К вопросу обсуждения «украинского вопроса» в Совете Безопасности ООН, в ЕС, ОБСЕ и других международных организациях

Содержание
[-]

Запущенный Кремлем бумеранг обязательно вернется 

Неправда всегда порождает еще большую ложь, а скрытые агрессивные замыслы и планы всегда оборачиваются против их авторов.

С начала 2014 года главным содержанием заявлений и комментариев путинских апологетов в отношении Украины являются утверждения Кремля о «...непричастности Российской Федерации к событиям в Крыму и в Донецкой, и Луганской областях», а также о том, что «...Москва поддерживает процесс мирного урегулирования конфликта на Донбассе».

Подобные заявления наиболее активны накануне и в период знаковых событий, в том числе в контексте: обсуждения «украинского вопроса» в Совете Безопасности ООН, в ЕС, ОБСЕ и других международных организациях; заседаний «Нормандской четверки» и Минской (трехсторонней) контактной группы, а также пересмотра США и Европейским Союзом политики санкций в отношении России.

Вместе с тем, реальные деяния режима В. Путина имеют совсем другой характер и свидетельствуют о продолжающейся вооруженной агрессии России против Украины. Об этом свидетельствует откровенно пренебрежительное отношение Москвы к Минским договоренностям, когда она продолжает размещать и наращивать свои войска и вооружение на Донбассе, отказывается передавать Украине контроль над участком ее восточной границы, а также прибегает к разного рода циничным провокациям в зоне конфликта.

Все это сопровождается активной антиукраинской риторикой России, мерами торгово-экономической войны против Украины и практической поддержкой российской стороны т. н. «ДНР» и «ЛНР». В то же время перманентный характер получили действия Москвы по демонстративному нарушению украинской границы в рамках направления на оккупированные территории якобы «гуманитарных конвоев», на самом деле выполняющих функции военно-технического и материального обеспечения боевиков, а также пропагандирующих «постоянное внимание Кремля к социально-экономическим проблемам русскоязычного населения региона».

Таким образом, эти факты реально свидетельствуют о неизменности геостратегических целей Кремля в отношении Украины, предусматривающих: максимальное ослабление Украинского государства войной на истощение; недопущение ее европейской и евроатлантической интеграции; дезинтеграцию страны и возобновление в отношении ее российского влияния. Именно это является целью упомянутых выше мер России, а также попытками Москвы вынудить Украину выполнять российские условия по «урегулированию конфликта на Донбассе», а именно: признание Украиной легитимности самопровозглашенных республик и их руководства; предоставление им особых статусов; объявление амнистии для боевиков террористически-сепаратистских сил и проведение местных выборов в «ДНР» и «ЛНР» еще до вывода российских войск, наемников и вооружения с их территорий и установление контроля Украины над участком своей восточной границы.

То есть, реальные изменения в развитии ситуации в мире, а также вокруг России и Украины вынуждают Кремль вносить очередные коррективы в стратегию и тактику своих действий на «украинском направлении». При этом путинскими апологетами уже традиционно учитываются как положительные, так и отрицательные факторы для Российской Федерации.

Так, по мнению подавляющего большинства российских и ряда западных экспертов, главным положительным фактором для Москвы является постепенное снижение интереса (эффект «усталости») мирового сообщества к «украинскому вопросу», фактически теряющему свой громкий характер на фоне других резонансных событий международного уровня, в т. ч. активизации исламского экстремизма в регионах Ближнего Востока и Северной Африки, чрезмерного наплыва беженцев в Европу и возрастания там уровня террористических угроз, а также увеличения финансово-экономических проблем в ряде стран ЕС (в частности Греции, Италии и Португалии).

Одновременно ими также отмечается снижение как активности общества, так и волны патриотического подъема в Украине, вызванные ранее негативной реакцией украинского сообщества на то, что Янукович изменил европейскому выбору страны, а также агрессивные действия Москвы по аннексии Крыма и оккупации Донбасса. При этом усиливается тенденция падения рейтингов институтов действующей власти Украины в связи с дальнейшим ухудшением социально-экономической ситуации в стране, ощутимым снижением жизненного уровня населения, перманентной нерешенностью вопросов борьбы с коррупцией, искусственным торможением политико-экономических и социальных реформ, а также постоянными противоречиями правящей коалиции в украинском парламенте.

***

Среди других внешних факторов, имеющих положительное значение для России, упоминаются: активизация деятельности и некоторое укрепление позиций пророссийских сил и настроений в США и ряде стран-членов Евросоюза; усиление внутриполитического противостояния в ФРГ, Франции и Польше, выступающих в роли главных инициаторов и проводников европейской политики давления на Москву и поддержки Украины, а также проявление все больших разногласий между странами-членами Европейского Союза по «русскому» и «украинскому» вопросах.

Кроме того, по мнению некоторых независимых экспертов, в данном контексте в пользу Москвы могут сыграть такие внешние факторы:

- президентские выборы в США осенью этого года (58-е выборы президента США в 2016 году назначены на 8 ноября 2016 года; серия предшествующих им президентских праймериз и кокусов проводится в стране в период с 1 февраля по 14 июня 2016 года).

В декабре 2015 года президент России В. Путин назвал американского миллиардера и кандидата на выдвижение в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа «яркой и талантливой личностью», «абсолютным лидером» американских президентских выборов (в своих «искренних» чаяниях на восстановление диалога на равных с США при его президентстве). Вместе с тем, 18 мая 2016 года в интервью Reuters Д. Трамп заявил, что он не одобряет политику президента России В. Путина на востоке Украины, а хвалебные заявления в его поддержку не помогут российскому лидеру в переговорах с США: «... Эти хорошие вещи, которые он говорил обо мне, не значат, что они помогут ему в переговорах. Это, вообще, не поможет»;

- предстоящие президентские и парламентские выборы во Франции в 2017 году (президентские — в два тура: 23 апреля и 7 мая 2017 г.; парламентские — в нижнюю палату парламента /в Национальное собрание, на 5 лет/ — в период с 11 по 18 июня 2017 г., а выборы в высшую парламентскую палату /в Сенат, на 9 лет/ — 24 сентября 2017 г.).

Надеждам В. Путина на то, что на 11-х президентских выборах во Франции в 2017 году победит его «друг» Н. Саркози, вероятней всего, что не суждено сбыться. Бывший премьер-министр Франции (1995-1997), мэр Бордо Ален Жюппе уверенно лидирует в борьбе за право выдвижения своей кандидатуры на президентских выборах 2017 года от правоцентристской партии «Республиканцы». Экс-президент республики (2007-2012) Николя Саркози с заметным отставанием идет вторым.

Что касается предстоящих парламентских выборов во Франции, то итоги региональных выборов в декабре 2015 года сильно разочаровали  одиозную «подружку» В. Путина — Марин Ле Пен и ее радикальную партию «Национальный фронт», хотя она (как утверждают некоторые эксперты) и надеется на успех на выборах 2017 года;

- предстоящие парламентские выборы в ФРГ осенью 2017 года (предварительно, в августе или сентябре 2017 г.).

Безусловно, позиция А. Меркель в вопросе миграционного кризиса (в котором федеральный канцлер Германии продолжает настаивать на своем, несмотря на то, что ей отказали в поддержке некоторые лидеры стран ЕС, многие соратники по партии и даже простые избиратели) может сказаться на ее политической карьере. Но до парламентских выборов в ФРГ остается еще больше года, а за это время многое может измениться и в Европе, и в мире, что потребует как от руководства стран-членов Евросоюза, так и от политической элиты ФРГ решительных действий в деле разрешения наиболее проблемных вопросов, затрагивающих их национальные интересы, в т. ч. относительно ситуации вокруг Украины;

- референдум в Великобритании летом этого года о ее выходе из состава Европейского Союза.

23 июня 2016 года состоится референдум в Великобритании о возможном ее выходе из Евросоюза. И хотя вопрос выхода Великобритании из ЕС (так называемый Brexit) непосредственно не касается Украины, его последствия будут ощутимы для всей Европы, в том числе и нашего государства. Но здесь также все еще «вилами по воде писано». Как показывают итоги последних опросов населения, 47 % опрошенных британцев выступают за дальнейшее членство в ЕС, 38 % выступают за Brexit, 15 % респондентов затрудняются ответить на этот вопрос.

Ярким примером того, как не сыграла «ставка» Кремля на пророссийского кандидата на последних президентских выборах в Австрии — лидера правопопулистской Австрийской партии свободы (АПС) ультраправого Норберта Гофера — стали итоги второго тура выборов, по результатам которых 23 мая с. г. президентом Австрийской Республики избран Александр ван дер Беллен, бывший лидер Партии зеленых.

Вместе с тем, исходя из указанных выше внешних факторов, эксперты не исключают возможности некоторых вынужденных уступок США, ФРГ и Франции в пользу Российской Федерации.

Так, некоторые европейские политики уже сейчас переходят на позиции фактических уступок России и выступают с проектами планов урегулирования конфликта на Донбассе, которые по своей сути отвечают именно российским, а не украинским интересам. В частности, это касается инициатив по проведению выборов на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей без выполнения всех условий, определенных Минскими договоренностями.

Справка:

Ярким примером такого (достаточно неожиданного!) подхода является так называемый «План Мореля» («Элементы для временного закона о местных выборах в некоторых районах Донецкой и Луганской областей») — предложенный рабочей группе (по вопросам политики) Минской (трехсторонней) контактной группы — координатором политической подгруппы, французским дипломатом Пьером Морелем.

По мнению независимых экспертов, «План Мореля» предусматривает принятие Верховной Радой Украины специального закона о местных выборах на оккупированных территориях, которые де-факто состоятся в отсутствии контроля украинской стороны. По информации Deutsche Welle, этот «план» был разработан заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд и статс-секретарем МИД РФ Григорием Карасиным.

***

Эксперты отмечают также и ряд внутренних факторов, способствующих реализации политики В. Путина. В частности, делается акцент на сохранении значительного запаса устойчивости политической и экономической систем России, позволяющей Москве проводить свой курс, несмотря на внешнее давление и западные санкции. В подтверждение этого приводится факт роста рейтингов В. Путина и правящей партии «Единая Россия» даже в условиях осложнения социально-экономической ситуации в стране и ощутимого ухудшения уровня жизни подавляющего большинства российского населения. Более того, утверждается о том, что «…российское сообщество консолидируется вокруг правящего режима страны на основе идей возрождения «Русского мира» (в т. ч. и посредством включения в него Украины) и противостояния России с Западом.

В то же время, российские эксперты, а также первые лица России (ну наконец!) вынуждены признать крайне негативные последствия западных санкций против России, составляющих реальную угрозу стабильности в стране и подрывающих властные позиции режима В. Путина. По оценкам российских правительственных специалистов, в случае продолжения таких санкций, имеющиеся резервы страны могут быть исчерпаны уже в ближайшее время (в течение одного-двух лет), что создаст необратимые предпосылки для возникновения масштабного финансово-экономического кризиса в Российской Федерации.

И как тут не вспомнить русскую формулу  хорошего настроения,  на днях обнародованную премьер-министром Российской Федерации Д. Медведевым в Крыму перед пенсионерами: «Денег нет, но вы держитесь! Всего вам доброго и хорошего настроения!»

Признаки такой угрожающей тенденции подтверждаются нынче в плане несостоятельности руководства России уже в течение более чем двух лет остановить падение ВВП страны. При этом, среди дополнительных факторов, стимулирующих процесс стагнации российской экономики, называются: сохранение низких цен на нефть; практические действия стран-членов ЕС по предотвращению зависимости от российского природного газа и конкуренции на европейском энергетическом рынке, а также провал надежд Москвы на возможность компенсации санкций США и ЕС путем переориентации экономических связей России на страны Азии и Латинской Америки, прежде всего Китай, Индию, Бразилию и Аргентину.

В целом наличие этих проблем объясняется российскими экспертами сохранением единства позиций США, ЕС и НАТО по предпринимаемому давлению на Россию, несмотря на ее попытки  наладить отношения с Западом на основе «совместной борьбы с исламским терроризмом в Сирии». Свидетельством этого называется категорический отказ западных стран и международных организаций увязывать «украинский» и «сирийский» вопросы, а также отменить введенные санкции против России до полного выполнения ею Минских договоренностей.

Кроме того, признается фактическая неспособность Москвы на нынешнем этапе реализовать сценарий «третьего Майдана» в Украине, а именно — сменить украинскую власть путем провоцирования массовых беспорядков в стране. Такой вывод делается экспертами, исходя из понимания отсутствия критической массы протестных настроений в украинском сообществе, слабости левой и пророссийской оппозиции, а также того факта, что все предыдущие «Майданы» в Украине возникали на политической (проевропейской), а не на экономической почве.

Существенным негативным фактором, создающим препятствия в деле реализации политики Москвы на «украинском направлении», называется также сохраняемая руководством Украины стойкость позиций в противостоянии с Россией. Прежде всего, это касается блокирования Украиной каких-либо попыток Кремля решить в свою пользу конфликт на Донбассе, а также соблюдения Киевом неизменности курса европейской и евроатлантической интеграции Украины.

В свою очередь, неспособность Москвы переложить на Украину ответственность за социально-экономическую ситуацию на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей вынуждает Российскую Федерацию расходовать свои средства на поддержание жизнедеятельности самопровозглашенных республик, по крайней мере, на минимальном уровне. Это выливается в дополнительную нагрузку на государственный бюджет России, что усиливает ее финансово-экономические проблемы в условиях действующих западных санкций.

Вышеназванные факторы, с одной стороны, в определенном смысле повышают возможности России в достижении ее целей по отношению к Украине, а с другой — усложняют их практическую реализацию.

Так, на сегодняшний день в России сохраняется достаточный потенциал для расширения масштабов военного вторжения в Украину (в т. ч. по реализации планов оккупации восточных и южных областей), а также для активизации и усиления мер по дестабилизации украинской экономики и провоцированию напряженности в стране. При этом Москва может использовать в своих интересах практически весь комплекс проблем, сохраняющихся и зачастую усиливающихся в Украине.

***

Вместе с тем, такие действия Москвы будут иметь ряд существенных негативных последствий и для самой Российской Федерации, а именно: боевые и небоевые потери российских военнослужащих; необходимость значительного увеличения военных и финансово-экономических затрат; возникновение масштабной зоны нестабильности возле юго-западной границы России, а также возобновление активного внимания мирового сообщества к «украинскому» вопросу. При этом США, ЕС, их союзники и партнеры (в т. ч. в рамках G7 и G20) обязательно будут продолжать и даже ощутимо усиливать санкции против Кремля в течение неопределенного времени. Все это может играть роль катализатора ускорения кризисных процессов в российской экономике, а также обострения внутриполитической и социально-экономической ситуаций в стране, которые могут выйти из-под контроля руководства РФ.

С учетом этого режим В. Путина в очередной раз смещает акценты своей «гибридной политики» на «украинском» направлении — от применения почти открытых угроз силового и экономического давления на Украину, а также фактически откровенного провоцирования напряженности внутри Украины, до более «гибких» шагов по достижению своих целей. Такие, фактически «асимметричные», действия предусматривают использование широкого спектра возможностей России, прежде всего, для практического затягивания во времени процесса реализации Минских договоренностей до момента возникновения благоприятной внешней (международной) обстановки, что позволит Москве решить конфликт на Востоке Украины исключительно на своих условиях.

Именно в этом контексте определенные надежды Москва может возлагать на позитивное для себя разрешение отмеченных выше внешних факторов в плане возможных изменений в течение 2016-2017 годов политических элит западных стран. По мнению руководства РФ, это, в свою очередь, может создать предпосылки для смены политики США и ведущих стран ЕС относительно России в плане отмены международных санкций и усиления давления на Украину с целью принуждения ее к принятию российских требований по урегулированию конфликта на Донбассе. Такое развитие событий может открыть путь для реализации варианта «новой перезагрузки» отношений между Россией и Западом, как это, фактически, и произошло после вооруженной агрессии Москвы против Грузии в 2008 году.

Одновременно, режим В. Путина рассчитывает и на дальнейшее ухудшение социально-экономической ситуации в Украине и, соответственно, на критическое падение рейтингов и авторитета нынешней украинской власти, обострение расхождений в правящей коалиции, а также усиление влияния пророссийской оппозиции. По оценкам российской стороны, это будет способствовать смене власти в Украине в рамках досрочных парламентских и президентских выборов и без необходимости в организации «третьего Майдана».

Вместе с тем, Кремль не просто ожидет возникновения благоприятных предпосылок для достижения своей стратегической цели, но и активно влияет на перспективу развития геополитической ситуации вокруг Украины для достижения изменений в своих интересах.

Среди прочего, такие меры России включают проведение целенаправленной работы с пророссийским лобби в политических и экономических кругах стран Запада, а также оказание поддержки радикальным левым и правым, евроскептическим, националистическим и антиукраинским силам в странах ЕС.

На сегодняшний день основными среди таких сил считаются: «Альтернатива для Германии» в ФРГ; «Национальный фронт» во Франции; «Союз демократической левой», «кресовые» (антиукраинские) организации и пророссийская партия «Zmiana» в Польше; «Австрийская партия свободы»; «Коммунистическая партия Чехии и Моравии»; SMER в Словакии; «Fidez» и «Jobbik» в Венгрии; «Согласие» и «Союз россиян» в Литве; «Партия реформ Эстонии»; «Болгарская социалистическая партия» и националистическое движение «Атака» в Болгарии.

Кроме того, Россия предпринимает скрытые меры по подкупу и привлечению на свою сторону отдельных представителей политических и экономических (олигархических) кругов Украины. По иностранным оценкам, именно следствием этих действий Москвы являются возникающие перманентные противоречия в правящей коалиции Украины,  подрывающие политическую стабильность в государстве и снижающие ее возможности в деле реализации европейского и евроатлантического курса и противостояния агрессии Российской Федерации.

В то же время, на фоне декларативных заявлений о стремлении России мирно урегулировать конфликт на Донбассе, Москва фактически блокирует работу «Нормандской четверки» и Минской (трехсторонней) контактной группы, выдвигая Украине и ее западным партнерам все более неприемлемые для них условия и требования. Недейственность данных форматов переговорного процесса по существу уже признают и США и ЕС, которые называют их не иначе, как «клубами по интересам».

***

Возникает логический вопрос: как же при таких обстоятельствах целесообразно и необходимо поступать Украине?

Дело в том, что нынешняя ситуация очень напоминает ситуацию, сложившуюся в конце ноября — в начале декабря 2015 года. Тогда, в ходе визита (7-9.12.2015 г.) в Украину вице-президента США Джозефа Байдена он обратился к Верховной Раде, призывая Украину, вопреки провокационной бездеятельности Москвы, прилагать максимум усилий для реализации Минских договоренностей. Обратите, пожалуйста, внимание, что это происходило в то время, когда страны ЕС должны были принимать решение об очередной пролонгации санкций против России. При этом Вашингтон постоянно должен «убеждать» некоторые европейские страны в необходимости принятия позитивного решения этого вопроса. Именно поэтому для США критически важно было располагать соответствующими аргументами в виде последовательных шагов Киева по реализации Украиной Минских договоренностей.

В этом же контексте достаточно показательной стала и статья Стивена Пайфера (накануне визита /25-26 апреля с.г./ в Украину заместителя Государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктории Нуланд), где бывший посол США в Украине (1998-2000 гг.) и человек, которого очень трудно обвинить в симпатиях к России, написал, что Украина будет вынуждена демонстрировать определенный прогресс в реализации ею Минских договоренностей, если желает увидеть пролонгацию в июле 2016 года санкций ЕС против РФ. При этом Ст. Пайфер намекнул, что принять закон о местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и выполнить его — это (как говорят в Одессе!) две большие разницы. По его мнению, Украина могла бы прописать в законе такие требования, как например: необходимость участия в выборах украинских партий, внутренне перемещенных лиц и СМИ, а также установление украинского контроля над восточным участком государственной границы, что автоматически сделало бы их неприемлемыми для террористических организаций «ДНР» и «ЛНР», за которыми стоит преступный московский режим. Однако, при таком развитии событий вся вина за срыв Минского процесса мирного урегулирования возлагалась бы на Кремль и его марионеток. В то же время США и Украина получили бы соответствующие четкие аргументы для убеждения европейцев.

Сегодня почти все ведущие эксперты и аналитики предупреждают, что после возвращения Надежды Савченко в Украину Россия еще более активно будет вести «гибридную пропаганду» в США и Европе по отмене или хотя бы ослаблению примененных против нее международных санкций. И некоторые из стран могут поддаться на уговоры, забывая, что двухгодичная война России против Украины продолжается, что за это время в Украине погибли 10 тысяч, ранено почти 23 тысячи граждан, а беженцев стало  около 2 миллионов человек, что Крым и часть Донбасса далее остаются незаконно оккупированными, что в Украине цинично уничтожено (в т. ч. своровано и вывезено в Россию!) 20 % ее экономически-промышленного потенциала и ресурсов, а Россия как не выполняла, так и не выполняет, и вообще не желает выполнять требования Минских договоренностей.

То есть, Украине обязательно необходимо последовательно делать все, что однозначно будет свидетельствовать о ее желании и готовности выполнять Минские договоренности в полном объеме, создавая при этом перед США, странами Евросоюза и Россией картину глубокой преданности мирному процессу урегулирования ситуации на Донбассе и в Крыму.

***

Одновременно Украине необходимо в ускоренном варианте продолжать работу по развитию и оснащению новейшим вооружением и военной техникой всех силовых составляющих в государстве: Вооруженных Сил, Национальной гвардии, Пограничных войск, а также специальных (разведывательных и контрразведывательных) и правоохранительных служб Украины по стандартам и требованиям НАТО.

Дело в том, что начавшаяся два года назад война с Россией еще продолжается, и, видимо, еще не скоро закончится. Да и еще один жизненно важный вопрос: как она закончится — поражением проевропейских сил Украины или их победой?

В этой связи, для примера, освободительная война в Хорватии против агрессии сербов и их наемников (так называемых «великосербских сил» Сербии и Черногории) так и называлась — Отечественная война за независимость и территориальную целостность Республики Хорватия 1991-1995 гг. Именно война, а не какая-то там (непонятная для всех украинцев и европейцев!) антитеррористическая операция. Кроме того, с 1995 по 1998 годы Республика Хорватия еще три года сдерживала агрессивные провокации этих же «великосербских сил» вдоль всей административной границы республики.

Украина же официально признала, что, в нарушение всех международных и двухсторонних договоров, вследствие циничной вооруженной агрессии России был нагло оккупирован и аннексирован украинский Крым, а в дальнейшем — оккупированы и отдельные районы Донецкой и Луганской областей.

В соответствии со всеми принципами и положениями теории военного искусства (стратегии и оперативного искусства), операция ну никак не может продолжаться два года и более. Это нонсенс! Но почему-то для Украины  это —  нормально, почти закономерность. По-видимому, кое-кому в стране все-таки выгодно называть войну России против Украины «антитеррористической операцией», не так ли? Кто-то же зарабатывает на крови ее защитников и искусственно созданных беженцев 21 века?

Ответ лежит на поверхности — это выгодно всем российским и многим украинским олигархам и в целом — бизнес-элите. Почему? Да потому, что в случае введения военного положения, хотя бы только на оккупированных территориях Украины, органы местного управления, объекты экономики и местной промышленной инфраструктуры (в том числе и частные предприятия, частные банки, частные объекты промышленной и транспортной инфраструктуры и т. п.), расположенные на этой территории, сразу же должны передаваться под руководство военной администрации («ставиться на военные рельсы»), а значит олигархи уже не смогут получать сверхприбыль! Вот и весь ответ!

Справка:

Военное положение — это особый правовой режим, который вводится в стране или в отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости, ее территориальной целостности.

Военное положение предусматривает предоставление соответствующим органам государственной власти, военному командованию и отдельным органам местного самоуправления полномочий, необходимых для устранения угрозы и обеспечения национальной безопасности, а также временное, предопределенное угрозой, ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также прав и законных интересов юридических лиц с указанием срока действия этих ограничений.

 

Следовательно, кроме всего, Украина имеет жизненно важную задачу — практически усиливать свои Вооруженные Силы и другие силовые структуры до такого состояния, чтобы они были готовы и могли отразить в любой момент, любую и с любого направления агрессию коварного врага — путинской России, которая не изменила сегодня своей геостратегии по отношению к государственности, независимости и территориальной целостности Украины.

Печальный опыт двух лет войны против агрессии России и переговорного мирного процесса свидетельствует, что Москва путем обмана только маскирует свои нынешние провокационные меры и действия, а реально — коварно разрабатывает и вынашивает замыслы и планы по уничтожению Украины как европейского Государства, забывая при этом, что все это обязательно обернется против нее.

То есть, неправда всегда порождает еще большую ложь, а скрытые агрессивные замыслы и планы всегда будут противопоставлены их авторам.

В контексте неотложных планов и интересов режима В. Путина в течение ближайшего времени, одним из наиболее знаковых событий для Кремля станет очередной пересмотр Европейским Союзом в июне-июле этого года политики санкций против Российской Федерации. Итоги обсуждения данного вопроса и принятия соответствующего решения будут свидетельствовать о реальном состоянии дел в ЕС, отношении каждой из стран-членов организации к России и Украине, а также о влиянии США в Европе.

Учитывая принципиальную важность данных вопросов для Кремля, в ближайшей перспективе следует ожидать активизации широкого спектра новых провокационных мер и действий Москвы как против Украины, так и США, и стран ЕС. При этом, что касается европейских стран, то основные усилия Кремля будут направлены на ФРГ, Францию, Италию и Польшу, играющих наиболее активную роль в разработке и реализации «российской» и «украинской» составляющих политики Европейского Союза.

В этих условиях, с целью сохранения международных санкций против России, Украине необходимо последовательно исполнять все то, что однозначно будет свидетельствовать о ее стремлении и готовности следовать требованиям Минских договоренностей в полном объеме, создавая при этом для США, стран Европейского Союза и России картину безоговорочной преданности мирному процессу урегулирования ситуации на Донбассе и в Крыму.

 


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.06.2016. Просмотров: 216

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta