Кто и как может воспользоваться выходом Британии из ЕС?

Содержание
[-]

Шаг во все стороны

После показательного визита Терезы Мей к только что заступившему на пост президента Дональду Трампу самое время задуматься о том, кто и как может воспользоваться разрывом Лондона и ЕС. Тем более что в британском парламенте вот-вот начнется обсуждение законопроекта о процедуре выхода из ЕС.

Британское правительство готовится запустить выход из Евросоюза до конца марта. Во всяком случае, на этом настаивает премьер-министр Тереза Мей, от которой, в свою очередь, этого ждут политики-"брекситеры", те, кто голосовал за них на референдуме в июне прошлого года, а также новый президент США Дональд Трамп — принципиальный противник всяких союзов и интеграций.

Но вот вопрос: как и что запускать, если не ясны ни издержки, ни процедура? Предшествовавшее поездке Мей за океан решение Верховного суда Великобритании о том, что сначала должен высказаться парламент и только потом правительство получит право начать выход из ЕС по условиям 50-й статьи Лиссабонского договора о союзе, полной ясности не дало. Напротив, оно предполагает новый раунд жарких дебатов, который должен завершиться к 8 февраля финальным голосованием по законопроекту о введении в действие процедуры "Брексита".

В любом случае, пока это голосование не состоялось и политические перспективы ухода Альбиона в одиночное плавание туманны, в переговорах Трампа и Мей следует видеть скорее демонстрацию политической солидарности, чем решительный шаг в будущее. Мол, обе страны, между которыми на деле немало разногласий, подтвердили верность традиции — "особым отношениям", связывающим их исторически. Однако европейские аналитики всерьез опасаются: а не станет ли эта встреча предвестником более тесного англосаксонского союза, для которого Евросоюз будет оппонентом или даже соперником? Оруэлловский образ Британии как принадлежащей Америке-Океании "Взлетной полосы номер 1" у самых берегов Европы не потускнел, несмотря на все катаклизмы постсоветского периода.

По «жесткому варианту»

Программную речь, в которой Мей пообещала полный разрыв с ЕС, то есть выход, как в Англии говорят, по "жесткому варианту", премьер-министр произнесла в нынешнем январе. Среди главных целей Лондона на предстоящих переговорах с ЕС названы: выход из единого европейского рынка; полная определенность отношений там, где это возможно; установка контроля над законами; укрепление Соединенного королевства; сохранение зоны свободного передвижения между Британией и Ирландией; контроль над иммиграцией; обеспечение прав граждан ЕС в стране и британцев в ЕС; укрепление прав трудящихся. В общем, как говорят у нас в таких случаях, "развод и девичья фамилия".

Остается понять, удастся ли всего этого добиться, сколько это займет времени и какими в результате станут отношения Британии с Европой, да и с остальным миром. Довольно часто звучит предположение, что в течение 6-12 месяцев переговорные позиции откорректируются и станут яснее, так же как и проблемы, связанные с процедурой выхода и его последствиями.

При этом в открытую против "Брексита" в Великобритании не решается выступать никто из политиков и мало кто из аналитиков. Все ссылаются на "волю народа", выраженную на референдуме. Однако противников выхода или, по крайней мере, полного разрыва с ЕС немало. Решение Верховного суда в пользу суверенности парламента следует читать именно в этом контексте: формат даст возможность депутатам внести поправки и дополнения, которые могли бы смягчить "жесткость" выхода.

В пользу этого сценария говорит и то, что возражения против действий правительства нарастают. Так, лидер оппозиционных лейбористов Джереми Корбин предупредил об опасности превращения Британии в некую офшорную зону на краю Европы с более низкими корпоративными налогами и с неопределенностью для трудящихся. Глава либерал-демократов Тим Фаррон напомнил, что подавляющего большинства у сторонников выхода из ЕС не было (48 процентов голосовали против), а сейчас, согласно опросам, 90 процентов англичан против выхода из единого рынка. На референдуме вопрос о выходе из единого рынка не стоял, так что происходит "кража демократии", считает он.

Дойдут ли руки до морковки?

Сторонники выхода отвечают на это, что прогнозы экономического апокалипсиса для Британии пока не оправдываются. Экономика на подъеме и вроде бы есть основания не беспокоиться. Министр иностранных дел Борис Джонсон даже обнаружил очередь, выстроившуюся по всему миру, чтобы заключить соглашения о свободной торговле.

При этом сложность многослойных переговоров с 27 странами ЕС пугает. Один из комментаторов приводит пример: сейчас, скажем, британский мед экспортируется в Европу беспошлинно, а вне ЕС был бы обложен тарифом в 17 процентов, морковь — в 13. Почувствуйте разницу! Но когда у правительства дойдут руки до морковки? В два года, отпущенных на "Брексит", или дело растянется на десять и более лет?

Аналитик Нил Уилсон из лондонской компании ETX Capital отмечает: многие компании в Сити уже начали планирование постбрекситовской эвакуации в Европу или даже в Нью-Йорк. Планирование — это, конечно, еще не решение, но Уолл-стрит, давний соперник Сити в мировых финансовых делах, спит и видит, как бы отъесть лакомый кусок у надменного конкурента, пусть и связанного с Америкой "особыми отношениями".

Пиар-кампанию по переманиванию ведущих финансовых и промышленных корпораций ведет не только Нью-Йорк, но и Париж, а вместе с ним и прочие деловые центры ЕС. Правда, этим центрам могут помешать зарегулированность бизнеса, бюрократия, налоги, а также ограничения в свободе найма и увольнения работников. Одним словом, все то, чем славится европейский континентальный "социализм".

В этих условиях привлекательной может оказаться маленькая Ирландия, до мирового финансового краха — один из "тигров" европейской экономики, быстрее многих преодолевшая кризис. Ирландия — часть зоны евро, а в Дублине и иных ее городах давно обосновались такие киты мирового бизнеса, как Apple и Google. В общем, благодаря последовательному курсу ирландцев на низкие корпоративные налоги и либеральный экономический климат, их страна для инвесторов интереснее Британии. Кроме того, международный капитал привлекает и твердая вера ирландцев в будущее "европейского проекта". Шутка ли: за последние 20 лет компании США инвестировали в Ирландию больше, чем в Россию, Бразилию, Индию и Китай вместе взятые (данные Американской торговой палаты в Ирландии). "Брексит" может ускорить этот процесс в ущерб Британии.

Понятно, констатируют аналитики, что все эти тенденции проявятся не сразу, а в течение нескольких лет. Но просматриваются они уже сейчас.

Призрак «Фрексита»

В самой Британии смотрят на "Брексит" со своей стороны: во что это нам выльется? Речь идет не только об отношениях с единой Европой, но и о будущем самого Соединенного королевства, союза четырех стран, как их тут называют,— Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Как известно, шотландцы и североирландцы проголосовали против "Брексита". Мало того, правящая Национальная партия Шотландии оставляет открытым вопрос о повторном референдуме о независимости в случае выхода Британии из ЕС. Раскол идет еще дальше: Лондон ведь тоже голосовал против выхода. Что ж, слышны голоса, и ему теперь выделяться в суверенное государство?

Конечно, "Брексит", как и президент Трамп, это такие потрясения, которые заставляют задуматься об "эффекте бабочки" — где еще полыхнет, кто еще наступит на грабли? У некоторых европейских деятелей настроение жесткое — наказать строптивых англичан. Мол, уходя — уходи, никаких поблажек. Но и над самой Европой небо не безоблачное.

Год назад мало кто верил, что 2016-й принесет все, что он успел принести. Среди одиноких голосов было издание "Хаффингтон пост", доказывавшее, что победа на выборах в США будет за Трампом. "Блумберг", голос деловых кругов, выпускает в конце каждого года "Путеводитель для пессимиста". Это не столько прогноз наиболее вероятного, сколько сценарий по наихудшему варианту. Так вот, накануне прошлого, 2016-го, пессимисты "Блумберга" предупреждали и о "Брексите", и о победе Трампа — сбылось. Теперь, на 2017-й, тот же "Путеводитель" предрекает победу Национального фронта Марин Ле Пен на президентских выборах во Франции и соответственно "Фрексит" — референдум о выходе этой страны из ЕС. Кроме того, "Путеводитель" обещает поражение Меркель на выборах в ФРГ в сентябре, референдум в Италии о выходе из зоны евро. И, что кажется совсем невероятным, даже небольшой распад США — отделение Калифорнии.

Пессимисты могут ошибиться в деталях прогнозов, но они правы в одном: "гнев народный" в Европе ощущается всюду. Недовольство вызывают экономическая стагнация, безработица, иммиграция, неповоротливость бюрократии как в отдельных странах, так и в европейских институтах. По исследованию, проведенному авторитетным Pew Research Center перед "Брекситом", 71 процент греков и 61 процент французов недовольны ЕС, и это при том что в том же исследовании о неблагоприятном отношении к Евросоюзу заявили лишь 48 процентов британцев. В этом недовольстве основная причина роста крайних партий, выступающих против истеблишмента как слева, так и справа. Часто говорят о росте популизма в политике. А один из видных британских аналитиков Ник Коэн предложил назвать это явление новым "трайбализмом", то есть игрой на том, что раскалывает на непримиримые группы, вызывает неприязнь и ксенофобию.

Интеграционные процессы в Европе, разумеется, не остановятся, сколько бы ни говорили о крахе европейского проекта. Слишком велико притяжение идеи единого экономического и культурного пространства. Так же, как и понимание достижений европейской интеграции в обеспечении мира на континенте, постепенном выравнивании уровня экономического развития, социальной защищенности. Да и для молодого поколения европейцев идея возвращения к непреодолимым границам в Европе нечто дикое. Напомню, что в ходе референдума по "Брекситу" британская молодежь в подавляющем большинстве высказалась против выхода из ЕС.

В принципе, не факт, что дело в каком бы то ни было "эксите". Дело в другом. Европа переживает не столько кризис, а некий "момент истины", когда нужно присесть и подумать, куда идти дальше. Это понимают многие европейские деятели. Идут серьезные разговоры о подготовке новых документов о будущем курсе ЕС, перераспределении власти между европейскими институтами, других реформах, о механизме принятия решений, который вернет гражданам ощущение того, что от них что-то зависит.

Последнее важно еще и потому, что, когда в спорах о "Брексите" британские политики, особенно "брекситеры", бесконечно напоминают о "воле народа", выраженной на референдуме (мол, никому не позволено саботировать волеизъявление), возникает принципиальный вопрос. Воля-то она воля, но как быть с 48 процентами, которые отдали свои голоса против? Тирания совсем небольшого большинства, на генеральную линию как-то не тянет. Не брать же демократиям на вооружение положения Устава КПСС о беспрекословном подчинении большинству?

Говорят, ЕС в нынешнем виде губит "консенсусное" устройство — стремление в любой ситуации учитывать волю меньшинств. Но как знать, не окажется ли стремление ломать меньшинство об колено еще более губительной практикой. Тем более если в меньшинстве - почти половина населения целой страны.

Уолл-стрит спит и видит, как бы отъесть лакомый кусок у надменного Сити. Свои пиар-кампании по переманиванию ведущих финансовых и промышленных корпораций из Лондона начали и все деловые центры ЕС

Кому в новой Британии жить будет нехорошо?

Что может изменить "Брексит" в жизни заметных диаспор Соединенного королевства? "Огонек" присмотрелся к выходцам из ряда стран Европы и США

Поляки

Это самая многочисленная и заметная (разумеется, после индийцев) группа иммигрантов. По официальным данным, свыше полумиллиона (а по ряду оценок, и более миллиона) поляков живут и работают в Британии. После вступления в ЕС стран Восточной Европы примерно 68 процентов трудовой миграции на Британские острова поступало из Польши, есть даже отрасли экономики, которые целиком зависят от польских трудящихся. Теперь их положение зависает: хотя после референдума Лондон и пытался найти общий язык с польскими властями, в которых видит важного идеологического союзника в Европе, компромисс не просматривается. Сразу после референдума были даже случаи избиения поляков в Англии.

Французы

"Брексит" — полное потрясение и для французской общины в Англии. Как бы ни были живучи представления о тысячелетнем соперничестве, обе страны связывают близкие отношения, тут правильнее говорить о "любви-ненависти". Только в Лондоне живут и работают не менее 300 тысяч французов. В Сити ценят отличное качество французского образования, особенно в математике. И пусть по официальным цифрам Франция уступает ФРГ по числу резидентов на Британских островах (116 тысяч против 290 тысяч), французы — это шумное и заметное присутствие в Лондоне, который даже называют Парижем-на-Темзе. Кроме того, Англию и Францию связывают теснейшие узы экономического и военно-политического сотрудничества. Трудно представить, что детали для "аэробусов" перестанут изготавливаться в Великобритании или что будет разорвано, скажем, соглашение о сотрудничестве ВМФ. Одна деталь: у экс-"владычицы морей" сейчас, как известно, не осталось ни единого авианосца и, пока строят новые, она полагается на французские.

Американцы

А вот американцам легче всего. Тэтчер когда-то говорила: "Да это просто наши переехали через океан и там обосновались". По переписи 2011 года более 197 тысяч британцев родились в США. На "Взлетной полосе номер 1" (см. Оруэлла) и сейчас остаются американские базы, а военно-политическое сотрудничество двух англосаксонских держав — на уровне, не сопоставимом ни с одной страной Европы. Трудно представить, что положение американцев в Британии как-то пострадает от "Брексита". Хотя чего только в истории не бывало...

Русские

Ну и о нас. По переписи населения, в Британии живут 49 тысяч человек, родившихся в России. По разным оценкам, временно или постоянно в стране свыше 300 тысяч русских (в них обычно включают приехавших из стран бывшего СССР, в том числе из стран Балтии). Публика эта разная — от олигархов и предпринимателей поскромнее до квалифицированных специалистов — врачей, инженеров, ученых. Последних все больше: неспроста же не где-нибудь, а в Манчестере наши Андрей Гейм и Константин Новоселов получили суперматериал графен, за что им присудили Нобелевскую премию по физике. В университетах и частных школах учатся тысячи молодых людей из России.

Заботы у этих людей столь же разные, сколь разные и они сами, но выход Британии из ЕС подбрасывает проблемы, что называется, на все вкусы. Будут ли прижимать олигархов или, наоборот, им будет в Лондонграде вольготнее без европейских правил? Упадет ли спрос россиян на элитную собственность и как отреагируют на это на островах? Потеряют ли студенты и аспиранты из РФ возможность стажироваться в Англии в рамках программы студенческих обменов ЕС "Эразмус мундус"? Или, наоборот, британские школы распахнут перед ними свои двери? На большую часть этих вопросов, как и на все, что связаны с "Брекситом", ответов нет, и они вряд ли появятся до начала переговоров с ЕС. Однако по ряду сюжетов жизнь понемногу заглушает панику.

Так, сразу после референдума спрос на дома стоимостью более 750 тысяч фунтов упал на 20 процентов, а сама стоимость домов — на 47 процентов по сравнению с 2015-м. Учитывая, что в Лондоне более 40 процентов населения — это "понаехавшие", а на рынке собственности 55 процентов принадлежат покупателям из России, стран Ближнего Востока и Африки, ситуация выглядела достаточно грозно. Новый мэр Лондона лейборист Садик Хан даже грозил санкциями против зарубежных скупщиков собственности в столице. Однако ситуация скорректировалась: по оценкам лондонской риэлторской фирмы Knight Frank, спрос на недвижимость после первых потрясений, связанных с "Брекситом", восстановился и продолжает расти. Глава фирмы Элистер Эллиот уверяет, что последствия оказались "менее драматичными, чем ожидалось", а строительство социального (доступного) жилья выправит положение. В общем, тем, кто владеет недвижимостью, беспокоиться в связи в "Брекситом" не стоит. Пока.

Еще одна категория, которую напрямую может коснуться "Брексит",— это учащиеся из РФ, число которых в британских частных школах за последние 10 лет выросло раза в три — до 2300 в 2016 году. Если в это число включить россиян, имеющих право на постоянное проживание в Британии, можно смело приплюсовать еще тысячу. Так вот, школьные и студенческие обмены РФ и Британии осуществлялись до сих пор более или менее по европейским правилам, хотя многим частным заведениям ЕС не указ. Как будет дальше — неясно, но нельзя исключать, что ряд учебных заведений, наоборот, распахнет свои двери шире. В общем, заинтересованным лицам стоит держать руку на пульсе.


Об авторе
[-]

Автор: Александр Аничкин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.02.2017. Просмотров: 161

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta