Историк Владимир Кравцов: «Сформировались русские ордынцами — ими и остались ...»

Содержание
[-]

Историк Владимир Кравцов: «Сформировались русские ордынцами — ими и остались ...» 

O пути, который может привести РФ от нынешнего режима к демократическому правлению, о наиболее приемлемой форме государственного строя для России. А также о том, какой должна быть долгосрочная стратегия Запада относительно восточной соседки.

В первой части интервью (см. материал «Россиянам еще надлежит осознать свое настоящее происхождение») российский историк и публицист из Южно-Сахалинска, в прошлом декан исторического факультета Южно-Сахалинского государственного педагогического института, Владимир Кравцов поделился с «Днем» своими мыслями о том, при каких условиях может появиться правдивая история России и какую роль должны были бы сыграть в этом процессе украинские ученые. О пути, который может привести эту страну от нынешнего путинского режима к демократическому правлению, о наиболее приемлемой форме государственного строя для России, а также о том, какой должна быть долгосрочная стратегия Запада относительно восточной соседки — читайте ниже.

***

Газета «День»:  — Владимир Сергеевич, из ваших публикаций следует, что нынешний путинский режим — это не историческое недоразумение, а власть, отвечающая глубинным ментальным потребностям россиян. Возможна ли в таком случае, на ваш взгляд, в современной России трансформация системы власти изнутри или же она может произойти лишь вследствие внешнего вмешательства? Видите ли вы альтернативу идеологии «уваровско-ленинско-сталинского имперского великодержавного шовинизма в обертке современного чекизма», объединяющей, по вашим словам, сегодня российское общество?

Владимир Кравцов: — Мне кажется, любая власть соответствует ментальным потребностям большинства народа на том или ином этапе исторического развития. Во всяком случае, так всегда было в России. Ордынский менталитет московитов требовал неограниченной власти правителя по образцу Каракорумских каганов, и в стране оформилось царское самодержавие. Прошло время, и чернь, иногда устраивавшая русский бунт бессмысленный и беспощадный, клюнула на «марксизм» в ленинской большевистской упаковке. В стране на десятилетия установилась диктатура коммунистических генсеков. Нынешний политический режим в России — плод обмена большинством населения страны, так и продолжающего страдать рабской психологией, своих конституционных прав и свобод на пресловутую стабильность и магазины, полные водки и закуски. Магазинные полки пока не опустели, а стабильность обернулась восстановлением то ли авторитарного, то ли диктаторского режима.

До сих пор изменения системы власти в России происходили, в основном, за счет внутренних факторов. Почему «в основном»? Да потому, что внутренние факторы никогда не являются единственными. Так или иначе, они выступают в диалектической увязке с зарубежным влиянием. Обращает на себя внимание два обстоятельства, обусловливавших смену власти в России. Не буду лезть в отдаленные времена. Начну с XX века. Трон Романовых рухнул на фоне и под влиянием усиливавшегося народного недовольства неудачами Российской империи в Первой мировой войне. Непосредственными событиями, обрушившими монархию, стали массовые волнения в Петрограде, вызванные дефицитом хлеба в торговой сети. Обрушение неограниченного господства генсеков, — диктаторов от КПСС, — и распад СССР подготовила десятилетняя афганская авантюра компартийных старцев. Хронический товарный, включая продовольственный, дефицит, пустые магазинные полки, отсутствие гражданских прав и свобод вывели на улицы миллионы людей. Под этим напором компартийная власть не устояла.

Вот и сейчас руководство РФ ведет себя агрессивно на международной арене, примеры чего общеизвестны. В связи с агрессией в Украине, оккупацией Крыма и Донбасса Запад ввел всем известные санкции, которые отрицательно сказываются на экономике России. Однако это пока не отрезвляет горячие «правящие» головы. Иначе как можно объяснить очередную военную авантюру в Сирии во имя сохранения у власти диктатора Башара Асада? Пока что в российских магазинах водка и закуска есть. Но ситуация в экономике аховая, и все это обилие скоро закончится. Тогда и скажет свое слово возмущенный народ, как это было во время августовских событий 1991 года. Может так рвануть, что никакого внешнего вмешательства и не потребуется. Хотя внешние факторы, как я уже сказал, всегда влияют на развитие внутренних процессов.

Вижу ли я альтернативу идеологии «уваровско-ленинско-сталинского имперского великодержавного шовинизма в обертке современного чекизма»? Отвечу категорично: не хочу видеть ни эту ущербную идеологию, ни любой, пусть даже самый «распрекрасный», ее аналог. Здесь я стопроцентно согласен с моим ВЕЛИКИМ соотечественником Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, который говорил: «Никакой особой миссии у России не было и нет! Не надо искать никакую национальную идею для России, это мираж. Жизнь с национальной идеей неизбежно приведет сначала к ограничениям, а потом возникнет нетерпимость к другой расе, к другому народу и к другой религии. Нетерпимость же обязательно приведет к террору. Нельзя добиваться возвращения России к какой-либо единой идеологии, потому что единая идеология рано или поздно приведет Россию к фашизму». Как в воду глядел мудрец. Предсказанный им финал в полном объеме и с избытком есть в России, что особенно убедительно проявляется в украинской политике Белокаменной, и не только...

 «Западу следует добиться поражения Москвы в Сирии»

— Вы утверждаете, что одной из причин установления деспотического правления в России была необходимость удерживать огромные территории. Как вы считаете, возможна ли демократическая Россия в нынешних ее границах? О каком государственном устройстве должна идти речь? (реальная, а не фиктивная, как сейчас, федераций, конфедерация или что-то другое?)

— Абсолютно уверен, что возможна, но при одном непременном условии. Огромная Россия должна стать, как совершенно справедливо заметили вы, реальной, а не фиктивной конфедерацией, в рамках которой четко определены функции и права конфедеративных регионов и Центра. В отличие от нынешней «федерации», от которой, фактически, остался лишь номинал, ибо все «завертикалено» во всемогущем Центре, а регионам оставлены во всем лишь крохи с обильного федерального «стола», всесторонние преимущества во всем должны переместиться к конфедеративным регионам России.

В современном мире есть реальные конфедерации, с которых нам не грех брать пример. Это, прежде всего, США. Да, по территории они почти в два раза меньше РФ, но Россия более чем в два раза уступает Штатам по численности населения. И вот то, что эта огромная с многочисленным населением страна стала такой, какая она есть сегодня, явилось результатом реального конфедеративного устройства. Сегодня США — эталон экономического процветания, свободы и демократии. Возможна ли в России такая конфедерация с такими потрясающими результатами? Безусловно, возможна, если у нас не на словах, а на деле утвердятся права и свободы человека и гражданина, необратимое разделение властей на всех уровнях, правовое государство, активное и эффективное гражданское общество, другие ценности демократии. Только при прочном утверждении этих демократических ценностей в повседневную практику может состояться Российская Конфедерация как огромное целостное государство. В противном случае, перспектива будет незавидной.

— В своих публикациях вы анализируете, как Кремль в советские годы с целью сохранения своей власти пытался разделить и мир в целом, и само советское общество на разные части, противопоставляя их друг другу. Используется ли сегодня эта технология путинским режимом? Разделено ли современное российское общество, и по каким линиям проходит «разлом»?

— Следует учесть, что Путин и его ближнее окружение (впрочем, во многих случаях и дальнее тоже) — убежденные сталинисты, поклонники взглядов, средств и методов «отца всех народов». И ничего удивительного! Все они, как правило, — воспитанники, штатные или секретные сотрудники известного ведомства «Ильича-Эдмундыча-Виссарионыча». Там у них повсюду портреты и бюстики отцов-основателей, чем они подтверждают незыблемую верность их идеям и практике. А потому ныне в ходу то, что было и в СССР. Общество делят на «мы» и «они», «наши» и «не наши», «приверженцы режима» и «пятая колонна». Россия и ее руководство всегда и во всем правы. Все наши проблемы и неурядицы — плод козней Запада, особенно, США, и внутренних наймитов Вашингтона. Россия — средоточие всевозможных добродетелей, какие только можно себе вообразить. Европа, США — носители зла, всего низменного и непотребного. А потому Россия избрана самим Господом Богом, чтобы неустанно очищать мир от скверны. Одним словом, изменилась форма, суть осталась та же, что и в былые, советские времена.

— Учитывая ситуацию внутри России, в частности высокий уровень поддержки обществом преступной внешней и внутренней политики власти, а также определенные сложившиеся традиции общественных отношений, какой, на ваш взгляд, должна быть долгосрочная стратегия Запада в отношении России?

— Не стал бы преувеличивать уровень поддержки российским обществом внутренней и внешней политики руководства. Данным отечественных социологических опросов, как я уже говорил, есть серьезные основания не доверять, особенно, с учетом их пропрезидентской пропагандистской направленности. Поэтому едва ли так уж сильно поддерживают в обществе курс нынешнего режима. К тому же завышенные цифры притупляют бдительность диктаторов, укрепляют в них ложную веру в свое всесилие. Западные страны в выстраивании своей политики в отношении России должны ориентироваться не на пропагандируемое Лубянско-Киселевским агитпропом положение дел, а находить возможности получения объективной информации на сей счет. Думаю, они это делают, но в недостаточной мере.

Мне кажется, ни в коем случае не следует ослаблять санкций, чего жаждет Кремль. Напротив, их надо расширять и усиливать. Очень правильно, что в ответ на московский ракетно-ядерный шантаж усилилась активность НАТО. Однако того, что делается, мало. Следует добиться, чтобы в Сирии, на Ближнем Востоке в целом Белокаменная потерпела поражение. Нельзя повторить ошибки, как с «вывозом» химического оружия. Это был грубейший промах Обамы и несомненный выигрыш Лубянки-Кремля. Если бы тогда Асад был свергнут, а его российский союзник с треском выдворен из Сирии, возможно, не было бы агрессии Первопрестольной и в Украине. Западу не следует «поджимать хвост» в ответ на ядерный шантаж российского «гаранта». Москва блефует, шантажирует.

Не может она нанести первый ядерный удар по противнику, многократно превосходящему ее и в экономическом, и в военном отношении. Он, этот удар, окажется для России первым и последним. Разговоры о первом ядерном ударе, о способности России превратить США в ядерный пепел исходят от высокопоставленных холуев САМОГО, которые, вместо занятий журналистикой, приставлены курировать военно-промышленный комплекс. США, НАТО надо меньше обращать внимания на эту болтовню, а серьезно заняться разработкой на крайний случай ультиматума в адрес зарвавшегося агрессора, да такого, чтобы у адресата поджилки затряслись. Запад должен оказывать эффективную военно-техническую помощь странам, которые находятся под угрозой российской агрессии, быть готовым в экстремальных ситуациях к вводу своих войск на их территорию.

— В своих статьях вы описываете, как кремлевская власть несколько раз на протяжении своей истории, в частности во времена петровских реформ и сталинской модернизации, обращала свой внешнеполитический вектор в сторону Европы. Тем не менее, изменения всегда были временными и скорее косметическими. Как вы считаете, возможно ли повторение этой тенденции после гипотетического ухода от власти Путина? Как Запад, на ваш взгляд, должен реагировать на эти поползновения?

— Вообще-то Москва и сегодня не против использования потенциала Запада, чтобы поправить свои, прежде всего, финансово-экономические дела. Но хочет сделать это, не отказываясь от своей антизападной политики. Разумеется, из этого ничего не выйдет. Во всяком случае, хотелось бы в это верить. С уходом Путина, — а он (уход), как мне кажется, в той или иной форме неизбежен, — очередное обращение Москвы к возможностям и опыту Запада новое российское руководство попытается перевести в практическую плоскость. В этой ситуации надо будет внимательно смотреть, кто перехватит власть, будет ли она оставаться, в основном, в руках ФСБ. Если чекисты по-прежнему будут править бал, то следует очень осторожно подходить к такому сотрудничеству. Когда же в России будут по-серьезному взяты на вооружение и восторжествуют базовые демократические ценности, тогда ее обращение к западным возможностям и опыту станет естественным, постоянным и необратимым.

 «Лживость, жестокость, склонность к фанаберии — далеко не полный перечень черт русских»

— Сегодня на Западе существует определенный страх перед дезинтеграцией России. Также там когда-то боялись «развала» СССР — в Украине хорошо помнят, как накануне провозглашения независимости президент США Джордж Буш-старший приезжал в Киев отговаривать от этой идеи. Как вы считаете, оправдано ли сегодня такое желание, несмотря ни на что, сохранить нынешнюю российскую государственность?

— Дезинтеграция или распад государств, особенно, таких огромных, каким был СССР, — явление неоднозначное и в восприятии, и в оценках. Большинство современных политиков приветствуют этот акт как долгожданный крах «империи зла», но, к примеру, нынешний российский «гарант» считает его геополитической катастрофой века. Запад больше всего тревожило и озадачивало, как бы ракетно-ядерный потенциал СССР не расползся по странам СНГ — бывшим союзным республикам. Одно дело, когда ядерная держава одна, и совсем другое, если рядом с ней появятся еще несколько.

Те же опасения одолевают Запад, когда речь заходит о широко обсуждаемой ныне перспективе распада России. Если бы такое случилось, речь шла бы о множественных делениях не только по национальному, но и по территориальному, а также Бог знает, по какому еще принципу. На сей раз развод тихим не получится. Новые образования, бесспорно, будут иметь множество взаимных претензий: территориальных, экономических, политических, военно-стратегических и т.д. И все это на ракетно-ядерном фоне. Каждый захочет получить частицу этого арсенала, чтобы обезопасить себя в будущих кризисных ситуациях. В результате вполне возможно складывание очень опасной ситуации. Это не может не тревожить. И, тем не менее, о сохранении во что бы то ни стало нынешней российской государственности речь не идет. Она должна превратиться из авторитарной (или диктаторской) в подлинно демократическую.

— Россия, как и когда-то СССР, фактически является колониальной страной. Многие коренные народы подвержены жесткой ассимиляции, а некоторые даже пребывают на грани исчезновения. Почему, на ваш взгляд, всякое национальное движение воспринимается в России негативно — как направленное против русских?

— То, что и современна Россия — империя, не подлежит ни малейшему сомнению, что бы там ни утверждали лубянско-кремлевские пропагандисты. Идеологическим имперским столпом является великодержавный шовинизм, который предполагает, как минимум, неприязнь к народам, пребывающим в колониальной зависимости.

Особенности великодержавного шовинизма в России определяются самобытными чертами русских. Издавна навязывался жителям России и миру миф о доброте, простодушии и миролюбии русского народа. Однако жизнь показывает, что это — наглая и бесстыдная ложь. Завышенная самооценка, откровенная демонстрация превосходства, впрочем, не существующего в реальности, над другими, любование личной «особостью» и «особостью», богоданностью всего русского народа, склонность к фанаберии, лживость, жестокость — вот далеко не полный перечень черт русских. Носителями этих черт являются все — от дворника до первого лица в государстве. Это только в «шедеврах» социалистического «реализма» царь Московии Петр Первый изображается великим реформатором, который вел Россию к свету прогресса.

В действительности, трудно, если вообще возможно, найти в мире правителя, который бы лично пытал подследственных и собственноручно отрубал на плахе головы приговоренным к смерти, как это было во время расправы над стрельцами. И он не единственный такой правитель в России. Чего только стоит фигура Ивана Грозного. А чем милостивее Ленин, Сталин и вся их большевистская банда? Вся история России-СССР-России — это насилие, страдания, казни, войны, кровь.

Титульная нация, стоящая во главе всех этих драматических процессов, не может быть милостивой и доброй. Захватив огромную территорию в Европе и Азии, она могла удержать власть над ней на протяжении столетий только кровавым насилием над населяющими ее народами, многие из которых были руссифицированы, а некоторые исчезли бесследно. Русский великодержавный шовинизм — самый жестокий из всех существовавших и существующих ныне, и обусловлен он особенностями русских как титульной нации. Откуда же все это? Да все оттуда же, из древней монгольской степи времен Чингисхана, а может быть, и ранее. Сформировались русские ордынцами — ими и остались...

«Присоединив Дальний Восток, Китай может стать второй экономикой мира»

— Как вы считаете, нынешняя антизападная риторика Кремля действительно отображает желание создать определенную альтернативу западному миру? В какой форме она возможна, учитывая то, что никакой новой универсальной модели общественного строя Москва сегодня предложить не может? Или же это лишь способ внутренней мобилизации населения и сохранения власти?

— Немотивированная враждебность к другим народам — органическая черта русских. Если посмотреть на российскую историю, то она большей частью состоит из войн с другими государствами. Неприятие иного, кроме своего, лежит и в основе неприязни к Западу. Ни о какой альтернативе западному миру в лубянско-кремлевском исполнении и речи быть не может. Ленин уже предложил социализм вместо капитализма, а Сталин с последующими генсеками пробовал реализовать замыслы «вождя и учителя». Что из этого получилось, знает весь мир. Так что антизападная риторика Кремля предназначена для внутреннего потребления, для одурачивания масс.

— Недавно российское правительство разрешило китайской компании добывать на Сахалине ежегодно до двух миллионов тонн торфа. Многие эксперты отмечают, что Китай все более активно обозначает свое присутствие на востоке России. В чем, на ваш взгляд, состоит стратегия Китая? Действительно ли его влияние так возросло в последнее время?

— Стратегия очень простая: как можно больше экономически освоить слабозаселенные территории Дальнего Востока, отток населения с которых продолжается. Чтобы воспрепятствовать территориально-экономической экспансии Китая на Дальнем Востоке РФ, российскому руководству надлежит серьезно, а не так, как до сих пор, заняться комплексным развитием региона. Да, где уж там! Оно считает более актуальными войну против Украины, выбрасывание денег на ветер в Сирии, размахивание ядерной «дубиной», обострение до крайних пределов отношений с самыми развитыми и цивилизованными странами современного мира. Пока власть находится в руках чекистов, ничего здесь, как и в целом по стране, не изменится к лучшему. Дальний Восток РФ явочным порядком окажется в руках Поднебесной. И тогда Китай, действительно, может стать страной со второй экономикой мира, после США. А пока что такого рода выводы — словоблудие...

— Ваша семья переехала на Сахалин из Украины. По официальным данным, в Сахалинской области сейчас проживает около 13 тысяч украинцев. Существует ли на острове (и в целом на Дальнем Востоке России) какое-либо активное украинское национальное движение? Как на него повлияли событие последних двух лет? Какой, на ваш взгляд, должна быть политика Украины в отношении украинцев Дальнего Востока России?

— О каком-либо украинском национальном движении на Дальнем Востоке, тем паче на Сахалине, что-то не слышно. Здесь, на острове, в начале 90-х годов было украинское землячество, но правили бал там коммунисты. Региональная организация движения «Демократическая Россия», координационный совет которой я возглавлял в начале 90-х годов прошлого века, пыталась навести мосты с этим землячеством, но отбить его у коммунистов не удалось. Сейчас о положении дел там не знаю. На Сахалине сегодня нет сколько-нибудь структурированной демократической организации, которая могла бы заняться политическим ориентированием местных украинцев.

Официальная Украина должна влиять на настроения украинцев, проживающих на Дальнем Востоке, в том числе в Сахалинской области. Что для этого необходимо делать, украинскому правительству виднее. Я — очень маленький человек, чтобы что-то советовать.

— Имеет ли, на ваш взгляд, общественно-политическая ситуация на Дальнем Востоке России (уровень поддержки власти, ценностные ориентиры населения и т.д.) какие-либо принципиальные отличия от настроений по стране в целом?

— Да полноте вам! Какие принципиальные отличия? Ведь «гарант» и ЕдРо одни по всей России, «зомбоящик» тоже один на всех. Поэтому одни единогласно «одобрям-с» политику «президента, правительства и правящей партии», другие безрезультатно возражают, третьи, как водится в нашем «Отечестве», угрюмо молчат... до поры, до времени ...

 


Об авторе
[-]

Автор: Роман Гривинский

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.12.2015. Просмотров: 236

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta