Германский бизнес в России. Часть 1. Промышленное производство

Содержание
[-]

***

Маттиас Шепп: «Наши отношения не катастрофические»

Каждая вторая германская компания в России в течение ближайшего года планирует увеличить свои инвестиции, а наиболее перспективные отрасли экономики для компаний из ФРГ — это информационные технологии, фармакология, здравоохранение, сельское хозяйство.

Об этом в интервью журналу «Эксперт» рассказывает Маттиас Шепп, председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты.

журнал «Эксперт»: — Как меняются показатели российско-германского экономического сотрудничества за последние годы? Как вы оцениваете динамику изменения этих показателей? Можно ли оценить объем инвестиций германских компаний в российскую экономику?

Маттиас Шепп: — Конечно, ситуация в этом году по сравнению с прошлым пандемийным годом гораздо лучше. По данным Бундесбанка, объем чистых прямых германских инвестиций в Россию в первом полугодии 2021 года достиг почти 1,3 миллиарда евро. В России сейчас, согласно актуальным данным, присутствует 3971 компания с немецким капиталом. Кроме того, итоги нашего опроса по инвестиционному климату в России в этом году стали лучшими за последние несколько лет. Почти все работающие в России немецкие предприятия довольны текущим состоянием дел: 95 процентов участников опроса оценили его как очень хорошее, хорошее или удовлетворительное. Каждая вторая немецкая компания в России планирует в ближайшие двенадцать месяцев увеличить свои инвестиции в страну. Для нас это еще одно подтверждение того, что немецкий бизнес в России — самый кризисоустойчивый. Ведь вклад в инвестиционный бум последних лет внесли не только такие крупные проекты, как «Северный поток — 2», газоперерабатывающие комплексы Linde, новейшие железнодорожные технологии Siemens и крупные капиталовложения Volkswagen в ее российские заводы. Самый большой вклад привнесли малые, средние и семейные компании. Это дает нам уверенность в том, что уровень инвестиций останется высоким и в будущем. Российско-германская внешнеторговая палата на собственном опыте отмечает большой интерес немецкого бизнеса к российскому рынку, ведь за последние четыре года число наших членов выросло более чем на 250 и скоро достигнет 1050. 

— Какие ключевые факторы сейчас влияют на динамику изменения показателей российско-германского экономического сотрудничества? 

— Конечно же, влияние оказывают санкции, а в последнее время и пандемия. Но даже несмотря на все эти факторы, немецкий бизнес в большей своей части не собирается пока уходить из России, а наоборот, наращивает капиталовложения. 

Как пандемия повлияла на состояние российско-германского делового сотрудничества? Удается ли полностью преодолевать ее последствия? 

— Пандемия, конечно же, повлияла не лучшим образом. Это видно по сумме инвестиций в 2020 году. Если в 2018 году немецкие компании вложили в российскую экономику 3,4 миллиарда евро нетто, в 2019-м — два миллиарда евро, то в 2020 году эта цифра была почти равна нулю — если сравнивать приток и отток капитала. Но ситуация однозначно улучшается. 

В каких отраслях и сферах бизнеса наиболее интенсивно развивается взаимодействие германских и российских компаний и почему? А каких сотрудничество, наоборот, развивается медленно и с чем это связано? 

— Я бы назвал четыре области с наибольшими перспективами сотрудничества на данный момент: IT, фармакология, здравоохранение и сельское хозяйство. К тому же давнее российско-германское сотрудничество в классических сферах энергетики — нефть и газ — постепенно трансформируется в сотрудничество в сфере возобновляемых источников энергии, например водорода. Мы видим большой интерес немецкого бизнеса к инвестициям в этой сфере и поэтому выступаем за более активное сотрудничество между Германией и Россией в области альтернативной энергетики. Нам срочно нужен пилотный проект по «зеленому» водороду, который Россия может поставлять в Германию. Производство, транспортировка и хранение водорода открывают большой потенциал для обмена технологиями между нашими странами. В рамках инициативной группы Российско-германской внешнеторговой палаты по водороду немецкие и российские компании уже обсуждают возможность совместных пилотных проектов в этой сфере. Инициативная группа тесно сотрудничает с «Росатомом», «Роснано», «Газпромом», «НоваТЭКом» и другими организациями. Инициативная группа также поддерживает строительство хаба для экспорта «зеленого» водорода в Мурманской области. Что касается медленных темпов развития, то они наблюдаются в сферах, которые наиболее пострадали от пандемии. Глобальная автомобильная индустрия сейчас испытывает большие трудности, в частности из-за глобальной нехватки полупроводников. 

Не могли бы вы привести интересные свежие примеры германско-российского экономического сотрудничества? В чем отличительные черты и перспективность этих кейсов? 

— Их множество. Помимо таких флагманских проектов, как «Северный поток — 2», есть много других примеров успешного сотрудничества российского и германского бизнеса. Немецкие предприятия, работающие в России, продолжают увеличивать инвестиции. Например, недавно стало известно, что производитель сельскохозяйственной техники Claas вложит дополнительно миллионы евро в расширение своего завода в Краснодаре. А немецкая компания B. Braun и ее российская «дочка» «Гематек» в 2022 году начнут строительство предприятия по выпуску медицинских изделий, а также логистического комплекса в Твери, объем инвестиций в проект составит несколько миллиардов рублей. Немецкий химико-промышленный концерн Henkel решил вложить несколько миллионов евро в расширение производства в Тосно в Ленинградской области. Немецкий поставщик изделий из титановых сплавов Hermith и российский производитель ядерного топлива ТВЭЛ («дочка» «Росатома») несколько недель назад создали совместное предприятие в России. И это еще далеко не весь список. 

Что можно сказать о выходе российского бизнеса на рынок Германии? Есть ли здесь интересные примеры, какие направления тут могут быть перспективными? 

— Мне представляется наиболее перспективной сфера IT, ведь у России и правда одни из лучших программистов в мире. Например, мы все знаем успех антивируса Kaspersky, который применяется и немецкими клиентами. А российский робот Promobot не так давно начал работать в детском парке динозавров в Германии. Российско-германская ВТП ежегодно присуждает премию для малого и среднего бизнеса имени Отто Вольфа фон Амеронгена. Награждаются как немецкие компании, работающие в России, так и российские в Германии. Что касается компаний в Германии с российскими корнями, то в прошлом году премию получила часовая мануфактура «Александр Шорохофф», в 2018-м — Dovgan GmbH, в 2016-м — производитель техники Electrostar/Starmix, в 2013 году это была Marussia Motors, в 2009-м — Kaspersky Lab. 

Расскажите о вашей внешнеторговой палате, с какими организациями и компаниями вы сотрудничаете особенно активно в последнее время, как меняются эти формы взаимодействия, есть ли здесь новые подходы? 

— Мы работаем в основном со средним и малым бизнесом, с семейными предприятиями. Так как мы в постоянном контакте со своими фирмами-членами, мы всегда знаем, что конкретно их волнует, и стараемся решать эти проблемы, в том числе во взаимодействии с российскими органами. Например, совсем недавно мы создали информационный центр по вопросам локализации, который будет помогать компаниям, которые планируют локализацию производства в России и у которых есть вопросы по этому процессу. Центр будет сотрудничать с Министерством промышленности и торговли РФ, Министерством экономического развития РФ и другими ведомствами. Мы хотим развивать это сотрудничестве и в сфере водорода, потому что именно здесь мы видим огромный потенциал для России. В нашем позиционном документе по климату и устойчивому развитию мы выступаем за германо-российское сотрудничество в области водорода, которое может способствовать диверсификации импорта энергоносителей и стать новой моделью климатического партнерства с ЕС. Еще одна очень важная для нас сфера сотрудничества — переработка отходов. Для этого мы создали платформу Germantech, которая представляет немецкие компании из сферы «зеленых» технологий, их опыт и экспертизу на российском рынке и помогает им найти партнеров в России. Российские компании получают возможность познакомиться с преимуществами сотрудничества с немецкими компаниями — экспертами в отрасли и установить с ними деловые контакты. 

Как влияют санкции на российско-германское сотрудничество? Что представители деловых кругов Германии думают о санкциях? 

— Разумеется, санкции не помогают нашему сотрудничеству. Компании в ходе нашего ежегодного опроса по деловому климату назвали их одной из самых больших помех для немецкого бизнеса в России. Немецкий бизнес в России решительно отвергает санкции. Так, 33 процента респондентов выступили за незамедлительную отмену, а 60 процентов — за постепенное сворачивание антироссийских санкций. Но есть позитивный момент: семейные предприятия, а также предприятия малого и среднего бизнеса, работающие в России на протяжении десятилетий, страдают от санкций меньше, чем крупные концерны, и не зависят от фондовых рынков. Это значительно снижает вред от санкций для немецкого бизнеса в России. 

Как вы в целом оцениваете политическое взаимодействие Германии и России в последнее время, как оно влияет на экономическое сотрудничество стран? 

— Недавний визит Ангелы Меркель в Москву, в ходе которого она похвалила наш совместный с посольством Германии проект «1000 практикантов», вселяет надежду на то, что, несмотря на все политические неурядицы, Германия и Россия и впредь продолжат свое сотрудничество. Я бы охарактеризовал отношения между нашими странами как сложные, но не катастрофические. Ведь отношения между Россией и Германией состоят не только из политических, но и из экономических и культурных связей, а также партнерства городов и молодежных и спортивных обменов. В этом отношении связи России с Германией крепче, чем с любой другой западной страной. В то же время я думаю, что антагонизм, существующий между Россией и ЕС с Германией, затрагивает не только политическую верхушку, но и более глубокий уровень. Эти глубинные разногласия останутся и впредь независимо от того, кто будет на вершине политической пирамиды — Владимир Путин в России или Ангела Меркель в Германии. 

Какие еще препятствия помимо санкций существуют в области экономического сотрудничества Германии и России? Что можно сделать, чтобы эти препятствия преодолеть? 

— Несмотря на все трудности, возникшие в том числе из-за пандемии, немецкий бизнес сейчас чувствует себя в России хорошо. Но если говорить о конкретных препятствиях, то, согласно нашему ежегодному опросу по деловому климату, большинство немецких предприятий считают валютный курс, санкции со стороны ЕС и ответные санкции, а также конъюнктуру и бюрократические препоны самыми серьезными проблемами. Не меньшие трудности им доставляют и нехватка квалифицированной рабочей силы, коронавирусные ограничения, а также высокие требования по локализации. Согласно другому опросу, 80 процентов немецких компаний в России пострадали от перебоев с поставками и нехватки сырья. В числе причин нехватки сырья компании чаще всего называют перебои в производстве у поставщиков, увеличившийся спрос и недостаток производственных мощностей, а также транспортные проблемы.

Источник - https://expert.ru/expert/2021/43/nashi-otnosheniya-ne-katastroficheskiye/

***

Техника будущего для растущей мобильности 

Один из ведущих мировых производителей транспортного оборудования германская компания Knorr-Bremse выпускает свою технику в России с 2015 года. При этом за последние пять лет продажи компании на российском рынке значительно выросли, рассказал в интервью «Эксперту» Леонид Овчинников, генеральный директор ООО «КБ 1520», подразделения Knorr-Bremse в РФ. 

журнал «Эксперт»: — Каковы текущие результаты работы Knorr-Bremse в России и планы компании на ближайшее будущее? 

Леонид Овчинников: — Knorr-Bremse присутствует в России с 2005 года, в 2015-м мы запустили собственное производство в Санкт-Петербурге и совсем недавно, в 2020 году, переехали на новую производственную площадку. Нам удалось значительно увеличить объемы выпуска продукции за счет ввода в эксплуатацию нового машинного парка, что было необходимо для удовлетворения растущих потребностей российского рынка. Динамику развития наглядно иллюстрирует тот факт, что только за 2021 год штат российского завода вырос на 30 процентов, и мы продолжаем набирать персонал. 

Это довольно неожиданные показатели на фоне не самой благоприятной конъюнктуры. 

— Основной акционер компании Хайнц Херманн Тиле всегда считал Россию очень важным рынком с большим потенциалом, поэтому стратегия Knorr-Bremse исходит из данного оптимистического сценария, и это оправдывается. Число наших клиентов включает такие компании, как ФПК, Трансмашхолдинг, «Уральские локомотивы», «Сименс Мобильность» и другие. В стране активно развивается рельсовый транспорт, строится метро, меняются подходы к внутригородским перевозкам. Трудно не согласиться, что без метро и трамвайных сетей мы обречены на то, чтобы стоять в пробках. Компания Knorr-Bremse рада помочь этой трансформации, так как наша сильная сторона — предложение комплексных решений. Помимо тормозного оборудования наша экспертиза охватывает автоматические двери, кондиционирование и другие решения. Мы производим в России преимущественно тормозное оборудование, а в будущем планируем выпускать максимально возможный спектр продукции. 

Что можно сказать о локализации вашей продукции в России? 

— Мы активно ищем российских поставщиков, которые могли бы снабжать нас различными компонентами для производства оборудования. Нас интересуют чугунное литье, кованые и мехобработанные детали, пружины, крепежные изделия, коннекторы. 

Насколько успешно продвигается эта работа? 

— Не скажу, что она простая: у Knorr-Bremse жесткие требования к комплектующим, и мы взаимодействуем с имеющимися и потенциальными российскими поставщиками, чтобы адаптировать их культуру производства к нашим стандартам. Есть интерес, есть предложения, а главное, есть прогресс. 

В чем преимущества локализации вашей продукции в России? 

— Здесь есть несколько важных аспектов: для нас приобретение компонентов у российских производителей снижает риски валютных колебаний: чем меньше импортируешь, тем меньше зависишь от курсов валют. Для покупателей минимизация этих рисков тоже играет ключевую роль: оборудование, выпущенное в России, не нуждается в дорогом валютном хеджировании. Для нас также важно, что мы вносим свой вклад в развитие российской промышленности и таким образом укрепляем национальную экономику. Мы уверены в том, что эта работа даст отдачу в виде более высокого спроса на современные решения в области перевозок, а значит, и на нашу продукцию. Ну и в целом через локализацию продукции в России мы становимся ближе к клиенту. 

Нет ли у ваших партнеров опасения, что выпущенное в России оборудование будет отличаться от импортного? 

— Таких опасений нет, да им и неоткуда взяться. Для Knorr-Bremse качество является наивысшим приоритетом. И это тоже часть философии, заложенной господином Тиле. По-другому вряд ли может быть. В перевозках на первое место выходит не скорость и комфорт, а безопасность. А ее уровень, в свою очередь, зависит от того, как работают все компоненты оборудования. Если вы посетите, скажем, завод компании в Будапеште, то не найдете каких-либо отличий от российского. Те же процессы, те же технологии, тот же уровень автоматизации и компьютеризации производства. Тот же уровень сопровождения: мы осуществляем гарантийное обслуживание круглосуточно семь дней в неделю. На мой взгляд, следующим этапом развития клиентских отношений станут контракты жизненного цикла (КЖЦ). В России мы уже перешли на подобный вид отношений с некоторыми клиентами, и я уверен, что такая практика получит дальнейшее распространение. КЖЦ дает заказчику прозрачное понимание затрат не только на этапе покупки и поставки оборудования, но и на всем протяжении его работы, а это может быть и тридцать, и сорок, и пятьдесят лет. В течение этого срока мы берем на себя обязательства обслуживать нашу продукцию и поддерживать ее в отличном рабочем состоянии. Наш опыт в плановом и капитальном ремонте говорит о том, что обслуживать и чинить мы умеем так, что далее оборудование функционирует как новое. Меньше поломок — вот что дает КЖЦ для конечного пользователя, пассажира. 

Звучит по-немецки практично… 

— Техника будущего призвана обеспечить растущую мобильность людей. Наши приоритеты — бесперебойная работа оборудования, безопасность и качество продукции, которое мы всегда держим на самом высоком уровне.

Источник - https://expert.ru/expert/2021/43/tekhnika-buduschego-dlya-rastuschey-mobilnosti/

***

Цифровизация и декарбонизация 

Российско-германское экономическое сотрудничество восстанавливается после пандемийного провала прошлого года: немецкие компании наращивают инвестиции, уделяя особое внимание направлениям, связанным с «зелеными» технологиями, в частности в области водородной энергетики. 

Объем германских инвестиций в российскую экономику, в том числе в сферу фармацевтики, в первом полугодии 2021 года достиг 1,3 млрд евро. Пандемия, локдауны, политические неурядицы сильно ударили в ушедшем году по экономическому сотрудничеству России и Германии, которая остается вторым по значимости экономическим партнером РФ после Китая. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ, в 2020 году оборот торговли между РФ и ФРГ упал на 21% по сравнению с 2019 годом, до 41,9 млрд долларов, почти достигнув самой низкой отметки за последние десятилетие: в предыдущий раз столь же значимое сокращение экономического сотрудничества случилось в 2016 году, когда товарооборот достигал дна последних двух десятков лет — 40,2 млрд долларов. 

Однако в текущем году показатели российско-германского делового взаимодействия активно отыгрывают падение: по данным ФТС, по итогам первого полугодия товарооборот России и Германии составил 26,6 млрд долларов, увеличившись на 33,9% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го. При этом сальдо торгового баланса между странами восстанавливается после прошлогоднего перекоса в сторону России: экспорт из нашей страны в Германию в первом полугодии увеличился на 46,5% (до 12,7 млрд долларов), в то время как импорт из Германии вырос меньше — на 23,4% (12,8 млрд долларов). Таким образом, торговый баланс между странами сейчас смещен в сторону Германии на 2%, или на 138 млн долларов. 

Рост экспортных показателей во многом связан с восстановлением цен на энергоносители, которые продолжают играть основную роль в российских поставках в ФРГ, занимая в них 77,4%. К другим значимым экспортным российским товарам относятся металлы (6,9% поставок), драгоценные металлы (5,1%), древесина (2,4%), продукция химической промышленности (2,4%), машины, оборудование, транспортные средства (2,3%), продовольственные товары (1,2%). Что касается структуры германских поставок в Россию, то здесь, согласно статистике ФТС, продолжают доминировать высокотехнологичные товары: машины, оборудование и транспортные средства (50,5% всех поставок), продукция химической промышленности (27,2%), металлы и изделия из них (6%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (5,4%), а также древесина и целлюлозно-бумажные изделия (2%). 

Восстановление инвестиционных потоков

Восстанавливается и деловая активность немецкого бизнеса в России. По данным Бундесбанка, объем чистых прямых германских инвестиций в Россию в первом полугодии 2021 года достиг почти 1,3 млрд евро. Это пока меньше, чем в допандемийный период: в 2018 году немецкие компании инвестировали 3,8 млрд евро, в 2019-м — 2,6 млрд. Однако инвестиционные показатели текущего года выглядят гораздо лучше прошлогодних: в 2020 году объемы финансовых вложений и вовсе продемонстрировали отрицательный результат — по оценкам, отток германского капитала из России составил 370 млн евро. 

По данным Российско-германской внешнеторговой палаты (ВТП) всего в России в настоящее время присутствует 3971 компания с немецким капиталом, это несколько меньше, чем ранее (в 2011 году, например, в России насчитывалось пять с лишним тысяч немецкий компаний). В отличие от прошлого года в 2021-м представители германского бизнеса указывают на благоприятные изменения в российском инвестиционном климате: согласно недавнему опросу Германской ВТП, 95% немецких компаний оценивают инвестиционный климат в России как очень хороший, хороший или удовлетворительный. При этом каждая вторая немецкая компания в России планирует в ближайшие 12 месяцев увеличить свои инвестиции в страну. Из опрошенных компаний только 10% опасаются ухудшения или даже сильного ухудшения положения дел, 53% ожидают, что значение России возрастет или сильно возрастет, 38% предполагают, что оно останется неизменным. 

«На данный момент немецкие компании в России настроены оптимистично: большинство ожидает улучшения экономической ситуации в стране в ближайшем будущем, — констатирует Маттиас Шепп, председатель правления Российско-германской ВТП. — В частности, мы, со своей стороны, надеемся на скорейшее снятие ограничений авиаперелетов между Германией и Россией, а также на отмену четырнадцатидневного карантина для приезжающих с рабочей целью технических и высококвалифицированных специалистов. Это также важно для проведения немецких ярмарок и выставок в России, которые помогают налаживать полезные контакты. И конечно, нам очень важно взаимное признание вакцин, это значительно облегчило бы жизнь немецким и российским бизнесменам». 

«Немецкие компании и немецкие бренды давно и активно взаимодействуют с Россией, — соглашается Антон Скловец, аналитик инвестиционной компании “Фридом Финанс”. — Безусловно, пандемия COVID-19 повлияла на всех, но это не смогло разрушить созданные экономические связи. Самые актуальные темы, которые беспокоят немецкий бизнес в России, — это нестабильный валютный курс и санкционные вопросы с обеих сторон. Несмотря на все эти проблемы, мы все равно продолжаем наблюдать активные немецкие инвестиции в экономику». 

Титан, медицина, комбайны

Российско-германское экономическое сотрудничество развивается в самых различных отраслях. В энергетической сфере, безусловно, значимым событием текущего года стало завершение в сентябре строительства газопровода «Северный поток — 2», по которому уже в этом году, по данным «Газпрома», может быть поставлено 5,6 млрд кубометров газа. 

В атомной энергетике громкой новостью можно назвать создание в начале сентября совместного предприятия ТВЭЛ (топливная компания «Росатома») и немецкой Hermith GmbH — эта компания со штаб-квартирой в Мюнхене является крупным разработчиком и производителем изделий из титановых сплавов, поставляет титановую продукцию на рынки Европы, США и Канады для нужд аэрокосмической промышленности, а также для автомобилестроения и медицины. По сообщению сторон, новое СП, которое будет называться Hermith Aerospace, займется производством труб и трубных сборок для гидравлических систем летательных аппаратов, а также титановой проволоки, которая будет не только использоваться внутри России, но и поставляться на экспорт. Представители ТВЭЛ указывают, что титановая продукция — один из ключевых драйверов развития металлургического бизнеса компании: по итогам 2020 года ее выручка от реализации титана выросла более чем на 30%, освоен ряд новых продуктов по российским и зарубежным стандартам. При этом создатели нового совместного предприятия подчеркивают, что значимая часть его продукции будет ориентирована на экспорт — в частности, потенциальными покупателями являются крупнейшие авиастроительные компании Европы и Северной Америки, такие как Airbus, Embraer и Bombardier. 

В сфере сельскохозяйственного оборудования о масштабной модернизации и расширении своего производства в Краснодаре в текущем году объявила германская компания Claas. В частности, речь идет о развитии выпуска зерноуборочных комбайнов (модель Tucano), на что предполагается направить 950 млн рублей инвестиций. В результате этих работ германская компания рассчитывает увеличить свои производственные мощности до выпуска более 2500 комбайнов в год. Представители компании подчеркивают, что развитие производства в России связано с активным ростом спроса на агротехнику у нас в стране: в этом году краснодарский завод Claas вышел на исторический максимум по отгрузке зерноуборочных комбайнов — с начала года предприятие отправило российским заказчикам в 2,4 раза больше машин, чем в 2021-м. 

Активно развивается деятельность немецких компаний в России и в области фармацевтики. Так, B. Braun Melsungen AG недавно объявила, что в 2022 году начнет строительство предприятия по выпуску медицинских изделий в Твери. Инвестиции в проект составят три миллиарда рублей, на эти средства будет построен производственно-логистический комплекс с поэтапным вводом производства медицинских изделий (шовных материалов, ортопедических имплантов, средств дезинфекции). В 2008 году B. Braun Melsungen AG уже приобрела в Твери завод по производству медицинских препаратов (инфузионных растворов) «Гематек», в 2012-м запустила на нем новую производственную линию, после чего мощность предприятия выросла до 38 млн флаконов медицинских препаратов в год. 

В химической отрасли концерн Henkel объявил о дополнительных инвестициях в Россию — компания планирует вложить около пяти миллионов евро в расширение производства своего российского предприятия в Тосно (Ленинградская область). Средства направят на установку второй линии по выпуску клеев (используются, в частности, для изготовления мебели), это позволит увеличить общую годовую мощность завода Henkel в России более чем до 25 тыс. тонн в год. Компания также планирует установить на своем российском предприятии новое оборудование для экологичной упаковки. Представители Henkel говорят, что приняли решение увеличить выпуск своей продукции в России из-за роста спроса со стороны мебельных производств, а также в связи с активизацией потребления этой продукции в странах Восточной Европы, куда клеи поставляются с российского завода. Впрочем, за последний год наблюдались и примеры сворачивания деятельности немецких компаний в России.  

Например, крупная немецкая группа их отрасли пищевой промышленности Tönnies объявила о продажи своего бизнеса в России. Принадлежащая ей компания «АПК Дон», которая является одним из крупнейших на Кубани производителей свиней, будет продана за 22 млрд рублей другому иностранному игроку — таиландской CP Foods, которая присутствует в России с 2006 года и специализируется на производстве комбикормов, свинины, мяса птицы. Стоит отметить, что уход Tönnies с российского рынка связан не с падением спроса на сельскохозяйственную продукцию, а с изменением стратегии компании, которой не хватало своих производственных мощностей в России. Вместо того чтобы осуществлять масштабные инвестиции в переработку мяса, Tönnies решила уступить свои активу конкуренту и сконцентрироваться на развитии в других странах (см. «Таиландцы консолидируют российскую свинину», «Эксперт» № 37 за 2021 год). 

Будущее в зеленом цвете

Представители германского бизнеса говорят о надежде развиваться в России в разных направлениях, особо перспективными из них называются такие отрасли, как информационные технологии, машиностроение, здравоохранение, сельское хозяйство. «В России традиционно сильно влияние немецких автопроизводителей, производителей бытовой химии, продуктов питания, лекарств, одежды, то есть в России очень популярны немецкие товары широкого потребления, — отмечает Антон Скловец из “Фридом Финанс”. — Основной показатель для покупателей — традиционно высокое качество немецких товаров, что позволяет долго удерживать рынок. Соответственно именно в рамках данных отраслей открываются предприятия на территории России. Есть более специфичные товары, которые появляются в России только посредством экспорта. Это сложное медицинское оборудование, станки, высокоточное оборудование, производящееся исключительно в самой Германии. Немецкие компании желают не просто работать, но и масштабировать свой бизнес в России. На наш взгляд, основная проблема, с которой сталкивается немецкий бизнес, — это бюрократические процессы, отсутствие адресной поддержки малого бизнеса и слабая конъюнктура. Можно создать новый вектор развития, уделив внимание решению данных вопросов, а значимость России для западных партнеров будет неуклонно расти». 

В сфере энергетики немецкие компании видят большой потенциал в развитии сотрудничества в области возобновляемых источников энергии, особенно на фоне растущего подъема внимания к «зеленым» технологиям. В частности, немецкий бизнес предлагает России развивать сотрудничество в области экспорта в Германию из России «зеленого» водорода. Германские предприниматели указывают, что, с одной стороны, у России есть значимые водные ресурсы, а с другой — в стране имеются большие мощности атомной энергетики, а также потенциал для развития возобновляемых источников энергии, в результате чего производство, транспортировка и хранение водорода открывают большой потенциал. 

Для реализации водородных проектов недавно при Германской ВТП была создана специальная инициативная группа, которая, как сообщается, ведет переговоры с ключевыми игроками формирующегося российского водородного рынка — компаниями «Росатом», «Роснано», «Газпром», «НоваТЭК», Центр компетенции НТИ «Новые и мобильные источники энергии», «H2 Чистая энергетика». Немецкие бизнесмены заявляют, что они прорабатывают возможности реализации пилотных проектов и уже имеют ряд потенциальных немецких партнеров. «Российско-германское сотрудничество в области водорода может послужить диверсификации энергетического экспорта и стать новой моделью климатического сотрудничества с ЕС, — говорится в официальном заявлении Германской ВТП. — На всей цепочке создания стоимости водорода (производство, транспортировка, хранение, применение) существует большой потенциал для обмена технологиями между Россией и Германией. Открытый обмен технологиями может стать фундаментом для налаживания безуглеродного производства водорода (“зеленого”, “голубого” и “бирюзового”) и впоследствии для быстрого и экономически обоснованного развития водородного рынка в обеих странах». 

Правда, пока представители германского бизнеса отмечают, что существенным препятствием для развития возобновляемой энергетики в России является незначительный объем внутреннего рынка, а также недостаточное число программ государственной поддержки. В частности, по мнению германских предпринимателей, в России необходимо внедрить национальную систему торговли квотами на выбросы, а впоследствии интегрировать ее в систему торговли квотами ЕС. Это позволит, с одной стороны, сократить трансграничный углеродный налог за счет возможности зачета платежей за выбросы парниковых газов на территории РФ. С другой стороны, национальный рынок углеродных единиц в России может стать одним из крупнейших источников финансирования проектов, нацеленных на снижение объема выбросов парниковых газов. 

Немецкие бизнесмены считают, что первый хаб по экспорту «зеленого» водорода из России может быть построен в Мурманской области. Ранее «Роснано» представила пилотный проект по выпуску «зеленого» водорода на базе ветроэлектростанции в Мурманской области, где предполагается выпускать 12 тыс. тонн водорода в год и экспортировать его в ЕС. Инвестиции в этот проект оцениваются в 320 млн долларов, однако пока, по мнению аналитиков, конечная стоимость водорода может оказаться слишком высокой для покупателей, к тому же до конца не проработан вопрос относительно способов доставки его клиентам в Европе. 

«Мы наблюдаем все возрастающее значение двух глобальных трендов: цифровизация и декарбонизация, — комментирует Штеффен Хоффманн, президент германской группы Bosch в России. — Компании, которые могут внести свой вклад в эти процессы, имеют достаточно хорошие позиции на рынке — в частности, наша компания предлагает для них продукты и готовые решения. Улучшение политических отношений между Россией и Евросоюзом может позитивно повлиять на бизнес-климат и готовность немецких компаний инвестировать в Россию. Мы, конечно, очень этого желаем. Правительство также может внести свой вклад в трансформацию энергетического сектора. Это может стать хорошим стимулом для немецких компаний, под такой трансформацией мы понимаем уход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии. Все действия правительства, содействующие развитию этого направления, будут иметь большое значение для работающих в этой сфере как российских, так и германских компаний». 

«В целом мы видим продолжение позитивных трендов развития сотрудничества между германскими и российскими компаниями. Большинство немецких производителей заинтересованы в развитии бизнеса в России, — продолжает Хуберт Берндт, региональный менеджер по развитию компании Wolf GmbH (производит климатические и отопительные системы). — Одни из ключевых и наиболее динамично развивающихся отраслей — это, конечно машиностроение и высокие технологии. Немецкий опыт и разработки активно используются в энергетике, железнодорожном транспорте, строительстве. Среди других перспективных направлений стоит отметить космические технологии и программу по водороду — его производству и использованию в энергетической, транспортной и других отраслях. Безусловно, санкции накладывают свои ограничения. Любой компании, которая реализует свою продукцию в России, требуется соблюдать ограничения, проходить сертификацию. Накладываются также ограничения на участие в государственных программах, что не дает в полной мере реализовать потенциал сотрудничества российского и немецкого бизнеса, однако мы видим в России и в российском рынке большой потенциал, а повышение количества зарегистрированных в РФ немецких производителей говорит о том, что исхода немецких компаний из России ждать в ближайшем будущем не стоит».

Источник - https://expert.ru/expert/2021/43/tsifrovizatsiya-i-dekarbonizatsiya/

***

Измерить и минимизировать углеродный след 

Российские компании проявляют особое внимание к услугам, которые позволяют минимизировать риски, связанные с устойчивым развитием. Об экспертизе немецких и австрийских компаний в этой области рассказывает управляющий партнер компании msg Plaut в России Вольфганг Кёстлер. 

журнал «Эксперт»: — Австрийско-немецкая ИТ-компания msg Plaut входит в состав независимой, международной группы компаний msg group, в которой трудится свыше 8500 человек по всему миру. msg Plaut работает в России с 2010 года. Как вы оцениваете положение компании на российском рынке? Как сказываются на вашей деятельности новые условия, вызванные пандемией? 

Вольфганг Кёстлер: — COVID с нами почти два года, он вызвал множество ограничений и изменений в работе. Но несмотря на пандемию, запросы от наших клиентов никогда не прекращались. Сейчас наша деятельность возвращается в нормальное русло: растет спрос и число проектов на рынке, возникают трудности с поиском персонала, мы сотрудничаем с университетами и запускаем образовательные программы для тех, кто уже закончил обучение, и, конечно, осваиваем новые направления на рынке, например совершенствование правил маркировки товаров в отношении новых продуктов, а также устойчивое развитие. 

Почему именно сейчас компаниям важно уделять внимание вопросам устойчивого развития? 

— Если этого не делать, для компании возникают существенные риски. Например, это рыночные риски сокращения продаж: многие рынки меняются с акцентом на устойчивое развитие и противодействие изменению климата, и эффективность устойчивого развития все больше становится конкурентным преимуществом. Есть и нормативные риски: возникает все больше законодательных норм, относящихся к охране окружающей среды, здоровья и безопасности жизнедеятельности (EHS) — это, например, налоги на выбросы углерода, затраты на углеродные кредиты. Не стоит забывать, что устойчивые финансы уже стали серьезным фактором, влияющим на инвестиционные решения и доступ к капиталу. ESG-оценки сильно влияют на включение облигаций и акций компании в инвестиционные решения, портфели, индексы, на стоимость финансирования. Наконец, стоит упомянуть репутационные риски: потребители внимательно следят за действиями компании и быстро распространяют мнения через интернет, низкие показатели устойчивого развития могут буквально разрушить репутацию компании. Кроме того, репутация в плане устойчивого развития влияет на способность привлекать и удерживать таланты. 

— Как экспертиза немецких компаний поможет нивелировать упомянутые риски, что предлагает в связи с этим msg Plaut своим клиентам? 

— Компаний, имеющих собственную большую команду экспертов по устойчивому развитию и специалистов по интеграции, не так много. Мы разработали портфель решений в области устойчивого развития на основе аналитического инструмента SAP PaPM (Profitability & Performance Management) — решения, которое поддерживает выполнение комплексных расчетов и моделирования. Благодаря отсутствию заданной модели данных оно обладает высокой гибкостью и обеспечивает быстрый анализ прибыльности и затрат при минимальном участии ИТ-специалистов. Решение легко интегрирует данные из разрозненных исходных систем, в результате бизнес-пользователи получают возможность анализировать большие объемы данных и применять сложные расчетные модели, получая полноценное сценарное моделирование своей деятельности. SAP PaPM, например, включает в себя такие модули, как «Бизнес и финансовое моделирование», «Рентабельность и управление затратами», «Гибкое моделирование планов и прогнозов», «Расчет стоимости привлечения ресурсов для банков», «Прогноз продуктов и цен», и здесь также есть раздел «Управление углеродным следом» — оценка жизненного цикла с целью определения воздействия продуктов и услуг на окружающую среду. 

— Как работает модуль «Управление углеродным следом» в вашем решении? 

— Эта составляющая нашего решения состоит из трех ключевых компонентов: во-первых, она позволяют получить достоверную базовую информацию по корпоративной устойчивости компании, когда подвергаются анализу все данные по EHS (углерод, воздух, отходы), данные о поездках (углерод, воздух), данные о сотрудниках (системы управления персоналом) и экономические данные (планирование ресурсов предприятия). Во-вторых, решение помогает в управлении устойчивостью цепочки формирования стоимости — это, например, производство, товары широкого потребления, энергетика, геологоразведка, государственный сектор, услуги, технологии. И в-третьих, наш продукт направлен на обеспечение устойчивости инвестиций и финансирования как дополнение для многих секторов и как основа для финансовых услуг, эмитентов облигаций, инвесторов. Таким образом, наше решение позволит нашим клиентам легко измерять углеродный след своей компании, поставщиков и клиентов вплоть до уровня продуктов и услуг, управлять им и минимизировать его.

Источник - https://expert.ru/expert/2021/43/izmerit-i-minimizirovat-uglerodniy-sled/

***

«Если немецкие и российские инженеры работают вместе, то получается хороший результат»

Один из крупнейших в мире производителей насосного оборудования немецкая компания Wilo не только локализует в России выпуск своей продукции, но и делает ставку на развитие инженерных компетенций, создавая для российского рынка современное энергоэффективное насосное оборудование для систем отопления, водоснабжения, водоотведения, вентиляции, кондиционирования, пожаротушения, в том числе инженерное оборудование для объектов различного назначения.

Об этом в интервью «Эксперту» рассказали Йенс Даллендоерфер, старший вице-президент региона продаж «Развивающиеся рынки», и Николай Самойлов, вице-президент группы Wilo региона продаж Евразия, генеральный директор ООО «Вило Рус». 

журнал «Эксперт»: — Компания Wilo выпускает насосы с 1872 года и является одним из ведущих мировых производителей оборудования для бытового применения, для коммунальной сферы, зданий, сооружений, промышленности и водного хозяйства. Какое значение имеет российский рынок для компании? 

Йенс Даллендёрфер: - Российский рынок очень важен для нашей компании, в общемировой деятельности группы Wilo он занимает третье место, уступая лишь Германии и Китаю и обгоняя, например, такие страны, как Франция, Индия, Южная Корея, США, Латинская Америка. В подмосковном Ногинске расположен наш производственно-складской комплекс площадью 15 тысяч квадратных метров, на котором мы осуществляем производство, сборку, тестирование, сервисное обслуживание, а также разработку насосных систем. Ежегодно на нашем заводе мы выпускаем насосных изделий порядка 40 процентов от общего объема продаж «Вило Рус». В России компания широко представлена в регионах. На сегодняшний день у нас 30 филиалов, 13 региональных складов и более 130 авторизованных сервисных партнеров, благодаря этому мы имеем возможность не только поставлять насосное оборудование нашим клиентам, но и осуществлять сервисную поддержку. 

Вы являетесь одной из первых компанией вообще и единственной иностранной компанией в своей отрасли, которая заключила в России специнвестконтракт (СПИК). С чем связано это решение? 

Й. Д.: - Особенность российского рынка насосного оборудования в том, что он сильно диверсифицирован, здесь есть значимые ниши для промышленных предприятий, для объектов инфраструктуры, для жилых и коммерческих зданий. Российский завод мы открыли в 2016 году, чтобы быть ближе к российскому клиенту и максимально гибко реагировать на его запросы и потребности. Допустим, в жилом строительстве в России сейчас увеличивается высотность, в отличие от Европы, где доминирует малоэтажное строительство. Соответственно, для высотных домов нужны другие насосы, другие системы. В сфере промышленности в России тоже есть крупные проекты, например в нефтехимии, в Европе таких проектов не так уж и много. Существуют в России и свои нормативные акты, специфические требования к характеристикам, например по пожарным системам. Все это приводит к тому, что мы предоставляем не только оборудование, но и решения, которые соответствуют локальным стандартам.

Наше российское предприятие уникально, здесь находится стенд для проведения испытаний насосов различного типа: консольные, погружные, полупогружные, насосы двустороннего входа. Имеется возможность удаленного наблюдения за процессом испытаний, которым активно пользуются заказчики. Можно сказать, что наше российское предприятие является как бы инкубатором новых идей. Наш инженерный отдел также сотрудничает с инженерным отделом в Германии и коллегами из ряда других стран, благодаря этому мы пробуем и тестируем новые решения, которые в дальнейшем можем предложить нашим клиентам и другим странам. И я хочу сказать, что если немецкие и российские инженеры работают вместе, то получается хороший результат. 

Каковы объемы инвестиций в ваш российский завод? Заключенный вами специнвестконтракт подразумевает высокую степень локализации, насколько успешно вам удается перейти на использование продукции российских поставщиков? 

Николай Самойлов: - По договоренности с Минпромторгом РФ заявленный объем инвестиций в российское предприятие у нас составляет 10 миллионов евро. Согласно подписанному нами СПИКу, степень локализации нашей продукции в России довольно высока, она составляет от 75 до 85 процентов для разных насосных групп. Не могу сказать, что поиск российских поставщиков, которые могут обеспечить нас высоким качеством продукции, идет легко, но мы развиваемся в этом направлении. Мы находим подающих надежды поставщиков, консультируем их, помогаем в развитии. Иногда даже общаемся с поставщиками наших поставщиков, чтобы обеспечить качество и подсказать важные технологические моменты. Мы видим, что многие российские предприятия реально хотят развиваться, повышать качество и технологичность своей продукции, и мы видим прогресс в этой области. Например, нам сложно найти компоненты, связанные с электроникой, но мы хорошо продвинулись в поиске деталей, связанных с литейным производством, у нас есть несколько партнерских российских металлургических производств, которые развивают с нами сотрудничество. Мы также сотрудничаем с представителями глобальных компаний, которые имеют свое производство в России.

Каковы конкурентные преимущества продукции компании Wilo? 

Н. С.: - Отличительная черта выпускаемого оборудования — высокое качество изготовления по немецким стандартам, гарантируемое специальной системой контроля, внедренной на всех предприятиях промышленной группы. Ключевое отличие нашего оборудования — высокоэффективные и энергосберегающие решения, в том числе на индивидуальной основе. Тема энергоэффективности развивается в Европе давно, там принято много нормативных актов, стимулирующих внедрять оборудование, которое экономит природные ресурсы. В России эта область законодательства пока только начинает развиваться. В промышленности теме экономии электроэнергии уделяется много внимания, так как насосы там большие и затраты на электричество значимые. Например, у нас были проекты, когда на крупных объектах мы заменяли старые, работающие еще с советских времен насосы, и они позволяли предприятию сэкономить до 55 процентов затрат на электроэнергию, что стало ощутимой выгодой. Но в частных домовладениях тема энергоэффективных насосов не настолько развита, как на Западе, само по себе потребление электричества насосами здесь не такое ощутимое и экономия не так актуальна.

— За счет чего оборудование Wilo отличается более высокой энергоэффективностью? Когда энергосберегающее оборудование будет в России востребовано шире?

Н. С.: - Мы используем преобразователи частоты, которые позволяют регулировать параметры насоса. Получается, что насос все время работает не в одном режиме, а подстраивается под требования системы. Мы также используем свои ноу-хау в проектировании изделия, в применении особых материалов, покрытий, которые позволяют добиться максимальной энергоэффективности. Мы рассчитываем, что с учетом развития «зеленой» темы экологические характеристики, в том числе насосного оборудования, будут в России все больше востребованы. В последнее время мы ощущаем рост интереса к энергосберегающей технике со стороны частных российских потребителей. Мы убеждены, что в ближайшее время этот тренд будет нарастать, как это, например, было с лампами освещения, когда в итоге все отказались от старых ламп накаливания. Люди также понимают, что помимо экономии природных ресурсов с новым оборудованием они получат более высокую надежность, удобство и комфорт пользования, когда насосом можно управлять через смартфон и всегда понимать, как он работает, когда нуждается в обслуживании и так далее.

— Какие технологические тренды вы видите на мировом рынке насосного оборудования, куда движется индустрия их производства?

Н. С.: - Самый заметный тренд заключается в том, что современный насос становится все «умнее». Он оснащается все большим числом датчиков и должен уметь работать в связке со всей системой водоснабжения, скажем, реагируя на какую-то ошибку. Наши насосы могут обеспечивать подачу воды в доме, чтобы она текла равномерно, без всяких скачков, чтобы в кране не было ни излишнего напора, ни, наоборот, слишком слабой струи воды. Или, например, у некоторых наших моделей есть функция определения промерзания: если насос начал промерзать, он начинает выдавать индикацию об этом. В последнее время мы предлагаем насосы с продвинутой системой управления. Недавно мы освоили выпуск системы шкафов управления, это большой шаг вперед, наши программисты пишут программы для оптимизации работы насосных систем. У нас есть насосы для грязной воды, есть оборудование с системой самоочистки. Словом, мы не стоим на месте, оперативно реагируем на запросы и проблемы российских клиентов.

— Что можно сказать о ваших ближайших планах развития в России?

Й. Д.: - Сейчас мы все сильнее фокусируемся на сегменте насосов для промышленности, здесь требуется другой масштаб оборудования. В связи с этим мы планируем развивать наши производственные мощности в России, до конца года в этом отношении должно быть принято окончательное решение. Любое предприятие потребляет большое количество воды, будь то производитель удобрений, нефтепродуктов, производитель металла или золота. Мы видим, что в России многие отрасли развивают амбициозные промышленные проекты: нефтехимические компании и металлургические компании строят значимые объекты, все больше заказов у добывающих компаний. Всем требуются надежные, эффективные и экономичные насосы, которые мы можем предложить российским клиентам.

Источник - https://expert.ru/2021/10/18/yesli-nemetskiye-i-rossiyskiye-inzhenery-rabotayut-vmeste-to-poluchayetsya-khoroshiy-rezultat/


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Грамматчиков

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.11.2021. Просмотров: 36

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta