Как карантин во время пандемии коронавируса повлиял на киноиндустрию

Содержание
[-]

***

Не иди и смотри

Коронавирус внес коррективы не только в жизнь обывателей: искусство тоже «легло». Российского кинопроката больше нет — закрыты все кинотеатры. Да и в остальном мире, практически ни в одной стране, они тоже не работают. Люди сидят по домам и смотрят сериалы, фильмы, концерты и спектакли, не вставая с дивана. Никто не знает, сколько это продлится и чем закончится, но, похоже, даже после окончания карантина возврата к прежнему порядку не будет.

Первым тревожным звоночком для киноиндустрии стало принципиальное и беспрецедентное (так казалось в тот момент) решение китайских дистрибуторов отложить все запланированные под китайский Новый год премьеры. Это главные дни для местного проката, самые прибыльные. Приблизительные убытки от отмены семи больших релизов — около миллиарда долларов, а дистрибуторы в коллективном письме говорили, что не хотят рисковать жизнями зрителей. Впоследствии кинотеатры Китая просто закрылись — все, без исключения. Вскоре к Китаю присоединился весь мир, а то, что поначалу казалось шокирующим, стало привычным.

Кино без зрителей

Ко второй половине марта, когда российское правительство ограничило продажи билетов до 50 штук на сеанс, по всему миру кинотеатры прекратили работу почти везде. Остановка российских была вопросом времени, пожалуй, она даже произошла слишком поздно, 30 марта. Хотя уже за неделю до этого ходить в кинотеатр казалось не столько волюнтаризмом, сколько преступной безответственностью. Это, впрочем, не помешало в уикенд с 19 по 22 марта продать по России более миллиона билетов. Многим оказалось непросто отказаться от любимых привычек.

Как только стали закрываться кинотеатры, возник вопрос, что делать с большими релизами, намеченными на весну. Выпускать их в пустых оставшихся залах глупо, кинотеатральные сборы уже давно не являются единственным источником дохода студий, но половину прибыли все же приносят именно они. Новые «Бонд», «Форсаж», «Тихое место», «Чудо-женщина», «Мулан» и другие бронебойные блокбастеры были перенесены на неопределенный срок — вероятно, на осень. Радикальное решение приняла студия Universal, решив выпустить мультфильм «Тролли. Мировой тур» сразу в кино и на VOD (video-on-demand, или видео по требованию): в США его можно было скачать в день премьеры за 20 долларов и посмотреть дома. Шаг рискованный, но понятный: затраты на промокампанию были уже такими, что во второй раз потянуть их было бы трудно. А доходы от кинопроката «Троллей» во всем мире, по данным авторитетного ресурса Boxofficemojo.com, составили менее 2 млн долларов, так что деньги от американских семей тут были совсем не лишними.

Но дело в том, что шаг с «Троллями» был совсем не тривиальным, даже в каком-то смысле революционным. Тут надо пояснить. Во всем мире существуют специальные «окна» между выходом фильмов на разных платформах. Это позволяет релизам на каждой из них собрать максимум средств и выстроить правильную цепочку проката. Сначала кинотеатры, потом, через три месяца, когда на широком экране картину вытеснят новые «тайтлы» — VOD на платформах вроде iTunes, видеорелиз на Blu-Ray и других носителях. Далее, спустя какое-то время, иногда очень большое, фильм появляется на стримингах, где за него уже не надо платить отдельно, он доступен по обычной месячной подписке среди тысяч других наименований. А дальше уже можно отдать его на телевидение, там уже зрителю ничего за просмотр платить не надо. Нарушения этого закона приводили к очень серьезным конфликтам. Например, во Франции, где фильм может появиться на стримингах только через три года после кинопроката (в России «окна» гораздо меньше, это связано с пиратством), Каннский фестиваль попросту отказал стриминговой продукции в участии в программе. То есть «Ирландца» или «Рому» там премьеровать было невозможно. Разве что Netflix согласился бы выпустить его в национальных кинотеатрах, а потом выждать положенные три года. Или, к примеру, США. Там попытки сломать «окно» все время нарывались на бойкот кинотеатрами продукции студии.

И вот для такого шага неожиданно наступил хороший момент: как закрытые сети могли аргументировать свое недовольство? В целом — никак. А вслед за Universal другие компании, включая гиганта Disney, стали стремительно сокращать свои «окна». И спорить с ними уже некому: кинотеатры сейчас думают, как выжить при нескольких месяцах карантина, помочь им может только государство. Причем российских кинотеатров это тоже касается, соответствующие заявление уже отправлены во все органы власти, вплоть до премьер-министра, потому что без поддержки они просто разорятся за время простоя.

Но выживание кинотеатров в карантин и история с «окнами» — стороны одной медали.

Никто не знает, к чему приведет практика студий-мейджоров с досрочным выпуском фильмов онлайн. Возможно, все вернется к тому, как было раньше. Или большая часть фильмов будет выходить только онлайн, а кинотеатры останутся только для показов стопроцентных хитов-блокбастеров.

Может быть, отложенных релизов накопится столько, что, когда кончится карантин, прокат окажется переполнен и все фильмы от этого проиграют. Или публика настолько соскучится по этому типу досуга, с попкорном, газировкой и IMAX-экраном, что следующий год вообще будет самым прибыльным в истории кино... Пока неизвестно, сколько продлится карантин, любые прогнозы выглядят досужими домыслами. Поэтому все крупные дистрибуторы России воздерживаются от комментариев СМИ. Им нужно думать о том, как минимизировать потери.

Первый и главный выход для них — сосредоточиться на онлайн-прокате фильмов. Вряд ли это будет VOD: покупательная способность аудитории по всему миру падает, люди остались без работы, они берегут деньги на более важные вещи, им по-прежнему надо оплачивать счета, платить за доставку продуктов на дом и т.д. А если они за что-то и заплатят, то, скорее всего, это будет подписка на стриминги.

Сериалы спасают мир

Для стриминг-сервисов наступила, как может показаться, золотая эра. Прикованные к дому люди запоем смотрят сериалы и фильмы. Те, кто никогда ни на что не подписывался, теперь получили для этого повод, и странно было бы этим не воспользоваться. По всему миру стриминг-сервисы стали активно бороться за новых абонентов, снижая цены и предлагая большое количество эксклюзивного контента, часто собственного производства. Российские онлайн-платформы сбросили цены практически до нуля, «вербуя» зрителя и конкурируя с западными сервисами, особенно с Netflix. В марте и апреле все отечественные стриминг-сервисы предложили большой выбор доступных только у них новых сериалов, у пользователя даже может сложиться впечатление, что стоит подписаться на все сервисы сразу (бесплатно же!) и смотреть качественный контент на родном языке.

Лидер рынка Netflix пока удерживает первые позиции, но и у него есть поводы для волнений. Во-первых, ему наступают на пятки сильные соперники в виде стриминг-сервисов Disney, HBO, Hulu, Amazon... Во-вторых, не только в России существуют национальные стрим-платформы, хотя для Netflix это не так уж страшно: гигант активно привлекает местных производителей, и не исключено, что при росте российского рынка у абонентов Netflix появится и много российского контента, сериалов и фильмов, недоступных больше нигде. В-третьих, не только у крупных голливудских студий из-за пандемии заморожены съемки, у Netflix и других платформ произошло то же самое, проекты остановлены. Но Netflix потратила на это больше денег, чем другие, и ущерб от «заморозки» может сильно ударить по компании и отбросить ее назад. В общем, похоже, очень скоро расстановка сил на рынке будет другой, более гармоничной и без явных монополистов, хотя особое место там займет стриминг-сервис Disney+, принадлежащий самой крупной и успешной кинокомпании в мире. В Россию он до сих пор не пришел, но сейчас как раз самое время начать наступление. А в Китае в лидеры выбился сервис Youku, он тоже растет огромными темпами. Помните про отложенные блокбастеры под их Новый год? Так вот, по отчетам компании, среднее пользовательское время за день в эти праздники было рекордным за всю историю сервиса. И если в конце четвертого квартала 2019 года Youku уже докладывал о 60-процентом росте активности пользователей в сравнении с прошлым годом, то итоги этого квартала обязаны стать просто сногсшибательными — все благодаря карантину. Лишь бы интернет выдержал — пока Netflix обязали снизить качество изображения в Европе, потому что серверы рушатся от нагрузки.

Больше бесплатного сыра

У стриминг-сервисов во время карантина появился еще один неожиданный конкурент, пусть даже временный (хотя кто знает?). Театры и музеи всего мира, лишившись возможности функционировать в естественном режиме, стали переходить в виртуальный формат и активно продвигать его в Сети. Архивные спектакли и шоу в прямом эфире начали транслировать практически все ведущие площадки, включая Большой театр. Те спектакли, цена билетов на которые исчисляется десятками тысяч рублей, оказались вдруг доступными зрителю с любым кошельком, да еще и в суперкачестве. Музеи начали виртуальные экскурсии, иногда настолько глубокие, что после этого задумаешься, стоит ли идти на настоящие, чтобы толкаться с селфящимися туристами и мечтать передохнуть в буфете. Были, конечно, накладки: когда, к примеру, Третьяковка вывешивала четырехчасовые статичные ролики с одной отдельно взятой картиной, без возможности приближения или отдаления, и это вкупе со средней четкостью изображения.

Но чем дольше карантин, тем смелее и интереснее эксперименты с форматами. Эксклюзивность материала тут явно работает против стримингов, контент которых будет доступен и годы спустя. Музыканты всего мира бросились давать домашние концерты онлайн, и эти «квартирники» оказались часто даже интереснее дорогих шоу. Такого тоже в другое время не увидишь, хотя, возможно, эта форма быстро приестся и уступит место интерактивным форматам в борьбе за аудиторию. Выбирая между концертом Элтона Джона в компании других поп-звезд и новым сериалом от НВО, публика, может статься, не сразу выберет фильм.

Постепенно переход на онлайн-режим начали кинофестивали. Это не новость. Венецианский кинофестиваль уже давно стал продавать онлайн-билеты на часть фильмов программы. Например, так можно было первыми в мире увидеть «Я тоже хочу» Алексея Балабанова, который участвовал в конкурсе «Горизонты». Но если раньше это было дополнением к основному ивенту, то теперь онлайн-показ превратился в единственную возможность для международного кинофестиваля хоть как-то состояться. Сначала об уходе в онлайн-режим объявил датский CPH:DOX, потом — швейцарский МКФ в Ньоне Visions du Reel, а главный докфестиваль в мире IDFA предусмотрительно открыл бесплатный доступ к ряду фильмов прошлых лет: прощупывает почву, не иначе.

Каннский кинофестиваль отменен, все остальные — тоже. Берлинале был последним большим смотром, которому удалось пройти практически без всяких ограничений. Конечно, рассчитывать на то, что Канн или Торонто начнут показывать фильмы онлайн, не стоит: проблемы все в том же «окне», кинотеатры потом могут просто отказаться показывать эти картины. Но что если все пойдет по печальному для кинотеатров сценарию? Они ведь тогда так и так не покажут конкурсантов виртуальных фестивалей, потому что просто закроются. Стоит ли в таком случае копить фильмы, ведь в них вложены деньги инвесторов, которые хотят вернуть хотя бы часть средств? А фильмов каждый год, считая игровые, документальные и анимационные, делается десятки тысяч. В общем, если кинофестивали решат перейти в онлайн и найдут компромисс, то в дальнейшем вернуться к прежней модели будет трудно. Останутся только самые большие ивенты, тесно связанные с туризмом и индустриальными встречами. Хотя, кто знает, кинорынки тоже могут перестроиться на онлайн.

Назад в будущее

Сегодня интернет перенасыщен интересным и часто бесплатным новым контентом. Не очень понятно, к чему это приведет, но к хорошему быстро привыкаешь. Публику очень долго учили, что искусство — приятная роскошь, за которую нужно отстегивать приличную часть своего дохода. Поездка на фестиваль, поход в театр или на концерт, семейный просмотр в кинотеатре или даже подписка на крутой стриминг — это вещи статусные, на них и подкопить иногда имеет смысл. Коронавирусное противостояние сделало вдруг все это доступным, чтобы помочь людям справиться со стрессом. Вопрос в другом: захотят ли они возвращаться обратно к дорогому потреблению, особенно в условиях грандиозного экономического кризиса в результате пандемии?

Из сегодняшнего дня пока не очень понятно, на какие деньги будут осуществляться размороженные съемки не доделанных сейчас блокбастеров. Или, к примеру, на что будут снимать новые? Дотации? Режим жесткой экономии? Краудфандинг? Строгая селекция на потенциальную окупаемость? Эксперты и кинокритики уже осторожно предполагают: возможно, стоит ждать новой «новой волны»? А кто-то даже кивает на Китай — вот кто подарит нам новые развлечения, ведь и выздоровеет он раньше других.

Впрочем, пока все это лишь предположения.

В Китае, к примеру, буквально на днях вновь закрыли несколько сотен едва открывшихся кинотеатров — пока без всяких объяснений. Это стало неприятным сюрпризом для больших кинокомпаний Голливуда, которые уже успели разработать систему мер по возвращению зрителей в залы и подготовили переиздания больших релизов прошлого. А для нас это сигнал, что три месяца карантина — еще не предел: благо выбор новых фильмов и сериалов онлайн пока безграничен.

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/4314211?from=doc_vrez

***

Приложение. Как адаптируются к пандемии крупнейшие кинофестивали

Коронавирус поставил под угрозу один из столпов мирового кинематографа — кинофестивали. О выживании сегодня задумались не только небольшие, но зачастую даже крупные киносмотры. На днях сдался и последний бастион — знаменитый кинофестиваль в Канне. Правда, не до конца.

Кинофестивали — один из столпов кинематографа, к ним привязаны кинорынки, без них был бы затруднителен кинопрокат. Кроме того, это часто единственное место, где участники отрасли могут встретиться друг с другом и вместе определить, куда двигаться дальше, да и связь со зрителем фестивали помогают поддерживать. Именно по этому важному звену в мировом кино коронавирус и ударил едва ли не сильнее всего.

Февральский Берлинале оказался фактически последним кинофестивалем, который успел пройти в привычном формате, до того как по всему миру стали вводить карантин. Уже с начала марта один за другим стали отменяться все кинофестивали подряд, были перенесены премьеры всех больших фильмов, включая «Мулан» и новый «Джеймс Бонд». Да и как бы они были возможны, если везде законодательно вводились ограничения на массовые мероприятия и вообще скопления людей?

Следующим на очереди был Канн, и вся индустрия замерла в ожидании: состоится там фестиваль или нет? Такое внимание понятно: это самый главный фестиваль в мире, самый влиятельный, с самым большим кинорынком, туда приезжает больше всего профессионалов. Системообразующее мероприятие в мире кино, даром что, в отличие от подавляющего большинства других смотров, билеты в Канн не продаются. Со стороны может показаться, что Канн имеет отношение только к авторскому кино, артхаусу для избранных, однако именно там Голливуд устраивает большие премьеры своих блокбастеров, привозит суперзвезд, на Каннском кинорынке заключается столько контрактов о прокате снятых и еще только задумывающихся проектов, сколько этого не происходит нигде…

Вот и теперь от Канна ждали решения, которое поведет за собой индустрию, но там не спешили. Представители дирекции последовательно заявляли, что подготовка к фестивалю идет полным ходом и он обязательно состоится в том же формате, что и всегда. Это выглядело почти провокацией. А с какого-то момента поведение Канна стало казаться авантюрой. Сначала во Франции запретили собираться более чем 5 тысячам человек — формально фестиваль не подпадал под это ограничение. Но правительство Франции выпустило еще один рескрипт — с ограничением до тысячи человек. Впрочем, и тут фестиваль не отреагировал, так как срок действия документа заканчивался 15 апреля. Потом Макрон сузил «петлю» до 100 человек, но Канн продолжал готовиться к фестивалю как ни в чем не бывало. Правда, ходили слухи, что организаторы ведут с городскими отелями переговоры о возврате денег гостям, если фестиваль не состоится. Все гадали: чем это закончится? Впрочем, даже если бы фестиваль провели, кто бы туда поехал в нынешних условиях?

Канн оказался перед непростым выбором.

Пройти онлайн? Слабый вариант. Ну хотя бы тем, что фестиваль всегда апологетически относится к самому классическому формату смотрения: большой экран, публика в зале, на премьерах красная дорожка с фотографами, фильм лично представляет творческая группа... К тому же Канн отстаивает интересы французской киноиндустрии и не соглашается брать в конкурс фильмы, которые выйдут сразу онлайн, минуя прокат. Да и не позволят участники конкурса выложить их работы в интернет, под каким бы лейблом это ни происходило.

Оставить датой проведения середину лета? Рискованно, это могут быть десятки миллионов впустую потраченных евро и огромные репутационные потери. Отложить на несколько месяцев? Это выйти на перенасыщенные осень-зиму. Отменить вовсе? Это значит проиграть конкурентам: Берлин состоялся в полном объеме, а к сентябрю, когда будут Торонто и Венеция, пандемия должна утихнуть (в чем уверены, кстати, далеко не все). Да и как быть с кинорынком, важнейшим ежегодным событием для отрасли? Дирекция фестиваля раздумывала…

Сначала было объявлено о переносе фестиваля ориентировочно на середину лета. А буквально на днях, 10 мая, представители Канна сообщили, что в этом году МКФ не состоится вовсе, третий раз за всю свою историю (еще были пропуски в 1948 и 1950 годах, по финансовым причинам). Зато в июне Канн объявит свою программу, единую, без деления на секции. Всем фильмам, в нее вошедшим, будет присвоен лейбл «Канн-2020», и с этим лейблом эти картины будут показываться на многочисленных осенних фестивалях, в том числе в Венеции, Торонто, Сан-Себастьяне и Нью-Йорке. Также они будут демонстрироваться в кинотеатрах, с которыми фестиваль ведет отдельные переговоры. Решение как минимум элегантное.

Альтернатива — онлайн

Каковы же альтернативы? Перенос фестиваля — дело неблагодарное и трудное. Нужно выбрать даты, чтобы не пересекаться с другими международными смотрами, определиться, где это можно будет сделать (мощности такого рода редко простаивают подолгу), передоговориться со всеми участниками, заново собрать бюджет… Ничего удивительного, что многие фестивали решили этого не делать, а состояться виртуально — в интернете.

Датский CPH:DOX, швейцарский Visions du Reel, Краковский МКФ и другие смотры провели онлайн-сеансы ряда отобранных картин, пусть и с ограничениями на просмотр и мерами безопасности, принятыми против пиратства. Рынок отреагировал неоднозначно. С одной стороны, ничего принципиально нового в этом нет. Венецианский МКФ еще в 2012 году провел демонстрацию фильмов конкурса «Горизонты» параллельно в кино и онлайн, там можно было, например, первыми в мире посмотреть фильм Алексея Балабанова «Я тоже хочу». А есть фестивали, которые вообще проходят только онлайн… Словом, многие журналисты, когда начались карантинные меры, уже стали предвкушать, как они сэкономят деньги и посмотрят Каннский конкурс дома — по закрытым ссылкам, а может, кто знает, и по общедоступным.

Ведущие мировые СМИ начали писать о том, что, пожалуй, и сам традиционный формат кинофестиваля с его красными дорожками, пресс-показами, премьерами морально устарел. Да что там: некоторые предсказывали, что теперь всем, включая Канн, придется переосмыслить свою организацию и стать как минимум частично виртуальными! Уже и кинопрокат стал давать поводы для таких разговоров: некоторые фильмы, рассчитанные на выход в кино, стартовали сразу в интернете — и неплохо стартовали, учитывая, что сидящее по домам население Земли стало потреблять куда больше онлайн-контента...

Однако была и другая сторона. Эксперты уверены: ни один блокбастер, минуя кинотеатры, никто не выпустит, потому что эти картины просто не окупятся. Сколько бы ни говорили о растущих прибылях стриминговых платформ, сотни миллионов производственных и рекламных затрат на проект вернуть очень трудно. Как ни странно, это относится и к куда более дешевым авторским картинам. А фестивали — важнейшая площадка для продвижения фильма, премьера привлекает внимание прессы, обеспечивая ему рекламу, призы жюри — тоже реклама, равно как и маркер для потенциальных дистрибуторов. Призы к тому же часто имеют денежный эквивалент, да и за сами показы картин фестивали тоже платят. Или вот малоизвестный широкой публике факт. Фильмы Каннской программы выходят в кино иногда через год после премьеры. Почему? Ответ простой: их пускают по другим, менее престижным, но платежеспособным фестивалям, которые платят за право показать картину из основного смотра.

— Мне видится вредным и безответственным решение ряда фестивалей пройти онлайн,— говорит программный директор фестиваля «Артдокфест» и отборщик нидерландского IDFA Виктория Белопольская.— Фестивали оказались озабочены собственной судьбой, а не судьбой отобранных картин, чем полностью вошли в противоречие с самими целями фестивального движения. Я не понимаю, что за муха укусила авторов новых докфильмов, которые согласились на онлайн-показы в рамках Visions du Reel или CPH:DOX. Но теперь я сомневаюсь, что эти картины возьмут, скажем, Лейпциг или Амстердам. Я думаю, что и цена покупки этих картин телевидением тоже драматически упала.

Но вернемся к Канну. Там также решили выйти онлайн — правда, лишь с кинорынком (проходит в рамках кинофестиваля). Он будет проведен в онлайн-формате в конце июня, и для него планируют разработать некую передовую платформу на базе сервиса Cinando. Тоже вариант.

Смотрим дома

В России крупных фестивалей не так много, но карантин, конечно, не мог их не затронуть. Прежде всего — это Московский международный кинофестиваль, который с недавних пор ежегодно проходит в апреле. По масштабу он несопоставим с Канном или Берлином, но для Москвы это событие крупное, не случайно дистрибуторы, по примеру Канна, начали устраивать на базе фестиваля премьерные показы блокбастеров уровня «Мстителей». Уже в марте стало ясно, что провести его не удастся хотя бы потому, что до 1 мая в Россию был запрещен въезд иностранных граждан, да и скорое прекращение работы кинотеатров уже в марте было очевидно любому профессионалу. Фестиваль перенесли на осень, причем сразу с точными датами в начале октября. Это связано с тем, что ММКФ — фестиваль класса «А», который работает в соответствии с регламентом ассоциации продюсеров FIAPF, это она раздает категории и следит за исполнением всех правил, включая то, что сроки различных фестивалей не должны пересекаться. Так что высока вероятность, что осенью фестиваль состоится.

Впрочем, в России есть и другой фестиваль категории «А» — «Послание к человеку», который проводится осенью в Санкт-Петербурге. В его конкурсе документальные и короткометражные фильмы, а в параллельных секциях много обычного игрового кино. Туда приезжают зарубежные гости, фестиваль уже превратился в одно из центральных событий культурной жизни города. Так вот там ситуация куда более плачевная, чем у ММКФ. По словам президента фестиваля Алексея Учителя, из-за экстренной ситуации с пандемией «Посланию» до сих пор не были выделены средства на проведение, фестиваль находится в зоне риска. Возможно, его в этом году не будет.

Наконец, «Кинотавр». Главный национальный кинофестиваль в Сочи, место светских вечеринок, главных премьер авторского кино, событие, проходящее с размахом и растущее каждый год. Например, в прошлом году «Кинотавр» «подарил» жителям Сочи большой бесплатный концерт Ленни Кравица, такое мероприятие потянет не каждый международный смотр. Его президент Александр Роднянский не раз заявлял, что не видит смысла переносить его в онлайн-формат. Что же сейчас? В настоящее время фестиваль перенесен на неопределенное время, возможно, на осень, но тут есть ряд трудностей. Фестиваль ассоциируется у его гостей с теплым временем года, купальным сезоном, который заканчивается в сентябре. А основная площадка фестиваля, театр «Зимний», перегружена другими мероприятиями, занята почти круглый год, и неизвестно, удастся ли расчистить место под фестиваль осенью так, чтобы всем это было удобно и чтобы не пересекаться, например, с ММКФ…

Все эти планы пока предварительные, никто не знает, как будет развиваться ситуация с коронавирусом. Например, в США индустрия готовится возобновить кинопрокат в июне-июле, разрабатывается новый график больших премьер для возвращения зрителей в залы. Но зрители, как в Ухане, могут побояться пойти в открывшиеся кинотеатры, не говоря уже о том, чтобы ехать в страны — рекордсмены по количеству заболевших. Тогда фестивалям, даже самым крупным, действительно придется пересмотреть свои форматы или отложить смотры на год.

К такому повороту даже своеобразная подготовка идет. Вот, например, тема бурного обсуждения в крупных индустриальных изданиях: есть версия, что именно январский «Сандэнс», главный американский фестиваль независимого кино, спровоцировал волну заболеваний коронавирусом в этом году. И цифры называются большие — более 100 тысяч человек. Специалисты отмечают: чтобы эта версия не «вжилась» в массовое сознание, необходимо, чтобы состоялся хотя бы один большой МКФ, и таким образом появился прецедент. Приходится, иными словами, доказывать: фестивали — это безопасно!

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/4341816


Об авторе
[-]

Автор: Александр Пасюгин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.05.2020. Просмотров: 26

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta