Новый оборонный бюджет России. Достижения и провалы ВПК России

Содержание
[-]

«Лучший оборонный бюджет в [истории] современной России»

Военные расходы России в новом трехлетнем бюджете выглядят консервативными, но достаточными. Заметно, хотя и не так, как это уже подавалось в СМИ. возрастут расходы на ядерные вооружения. 

Ни много ни мало, а «лучший оборонный бюджет в [истории] современной России» — так охарактеризовал глава профильного думского комитета оборонные статьи бюджета на 2022-24 годы, который вошел в стадию своего принятия. Энтузиазм Андрея Картаполова можно было бы списать на новое место службы государству — он был уволен с сорокалетней военной службы, в связи с переходом в законодательные органы власти, указом президента всего пару недель назад, 5 октября. Однако отсутствие претензий у генерал-полковника в отставке, бывшего начальника главного оперативного управления Генштаба, командующего Западным военным округом и сирийской группировкой российских войск, а на последнем месте — главы ГлавПУРа, к первому оборонному бюджету вполне понятно. Вооруженные силы получили небольшую прибавку даже относительно прошлогодних планов на период 2021-23 годов.

Разумеется, при сравнении России с большинством крупных военных держав, бросается в глаза высокая закрытость оборонного планирования. Такие общие программные документы по планам развития армии, как «Белая книга по обороне», публикуются даже в Китае, но в нашей стране к их подготовке разве что осторожно подступались в куда более вольготные в информационном плане времена. Это тем более касается и закрытости детализации оборонных трат федерального бюджета. Конечно, подобная практика существует в той или иной степени везде — даже в США полностью закрытый «черный бюджет» занимает не меньше десятой доли астрономических оборонных расходов. Но в российском случае с такими вещами, как, например, принятые у американцев дебаты о точном (в штуках) количестве закупаемых самолетов, совсем туго.

Ну что ж, поскольку «секторы» трат публикуются открыто, взглянем на их изменения и на общие тренды. В большинстве случаев будем оперировать тенденциями и процентными изменениями, поскольку нагромождение абсолютных значений расходов только перегружает текст, а тот читатель, которому они все же покажутся необходимыми, сумеет их найти.

Растём. То есть, не растём, но всё же растём

По федеральной программе «Обеспечение обороноспособности страны» планируется в 2022-23 годы рост как относительно расходов в этом году, так и относительно прошлогодних планов на этот период (на 7%); в 2024 году ожидается небольшое сокращение, но только по сравнению с уровнем 2023 года. Программа содержит социальные и инфраструктурные околовоенные проекты. Не вдаваясь в детальное рассмотрение, хотелось бы отметить, что несмотря на общий рост, инфраструктурные тематики либо не получили значительной прибавки, либо даже несколько сокращаются. Основное увеличение расходов должно обуславливаться тратами на человеческий капитал (как непосредственно на личные денежные довольствия, так и на косвенные траты: страхование, «обеспечение комплектования личным составом» и воинского учета).

Пик расходов 2023 года по этой программе обуславливается двухкратным ростом одной из самых животрепещущих позиций — «Жилищное обеспечение военнослужащих». В 2024 году, вероятно после решения неких накопившихся проблем, траты на это направление несколько снизятся — с 355,6 млрд до 286,9 млрд руб. (для сравнения, на денежное довольствие в тот же период заложено 945-982 млрд). Судя по всему, государство решило предотвратить угрозу стагнации достатка военных, пусть даже в ущерб инфраструктурным и прочим проектам. Хотя, будем откровенны: предусмотренная ежегодная индексация зарплат в 4%, конечно, лучше, чем ничего, но на субъективном уровне к тому, что такова годовая инфляция, рядовой потребитель не может не отнестись скептически.

В целом бюджетный раздел «Национальная оборона», который можно считать условно «военным бюджетом», должен получить прирост как по сравнению с текущими расходами в этом году, так и по сравнению с прошлогодними планами на 2022-23 годы. Правда, за счет планов общего роста ВВП власти надеются сохранить и даже немного сократить ту долю от него, которая пойдет на оборону (речь идет о 2,6% в 2022 году и 2,5% в каждом из двух последующих, при 2,7% в нынешнем). Но в абсолютных цифрах вместо планировавшегося сокращения в 2022 относительно 2021 года военные расходы ожидает ежегодный рост, хотя и совсем небольшой (а в 2023 относительно 2022 — даже некоторый спад, если учитывать инфляцию). В целом же, по сравнению с прошлогодними планами, расходы в 2022-23 годах должны вырасти на 9%, а в 2024 году, по сравнению с 2023 — еще на 7%.

Для понимания абсолютных цифр, приведенных в абзаце выше, речь идет о суммах примерно по 3,5 трлн руб. на 2022-23 годы и 3,8 трлн — на 2024 год. Из них «открытой частью», по которой есть какая-то детализация, провозглашается сумма, находящаяся где-то в промежутке между третью и половиной общих расходов. Естественно, вся закупка военной техники, да и вообще почти вся деятельность за пределами социально-представительных функций, находится в оставшейся «закрытой» части. Впрочем, даже в «открытой» есть такие трогательные в своей непосредственности разделы как, например, «реализация функций иных федеральных органов государственной власти» или «иные непрограммные мероприятия» (между прочим, в обоих случаях львиная доля роста расходов заключается именно в них — с 69 до аж 391 млрд в 2022/2024 годах соответственно).

Некоторые статьи «открытой» части, конечно, вызывают интерес, но их трудно оценивать без контекста: почему, например, в 2022-23 годах планируется повышать расходы на химическо-биологическую безопасность, а в 2024 урезать их десятикратно?

Недорого, но очень внушительно

Надо помнить, что более половины военных расходов находятся в закрытой зоне, которая может содержать любые мероприятия — как у упомянутой, так и в других сферах. Интересно, что на этом фоне был дан явный «месседж» в ядерной области: она не только шла отдельной строкой, но именно к ней привлекали внимание в комментариях для прессы причастные лица. Речь о широко разошедшемся в СМИ высказывании о «14-процентном росте расходов на ядерно-оружейный комплекс», с которым стоит разобраться подробнее.

По текущему законопроекту, расходы на него должны составить 49,8 млрд руб. в 2022, 49,3 млрд в 2023 и 56,2 млрд в 2024 годах. Как нетрудно заметить, 14% — это прирост между далеким пока что 2024 годом и небольшим сокращением (хотя с учетом инфляции более значительным) в 2023-м. Достаточно странно брать это в качестве едва ли не центрального примера для характеристики оборонного бюджета в целом. Складывается ощущение, что авторам хотелось взять наиболее крупную цифру в наиболее эмоционально-политически важной статье. Хотя тут и так есть чем похвастать: на следующий год планируется 9,5% роста по сравнению с расходами в этом году (45,4 млрд. руб.), а на период 2022-23 добавили, в сравнении с прошлогодними планами, 6-7%.

Можно предположить суть посыла в том, что на производстве боезарядов для новых комплексов («Сармат», ряд идущих НИОКР в области более легких ракет) и обслуживании парка экономить не собираются, и готовы, несмотря на идущие переговоры в области новой схемы ограничения и контроля над стратегическими наступательными вооружениями, сохранять стратегические ядерные силы. Благо, это не так дорого: как можно видеть, на эту статью приходится менее 1,5% оборонных расходов, что в целом соотносится с мировым опытом. Хотя с носителями ситуация потенциально может быть иной.

Чтоб перед людьми не стыдно было

В целом оборонные расходы России — по крайней мере, в части того, что о них считают нужным рассказать — сохраняют достаточно консервативный облик. Нами явно гордились бы в НАТО и ставили в пример многим: знаменитый критерий 2/20 мы выполняем уверенно: 2% от ВВП на оборону, 20% от оборонных расходов на разработку и закупку вооружений.

Более того, нас даже «перехваливают»: традиционной для западной экспертной среды является критика России за искусственное занижение официальных оборонных расходов. Тут и намеки на занимающий 2% ВВП раздел «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность», в который наряду с такими невинными вещами как закупка изданий Конституции России для вручения вместе с паспортами (между прочим, 60 млн руб. в год) входят естественные расходы на «обычное» МВД и Росгвардию, которая, конечно, так и не собралась покупать танки, но легкой бронетехники и мотострелков имеет как у нескольких немаленьких стран. И замечания о сложившемся порядке гособоронзаказа с закупкой по минимальным ценам и последующем погашении госгарантиями неизбежно возникших долгов предприятий военно-промышленного комплекса перед банками (справедливости ради, как минимум частично эти меры, откровенно названные «субсидии в целях предупреждения банкротства» или «субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях», в бюджете приведены), и многое другое.

Однако только в самых негативных оценках относительную к ВВП долю оборонных расходов России накручивают до американских 3,4-3,7%, или чуть выше — при совершенно, конечно, несравнимых абсолютных показателях. Разумеется, в разы больше тратит и Китай. В абсолютных выражениях российские оборонные расходы ближе, например, к английским — при совершенно несопоставимых военных возможностях. Причем, об их росте даже относительно самих себя, в общем, речи не идет: да, по прошлогоднему проекту бюджетов на 2022-23 годы планировалось фактически сокращение, но и сейчас на горизонте 2022-24 годов фактически планируют только компенсировать официальную 4-процентную инфляцию (в Штатах такой бюджет называют «плоским» — хотели было такой принять на 2022 финансовый год, но не удержались из-за «китайской угрозы»). При этом в 2023 и за инфляцией-то поспевать не планируют, а отыгрывание в 2024 году «за двоих» — когда он еще будет?

Главное — не перенапрячься

Поэтому опасения и упреки в излишней милитаризации преувеличены. Возникает, скорее, беспокойство противоположной направленности: хватит ли средств на перевооружение по критическим областям? К счастью, многие связанные с этим проблемы удалось минимально закрыть в более сытые годы. Авиация, в основном, «пересела» с машин советского выпуска на технику новой постройки с достаточным ресурсом; частично перевооружили бронетехникой сухопутные войска (хотя бы линейные танковые части на модернизированные машины платформы Т-72/90); на флоте, пусть и с задержками, но идет программа строительства подплава и надводных кораблей морской зоны (корветов и фрегатов). Поэтому, например резкий спад объемов поставок истребителей в последние годы не был свидетельством особых проблем — условных Су-30, Су-35 было в целом относительно достаточно.

Но сейчас встает потребность начать, наконец, масштабные закупки техники, в создание которой долгое время вкладывали большие средства. Речь в авиации об истребителях Су-57 и современных БПЛА; в сухопутных войсках — машин семейств «Армата», «Бумеранг» и «Курганец»; на флоте встает вопрос строительства кораблей крупного водоизмещения взамен доживающих последние годы остатков «флота Горшкова». И это не считая всевозможных «новых физических принципов»: космоса как нового театра потенциальных (пока) военных действий, прекращения действия договора о ликвидации ракет средней дальности и идущего с ним рука об руку гиперзвука, в котором (как нас хвалят за океаном) мы, конечно, лидеры — но и его же производить надо серийно.

Отсутствие значительного роста оборонных расходов говорит о том, что государство готово выбирать и ограничивать себя — благо США в последние месяцы столь откровенно и радикально начали задвигать Россию в списке угроз на второе место за Китаем. Остается только порадоваться и надеяться, что это здесь никого не обидит и не заставит доказывать первенство. Возможно, экзистенциональная угроза, исходящая от пресловутого «Запада», снизится хотя бы в военном аспекте, и этот период заманчиво использовать. Будем надеяться, что прошлый опыт усвоен. Бесславный конец Советской армии был, конечно, обусловлен независящими от нее причинами. Но если бы у нее было меньше танков, а у ее офицеров больше квартир — было бы точно не хуже. А уж если было бы больше умных политиков…

Автор Александр Ермаков, эксперт РСМД

Источник - https://expert.ru/2021/10/21/oboronniy-byudzhet-ne-stol-prozrachen-skol-khorosh/

*** 

Приложение. Анализ достижений и провалов военной промышленности России 

Джо Байден отметил, что у Путина «реальная проблема», поскольку он управляет «экономикой, в которой есть ядерное оружие и нефтяные скважины, а больше ничего». Украинцам стоит трезво понимать, на что способен путинский военный арсенал и как ему противостоять.

Каждый кулик свое болото хвалит. Поэтому думать, что дела в вооруженных силах Российской Федерации идут убедительно хорошо, как это освещают кремлевские СМИ, не стоит, пишет Главком. Несмотря на численное преимущество войск и техники, скрыть реальное технологическое отставание не удается даже российским экспертам. Если тщательно следить за «успехами» российской оборонки, то выяснится: одни разработки затягиваются на десятилетия, другие - тихо «обнуляются», а некоторые проекты перевооружения даже открыто признаются провалившимися. Медиа, в свою очередь, едва ли не каждый день распространяют информацию о новых мегапроекты и приоритетность переоснащение армии страны-агрессора.

Интересное объяснение технологических проблем РФ предоставил президент США. Джо Байден отметил, что у Путина «реальная проблема», поскольку он управляет «экономикой, в которой есть ядерное оружие и нефтяные скважины, но больше ничего». Но недооценивать врага, конечно же, не нужно. Украинцам стоит трезво понимать, на что способен путинский арсенал и какие реальные прорывы в военной сфере агрессор совершил за последние годы.

Война стимулирует к развитию

Российская Федерация - государство, которое перманентно находится в состоянии войны, нередко на нескольких фронтах. Готовясь к военным противостояниям, в России особое внимание обращают на автоматизацию армии. Показательно, что и министр обороны России Сергей Шойгу отметил, что главным направлением развития армии становится «внедрение технологий искусственного интеллекта на вооружение, которые определяют перспективный облик Вооруженных Сил». Развитие и интеграция автоматизированных систем управления войсками (АСУВ), которые позволяют в разы сократить время принятия решений, является очень перспективным направлением, которым в РФ действительно могут гордиться. Кстати, по данным Украинского института исследований безопасности, уже в середине 2018 года в РФ появилась мобильная автоматизированная система управления войсками оперативно-стратегического уровня «Акация-М». «Акация-М», по сути, военный аналог интернета. В этой системе применяется так называемый сетевой принцип взаимодействия управления, когда все структурные элементы завязаны в единую сеть.

В области вертолетостроения Российская Федерация также занимает прочные позиции. Российские вертолеты соответствуют всем критериям современных машин мирового уровня. Недавно РФ продемонстрировала всю линейку своих новейших вертолетов - от тяжелых транспортно-десантных (Ми-26) до ударных вертолетов (различные модификации Ми и Ка). Такие ударные вертолеты как Ми-28Н, Ка-50Н, Ка-52 уже производятся в варианте ночного применения.

Кроме того, следует признать и продвинутость российских станций радиоэлектронной борьбы. «Ростех» - российская государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции предлагает решения в области ведения радиоэлектронной борьбы во всех средах и для любых типов носителей, а именно наземных, авиационных и морских. По планам правительства Российской Федерации, до 2021 года уровень оснащенности войск радиоэлектронной борьбы современной техникой будет доведен до 70%. Среди них стоит выделить семейство комплексов радиоэлектронной борьбы «Красуха». Эти комплексы предназначены для подавления радиолокационных станций противника на дистанции в несколько сотен километров. А также комплекс «Ртуть-БМ», который устанавливается на боевые машины - автомобили, бронетранспортеры или бронированные тягачи. Этот комплекс противостоит именно управляемому вооружению и боеприпасам с радиовзрывателями.

Где прячутся проблемы?

Но не все так хорошо, как хотелось бы кремлевским руководителям. Начать стоит с проекту развития новейшего истребителя Су-57 пятого поколения. С закупками этого самолета в России картина печальная. В декабря 2019 года у Комсомольска-на-Амуре во время испытания двигателя потерпел крушение российский истребитель пятого поколения Су-57 (пилот успел катапультироваться). Но уже в марте 2020 года у нового истребителя пятого поколения начались авральные проблемы с финансированием. Первый истребитель Су-57 должен был быть передан воздушно-космическим силам Российской Федерации еще в декабре 2019 года.

Кстати, специалисты считают, что эта машина небоеспособна. Кроме того, китайские эксперты раскритиковали и скрытность самолета. По мнению специалистов из Поднебесной, тактико-технические характеристики не позволяют причислять российскую технику к ряду самолетов пятого поколения - имеющим элементы стелс-технологии малозаметности. Кроме того, Су-57 не имеет такого спроса, как, например, китайский Chengdu J-20 или американский F-35, которые активно продаются в мире.

Провал зафиксирован и по проекту ранее рекламируемого танка Т-14 «Армата». «Недолгая история «арматуры» закончилась бесславно. Кризис ставит крест на поставку в наши войска в ближайшие годы лучшей в мире бронемашины», - написал еще год назад обозреватель российского интернет-издания «Свободная пресса» Сергей Ищенко. «Вопреки обещаниям Кремля, разработчиков и производителей, армия, думаю, никогда не получит «арматуру», кроме разве что военных испытаний», - говорится в статье российского обозревателя. Впервые боевую машину продемонстрировали на параде Победы в Москве еще в 2015 году. Недавно стало известно, что госиспытания «арматуры» должны завершиться в 2022 году, но специалисты убеждены, что «Армата» так и останется «парадным» танком. Кроме того, недостаточно радужную перспективу появления «арматуры» в войсках РФ подчеркивает и контракт российского оборонного ведомства на поставку танков Т-90М и модернизации Т-90А. В планах получить около 400 единиц к 2027 году.

Кроме того, явные проблемы прослеживаются и в военно-транспортной авиации. Большинство техники устарело, а новые растиражированные в СМИ проекты стоят на месте. Например, по данным академика Национальной академии наук Украины Владимира Горбулина, с Ил-112В, который создавали 19 лет, все пошло не так. Первый полет его состоялся только в марте 2019 года, а вскоре выяснилось: министерству обороны такой самолет не нужен. Горе-конструкторы его сделали очень тяжелым, добавив около трех тонн лишнего веса по сравнению с требованиями к машине. В итоге, максимальная грузоподъемность в Ил-112В всего лишь пять тонн. Бесславно закончилась и эта история очередного российского супер-проекта.

Такой подход российских специалистов к производству самолетов военно-транспортной авиации недавно привел к очередной авиакатастрофе. Во время тренировочного полета у Москвы разбился Ил-112В. На борту было три человека, они погибли. Самолет не долетел до взлетно-посадочной полосы 1,5 км. Есть еще один стратегический проект страны-агрессора - перспективный авиационный комплекс дальней авиации (ПАК ДА). В этот проект не верят не только иностранные специалисты, но и эксперты из России. Китайское издание The Paper проанализировало перспективы российской дальней авиации. И пришло к весьма печальному для России выводу: новый стратегический ракетоносец, скорее всего, вообще никогда больше в России не создадут.

Также стоит упомянуть ракеты «Калибр», а именно их неудачный нынешний запуск с фрегата “Маршал Шапошников”. Тогда, во время проведения тестирования корабля, произошел казус. После вылета ракеты «Калибр-НК» из шахты, ее траектория нарушилась. И она упала в море рядом с самим кораблем. Кроме того, несмотря на все головокружительные кибератаки российских СМИ в отношении беспилотной техники, по официальным данным, на вооружении российской армии пока есть только небольшие беспилотники-разведчики, например, «Элерон-3», «Леер», «Орлан-10», «Форпост». Это, опять же, свидетельствует об отставании России в области развития ударных беспилотников. Публично объявив о планах создания ударных стратегических беспилотников (С-70 «Охотник», «Альтиус-В» и «Орион»), ни один из трех «мегапроектов» Россия так и не довела до конца.

А еще Москва настойчиво утверждает об успехах в создании гиппер-звукового оружия. Но в середине 2020 года сами российские ученые подвергли критике заявления чиновников и пропагандистских СМИ о разработанных российским оборонно-промышленным комплексом «всемогущих» ракетах. Среди ученых доктор военных наук Константин Сивков и футуролог Максим Калашников, которые отметили, что вооруженные силы Российской Федерации не имеют достаточных технических возможностей для обеспечения обнаружения целей как для перспективных гиперзвуковых ракет «Циркон», так и для обеспечения точной стрельбы ракетными комплексами «Калибр» и «Кинжал». Супер-оружие России было публично названо «слепым».

Что на выходе?

РФ по-прежнему готовится к линейной войне - с большим количеством танков, самолетов, вертолетов и другой устаревшей техники, предназначенной для больших войн, развернутых фронтов и танковых столкновений. К современным военным конфликтам, где все больше участвуют небольшие автономные, но оснащенные современной высокотехнологичной техникой подразделения, Кремль готовиться не успевает, и современных технологий не хватает. Первая проигранная война России - в Нагорном Карабахе. «Россия остается малозаметным участником глобального рынка передовых производственных технологий и, более того, рискует «отстать навсегда» от технологических лидеров», - убеждены даже отдельные российские эксперты.

Такой ход дел у большого и агрессивного соседа дает определенные шансы Украине относительно успешного создания потенциала сдерживания военной машины РФ. Киев должен продолжать уже намеченный путь «москитного» перевооружения с ударными беспилотниками, робототехникой и «москитным» флотом. Война будущего будет противоборством интеллекта, поэтому нет сомнений, что акценты надо делать именно на развитии высокотехнологичного оружия, а не на конвейер советского хлама ...

Автор Дмитрий Бадрак, опубликовано в издании "Главком"

Источник - http://argumentua.com/stati/chto-skryvaet-putin-analiz-dostizhenii-i-provalov-voennoi-promyshlennosti-rossii


Об авторе
[-]

Автор: Александр Ермаков, Дмитрий Бадрак

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.11.2021. Просмотров: 81

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta