы Косыгину и его команде удалось осуществить задуманные им экономические преобразования, то, вероятно, китайцы сегодня изучали бы наш опыт. Косыгину не дали завершить реформы. И китайцы пошли своим путем, который оказался успешным. Угнетает отсутствие в России в отличие от Китая внятной и понятной абсолютному большинству населения программы действий. Скажем, по уровню жизни к 2015 году обогнать Польшу, а к 2025 году – Францию. Никогда и ни за что не получится? Тогда надо объяснить россиянам, почему их место на обочине процветающего мира, а заодно и почему в его центре уже столбит себе место Китай со своим огромным населением и таким масштабом проблем и задач, которые еще ни одна страна в мире не решала.

Национальная идея у каждой страны может быть только одна – благоденствие и процветание народа. Именно так сформулировали ее для себя китайцы. А мы все еще в поиске... От лукавого считать национальной идеей проведение Олимпиады или чемпионата мира по футболу.

Почему почти одновременно начатые реформы выводят Китай в лидеры мировой экономики, а Россию они отбросили на десятилетия назад? Возможно, прав наш знаменитый историк Сергей Соловьев, хорошо понимавший роль личности в истории, когда писал: «Преобразования проводятся успешно Петрами Великими, но беда, если за них принимаются Людовики XIV и Александры II. Преобразователь вроде Петра Великого при самом крутом спуске держит лошадей в сильной руке, и экипаж безопасен, но преобразователи второго рода пустят лошадей во всю прыть, и потому экипажу предстоит гибель». К сожалению, в России за реформы взялись люди второго сорта. Они и реформы провели половинчатые, и цели ставили лишь на краткосрочную перспективу. Ну и мы виноваты – все, кто глотку рвал за этих реформаторов или с безразличием взирал на их труды.

…Две недели позади. Пора домой. Из Шанхая в аэропорт Пудун едем на суперсовременном поезде на магнитной подушке «Маглев». Еще недавно об этом писали только фантасты. 30 км связали центр Шанхая с окраиной. Скорость – за 400 км. Расстояние преодолели за считанные минуты. Планируется линию продлить до Ханчжоу – это где-то 120 км, а со временем и до Пекина. Проезд – 40 юаней (чуть больше 200 руб.), дешевле, чем на электропоезде от «Шереметьево» до «Белорусской» (320 руб.).

Впервые в России проект магнитного поезда был предложен еще в 1911 году профессором Томского политехнического института Борисом Вейнбергом. Но... не сложилось застолбить наше первенство и здесь. На закате Советской власти было решено построить так называемый магнитоплан. На полигоне в Раменском сделали опытный 600-метровый участок для испытания транспорта на магнитном подвесе. Пустили вагон и даже показали сюжет в программе «Время». А потом свернули проект, закрыли дорогу в будущее...

Оригинал

 


Об авторе
[-]

Автор: Рашит Мухаметзянов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.06.2014. Просмотров: 305

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta