Кризис власти привел к появлению новой модели политической модернизации Армении

Содержание
[-]

***

Политический кризис в стране

Нынешний политический кризис в Армении стал одним из наиболее серьезных стресс-тестов для небольшой закавказской республики.

Формальным поводом стал конфликт между премьер-министром Николом Пашиняном и группой генералов во главе с начальником Генштаба Оником Гаспаряном. Военные потребовали отставки премьера, который, по их мнению, не способен эффективно защищать национальные интересы страны. Ранее Пашинян по непонятной для многих до сегодняшнего дня причине отправил в отставку заместителя начальника Генштаба Тирана Хачатряна. В армянской прессе этот шаг связывают с тем, что Хачатрян в комментарии одному из СМИ со скепсисом воспринял вопрос об оценке заявления Пашиняна о том, что российские комплексы «Искандер» сработали лишь на 10%. Найти истину в таком хаосе крайне проблематично, но очевидно, что политический кризис в стране является прямым следствием недавней войны в Карабахе. Официальные власти пытаются обелить себя, обвиняя то военных, то плохое российское оружие, то ссылаясь на безразличие международного сообщества и т.д.

Военные - крайне консервативный класс - очевидно не захотели мириться с тем, что политическое руководство пытается сделать из них козла отпущения. Заявление главы Генштаба возымело нужный эффект. Никол Пашинян впервые почувствовал реальную угрозу, ведь генералы традиционно пользуются большим уважением и авторитетом в армянском обществе. Поэтому он в срочном порядке издал указ об увольнении Гаспаряна, который вступил бы в силу только после подписи президента Армена Саркисяна. Напомним, что в 2015 году в Армении прошел референдум о новой Конституции, которая установила переход от президентской формы правления к парламентской. Таким образом, лидер того периода Серж Саргсян хотел пролонгировать свое нахождение у власти в статусе премьер-министра с суперполномочиями. Однако весной 2018 года в итоге так называемой бархатной революции Саргсян подал в отставку, и в результате давления уличных масс парламент избрал Никола Пашиняна новым главой государства.

Бывший премьер-министр и дипломат Армен Саркисян был назначен на должность президента незадолго до «революционных» событий. Его согласие занять этот пост исходило из договоренностей с Сержем Саргсяном о необходимости проведения системных реформ. В частности, Саркисян должен был получить достаточные конституционные полномочия с целью установления более тесных отношений с внешним миром, привлечения в страну стратегических инвестиций и формирования новой модели взаимодействия с армянскими диаспоральными организациями. В итоге «бархатного движения» данная повестка оказалась заморожена, президент Саркисян остался номинальным главой государства без каких-либо механизмов сдерживания, а Николу Пашиняну настолько понравилась написанная под Сержа Саргсяна Конституция, что он предпочел позабыть об обещании создать систему сдержек и противовесов.

Конституционный инструментарий, дающий возможность сегодняшнему армянскому премьеру убирать несогласных с ним чиновников и военных был сформирован шесть лет назад. Будучи опытным политиком, президент Армен Саркисян понимал важность баланса между ветвями власти и последовательно говорил о необходимости внесения существенных изменений в Конституцию. Это вызывало недовольство у действующей власти, которая видела в лице Саркисяна потенциального конкурента. По этой же причине он находился в эпицентре критики со стороны внесистемной оппозиции, которой управляют представители бывшего руководства. В текущем кризисе Саркисян оказался в центре внимания. Пашинян по сути в ультимативной форме потребовал от него подписать явно политически мотивированный указ, угрожая импичментом. Оппозиционные силы настаивали на том, чтобы направить документ в Конституционный суд, где остались верные им судьи. Именно в подобной атмосфере давления с разных сторон, собиравших на митинги сторонников, Саркисяну пришлось разрабатывать стратегию своих действий.

После консультации с юристами и экспертами он вынес вердикт о том, что указ противоречит Конституции и вернул его в офис премьер-министра. Пашинян в свойственной ему манере начал клеить ярлыки, утверждая, что президент не имел полномочий поступать таким образом. Не внося каких-либо изменений, он повторно направил документ в президентскую администрацию. Саркисян придерживался изначального решения не подписывать указ об увольнении Гаспаряна с должности начальника Генштаба и оставил за собой право обратиться в Конституционный суд относительно определения соответствия Конституции основополагающих актов, касающихся военной службы. Другими словами, Саркисян при минимуме своих полномочий создал ситуацию, в которой решение подписывать или не подписывать этот по сути антиконституционный акт целиком и полностью теперь будет принимать только Никол Пашинян. Фактически премьер-министру нужно решить, что важнее – законы и Конституция или личный политический интерес. Именно такую дилемму создал для него президент Саркисян, обладающий крайне скромными возможностями.

В войне нынешних и прошлых властей Саркисян избрал нейтралитет и представил третий путь развития, описанный в недавно опубликованной программной статье «На пути к Четвертой Республике». Пока работа кажется сыроватой и слишком общей. Основной тезис заключается в том, что политический кризис в Армении является следствием всеобщей деградации Третьей Республики, которая функционировала на основе феодальной системы общественных отношений. Саркисян объявляет ее политическим банкротом и говорит о необходимости построения нового содержательного государства вокруг идеи доминирования прав, законов и балансирующих друг друга институтов власти. Он также предлагает всем заинтересованным силам принять участие в разработке дорожных карт политической, экономической, научно-образовательной, социальной и технологической модернизации страны.

Несмотря на то, что пока Саркисян не дает конкретных рецептов, ориентиры он задал верные. Современная Армения с двухмиллионным населением, окруженная с западной и восточной стороны Турцией и Азербайджаном соответственно и лишенная общей границы с Россией (гарантом ее безопасности), не сможет выжить без модернизации и пересмотра жизни в привычной системе координат.

Автор Роман Каширин

https://www.ng.ru/cis/2021-03-06/100_183006032021.html

***

Пашинян удержал власть

Вместо очередной революции или военного переворота в Армении, скорее всего, состоятся досрочные парламентские выборы. Такой вывод можно сделать исходя из того, как развиваются события в этой стране.

Лидер оппозиционной парламентской фракции «Просвещенная Армения» Эдмон Марукян провел переговоры с премьер-министром Николом Пашиняном. Они оказались не слишком результативными, но и не провальными. Как дипломатично заметил Марукян, по главным вопросам прогресса нет, но стороны продемонстрировали «понимание, что нужно найти выход из сложившейся ситуации».

С этой беседы началась череда консультаций глава армянского правительства с политическими силами страны, начатые по инициативе Пашиняна. И прозападная, выступающая за вступление в Евросоюз и выход из ОДКБ «Просвещенная Армения», и другая оппозиционная парламентская партия «Процветающая Армения» бизнесмена Гагика Царукяна, и оставшиеся за бортом парламента сторонники «бывших» — Роберта Кочаряна и свергнутого революцией 2018 года Сержа Саргсяна, при всем различии в нюансах, в целом, выступают за одно и то же. Они настаивают, чтобы Пашинян «отстал» от военных, больше не требовал отставок в армейском руководстве, восстановил в своей должности замначальника Генштаба Тирана Хачатряна и провел досрочные парламентские выборы.

Есть, конечно, исходящее от сторонников Кочаряна-Саргсяна требование немедленной отставки Пашиняна с последующим судом над ним. Только вот при всем недовольстве премьером, его крови армянское общество не жаждет. Социология рисует очень нерадостную для противников Пашиняна картину. Он по-прежнему возглавляет рейтинг самых популярных политиков страны. Более того, по февральскому соцопросу армянского представительства Gallup, блок Пашиняна «Мой шаг» уверенно выиграет досрочные выборы. Победа получилась бы менее разгромной, чем в 2018 году. Тогда «Мой шаг» взял 62% голосов. Сейчас возьмет 33%. Но проблема оппозиции в том, что соперничать Пашинян будет не с одним из ее лидеров, а с кандидатом «против всех». Именно так собрались голосовать 27% опрошенных.

Армянским избирателям очень не нравится имеющийся выбор между политиком, обанкротившимся в 2020 году и его предшественниками, обанкротившимися двумя годами ранее. Увы, как показали нынешние протесты, иного сейчас не дано.

Армейские чины, лучше других подходящие на роль обновителей общества и оппонентов Пашиняну, решили в политику не играть. Заявив о своем несогласии с позицией премьера по Генштабу и получив поддержку президента Армена Саркисяна, они на этом и успокоились. А самые радикальные противники Пашиняна, Саргсян-Кочарян так и не нашли достойного «лица» протестов. За неимением лучшего выбор пал на одного из «архитекторов» победы в Первой Карабахской войне Вазгена Манукяна. Его самое главное политическое действие на сегодняшний момент – призыв к «молниеносному восстанию» на митинге 20 февраля. Единственное, чего он тем самым добился – это возбуждения против себя уголовного дела за призыв к насильственному перевороту, да разговоров о том, что Манукян – человек, конечно, уважаемый, но семьдесят пять лет есть семьдесят пять лет.

В субботу свое отношение к событиям в Армении высказал последний из сколько-нибудь влиятельных внешних игроков, вовлеченных в местные дела. Состоялся телефонный разговор между Пашиняном и госсекретарем США Энтони Блинкеным. Судя по сообщению госдепа, собеседник армянского премьера «акцентировал внимание на важности уважения верховенства закона, демократических институтов». То есть, США, как ранее Россия продемонстрировали, что не поддержат никаких «молниеносных восстаний».

 

Говорить о том, что политический кризис полностью завершен, конечно, рано. Противники Пашиняна по-прежнему собираются на митинги – очередной прошел 6 марта. А главное, в стране все осталось как было. Армянские земли все также захвачены врагом, армянское общество все так же шокировано этим фактом и самим поражением войне. Статус-кво в Карабахе, гарантируемый российскими миротворцами, выглядит все так же временным, а перспектива военного конфликта в обозримом будущем — все также реальной. Тем не менее, Пашинян удержался. Это его личная победа. И победа Армении, конечно, для которой любая смута, пусть даже ее участниками движут самые благие побуждения, обошлась бы в существующей обстановке слишком дорого.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/03/7/pashinyan-uderzhal-vlast/

***

Mежду невмешательством и бездействием: Как России реагировать на политический кризис в Армении

Cитуация в Армении требует перезагрузки российско-армянских отношений. А для такой перезагрузки Москве нужен надежный партнер в Ереване. Пока в Армении нет внятной силы, способной сплотить расколотое общество и одновременно стать серьезным партнером и стратегическим союзником Москвы. Но ее нужно искать и при необходимости помогать ей.

Вслед за второй карабахской войной острый кризис уже внутри Армении заставляет российское руководство вновь обратить внимание на кавказского союзника — теперь с точки зрения его внутриполитической стабильности. В более широком плане речь, по-видимому, идет о том, где во внешней политике России должна проходить граница между невмешательством в дела соседей и безразличием к их внутренним делам.

Опасность пата

С тех пор как военные действия в Нагорном Карабахе остановились в ноябре 2020 года, Москва ставила перед собой несколько задач, чтобы закрепить свое присутствие в регионе. Главными среди них были — обеспечить режим прекращения огня в Карабахе и запустить под российской эгидой армяно-азербайджанский диалог с прицелом на экономические и инфраструктурные проекты. Также важно было ограничить военную роль Турции, чтобы та не выходила за пределы совместного с Россией удаленного мониторинга линии разграничения.

Достичь этих целей было проще, если в Ереване у власти сохранялось правительство во главе с премьером Николом Пашиняном, который подписал трехстороннее заявление от 10 ноября, остановившее войну. Свержение Пашиняна в тех условиях поставило бы перемирие под угрозу срыва, что, в свою очередь, подорвало бы правовую базу российского военного присутствия в Карабахе.

Четыре месяца спустя соглашение по Карабаху действует без существенных проблем. Российские миротворцы обустроились в новом для себя регионе, где фактически появилась вторая военная база РФ на Южном Кавказе. Заработал российско-турецкий мониторинговый центр в Агдаме. Диалог между Ереваном и Баку при посредничестве Москвы, хотя с огромным трудом, продолжается.

В то же время в самой Армении политическая нестабильность усилилась, стала хронической. Создалась патовая ситуация. Премьер Пашинян, на котором лежит ответственность за неудачную войну и потерю Карабаха, пользуется поддержкой меньшинства населения. Но и альтернатива ему — так называемый карабахский клан бывших президентов Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна — отвергается большинством граждан. В результате умелый популист Пашинян в, казалось бы, однозначно проигрышной ситуации способен держаться в кресле премьера. Паралич власти, однако, дорого обходится стране.

Москва уже давно дала понять своим союзникам и партнерам по ОДКБ и ЕАЭС, что она не будет стремиться решать за них их внутренние проблемы, да и во внешних делах будет действовать лишь строго в рамках своих обязательств. Кремль не только не организует перевороты, чтобы приводить к власти своих ставленников, но и недвусмысленно сигнализирует, что персоналии во главе союзных государств его интересуют гораздо меньше, чем конкретные российские интересы. Такая эволюция подхода Москвы к бывшим союзным республикам — прежним окраинам империи — признак крепнущего реализма российской внешней политики в ближнем зарубежье.

Реализм, однако, не означает отстраненности, особенно когда речь заходит о российских интересах. На фоне унижения от военного разгрома и разочарования в действующей власти и оппозиции, в армянском обществе усиливается недоверие к России. Москву упрекают за то, что она не поддержала союзника в ходе войны, хотя российские гарантии Армении никогда не распространялись на Карабах, о чем в Ереване было хорошо известно. За то, что Россия заняла позицию равноудаленного посредника между Ереваном и Баку, хоть это никогда не скрывалось, поскольку соответствует российским национальным интересам. За то, что Москва, как подозревают, благосклонно относится к политикам, свергнутым в 2018 году, и готова помочь им вернуться к власти, когда Пашинян доделает тяжелую и неблагодарную работу, связанную с закреплением последствий поражения в Карабахе.

В таких условиях России вряд ли приходится надеяться на то, что армянское общество будет ей благодарно за то, что она не допустила окончательного разгрома Армении и полного исхода армян из Карабаха.

Интересы России в Армении

Прежде чем понять, как действовать в этой ситуации, нужно разобраться в том, насколько важны для России отношения с Арменией в ключевых сферах — геополитике, безопасности, экономике и гуманитарных связях. Иными словами, нужно ответить на вопрос, стоят ли российские позиции в Армении того, чтобы их активно отстаивать. В геополитическом отношении Армения как член ОДКБ и ЕАЭС является одним из немногих союзников и партнеров России на международной арене. В ООН и других форумах Ереван обычно голосует вместе с Москвой.

Эта поддержка не абсолютна: Армения не признала присоединение Крыма к России, как и независимость Абхазии и Южной Осетии от Грузии. Кроме того, Армения поддерживает хорошие отношения с США, а также Францией и другими странами ЕС, с которым Ереван заключил соглашения об экономической ассоциации и о присоединении к Восточному партнерству. Участие Армении в организации коллективной безопасности и экономическом союзе не является критическим для этих объединений. Тем не менее, союзничество и партнерство с небольшим южнокавказским государством представляет политическую ценность для Москвы.

В военно-политическом смысле Эриванская губерния в XIX — начале ХХ века была российским плацдармом, выдвинутым в сторону Османской и Персидской империй. Во времена Холодной войны Армянская ССР была советским форпостом на границах с натовской Турцией и долгое время проамериканским Ираном. После распада Советского Союза ситуация коренным образом изменилась. Россия располагает военной базой в армянском Гюмри, но основное предназначение этой базы состоит в том, чтобы физически гарантировать безопасность Армении от недружественных соседей — Турции и Азербайджана.

Рубеж безопасности России в кавказском регионе проходит по южным границам самой РФ и границам ее фактических военных протекторатов — Абхазии и Южной Осетии. Российская 102-я база в Армении выдвинута далеко на юг, доступ к ней возможен только через территории или воздушные пространства государств, чья дружественность по отношению к России либо полностью отсутствует (Грузия), либо условна (Азербайджан, Турция, Иран).

Разумеется, военно-политическое присутствие РФ в Армении способно приносить России определенную пользу, стабилизируя ситуацию в регионе. Для Армении это присутствие — гарантия внешних границ государства. Более того, после второй карабахской войны Армения превратилась в тыловую базу российской миротворческой операции в Нагорном Карабахе. Само же российское военное миротворчество в регионе позволяет Москве контролировать опасный очаг непотушенного конфликта, который способен, как мы недавно видели, привлекать на Кавказ боевиков и террористов со всего Ближнего Востока и даже вести к прямому столкновению России и Турции. В определенных условиях позиция в Армении может стать для России базой для антитеррористических операций в регионе Ближнего Востока. Таким образом, военное присутствие России в Армении и Нагорном Карабахе — то есть на территории Азербайджана — имеет существенное значение для безопасности РФ на кавказском направлении.

В экономическом отношении Армения — небольшая величина. В списке торговых партнеров России она находится где-то в середине пятого десятка. Армения, однако, обладает немалыми интеллектуальными ресурсами, а благодаря диаспоре — широкими связями с партнерами на Западе и Ближнем Востоке. Армянский бизнес в широком смысле слова может быть интересным партнером для бизнеса российского в ряде сфер — от информационных технологий до банковского дела. В условиях санкционного давления Запада на Россию это сотрудничество может представлять определенный интерес.

Наконец (не по важности), в гуманитарном плане Россия и Армения тесно связаны. В России проживает, по разным данным, от 1,2 до 2 миллионов армян. Исторически православная Россия была защитницей армянских христиан, а многие выходцы из Армении — государственные деятели, военачальники, ученые, музыканты, художники — играли выдающуюся роль в истории российского государства, были истинными патриотами большой России. В России сегодняшней, как продемонстрировали события 2020 года, нет «армянской партии», как нет и других этнических лобби, способных решающим образом влиять на внешнюю политику. Это однозначно хорошо, так должно оставаться и впредь, но игнорировать чувства значительной группы соотечественников российская власть не может и не должна.

Этого краткого перечисления достаточно для иллюстрации тезиса о существенной, хотя и не критической, значимости Армении для России. Внешняя политика Москвы основана, конечно, не на эмоциях и исторических воспоминаниях, а на базовых ценностях государства и конкретных национальных интересах. Будучи на тактическом уровне прагматичной, она призвана поддерживать стратегическое равновесие между своими многочисленными страновыми направлениями.

В случае Южного Кавказа, наряду с тесными связями с Арменией, которые необходимо сохранять и развивать, России важны отношения с соседним Азербайджаном и региональной державой Турцией. Пускай эти отношения качественно иные, чем с Арменией, но они, очевидно, не менее значимы.

Конструктивное невмешательство

Москва, безусловно, должна уважать суверенитет армянского государства, судьбу и политический выбор которого определяет армянский народ — и только он. Отказ от диктата, от грубого навязывания своей воли партнерам и союзникам прочно утвердился как принцип российской постсоветской политики.

В то же время полностью отстраняться от процессов, идущих у близких соседей, неправильно. Опыт последних трех десятилетий свидетельствует, что эффективная политика требует постоянного контакта со всеми значимыми политическими и общественными силами в союзных странах, а не только с теми, которые находятся у власти или имеют особые связи с Москвой.

За своими рубежами Россия должна поддерживать не конкретные силы или отдельных лиц, а свои собственные интересы. Далеко не всегда те, кто больше всего хотят понравиться Москве или чьи материальные интересы больше всего связаны с Россией, являются наиболее эффективными партнерами для РФ. Нужно внимательно отслеживать движения политических элит и контрэлит в соседних странах, чтобы отмечать для себя наиболее перспективных партнеров.

Максимального расширяя контакты, российские посольства в странах ОДКБ и ЕАЭС могут повысить свой авторитет и принимать более активное участие в выработке Москвой соответствующих внешнеполитических решений. Значение посольств РФ в Минске и Нур-Султане, Бишкеке и Душанбе, а также — не в последнюю очередь — в Ереване нужно существенно поднимать. Эти бывшие республиканские центры стали для Москвы в новых условиях важнее многих европейских столиц.

Ситуация, складывающаяся по итогам карабахской войны и внутриполитического кризиса в Армении, требует перезагрузки российско-армянских отношений. А для такой перезагрузки Москве нужен надежный партнер в Ереване. Надежный не значит во всем податливый: такой не удержит страну и только повредит интересам России. Опираться можно только на что-то твердое и устойчивое.

Ни Пашинян, ни Кочарян-Саргсян по разным причинам, к счастью или к сожалению, не могут стать такими партнерами. Может ли в Армении появиться внятная сила, способная сплотить расколотое, усталое, разочарованное общество и одновременно стать серьезным партнером и стратегическим союзником Москвы? Пока этой силы не видно, но ее нужно настойчиво искать, а найдя, при необходимости помогать ей.

Автор Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги

https://inosmi.ru/politic/20210305/249275618.html


Об авторе
[-]

Автор: Роман Каширин, Геннадий Рушев, Дмитрий Тренин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.03.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta